Славянофильская журналистика 40-70-ых годов 19века. Журналистская деятельность С.В.Киреевского, А.И. Кошелева, И.С. Аксакова..



Издания “славянофилов”. Их сравнительно немного, ибо приверженцы славянофильских взглядов вообще отвергали такой путь общения с народом. Их способ – это университетская кафедра или непосредственное общение с людьми. Для этого видные славянофилы, например К.С.Аксаков, регулярно посещали светские собрания, где вели свою проповедь возврата к истинно русскому во всем – в поведении, одежде, привычках, взглядах, экономическом и политическом устройстве. Но все-таки прессу использовали для пропаганды своих взглядов. Сначала это выл орган официальных народников “Московский наблюдатель”- научно-литературный журнал славянофильского направления.Здесь печатались Киреевский, Языков, К.Аксаков. Они отстаивали идею самобытности России, идеализировали старину, патриархальную гармонию отношений бояр и народа, русскую общинность, начала народовластия. Но этот журнал вскоре сменил свое направление из-за семны редактора и с приходом туда Белинского. Затем центр славянофильской журналистской пропаганды переходит в журнал “Москвитянин”,который создавался как консервативное славянофильское издание. Главный его отдел “Духовное красноречие” писал о православной самобытности России, противопоставлял ее “загнивающему” Западу, печатал произведения чешских, сербских, болгарских авторов. Они пытались спорить с Гоголем и Белинским по вопросу о прогрессе. Здесь восхвалялись нравственные качества купечества, но одновременно публиковались пьесы А.Н.Островского, показывающие будни купеческой жизни. Ап.Григорьев, примыкавший по взглядам к славянофилам, весьма своеобразно толковал в своих критических статьях сами пьесы и их женские образы. Видел в них идеализацию патриархальной самобытности, нравственную чистоту героев. Были у славянофилов и несколько газет, но и они вызывали недовольство цензуры из-за противопоставления жизни народа и господ.

Публицистика славянофилов 1830-1850

«Москвитянин» более близок славянофилам, чем любой другой журнал сороковых годов, но своим они его не считали. Славянофилам претило угодничество «Москвитянина» перед властью и его крепостничество. Восторженные статьи Давыдова, Шевырева, Погодина о Поречье и о губернаторских праздниках вызывали недовольство. Но многие из них печатались в журнале и выступали против «Отечественных записок», некрасовского «Современника» и натуральной школы.

Крайне узкий круг славянофилов, недоверчивое отношение к ним правительства, неприспособленность к спешной и постоянной литературной работе – все это мешало организовать журнал.

В середине 40-х г возросла потребность в своем издании. К этому времени до­шла до пика их борьба с Белинским и Герценом, несколько расширился круг славянофилов: старшее поколение (Хомяковым и Киреевскими) + молодые литераторы: Аксаков, Самарин, Валуев, Попов и др. + стало известно, что Герцен и Грановский предполагают издавать новый журнал в Москве.

Славянофилы охотно согласились на предложение Погодина передать им «Москвитянина». С января 45 г. - редактор Киреевский, без официального разрешения => не мог открыто объявить о себе как о редакторе. Погодин оставался издателем и вёл исторический отдел.

Киреевский выпустил три книжки. Разногласия между славянофилами и Погодиным заставили Киреевского отказаться от редакторства.

Московские славянофилы ограничились выпуском сборников. 1-я половина 40-х – Валуев, Хомяков и др. выпустили «Симбирский сборник», «Сборник исторических и статистических сведений о России». Конец 46 г. - «Московский литературный и ученый сборник на 1846 год», 47 год - под таким же названием – сборник на 47 г. Издатель помещик Панов. Реакция на сборники никакая.

После «Московского сборника» 47 г. вынуждены отказаться от всяких издательских планов. Революция 1848 г. напугала их, + эпоха «мрачного семилетия» и «цензурного террора». Аресты Самарина и Аксакова, официальное запрещение носить бороду и национальную одежду, снятие со сцены пьесы Аксакова «Освобождение Москвы в 1612 году» и другие репрессии, заставили славянофилов умолкнуть.

Только в 52 г. смогли продолжить издание «Московского сборника». К этому времени кружок усилился, активные участники: богатый помещик и литератор Кошелев (издатель сборника) и Аксаков (редактор). Предполагалось за 52 г. выпустить несколько сборников.

Апрель 52 г. - новый том сборника. Не­довольство им «бутурлинского комитета», Дубельта и министра просвещения.

2-я книга сборника, подготовленная к октябрю 52 г., подверглась просмотру в Москве и в Питере. Почти все статьи - острое недовольство цензуры и правительства. Книга запрещена, Аксаков лишен права редактировать какие-либо издания, а главные участники: братья Аксаковы, Хомяков, Киреевский, Черкасский – отданы под полицейский надзор.

 

 

Большую группу составляли в 60-е годы славянофильские журналы и газеты, а также близкие к ним по своей программе издания «почвенников».

Наиболее известным журналом славянофилов была «Русская беседа», которая выходила в Москве с 1856 по 1860 г., первые три года – раз в квартал, в 1859 г. – один раз в два месяца, а в 1860 г. было выпущено две книжки. «Беседу» редактировали в 1856–1857 гг. А.И. Кошелев и Т.И. Филиппов, в 1858 г. – один Кошелев, с августа 1858 г. заведовал редакцией (хотя и негласно) И.С. Аксаков. Наряду со славянофилами, материалами которых заполнялись тома журнала (здесь сотрудничали, кроме названных выше редакторов, Хомяков, И.В. Киреевский, С.Т. Аксаков, К.С. Аксаков, Самарин, Черкасский), в «Русской беседе» печатались по отделу словесности А.К. Толстой, Тютчев, Даль, а по другим отделам – Погодин, М.А. Максимович, И.Д. Беляев. Здесь же появились комедия Островского «Доходное место», рассказы Щедрина «Госпожа Падейкова» и Марко Вовчок «Маша».

В основе программы «Русской беседы» лежала славянофильская доктрина, приспособленная к новым условиям эпохи 60-х годов. Славянофилы по-прежнему защищали устои жизни, существовавшие в допетровской Руси, критиковали реформы Петра I и социально-политические преобразования на Западе. Они отстаивали так называемый «принцип народности», понимая его по-своему, в реакционном духе. Неизменной частью славянофильского мировоззрения была борьба за общину, в которой, в отличие от Герцена и Чернышевского, они видели оплот против революции и социализма. Все эти идеи, характерные для славянофильского мировоззрения и прежде, нашли отражение в «Русской беседе». Теперь они дополнялись специальными материалами, посвященными крестьянскому вопросу.

Славянофилы придавали большое значение обсуждению условий отмены крепостного права. Это можно видеть хотя бы по тому, что в начале 1858 г. было решено издавать «прибавление к «Беседе» – «Сельское благоустройство», журнал, исключительно посвященный этой теме. Редактором «Сельского благоустройства» был А.И. Кошелев.

Славянофильские журналы выступали за освобождение крестьян с землею на основе общинного устройства и круговой поруки за выкуп. Декларируя правомерный для помещиков и крестьян «удовлетворительный, разумный, мирный исход» крестьянского дела, они так же, как и либерально-западнические издания, прежде всего заботились о сохранении основ дворянского землевладения, о выгодах помещиков. Поэтому полемика славянофилов из «Сельского благоустройства» и либералов-западников из «Русского вестника» в условиях подготовки реформы хотя и достигала порой значительной остроты, была борьбой внутри одного лагеря. По таким кардинальным вопросам, как отношение к революции, самодержавию, крестьянской реформе, либералы-западники и славянофилы были едины. «На практике я стою с вами совершенно заодно», – писал в 1859 г. славянофил Самарин западнику Кавелину.

Популярные среди духовенства и самых отсталых помещиков «Русская беседа» и «Сельское благоустройство» не пользовались вниманием демократического читателя. Тиражи этих журналов были незначительны. «Для нас нет в России читателя», – писал Хомяков. И «Русская беседа», и «Сельское благоустройство» перестали выходить в 1859 г.

Выпускались в 60-е годы и другие славянофильские издания: газеты «Молва», «Парус» и «День».

«Молва» выходила в Москве под редакцией С.М. Шпилевского с 1857 г., фактическим редактором ее являлся К.С. Аксаков. Это была еженедельная газета, по названию литературная, а по существу общественно-политическая. Правда, в «Молве» изредка печатались стихи К.С. Аксакова, Н.М. Павлова, А.П. Чебышева-Дмитриева. Но не они определяли ее лицо и направление; центральное место занимали статьи К. Аксакова.

Славянофильство никогда не было однородным течением. В нем объединялись люди, позиции которых расходились порой весьма отчетливо в том, что не касалось основного – путей общественно-экономических преобразований. Но нельзя не признать, что между К. Аксаковым, который позволял себе критиковать аристократию, и Черкасским, считавшим возможным даже в условиях 60-х годов на страницах «Русской беседы» отстаивать телесные наказания для крестьян, было весьма существенное различие.

В №36 «Молвы» К. Аксаков поместил статью «Публика – народ». В ней он, между прочим, писал: «Публика говорит по-французски, народ – по-русски. Публика ходит в немецком платье, народ – в русском, у публики – парижские моды, у народа – свои русские обычаи. Публика (большей частью, по крайней мере) ест скоромное, народ ест постное. Публика спит, народ давно уже встал и работает. Публика работает (большей частью ногами по паркету), народ спит или уже встает опять работать... И в публике есть золото и грязь, и в народе есть золото и грязь, но в публике грязь в золоте, в народе – золото в грязи». Это открытое противопоставление народа, т.е. крестьянства, «публике», отравленной западной цивилизацией, вызвало недовольство правящих кругов и самого царя. Судьба газеты была решена. К. Аксакову ничего больше не оставалось, как прекратить ее выпуск.

Еще короче был путь другой славянофильской газеты «Парус», которую начал выпускать в 1859 г. в Москве И.С. Аксаков: ее закрыли после второго номера. Причиной послужило выступление издателя, в котором он защищал свободу слова и право широкой гласности.

Более долговечной оказалась еженедельная газета И.С. Аксакова «День», выходившая в Москве с конца 1861 до 1865 г. До временного запрещения газеты в 1862 г. Аксаков подчеркивал свою идейную независимость, однако его попытка отмежеваться от идеологии и политики царизма ни к чему не привела. «День» встал на самом правом фланге либерально-монархической прессы. Это особенно выявилось во второй период, после возобновления газеты в конце 1862 г. Постоянные нападки на «Современник», осуждение студенческих выступлений, проповедь русификаторства и панславизма, разнос Герцена за его выступление в защиту польских революционеров – таков был «День» Аксакова в период подъема революционного движения.

Близкую к славянофилам позицию занимал ежемесячный журнал «Время», который издавался в Петербурге братьями Ф.М. и М.М. Достоевскими в 1861–1863 гг., а затем, после его закрытия, – журнал «Эпоха», выходивший в 1864–1865 гг. под той же редакцией.

 

25.Русская эмигрантская журналистика: издательская и публицистическая деятельность А.И. Герцена и Н.П. Огарёва (журнал "Полярная Звезда" и "Колокол").

А.И. Герцен, зарекомендовавший себя как талантливый публицист, философ и беллетрист уже в «Отечественных записках», оказался первым, кто сделал прорыв в области свободного слова в России.

Убедившись, что на родине нет настоящей свободы слова, и стремясь открыто поставить вопрос об отмене крепостного права, уничтожении старой бюрократии, журналист решил в конце 40-х годов уехать из России и стать эмигрантом.

Герцен оказался за границей в Канун революции 1848 г. Он полагал, что европейская революция выведет и Россию на путь прогресса. Однако этого не произошло. Сама революция 1848 г. не увенчалась успехом, буржуазия осталась у власти, и трудящиеся не получили ожидаемого освобождения от власти аристократов и буржуазии. Буржуазные порядки оказались живучими. Герцен очень тяжело переживал крах своих надежд на успех в революции 1848 г. Писатель испытал определенную «духовную драму», разочаровавшись в результатах борьбы народных масс во Франции. Тем не менее он остается за границей, постепенно преодолевает свою душевную травму, свой духовный кризис. Вскоре Герцен приходит к мысли, что Россия раньше других стран сможет прийти к социализму, опираясь на свои революционные традиции, используя в качестве ячейки социализма русскую земельную общину. Добившись освобождения крестьян от крепостного состояния, наделив их землей, передав им всю землю, Герцен полагал достигнуть социалистического правопорядка. Идея русского утопического социализма поддерживает Герцена в его дальнейшей практической деятельности. Он надеется, что и другие славянские народы с помощью великого русского народа, сбросившего иго самодержавия, также пойдут по пути прогресса и процветания.

Герцен все больше укрепляется в мысли, что «слово есть тоже Дело». Уже в 1849 г. у него возникает план организации русской свободной печати за границей, но осуществлено это намерение было только в 1853 г.

Первоначально Герцен решил ознакомить Европу с положением дел в царской России, показать и нелепость крепостнических отношений, и наличие революционных сил, традиций в русском народе. Он печатает брошюры «Россия», «Русский народ и социализм», большую книгу на французском языке «О развитии революционных идей в России». Затем выдвигает новую задачу — издание революционной литературы для России. Публикует листовку-воззвание «Вольное русское книгопечатание в Лондоне. Братьям на Руси». Герцен убеждает русских передовых людей воспользоваться его типографией, призывает к сотрудничеству. «Все, написанное в духе свободы, будет напечатано», — обещает он. Вскоре Герцен печатает листовки и брошюры: «Юрьев день! Юрьев день!», «Крещеная собственность». В них он порицает крепостничество, защищает идею общинной солидарности, выдвигает требование передачи земли крестьянству. Если дворяне не поймут необходимости отмены крепостного права, утверждает он, то дело будет решено топором мужика.

Значительным документом революционной пропаганды была прокламация «Поляки прощают нас», выпущенная Герценом. Здесь речь шла о законности борьбы польского народа против царизма, об общности революционного дела польского и русского народов. Русские революционеры, заявляет Герцен, будут бороться за польскую свободу вместе с поляками.

«Полярная звезда» Герцена

Наконец в 1855 г. было предпринято издание периодического альманаха «Полярная звезда». Создание революционной печати было наиболее важной задачей Вольной русской типографии в Лондоне.

И в названии альманаха («Полярная звезда» — так назывался альманах декабристов), и в его обложке, на которой были изображены под сияющей звездой профили пятерых казненных декабристов, и в содержании номеров Герцен подчеркивал связь своего революционного издания с декабристами.

В первом номере «Полярной звезды» были опубликованы «Письмо Белинского к Гоголю», запрещенные стихи Пушкина «Вольность», «Деревня», стихотворение Лермонтова «На смерть поэта», стихи и воспоминания декабристов, произведения самого издателя. «Полярной звезде» была предпослана программа. Главным в программе было «Распространение в России свободного образа мыслей». Эта программа должна была объединить вокруг Герцена все передовое общество в стране. Всего вышло семь номеров «Полярной звезды».

«Колокол»

В 1856 г. в Лондон приезжает друг Герцена Н.П. Огарев, чтобы принять участие в деятельности Вольной русской типографии. Учитывая оживление демократического движения после окончания Крымской войны, они вдвоем принимают решение издавать периодический орган, который будет выходить значительно чаще «Полярной звезды», и дают ему название «Колокол». «Колокол» стал выходить с июля 1857 г. Это была газета, которую печатали один-два раза в месяц, но иногда периодичность меняли,«Vivo voco!», т.е. «Зову живых!» провозглашали Герцен и Огарев в эпиграфе своей газеты. Позднее к нему присоединился еще один: «Земля и воля», что выражало главное требование «Колокола» по крестьянскому вопросу. В программе издания выдвигались три основных требования:

«Освобождения слова от цензуры!

Освобождение крестьян от помещиков!

Освобождение податного сословия <т.е. крестьян> — от побоев!»

Герцен с первых же номеров развернул в «Колоколе» критику крепостников-помещиков, всего государственного строя царской России. Особенно остро критикует он помещиков, их жестокое отношение к крестьянам, царских сановников-казнокрадов, глухих к страданиям народных масс. Вместе с тем Герцен еще надеется в среде передового дворянства найти по примеру декабристов людей, способных заставить правительство отказаться от своей жестокой политики по отношению к собственному народу.

Герцен много сделал для развития газетно-журнальных жанров революционного издания. У него появился прообраз передовой статьи. Он ввел много рубрик: «Под суд», «Правда ли?», «Под спудом», очень ярким сделал отдел мелких критических корреспонденции под названием «Смесь», успешно использовал памфлет, мастерски вел комментирование сообщений из России. Горячий патриотизм был основой всех разоблачений Герцена, его критики.

Однако Герцену присущи в это время были и определенные иллюзии. Он еще верил в добрые намерения дворянского царя Александра II, он еще полагал возможным прогресс страны по доброй воле дворян, надеялся на отмену крепостничества «сверху». В конце 1850-х годов Герцен обращается с рядом открытых писем к царю, где выражает свою надежду, что царь не позволит дальше обманывать себя и даст свободу крестьянам. Надо сказать, что уже сам факт обращения частного лица, журналиста, к царю-самодержцу всея Руси как равному гражданину было невиданной дерзостью. Такое обращение Герцена несло в себе революционный заряд, заряд непочтения. Но все же это была слабость Герцена, что было проявлением либеральных колебаний, надежд на добрую волю царя. Такая позиция Герцена вызвала протест со стороны последовательных русских демократов, какими были Чернышевский и Добролюбов. Но, конечно, эти либеральные ноты у Герцена были лишь отступлением от демократической линии, а не выражением существа его издания. Главная причина этих колебаний пояснена В.И. Лениным в статье «Памяти Герцена». Герцен, выехавший из России в 1847 г., не мог еще видеть в ней революционного народа: народ спал, задавленный веками крепостнического гнета. Но стоило Герцену увидеть революционный народ в шестидесятые годы, он твердо встал за революцию.

Реформа 1861 г., которую царское правительство все же вынуждено было провести и отменить крепостное право, сначала обрадовала Герцена, но анализ условий освобождения еще раз раскрыл глаза Герцену на антинародную политику в крестьянском вопросе правительства. Восстания крестьян против условий освобождения, которые снова закабаляли, обезземеливали их, заставили Герцена повести более решительно пропаганду революционной борьбы за волю и землю.

Герцен и особенно Огарев критикуют крестьянскую реформу 1861 г. «Народ царем обманут», — пишет «Колокол» в июле 1861 г. Герцен дает широкую информацию и комментарий к восстаниям в России против реформы. «Русская кровь льется», — пишет Герцен о карательных мерах царского правительства. Особенно его потрясло восстание в селе Бездна, где были расстреляны крестьяне и убит их предводитель Антон Петров.

Теперь Герцен и Огарев прямо обращаются к русскому народу и революционной молодежи с призывом к восстанию против самодержавия. Герцен осуждает правительство за арест и ссылку вождя русской демократии — Н.Г. Чернышевского. Огарев пишет ряд прокламаций, обращенных к войску, молодежи. «Заводите типографии!», — советуют они революционерам в России. Герцен решительно рвет с либералами (Тургеневым и др.), которые встали на сторону правительства.

Особенно ярко революционные убеждения Герцена и Огарева проявились в связи с польским восстанием 1863 г. Русское общество, в том числе либеральное, было охвачено патриотическим шовинизмом, царские войска жестоко расправлялись с повстанцами.

В этих условиях Герцен принял сторону повстанцев. Он привлек в «Колокол» В. Гюго для поддержки польского восстания. В. Гюго написал обращенные к русским войскам пламенные слова: «Перед вами не неприятель, а пример». Резко осудил «Колокол» главаря консервативной русской журналистики Каткова, который требовал расправы с мятежными поляками. Катков, в свою очередь, начал публичную дискредитацию идей Герцена.

Успех «Колокола» все годы издания был чрезвычайным. Россия, по свидетельству современников, была наводнена этой революционной газетой.

Однако в России революционная ситуация конца 50-х — начала 60-х годов не переросла в революцию — стихийные крестьянские бунты не могли привести к успеху. Царизму удалось справиться с кризисом, изолировать вождя русской революционной демократии Чернышевского, сослав его в далекую Сибирь.

В связи с таким положением в стране «Колокол» стал выходить реже и в 1867 г. перестает издаваться вовсе. Испытав сожаление, что революция в России не осуществилась, Герцен в последний год издания «Колокола» начинает все чаще обращаться к фактам революционной борьбы европейского пролетариата, деятельности I Интернационала, организованного К. Марксом. Особенно интересными в этом отношении являются «Письма к старому товарищу», написанные уже после закрытия «Колокола». Это обращение к концу жизни (Герцен умер в 1870 г.) к I Интернационалу подчеркивает чуткость русского журналиста ко всем новым фактам революционной деятельности на Западе. Но главная боль Герцена была в России: ни свободы, ни демократии в ней не осуществилось.

Следует отметить, что идеи Белинского и Герцена оказали большое воздействие на многих общественных и литературных деятелей народов России и славянских стран последующих десятилетий.

 

 

                                                                                                     

 

Отечественная журналистика в конце XIX века. Рыночные и буржуазные тенденции в развитие отечественной журналистики в начале ХХ века. Появление издательских концернов (А.Ф. Маркса, И.Д. Сытина). Газета «Копейка».

 

1890-е годы — время промышленного подъема в России. С процессами капитализации всей русской жизни связано дальнейшее развитие периодической печати. Продолжается количественный рост прессы, появляются новые типы периодических изданий.

Наблюдается рост провинциальной частнособственнической газетной печати, дальнейшее увеличение числа различных еженедельников, в том числе иллюстрированных.

«Толстый» русский журнал, сохраняя роль руководителя общественного мнения, как бы выделяет из своего состава журналы по интересам: журналы для юношества и самообразования («Мир божий»), журналы для семейного чтения («Семья»), научно-популярные («Наука и жизнь», «Журнал для всех»), научно-философские («Научное обозрение»), педагогические («Образование»), журналы искусств («Искусство и художественная промышленность», «Мир искусства»). Впрочем, некоторые из них вновь приобретают энциклопедический характер («Журнал для всех»).

Получают развитие духовно-религиозные и деловые издания.

В 90-е годы появляются такие значительные общенациональные газеты, как «Россия», «Русское слово», «Курьер».

Газеты обзаводятся приложениями, практикуются вторые (дневные) выпуски газет. Растут тиражи газет, улучшается информационное обеспечение газет. Формируются первые издательские концерны А.С. Суворина, И.Д. Сытина и др.

Капитализация, индустриализация жизни активизируют поиски закономерностей развития общества, дифференцируются политические направления. Позитивизм овладевает значительной частью интеллигенции. Народничество испытывает серьезные трудности в объяснении исторических судеб России. Растет интерес к марксизму, идеям исторического материализма.

XIX в. создал достаточно богатую, разветвленную систему печати. Но по-прежнему не был решен вопрос о свободе печати. Складывающиеся партии (социал-демократы, социал-революционеры, конституционные демократы и даже монархисты) не имели своих легальных изданий. Первые партийные органы формируются в эмиграции. Эсеры в 1900 г. организовали газету «Революционная Россия», социал-демократы — в 1901 г. «Искру», будущие кадеты группируются вокруг журнала «Освобождение» (1902).

Основные общественно-политические проблемы русской жизни не получали решения, положение рабочих и крестьян оставалось тяжелым. Конституции не было. Политических свобод также. Самодержавный произвол часто игнорировал законы.

Редакция «Вестника Европы» во «Внутреннем обозрении» и «Общественной хронике» первого номера 1901 г., посвященного наступлению XX в., констатировала, что большинство цивилизованных стран живет в условиях торжества капитализма и буржуазной демократии, а в России дело реформ не было доведено до конца.

От имени либеральной общественности журнал перечисляет задачи, которые нужно решить России в XX в. Это — уничтожение сословного неравноправия, введение независимого от администрации суда, развитие самоуправления, юридическое облегчение положения печати, развитие частных обществ, свобода совести, введение всеобщего начального образования, упорядочение крестьянского, земского, судебного, промышленного, брачного и других законодательств.

Русско-японская война в 1904 г. обострила и без того сложное экономическое и политическое положение в стране.

Тем не менее, частнопредпринимательская деятельность в области журналистики расширялась и крепла. В значительной степени разделились функции издателя, т.е. собственника газет и журналов, и редакторов. Редакторы и публицисты становились подчас наемными работниками, которые зависели не только от цензуры, но и от владельца издания. Отдельные состоятельные люди — банкиры Поляков, Альберт, капиталисты Коншины, Рябушинские, Морозовы, банки (Волжско-Камский, Азово-Донской) все охотнее вкладывали деньги в периодическую печать.

Постепенно формируется качественная и массовая пресса. Старые направления: консервативное, либеральное и демократическое (социалистическое) в прессе сохраняются, хотя существуют издания, стоящие в стороне от главных партийных направлений, декларирующие свою независимость, например «Биржевые ведомости», «Русское слово».

Яркой звездой блеснула на русском журнальном небосклоне газета «Россия». Организованная в 1899 г. как либерально-буржуазное издание, «Россия», благодаря участию в ней известных фельетонистов В.М. Дорошевича и А.В. Амфитеатрова, приобрела большую популярность в начале века. Требование политических перемен в стране, реформ, критика действий некоторых правительственных чиновников высокого ранга, намеки и иносказания создавали ей славу смелой буржуазной газеты. Фельетон Амфитеатрова «Господа Обмановы», опубликованный 13 января 1902 г., был воспринят как дерзкая сатира на царя Николая II и его ближайших родственников. Газета тотчас была закрыта, а Амфитеатров сослан в Минусинск. (В 1905 г. под этим же названием организована была новая газета, но она уже носила чисто казенный монархический характер.)

«Газета-копейка»

Оказать влияние на массы, привлечь их на свою сторону старались не только партийные издания, но и массовые газеты бульварного типа, так называемые газеты-копейки. Первая подобная ежедневная «Газета-копейка» вышла в Петербурге в 1908 г. под редакцией М.Б. Городецкого и В.А. Анзимирова. Она издавалась двумя выпусками — утром и вечером, имела несколько приложений: «Журнал-копейка», «Листок-копейка», «Веселый балагур», «Альбом "Копейки"» и др. Один номер стоил 1 копейку (против цены 5 копеек других газет).

Городские новости, скандальные истории, авантюрная беллетристика, неглубокий комментарий событий политической жизни — таково ее содержание. Среди читателей газеты были городские мещане, мелкие служащие, чиновники, рабочие, хотя многие передовые рабочие понимали ее развлекательный, оглупляющий характер.

С 1909 г. подобная газета-копейка издавалась теми же издателями в Москве. Во многих других городах России были свои газеты-копейки («Киевская копейка» и др.).

 

На рубеже XIX и XX вв. значительно выросли затраты на открытие нового органа периодики, особенно газеты. Если в 80-е годы можно было обойтись начальным капиталом в 40–50 тысяч, то к 1904 г. эта сумма выросла до 250–300 тыс. рублей. Одному человеку это было не по силам. Именно поэтому в издательское Дело начали приходить предпринимательские фирмы, а к 1910-м годам усилилось участие банков в издании периодики, что особенно пугало журналистов и читателей.

Противостоять этому газеты и журналы пытались при помощи создания различных издательских обществ и товариществ. Капиталистическим предприятием было издательство И.Д. СЫТИНА. Он имел репутацию просветителя, издававшего книги русских писателей и книги для народа. Основным делом И.Д. Сытина было его книжное издательство, где печатались произведения русских писателей, книги для народа, которыми торговали на ярмарках, календари. Став на ноги как издатель, Сытин начал заниматься и периодикой. Первым и самым любимым для издателя был журнал «Вокруг света», долгое время остававшийся в его личной собственности. Наибольшую известность ему и его издательству принесла газета «Русское слово». Сытинскому издательству принадлежали также журналы «Вестник спорта и туризма», «Вестник школы», «Для народного учителя», «Заря», «Мирок», «Модный журнал», «Нужды деревни», «Пчелка», «Искры» и т.д., – часть из них была приложением к «Русскому слову». Кроме журналов, издательство принимало участие в выпуске газет «Дума», «Русская правда», «Правда Божия» и др. В последние годы перед революцией фирма Сытина имела в Москве газеты «Раннее утро» и «Вечерние известия». В 1916 г. Сытин купил издательство А.Ф. Маркса с самым распространенным в стране журналом «Нива». Фирма Сытина имела книжные магазины и отделения в Петербурге, Варшаве, Екатеринбурге, Иркутске, Киеве, Ростове-на-Дону, Одессе, Самаре, Саратове и на Нижегородской ярмарке.

Популярным в стране было издательство А.Ф. МАРКСА, создавшего самый читаемый журнал «Нива», который выпускался с огромным количеством разнообразных приложений. Причем в «Ниве» А.Ф. Маркс выступал не только как распорядитель финансовой части журнала, но и сам, по свидетельству сотрудников, прочитывал все материалы, поступившие в редакцию, решал вопросы о покупке произведений для журнала и своего издательства. Современники отмечали роль издателя «Нивы» в просветительской деятельности. Но скандальную известность, омрачившую память об издателе на долгие годы, получила покупка Марксом всех прав на издание произведений А.П. Чехова сроком на 50 лет.

 

 

27. Развитие политической журналистики в начале 20 века.

Русская легальная печать начала ХХ в.была весьма разнообразной. По статистике в 1900 г. в России выходило 125 общественно-политических газет. Но среди них не было ни одной партийной газеты. Газеты, журналы, альманахи, еженедельники и другие периодические издания придерживались в основном буржуазно-монархической или либерально-буржуазной направленности. Среди государственных изданий – газеты “Правительственный вестник” и вечернее приложение к ней – “Русское государство”. Правительственная печать публикует официальные материалы и выражает мнение правящих кругов и государя. “Московские ведомости” продолжала оставаться ведущей буржуазно-монархической газетой. Газета “Новое время” заняло промежуточную позицию между монархическоми и кадетскими изданиями. Высказывалась за полезность принятия конституции. От этого ее популярность росла, тираж в 1902 г. составил 65 тысяч экземпляров. Либерально-буржуазные взгляды выражали газеты “Русские ведомости”, “Курьер”, “Биржевые ведомости”, “Россия”, “Новости”. Рост значения ежедневных газет и увеличивающаяся потребность в оперативной информации ведет к развитию телеграфных агентствах, а также к созданию агентства по распространению печати, появлению посреднических контор объявлений. Спрос на свежую информацию рождает разделение изданий на утренние и вечерние газеты. Начало века – это появление и активная деятельность легальной и нелегальной социал-демократической печати - экономистов (“Рабочая мысль”), меньшевиков (“Социал-демократ”, “Начало”, “Народная дума”), большевистской “Искры”.

Периодическая печать в годы первой русской революции.Главным событием этого времени был Манифест от 17 октября 1905 г. Он провозглашал гражданские права и политические свободы, тем самым давал развитие многопартийной прессе. Вскоре была фактически отменена цензура, но восстанавливался порядок ответственности журналистов по суду за преступления в области печати. Их можно было оштрафовать, арестовать на срок до трех месяцев, заключить в тюрьму на срок до полутора лет, сослать на поселение. За Главным управлением по делам печати МВД и полиции оставалось и право конфискации тиражей, приостановки изданий, закрытия типографий. С 1906 г. этот указ стал действовать весьма сурово. Власти стали использовать и субсидии правительственным и консервативным издания как средство их поощрения.

В это время в России появляется партийная печать. Кадеты (конституционные демократы) издают газету “Народная свобода”, “Речь”, “Товарищ”, вечернюю газету “Дума”, в Москве – “Народное дело”, “Народный путь”. Социал-демократы (большевики) начинают выпускать первую свою легальную газету “Новая жизнь”, газету “Борьба”. У меньшевиков выходят газеты “Начало” и“Московская газета”.Эсеры (социал-революционеры) сначала использовали газету “Сын Отечества”,а затем организовали свои издания – газеты“Голос”и “Дело народа”. Анархисты выражали свои мысли в газете “Анархия”.Каждая партия, даже небольшая могла иметь свои печатные органы: октябристы, Союз трудового народа, монархисты. Ряд из них носили шовинистический и националистический характер. Революционные события вызвали к жизни и новые правительственные – монархические газеты - вечернюю “Русское государство”, просуществовавшую меньше года, и пришедшую ей на смену “Россию”.

Сатирические журналы– характерная особенность этого периода. Их выходило более сотни не только в столицах, но и в провинции. Они были наполнены политической сатирой, были радикальны, придерживались разных партийных взглядов, но просуществовали недолго. “Пулемет”, “Жало”, “Топор”, “Зритель”, “Жупел”, “Бич”и другие. В этих журналах печатались известные фельетонисты Н.Тэффи, О.Дымов, В.Потемкин, а также выдающиеся литераторы И.Бунин, А.Куприн, К.Чуковский, М.Горький. Самый заметный из таких журналов – “Сатирикон” (1910). Редактором которого был А.Аверченко.

Национальные газеты, то есть издания на языках народов, входивших в состав Российской империи, тоже появились в период 1905-1907 гг.

Поражение первой русской революциипривело к ужесточению условий выпуска газет и журналов. Часть из них закрылась, многие партийные газеты стали вновь издаваться за границей или нелегально. Многие литераторы и журналисты вновь перешли от острых политических тем к религиозно-нравственным и философским размышлениям и поискам. Ярким примером такого типа публицистики были статьи известного сборника “Вехи”. Укрепились буржуазные издания и пополнились новыми названиями. Ряд газет стали издавать известные промышленники и финансисты: например, Рябушинские – ежедневную газету “Раннее утро” (1907-1918) и “Утро России” (1907, 1909-1918). Создаются и массовые буржуазные газеты для городского населения: “Газета-копейка” (1908-1918) в Петербурге,“Газета-копейка” (1909-1918)в Москве. Они были очень дешевы (стоили копейку, в отличие от 5 копеек за другие газеты) и давали подписчикам несколько приложений, содержали рекламу, объявления, развлекательный материал. Издания хорошо раскупались. Тиражи исчислялись несколькими сотнями тысяч экземпляров. Эти газеты оборудовали собственную типографию с новейшим полиграфическим оборудованием, которое позволяло оперативно печатать необходимое количество экземпляров.

Легальные большевистские газеты. Развитие массовой печати для народа и появившаяся у людей привычка читать газеты позволили политическим партиям, в том числе и большевистской. более активно использовать печатное слово в своей работе. Они создают собственные легальные издания. Большевики в 1911 г. начинают издавать газету “Звезда” (1910-1912),а в 1912 г. – “Правда”,которая с перерывами выходила вплоть до 1917 г. Идейным вдохновителем и руководителем газеты был В.И.Ленин. Она была адресована рабочим и обсуждала важнейшие проблемы жизни рабочих, ход выборов в Думу. Газета поддерживала и вдохновляла стачечную борьбу рабочих. Активизировала их выступления за экономические и политические перемены. Здесь обсуждалась руководящая роль пролетариата в грядущей борьбе за переустройство общества, писалось о классах и их неравнозначной роли в современном обществе. Газета издавалась на деньги, поступавшие от рабочих в виде пожертвований.По цензурным соображениям ее издание не раз прекращалось. Но ее начинали выпускать вновь под похожими названиями: “Рабочая правда”, “Правда труда”, “За правду”, “Путь правды”, “Трудовая правда”. Но накануне Первой мировой войны она все-таки была закрыта цензурой. В 1913 г., последнем мирном году для журналистики в стране выходило в свет более 3000 изданий периодической печати.

 

 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 1305; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ