Эволюция взглядов на сущность «эстетического».



Реферат на тему : «Біоетичні проблеми сучасного світу в дзеркалі етики та естетики»     студента:Кірпіченко В.В.                    гр.МЕН-16 перевіла: Савош Г.П. м.Дніпро            Зміст 1. Предмет этики. Предмет эстетики. 2. Эволюция взглядов на сущность «эстетического». 3. Понятийно – категориальный апарат. 4. Методология и методы. 5. Специфика этического и эстетического освоения мира. 6.  Место среди других отраслей знаний.    

Предмет этики. Предмет эстетики.

Этика относится к древнейшим наукам, и возникла на рубеже 5-4 вв. до н.э. Слово этика происходит от древнегреческого слова этос – дом, очаг, (во времена Гомера, 7 в. до н. э.), а позднее: нрав, обычай, характер. Этика – это наука о поведении людей, нравах и обычаях в поведении. Явление, которое изучает этика (нравы, обычаи и т.д.), позднее – с 1 в. до н.э. – получило название Мораль. Родоначальник этого слова Гай Юлий Цезарь, он образовал его от латинского слова moss – так же обозначающего дом, очаг, обычай и т.д. В большинство языков мира понятия этика и мораль вошли в первоначальном варианте: этика – наука о морали. Но в некоторых языках есть свои слова, так в русском языке существует слово нравственность.

Этика — философская наука, объектом изучения которой является мораль. Слово «мораль» означает в современном языке примерно то же самое, что и нравственность. Поэтому большинство специалистов не проводят строгого разграничения между моралью и нравственностью и считает эти слова синонимами.

Следует сказать, что и слово «этика» первоначально означало то же, что и «мораль», и «нравственность». До сих пор говорят об этике поведения, этике офицера, о педагогической этике и т. д., имея в виду главным образом моральные нормы и нравственные отношения, которые сложились в той или иной сфере общественной жизни. И все же слово «этика» в настоящее время чаще используется для обозначения науки о морали. Именно в таком смысле мы и будем употреблять эту категорию.

Этика выясняет место морали в системе общественных отношений, анализирует ее природу и внутреннюю структуру, изучает происхождение и историческое развитие нравственности, теоретически обосновывает ту или иную ее систему. Как философская наука этика возникает на том этапе развития человеческого общества, когда происходит отдаление духовно-практической деятельности и материально-практической. Вначале она означала жизненную мудрость, практические знания относительно того, как надо себя вести. Древнейшей этической нормой поведения человека является «золотое правило» нравственности. Его наиболее распространенная формулировка гласит: «(Не) поступай по отношению к другим так, как ты (не) хотел бы, чтобы они поступали по отношению к тебе. «Золотое правило» уже встречается в ранних письменных памятниках многих культур (В учении Конфуция, в древнеиндийском Махабрате, в Библии, в «Одиссее» Гомера и др.) и прочно входит в сознание последующих эпох. В русском языке оно предстает в виде пословицы «Чего в другом не любишь, того и сам не делай».

В особую дисциплину этика была выделена Аристотелем, который ввел и сам термин в название своих работ: «Никомахова этика», «Большая этика», «Эвдемова этика». Он разделил все науки на три большие группы или категории: теоретические (умозрительные), практические и творческие (созидательные). К первым Аристотель отнес философию, математику и физику, ко вторым — этику и политику, а к третьим — искусства, ремесла и прикладные науки. Этика как практическая наука представляет собой учение о нравственности, о привитии человеку деятельно-волевых, душевных качеств, необходимых ему в первую очередь в общественной жизни, а затем и в личной. Она учит (и приучает) практическим правилам поведения и образу жизни отдельного индивида. Нравственность направлена на самого человека, на развитие заложенных в нем способностей, особенно его духовных сил, на совершенствование его жизни, т. е. на достижение человеком высшего блага, на реализацию им смысла своей жизни и ее назначения. Аристотель доказывает, что в сфере деятельности человек сообразует свое поведение и образ жизни с нравственным идеалом, с представлениями о добре и зле, должном иущем и т. д.

Тот содержательный смысл, который вкладывается в нравственный идеал, существенно зависит от миропонимания людей и поэтому различен в тех или иных философских системах. Например, Гераклид учил, что все совершается по логосу. Отсюда, естественно, было и предположение о том, что поведение человека тогда оказывается нравственным, благочестивым, законным, когда оно согласуется с законом, естественной необходимостью.

В дальнейшем происходит углубление и изменение представлений о нравственном идеале человека. Обращается внимание на то, что наряду с естественной необходимостью поведением человека управляют обычаи людей, установления культуры, все то, что составляет иную, вторую, не — вещную природу. Сама эта «вторая природа» предстает как результат выбора и продукт творчества, активности самого человека. Она рукотворна и создана самим человеком. А это означает, что нравственности можно научиться. Индивид, чтобы стать моральным, должен руководствоваться собственными убеждениями, а не полагаться на кого-то (судьбу, оракулов, учителей и т. д.). Нравственность это то, что относится ко «второй природе», к культурному пласту человеческой жизнедеятельности, к тому, что характеризует человека как общественное, а не природное существо.

Моральными качествами человека являются те, которые характеризуют его с точки зрения способности жить в обществе. Они формируются в практическом общении и совместной деятельности людей. К таким качествам Аристотель относил мужество, умеренность, щедрость, великолепие, величавость, честолюбие, правдивость, дружелюбие, любезность, а также справедливость и дружбу. Вырабатывая в себе эти качества, человек становится нравственным. И в этом смысле нравственно все, что служит укреплению общества и государства.

С переходом от полисной организации общественной жизни к крупным государственно-политическим образованиям типа империи А. Македонского возникают новые представления о нравственности и добродетели. Неустойчивость жизненных условий, неуверенность в завтрашнем дне, зависимость судьбы индивидов, их жизненного успеха и счастья не только от личных добродетелей, но и малопредсказуемых жизненных обстоятельств вызвали представления о нравственности как субъективном состоянии. Многие философы стали утверждать, что нравственность есть некая внутренняя установка, которая не зависит от поведения людей и противостоит им. Широкое распространение получили представления о нравственности, развиваемые стоицизмом, эпикуризмом и скептицизмом. Стоики, например, понимали под моральностью внутренний покой, достигаемый в результате равнодушно-стойкого отношения к миру. Эпикуризм считал что счастье человека составляют чувственные и духовные удовольствия, спокойствие и невозмутимость. Скептицизм доказывал необходимость приниципиального воздержания от определенных суждений, поскольку нормальным психологическим состоянием человека является неуверенность и сомнение.

Многие такие представления о морали вошли и философию более позднего времени. При этом может показаться, что изучение морали — дело достаточно простое, поскольку она заключена в каждом из нас, точнее, постоянно обнаруживает себя в человеческих взаимоотношениях. Это не электроны или гены, для ее изучения не требуется дорогостоящая специальная аппаратура. Мораль легко обнаруживается, что называется, невооруженным взглядом. Но попробуйте разобраться в своем собственном моральном сознании, дать пример, определение тому, что вы считаете добром, а что злом, и очень скоро убедитесь, что нравственные проблемы не столь банальны, как представляются на первый взгляд. Философы убедительно доказали это. В частности, весьма поверхностным, рискованным и даже опасным является присущее для большинства людей, не склонных к размышлениям на отвлеченные темы, утверждение: «Добро — это хорошее, зло — это плохое».

Во всяком обществе существует объективная потребность в том, чтобы в определенных, часто повторяющихся ситуациях люди поступали однотипным образом. Эта потребность и реализуется практически посредством норм морали. Их обязующаяся сила для каждого отдельного человека основывается на воздействии массового примера, общественного мнения, власти коллективной привычки и на других формах практически выраженной воли общества, провляющейся в сложившихся в данном обществе нравах. Примером таких норм и правил может служить обнаруженный у самих разных народов обычай, который иногда называют законом талиона: виновный должен понести наказание, равное по силе преступлению («око за око», «зуб за зуб» и, конечно, «смерть за смерть».

Весьма показателен и имевший место в более позднее время феодальный кодекс чести и связанные с ним рыцарские поединки и дворянские дуэли.

Важнейшей целью морали является согласование личного интереса с общественным, регулирование поступков людей таким образом, чтобы они служили общему благу. Данная функция морали хорошо известна. Например, французский философ-материалист XVIII века Гельвеций писал, что счастье или несчастье народа зависит исключительно от соответствия или несоответствия интересов частных лиц интересам общественным. Древнегреческий мыслитель Пифагор утверждал, что две вещи делают человека подобным богам: жить на благо обществу и говорить правду. Благо общества — верховный закон.

Идея служения общему благу получила свое конкретное воплощение в правиле коллективизма. Оно является важнейшим принципом морали и предполагает постоянную направленность личности на осуществление общего блага, сочетание в ее проведении личных и общественных интересов.

Коллективизм не исчерпывает цели морального регулирования. Мораль направлена на осуществление еще одной цели, имя которой гуманизм (человечность). Идея гуманизма получает большое распространение и теоретическое развитие, начиная с эпохи Возрождения. Суть этой идеи наиболее четко выразил И. Кант: «… Человек и вообще всякое разумное существо существует как цель сама по себе, а не только как средство для любого применения со стороны той или другой воли…". [4, с. 16]. Человек — цель сама по себе, человек — высшая, ни с чем не сравнимая ценность, человека нужно любить и уважать, его счастье должно стать конечной целью общественного развития — все эти положения этической теории выражают фундаментальные цели морального регулирования.

Коллективизм и гуманизм как основные цели морального регулирования органично взаимосвязаны между собой. Это двуединая цель али. Если в коллективизме личный интерес как бы подчинен общественному, а личность — обществу, то в гуманизме наоборот, общественное подчинено личному, а общество личности, благо и счастье которой становится конечной целью общественного развития. Тем самым мораль сочетает общественные и личные интересы.

Этика не только формулирует цели морального регулирования, но и определяет способы достижения своих целей. Она выясняет как, какими способами согласуется личный и общественный интересы, на что опирается мораль, что вообще побуждает человека быть моральным. Прежде всего надо отметить, что мораль, регулируя человеческие отношения, опирается не на силу государственной власти а на силу сознания, на убеждение. Более конкретно можно сказать, что мораль держится как бы на трех важнейших основаниях.

Во-первых, это традиции обычаи, нравы, которые сложились в данном обществе, в среде данного класса, социальной группы. Человек усваивает эти нравы, традиционные нормы поведения, которые входят в привычку, становятся достоянием духовного мира личности. Они реализуются в его поведении, мотивы которого при этом формулируются следующим образом: «так принято» или «так не принято», «так все делают», «как люди, так и я», «так исстари велось», «наши отцы и деды так поступали и мы будем так же». Важность подобных мотивов несомненна. Ведь без усвоения того, что принято или не принято в данном обществе, нельзя понять, «что такое хорошо и «что такое плохо».

Во-вторых, мораль опирается на силу общественного мнения, которое с помощью одобрения одних поступков и осуждения других регулирует поведение личности, приучает ее соблюдать моральные нормы. Орудиями общественного мнения являются с одной стороны, честь, доброе имя, общественное признание, которые становятся следствием добросовестного выполнения человеком своих обязанностей, неуклонного соблюдения им моральных норм данного общества; с другой стороны, стыд, пристыжение человека, нарушившего нормы морали.

Наконец, в-третьих, мораль основывается на сознательности каждой отдельной личности, на понимании ею необходимости согласования личных и общественных интересов. Этим определяется добровольный выбор, добровольность поведения, что имеет место тогда, когда прочной основой морального поведения личности становится совесть. О реальности названия трех обоснований морали говорит вся ее история. Зафиксировано это и народной мудростью. Ведь недаром говорят об очень плохом, аморальном человеке: «Ни стыда, ни совести». Значит, общественное мнение на него не действует, а совесть неразвита. Такого человека моралью не проймешь, приходится применять более жесткие средства воздействия, рассчитанные на низкий уровень сознательности. («Кого честь не берет, того палка проймет», — говорит одна из пословиц).

Указанные три обоснования морали неодинаковы по своим размерам, силе и значению. Для морали, опирающейся на привычки, традиции и силу общественного мнения, особое значение имеет сознательность личности, добровольность ее нравственного поведения.

Таким образом, мораль является одним из важнейших социальных регуляторов. Она включает в себя совокупность норм и правил поведения и является важным способом раскрытия возможностей человека, становления и утверждения человеческой личности.

Слово «эстетика» — одно из наиболее употребимых в нашей повседневной жизни, рассеяно в разных ее сферах. Говорят об эстетике одежды, эстетике спектакля, эстетике фильма, эстетике интерьера и т.д. Как известно, понятие эстетики обозначает и философскую науку об искусстве.

Многообразие использования понятия «эстетика» за пределами науки — свидетельство его широкой содержательности, длительности исторического пути, в ходе которого возникали разные его ипостаси. При всем различии употребления на обыденном и профессиональном уровнях («эстетика интерьера», «эстетика спектакля») это понятие обозначает некий единый принцип, обобщающее чувственно-выразительное качество, как произведений искусства, так и предметов повседневного обихода, феноменов природы. На это обратил внимание еще немецкий просветитель А. Баумгартен, когда в середине XVIII в. ввел в оборот само понятие «эстетика» (от греч. aistheticos — чувственный, относящийся к чувственному восприятию).

Однако история эстетики как мировой науки восходит своими корнями к глубокой древности, к древним мифологическим текстам. Всегда, когда речь шла о принципах чувственной выразительности творений человеческих рук и природы, обнаруживалось единство в строении предметов и явлений, способных сообщать чувства эмоционального подъема, волнения, бескорыстного любования, т.е. закладывались традиции эстетического анализа. Так сложилось представление о мире выразительных форм (созданных человеком и природой), выступавших предметом эстетической рефлексии.

Активно обсуждалось их строение и внутренняя структура — связь чувственной оболочки с символическим, духовным содержанием, совмещенность в эстетическом явлении осознаваемых и невыразимых с помощью слов качеств и т.д. Свойства произведений и сопутствующие им чувства эмоционального подъема описывались через понятие прекрасного, явившееся центральным в эстетической науке. Все прочие эстетические понятия (возвышенное, трагическое, комическое, героическое и т.п.) обретали свой смысл только через соотнесенность с категорией прекрасного, демонстрируя безбрежные оттенки разных типов чувственного восприятия мира.

Строго говоря, все здание эстетической науки строится на единственной категории прекрасного. Доброе — прерогатива этики; истинное — науки; другие, более частные эстетические категории (трагическое, сентиментальное, возвышенное и т. п.) являются категориями-«гибридами», вмещающими в себя и этическое, и религиозное содержание. Важно понимать, что фокусирование в каком-либо понятии определенного типа эмоциональных реакций вовсе не означает, что перед нами — тот или иной тип эстетического отношения. Так, трагические или сентиментальные чувства, взятые сами по себе, составляют предмет для изучения своеобразия психологических реакций. Эстетическими их делает преломленность и выраженность в определенном качестве художественной формы. Более того, именно распространенность, повсеместность и массовость трагических, мелодраматических и комических эмоциональных реакций породили в художественной сфере такие популярные межэпохальные устойчивые жанры, как трагедия, мелодрама, комедия. Само же по себе трагическое или сентиментальное отношение в жизни (как и любое иное, за исключением прекрасного) по существу не является собственно эстетическим переживанием и эстетическим отношением. Все чувства приобретают эстетический статус лишь тогда, когда обозначаемое ими содержание оказывается соответственно оформленным, начинает действовать на художественной «территории», когда эмоциональное переживание выражает себя через произведение искусства, придающее ему особое эстетическое измерение, выразительность, структуру, рассчитанную на определенный эффект. Точно в такой же мере и природные явления способны посылать эстетический импульс, когда их восприятие опирается на художественный принцип, угадывающий за явлением — сущность, за поверхностью — символ. «Все естественное прекрасно, когда имеет вид сделанного человеком, а искусство прекрасно, если походит на природу», — отмечал И. Кант.

Часто, не замечая того, что эстетическим началом становятся воображение и память, «оформляющие» наши эмоции, человек отождествляет эмоциональное и эстетическое переживания. «Что пройдет, то будет мило» — эта поговорка отразила механизм порождения эстетических представлений. Наблюдения о том, что именно наша память эстетизирует жизнь, высказывал и М.М. Бахтин. Дистанция времени придает эмоциональным переживаниям законченные формы, порождает своеобразный «гербарий чувств»: это уже не столько само чувство, сколько повествование о чувстве со всеми необходимыми элементами, сообщающими ему композиционную целостность, выразительность, т.е. эстетическую структуру. Данные замечания чрезвычайно важны, так как помогают устранить путаницу в предмете и структуре эстетики, приводящую и по сей день к патетическим заявлениям типа «эстетика — это этика будущего» и т.п.

Эволюция взглядов на сущность «эстетического».

Эстетическое стало изучаться недавно. В истории эстетики его сущность часто постигалась в ходе рассмотрения прекрасного.

По мнению Сократа эстетическое – это производное от утилитарно – практической значимости предмета.

Поиски сущности эстетического шли и в направлении, которое было противоположно сократовскому направлению утилитаризма.

Индийский философ Шанкара подчеркнул, что эстетическому восприятию присущи состояние покоя, отсутствие чувственных вожделений, успокоенность и просветленность.

Иммануил Кант утверждал, что при эстетическом восприятии предмета прежде всего отношение человека к нему бескорыстно, человек получает удовольствие, и предмет воспринимается непосредственно как целесообразный. Он обратил внимание на духовную специфику эстетического и выделил его из утилитарной сферы.

Отождествление эстетического было свойственно тем мировоззренческим течениям, которые обобщали опыт сознания, не постигшего еще своей духовной природы, однако освоившего сферу практических интересов, погруженного в мир предметов. Концепции, которые трактовали эстетическое как бесполезное, наоборот развивали понимание эстетического как сферы сугубо человеческого и духовного отношения.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 162; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ