Уход федеральной власти от ответственности за образование.



 

Сегодня конституционно закрепленный социальный принцип общедоступности и бесплатности в нашей стране нарушается уже на уровне дошкольного и школьного образования, во-первых, вследствие отсутствия достаточного количества дошкольных учреждений, во-вторых, вследствие использования при приеме в школу собеседований и тестов разного рода, «спонсорских взносов» и т.п. Нарастают противоречия между «элитарными» (различного рода гимназии) и «обычными» школами. Поступление в первые во многом связано с финансовым и общественным статусом родителей, они становятся малодоступными для ребенка из малообеспеченной семьи, престиж вторых постепенно, но неуклонно снижается. Тем самым школа утрачивает свою конституционную социальную роль, а государство не выполняет свои функции.

 

 Государство не решает главную проблему российского образования – его хроническое недофинансирование и практически двукратное отставание бюджетных расходов по сравнению с развитыми странами. При этом бюджет сравниваемых стран, как правило, на порядок больше российского. Для выживания в этих условиях государственные и муниципальные образовательные учреждения (особенно вузы) расширяют объемы платных услуг, стимулируя коммерциализацию образования. Это отрицательно сказывается на качестве преподавания, отношению к учебе самих обучаемых. Возрастает взяткоемкость, структурируется процесс предоставления «теневых» услуг, разлагая всех его участников и систему образования в целом.

 

Федеральная власть допустила грубые ошибки, отменив государственные гарантии приоритетности образования (выделение не менее 10% национального дохода), сняв с себя ответственность за школу, дошкольное и дополнительное образование детей и подростков. Превращая образование в сферу услуг и коммерции, отменены федеральные нормативы в области оплаты труда, большинство видов льгот и социальной помощи, гарантий и компенсаций, как учащимся, так и преподавателям, дополнительное финансирование на обучение детей с ограниченными возможностями, одаренных детей, пособий малообеспеченным семьям и многие другие виды государственного участия в развитии образования. В том же ряду находятся новые схемы его финансирования, проекты федерального закона об образовании и школьного стандарта. Бегство федеральной власти от ответственности за отечественное образование приведет к его дальнейшей деградации, росту социальной напряженности, молодежного экстремизма и другим проблемам. Фактически игнорируя мнение населения страны, принимаются образовательные стратегии до 2020 года, основанные на тех же рыночных иллюзиях.

 

 Принятый в стране троцкистско-глобалистский подход перманентного реформирования сферы образования, воспитания, семьи и детства без анализа и исправления провальных результатов, без честного разговора власти с народом ликвидирует незримый Общественный договор между властью и обществом, усугубляет пропасть между управляющими «верхами» и населением. Уходя из сферы образования, власть нарушает Конституцию РФ и фактически ликвидирует так и не созданное социальное государство, переводя его в «государство платных и коррупционных услуг». Тем самым уничтожаются важные основы российской государственности, подорванные и без того другими реформами и галопирующей инфляцией. Такие «достижения» власти, как вопиющее имущественное расслоение, межрегиональные диспропорции разрывают наше государство на части и стремительно разрушают общество. Власть сильно рискует, выбивая последние социальные опоры, поддерживающие ее собственное существование.

 

 Система профессионального образования в настоящий период сконцентрирована исключительно на подготовке специалистов с высшим образованием, в ущерб всем остальным категориям. Последствия этого перекоса проявляются в несоответствии результатов деятельности этой системы запросам экономики, и как следствие – безработица и непрофильное трудоустройство специалистов с высшим образованием. Сегодня в вузах России обучается более 7 млн. человек. Это значительно (почти трехкратно) превышает численность студентов в вузах РСФСР в 1989/1990уч. году. С учетом того, что в советское время вузы Москвы, Ленинграда, Томска, Новосибирска и других российских вузовских центров готовили много специалистов для бывших республик, этот показатель увеличивается еще более. Сегодня поступление в вузы в значительной степени сориентировано на социальную потребность молодежи в высшем образовании, не учитывает изменяющийся спрос экономики и не соответствует реальному положению вещей. Зачастую полученное образование не ведет к трудоустройству в соответствии с уровнем квалификации и желаниями выпускника, а приводит к перекосам и пресыщению рынка труда молодыми специалистами. И то и другое приводит к озлобленности молодежи, созданию в стране острой конфликтной ситуации, чреватой тяжелыми последствиями.

 

 Но и в царское, и в советское время высшее образование давалось гражданину для удовлетворения потребностей страны в специалистах. Это ключевой момент, который никакой свободный рынок не отрегулирует. Наш великий соотечественник Д.И. Менделеев при зачислении в Главный педагогический институт 19 августа 1850 года подписал обязательство прослужить после его окончания не менее восьми лет «при одном из учебных заведений Министерства народного просвещения по назначению начальства». Удовлетворение потребностей в специалистах обеспечивало планирование их подготовки и распределение. Напротив, 43-я статья действующей Конституции, по сути дела, гласит, что высшее образование на конкурсной основе дается гражданину для удовлетворения потребностей личности. Таким образом, личность, получив образование, оказывается фактически выброшенной на улицу, либо устраивается на работу не в соответствии с академическими успехами, а в зависимости от наличия связей и родственников.

 

 Кому-то подходит подобная свобода, кому-то нужна поддержка государства, и он готов взять на себя ответные обязательства. Если человек учится для удовлетворения потребностей своей личности, то он может учиться за деньги на коммерческом отделении. Люди, получившие образование для удовлетворения собственных потребностей, могут самостоятельно либо при помощи кадровых агентств решать проблемы со своим трудоустройством. Если студент обучается на бюджетной основе, то он должен быть по окончании вуза распределен на работу для удовлетворения потребностей страны в специалисте. Сейчас страну фактически разорвали на части. Нет территориальной мобильности выпускников вузов, не решается проблема удовлетворения потребностей страны в нужных специалистах. Налицо опасность, что подобная регионализация породит замыкание и отчуждение людей друг от друга, создавая дополнительную угрозу целостности нашей страны. В то же время значительно усилились тенденции «академической мобильности молодежи», желающей получить высшее образование за рубежом и продолжить там свою карьеру.

 

 Не рассматриваю подробно проект применения государственных именных финансовых обязательств (ГИФО) для абитуриентов, поступающих в вузы. Эксперименты по их введению проводились в 2001- 2003 годах в нескольких пилотных регионах и были свернуты на самом начальном этапе, получив «двойку». Они показали, что продолжать этот проект нельзя, он приводил к нарастанию социальной напряженности. Комитет Государственной Думы по образованию выступил резко против подобных инноваций. Экспертами было показано, что платежеспособные студенты будут поступать в более обеспеченные учебные заведения, финансовые ресурсы которых будут расти. Произойдет ослабление региональных вузов, технических университетов, относящихся к «трудным» вузам. Сокращение финансирования и инвестиций, низкий уровень абитуриентов резко снизят в них качество обучения. Возникнет мнимое благополучие двух-трех десятков вузов в образовательной пустыне. Будет создана новая бюрократия, призванная обслуживать ваучеры, будут новые злоупотребления, новая отчетность и прочее. Их, как и ЕГЭ, надо будет постоянно улучшать, совершенствовать и т. д. Для всех найдется работа. По своим долговременным результатам «гифоизация», полностью перенося неравенство доходов людей на сферу образования, будет разрушительнее, чем чубайсовская приватизация. Она вытолкнет страну на обочину научно-технического прогресса.

 

 Однако «Васька слушает, да ест». Так и реформаторы из ВШЭ в рамках коррекции «Стратегии 2020» опять предлагают «инновационный» переход к образовательным ваучерам - ГИФО, призывая платить за высшее образование из своего кармана. Тогда каждый выберет нужную траекторию жизни, а рынок все отрегулирует, ведь главное – это деньги и безграничная свобода выбора. Абитуриентов-троечников предложено принимать в вузы только на платной основе, но авторы не уточняют, если они сдадут сессию на «хорошо» и «отлично», переведут их на бюджетную основу или нет? Поскольку проблема ГИФО была рассмотрена во многих работах, предложение по нему сформулировано в виде рекомендации властям: забыть о ГИФО, как о бредовой идее.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 140; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ