Тема 9. Развитие образования в Московском и Русском государстве



В XIV-XVII вв.

Педагогическая мысль средневековой Руси XIV – XVI вв. была направлена, прежде всего, на проблемы воспитания. Сведения об идеалах, программе, формах воспитания содержатся письменных памятниках: “Пчела” (XIV – XV вв.), “Домострой” (XV – XVI вв.), “Послание Геннадия” (1550) и др.

Так, в “Пчеле” в виде афоризмов собраны морально-этические правила жизни: “Копающий яму под ближним своим – упадет в нее”; “Рана от верного друга достойнее, чем поцелуй врага”; “Всем угождать зло”; “Уча, учи поступкам, а не словам”; “Учение имеет корень горький, а плод сладкий” и пр.

Важное письменное свидетельство быта и воспитания в средневековой Руси - “Домострой”. Автором одной из редакций “Домостроя” был священник Московского Благовещенского собора Сильвестр (ум. ок. 1566). Некоторые разделы “Домостроя” прямо посвящены воспитанию: “Наказания(наставления) от отца к сыну”: “Како чтити детям отцов своих…”, “Како детей своих воспитати…”, “Како дети учити…” и др. “Домострой” требует воспитывать в “страхе божьем”, повиноваться наставникам и старшим, любить детей и заботиться о них. В одной из глав, например, перечислены запреты, которые должны соблюдать дети и взрослые. Это: “не красть, не распутничать, не лгать, не клеветать, не обижать чужого, не бражничать, не насмехаться, не помнить зла и т.д. “Домострой” требует воспитания и иных добродетелей: мужества, настойчивости, трудолюбия, бережливости и др. Основными способами воспитания признавались суровая дисциплина, систематические наказания, в том числе физические ("воспитати во всяком наказании”).

Ведя упорную борьбу с иноземцами, русский народ придавал особое значение традиции патриотического воспитания. Эпизоды такой борьбы, запечатленные в фольклоре и литературных памятниках (“Сказание о Мамаевом побоище”), воспитывали у молодежи горячую любовь к Родине.

Заметный вклад в развитие образования и педагогической мысли внесли Иван Федоров, Федор Ртищев, Симеон Полоцкий, Епифаний Славинецкий, Сильвестр Медведев, и др. Они не замыкались в узконациональных рамках. Их живо интересовал школьно-педагогический опыт Византии Западной Европы. Например, посольство во главе с Дмитрием Ралевым, побывав в 1499 г. в Италии, ознакомилось со школой Витторино де Фельтре. Русские педагоги знали и использовали идеи Яна Амоса Коменского.

Вплоть до конца XVI в. действовала система, при которой регулярная школа попадала в положение необязательной, и обучение происходило по преимуществу в семье, будучи сословным, по целям и содержанию. Грамотность рассматривалась как некий элемент профессиональной подготовки наряду, например, с различными рукоделиями и промыслами. Начальные знания, позволявшие включаться в общественную жизнь, приобретали также у приходских священников и мастеров грамоты (мирские люди различных профессий, владевшие грамотой: книжные писцы, иконописцы, государственные и площадные подьячие и пр.).

Общий уровень образованности в Московском государстве XV-XVI вв. оставался весьма низким. Как свидетельствуют некоторые источники, в Новгородской епархии – одном из главных центров просвещения на Руси, почти половина священнослужителей была неграмотна.

Но Московское государство включается в политическую и экономическую жизнь Европы и в этих условиях требовались европейски образованные люди, обладающие, в частности, знанием латинского языка. Ведь латынь была языком дипломатических отношений и торговых сделок.

Объективная потребность в освоении мировой и европейской культуры и образования, однако, возрастала. Задача усложнялась из-за почти полного отсутствия отечественных учебников (применялась латинская грамматика). Но уже к концу XVI в. появились учебные пособия по славянской и греческой грамматике, которые давали возможность делать сравнения этих двух языков.

Во второй половине XVI в. Московское правительство попыталось организовать посылку своих людей на границу для изучения латинского и греческого языков. Однако такая практика не привилась.

Русские цари Иван Грозный (1530-1584) и Борис Годунов (ок.1552-1605) вынашивали планы открытия латинских школ. Так, Годунов намеревался учредить заведение на манер западноевропейского университета. Но эти планы натолкнулись на противодействие православного духовенства, которое опасалось, что подобные школы окажутся рассадниками католицизма. Кроме того, отсутствовали регулярные учебные заведения, которые могли бы стать предварительными ступенями обучения в высших школах.

Тем не менее, во второй половине XVI в. наметился известный прогресс в овладении западной образованностью, главным образом, среди духовного сословия. Возможность обучаться греческому и латинскому языкам была предоставлена боярским детям. Первая школа с западноевропейской программой, где обучали и латыни, открылась в Москве в конце XVI в. при лютеранской церкви немецкой слободы. Вполне вероятно, что в этой школе были и русские ученики. Только отдельные представители духовенства и знати приобщались к европейскому образованию.

Во второй половине XVI в. обозначился положительный поворот в организации обучения. Стоглавый собор (1551) постановил “учинити училища” в домах священников, дьяконов и дьячков. Во второй половине XVI в. появляются и первые учебники – азбуки. Основоположником отечественного книгопечатания стал выдающийся просветитель Иван Федоров (1510 – 1583). По “Азбукам” Федорова могли заниматься дети и взрослые. В качестве дидактического материала в них использовались: Священное писание, грамматика Иоанна Дамаскина и азбуки мастеров грамоты.

В Москве и других исконно русских городах, а также во вновь завоеванных землях (Казань, Астрахань) при монастырях открывались школы грамоты.

В школах учились только мальчики. Они сначала усваивали азбуку, заучивали слоги; затем читали по букварю отдельные слова и фразы; после этого приступали к чтению Часослова и Псалтыря. Обычно учились по рукописным книгам. Например, использовался богато иллюстрированный Псалтырь Федора Климова (XV в.). В нем было множество рисунков, отражавших реальную жизнь. Лишь с XVII в. школы начали расширять и усложнять учебный курс и совершенствовать приемы обучения.

Характер и порядок обучения грамоте. Обучение детей и у мастеров, и в школах было тяжелым делом, требовавшим большого времени и затраты сил. Чтению учились по азбукам и словарям; славянские буквы сложнее русских. Буквы назывались по-старинному: аз, буки, веди… Способ обучения чтению был буквослагательный, малопонятный и неудобный. Лишь в XVII в. начали появляться буквари с приемами звукового способа произношения, за буквами следовали слоги. Все книги были рукописными, причем в старину слова писались слитно, не отделяясь друг от друга. Чтение в древности было очень трудным искусством, особенно чтение Псалтыри (одна из книг Ветхого Завета, содержащая 150 псалмов – хвала Богу, мольбы, жалобы и др.), являвшейся основной учебной книгой.

Учащиеся не овладевали всем содержанием книг, часто будущие священники едва могли прочесть Псалтырь.

К концу XVI в. образование становится достоянием не только знати и духовенства, но и зажиточных городских слоев. Однако основная масса населения по-прежнему была невежественной.

Система специального повышенного образования до XVII века практически отсутствовала. На государственной службе находилось очень ограниченное число людей, от которых требовались особые знания (медики, переводчики). Обычно их приглашали из-за границы. Отношение к западноевропейской образованности, которую рассматривали как угрозу православию, было отрицательным. Этим можно объяснить отрицательные ответы Москвы на предложения европейских правительств об оказании помощи в обучении языкам и различным схоластическим наукам.

Во второй половине XVII в. определились четыре основных подхода к воспитанию и обучению:

— “латинофильский” (Симеон Полоцкий, Сильвестр Медведев);

— византийско-русский (Епифаний Славинецкий, Федор Ртищев);

— славяно-греко-латинский (Лихуды),

— старообрядческий (протопоп Аввакум).

 Эти подходы были порождены двумя взглядами на будущее России, сторонники которых в XIX в. получили названия западников и славянофилов.

Мастера грамоты были главными деятелями народного просвещения и подготовки духовенства. Это были крестьяне, делавшие из обучения грамоте промысел. Даже царевен учили мастерицы, состоявшие в дворцовом штате. Кроме собственно мастеров, обучением занимались дьячки, монахи, книжные писцы, иконописцы, государственные и площадные подьячие и пр.

Школы мастеров были чрезвычайно низкого уровня: «как отойдет от мастера, то ничего не умеет, только по книге бредет» (т.е. еле читает). Вследствие низкой степени образованности в народе постепенно начало распространяться мнение, что чтение не дело мирян.

Так как почитание книжное, любовь и охота к чтению и списыванию книг процветала только в монастырях, в народе так привыкли к этому, что считали чтение книг исключительно монашеским делом.

Мастера грамоты появились ещё в ХШ в., и их можно было встретить вплоть до XIX в.

Важную роль в распространении греко-латинской образованности сыграли частные учебные заведения в Москве. Такой, например, была немецкая школа, открытая в конце XVI в. Обучение в школе было бесплатным. Брали учеников из разных сословий. Преподавали светские знания, латинский язык.

В 1649 г. воспитатель царя Алексея Ф.М. Ртищев (1626 – 1673) основал за свой счет училище при Андреевском монастыре.

Первая государственная школа повышенного образования – Типографское училище – была основана в 1681 г. в Москве по инициативе царя Федора Алексеевича. К 1685 г. в школе насчитывалось 233 ученика, 67 из них занимались греческим языком. Греческий язык изучали в старшем классе: осваивали умения читать и понимать тексты, усердно прорабатывали грамматику. В дальнейшем Типографическое училище слилось со Славяно-греко-латинской академией.

В 1687 г. было основано учебное заведение нового типа – Славяно-греко-латинская академия. Преподавание в Славяно-греко-латинской академии сначала велось на славянском, греческом и отчасти латинском языках. Программа напоминала программу латинской городской школы. Уставом Академии предусматривалось преподавание гражданских и духовных наук: грамматики, риторики, логики и физики, диалектики, философии, богословия, юриспруденции, латыни и греческого языка, других светских наук.

Вывод: В целом на рубеже XVII – XVIII вв. в русском обществе обозначилась программа создания общеобразовательных церковных школ и технических государственных училищ по иноземным образцам и при помощи иноземных учителей. В прошлое уходила традиция самообразования в стенах монастырей и обучения у частных учителей. Намечался путь к созданию системы регулярных учебных заведений. Вместе с тем подавляющая часть населения пребывала в невежестве.

 

Тема 10. Реформы Петра I в области просвещения.

Основные понятия: сословно-профессиональная система образования, светские, государственные и духовные типы учебных заведений, цифирные школы, гарнизонные, горнозаводские, инженерные школы, школа математических и навигацких наук.

1700-е годы – переломные в истории отечественной школы и педагогической мысли. Россия пережила реформы воспитания и образования, которые были вызваны важными социально-экономическими факторами: политическим лидерством дворянства, укреплением позиций купечества и промышленников, созданием новой армии. К концу XVII в. Россия не располагала системой регулярных учебных заведений.

Наметился переход от сословного к гражданскому обществу. Россия, сохраняя самобытность, вступила на путь общеевропейского развития, что выразилось в усилении внимания к отдельной личности, создании национальной школьной системы. Образование стало рассматриваться как необходимое условие будущей карьеры.

История школы и педагогической мысли России XVIII в. делится на два периода: первую и вторую половины столетия, и в течение каждого из этих периодов произошли существенные изменения в школьном деле, в трактовке воспитания и образования.

В начале XVIII в. в России происходит поворот к школе и педагогике Нового времени. В этот период Россия становится большим многонациональным государством. Но еще продолжает отставать от западноевропейских стран, поэтому возникает острая необходимость роста производительных сил. На решение этих задач были направлены разносторонние преобразования, осуществляемые в начале XVIII века.

Значительное отставание от стран Западной Европы, особенно в экономическом развитии, могло привести к утрате национальной независимости. В интересах роста производительных сил и укрепления обороноспособности страны правительство Петра I осуществило различные реформы, затронувшие многие стороны русской жизни, в частности, и образование.

Экономические и политические преобразования сразу же потребовали большого количества специально обученных людей-профессионалов: офицеров, моряков, инженеров, врачей, учителей и др. Это потребовало реформы просвещения.

Коренным образом изменяется положение церкви, которая теряет контроль над обучением. Своим указом Петр I упразднил патриаршество и подчинил церковь светской власти. Таким образом, начался новый, «государственный», период в отечественном просвещении, когда все, что происходило в области образования, стало подчиняться государству и служить его интересам.

Это способствовало новому пониманию образования, проникновению в отечественное педагогическое самосознание новых начал. Ранее при господстве церковно-религиозного мировоззрения, воспитание и обучение являлись, по существу, одинаковыми для всех и имели одну цель. Грамоту изучали по Священному писанию, а в совокупности обучение и воспитание были направлены на формирование христианско-религиозного сознания. Переход к светскому образованию способствовал разделению процессов воспитания и образования и некоторому изменению их сути. И если воспитание в целом сохраняло своей целью формирование человека-христианина, то обучение стало более разнообразным, отвечающим потребностям государственной службы. Новое сильное светское государство не могли создать люди, мыслящие религиозно-догматическими категориями, поэтому возникает новый воспитательный идеал человека: светски образованный, обладающий широким взглядом на мир, сохраняющий в то же время национальные традиции, готовый на подвиг ради Отечества.

Характерной особенностью светского образования стала его профессиональная направленность. В новых учебных заведениях главное место занимали специальные предметы: математика, навигация, инженерия, артиллерия и т.д.

Другой характерной особенностью образования стало преобладание сословности. Внутренняя политика Петра характеризовалась стремлением к возвышению дворянского сословия. Поэтому все создаваемые государством средние и высшие школы предназначались в основном для детей дворян, которые в последствие должны были занять главные должности в государственном аппарате, в армии, в руководстве промышленностью и торговлей.

Первой попыткой петровского правительства создать в России сеть государственных начальных школ, доступных достаточно широким слоям, было открытие цифирных школ. Согласно указу царя от 1714 г. эти школы предназначались для детей от 10 до 15 лет с целью подготовки части народа к государственной светской и военной службе в качестве низшего обслуживающего персонала, для работы на верфях, заводах. Школы эти рассматривались также как подготовительный этап для профессиональной подготовки. В содержание обучения входили грамота, арифметика, начальная геометрия. Однако при организации таких школ возникли трудности: эти учебные заведения находились на большом расстоянии от домов учеников, ученики часто убегали, за что их нередко содержали под караулом, применяли жестокие дисциплинарные меры.

Военная и государственная служба дворянина требовала первоначального обучения, без которого ему запрещалось даже жениться, поэтому родители искали причины, по которым их дети могли бы не посещать эти школы. В 1716 г. Петр I разрешил дворянским детям обучаться дома или в столичных школах. Вскоре была удовлетворена аналогичная просьба купцов, а синод потребовал возвращения церковных детей в духовные школы. Таким образом, цифирные школы не получили поддержки практически среди всех типов сословий и не могли стать базовым типом новой русской школы.

Для быстрой подготовки профессионалов в различных областях деятельности стали открываться:

·гарнизонные и адмиралтейские школы – для обучения детей солдат и матросов, для подготовки младшего командного состава армии и флота, мастеров по строительству;

·горнозаводские школы – в них готовили квалифицированных рабочих и мастеров; первая такая школа была открыта в Карелии в 1716 г.

·артиллерийско-инженерная школа – начала работу в 1701г. в Москве под руководством широко образованного ученого-математика, астронома, географа Якова Брюса;

·хирургическая школа – при Московском военном госпитале (1707г.);

школы для подготовки канцелярских служащих и др.

В начале 18 века преимущественно для дворянских детей стали открываться такие учебные заведения как: Московская инженерная школа (1703), Петербургская инженерная школа (1719) и др.

Образцом для большинства из них служила Школа математических и навигацких наук, открытая в Москве, личным указом Петра в 1701 году. В школе была введена жесткая система наказаний за различные провинности, система штрафов. В случае неуплаты штрафов, применялись телесные наказания, за побег из школы предусматривалась смертная казнь.

Ещё одной особенностью петровской эпохи был принудительный характер обучения, жесткая солдатская дисциплина. Кроме того, акцент на профессиональную подготовку в начале XVIII в. привел к тому, что государственных школ именно общеобразовательного характера в России долго не создавалось.

Эту задачу пытались решить частные школы. В то время они пользовались субсидиями от государства, и именно они во многом послужили основой для последующего развития школьного дела в России.

Значительные преобразования произошли в петровское время и в традиционных для России духовных учебных заведениях, через которые еще в XVII в. в страну стало проникать западноевропейское образовательное влияние. Именно оно способствовало расширению целей обучения и изменению образовательных курсов и, тем самым косвенно положив начало российским просветительским реформам.

Наборы в школы происходили в неопределенные сроки в зависимости от количества учеников. В школах были распространены суровые наказания, однако ученики, несмотря ни на что, часто убегали. За укрывательство беглецов из школы духовенство подвергалось денежным штрафам, лишению места и телесным наказаниям. Таким образом, постепенно устанавливался новый порядок образования духовенства: все дети этого сословия должны были учиться в духовных школах, в ином случае по указу 1708 г. их велено было отдавать в солдаты.

 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 349; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ