КИНЕМАТОМЕТРИЧЕСКАЯ МЕТОДИКА ИЗУЧЕНИЯ «ВНУТРЕННЕГО» БАЛАНСА (Е. П. ИЛЬИН, 1972)



Физиологическое обоснование.В ходе изучения зависимости точности дифференцирова­ния амплитуд и усилий от их величины (при попытке как можно меньше прибавить и как можно меньше убавить) я столкнулся с фактом, что некоторые испытуемые не могли выпол­нить полностью наше задание: у одних не получалось прибавление, у других — убавление. Отсюда возникла мысль сравнивать величины прибавления и убавления амплитуд и усилий и у тех испытуемых, которые могли выполнить задание, т. е. и прибавляли, и убавляли амп­литуды и усилия. Оказалось, что у разных испытуемых убавление и прибавление от одной и той же величины параметра представляет разное по сложности задание: одни на всех ампли­тудах (малых, больших, средних) прибавляют больше, чем убавляют, а другие, наоборот, на всех амплитудах больше убавляют, чем прибавляют. Имеется и третья группа, которая на ма­лых амплитудах прибавляет больше, чем убавляет, а на больших амплитудах, наоборот, убав­ляет больше, чем прибавляет (рис. 3.11).

Все это напоминало деление людей на три группы при изучении «внешнего» баланса, по­этому возникло предположение, что здесь тоже проявляется какой-то баланс между нервны-


Рис. 3.11. Изменение дифференциальных порогов при прибавлении и убавлении выбранной (заданной) амплитуды движения

По вертикали— величина дифференциального порога, угловые градусы (мм); по горизонтали — амп­литуды движений: малая, оптимальная (= для прибавления, — для убавления), большая. Жирная ли­ния— дифференциальные пороги при прибавлении, тонкая линия — при убавлении

ми процессами. Лица, у которых прибавление было большим, чем убавление, были приняты за тех, у которых возбуждение преобладает над торможением. Лица, у которых убавление было большим, чем прибавление (на всех амплитудах или усилиях), были отнесены к тем, у кого преобладает процесс торможения. Третья группа была отнесена к «уравновешенным». Были получены свидетельства, что этот вид баланса не тождественен «внешнему» балансу, и в свя­зи с особенностями его проявления в поведении и деятельности он был назван «внутренним» балансом.

При рассмотрении физиологической сущности «внутреннего» баланса важно учитывать, что задача увеличения параметров (амплитуды или усилия) на незначительную по сравне­нию с эталоном величину не равнозначна задаче уменьшении параметра на незначительную величину. В этих задачах проявляются разные возможности в зависимости от трго, какой нерв­ный процесс превалирует (в случае нарушения баланса) и насколько величина дифференци­руемого параметра удалена от оптимальной его величины (в случае уравновешенности нерв­ных процессов). Остановлюсь на последнем случае подробнее.

Как видно на рис. 3.11, у лиц, отнесенных к уравновешенным, на малых усилиях убавле­ние меньшее, чем прибавление, на больших же усилиях отношения обратные: прибавление меньшее чем убавление (хотя общий ход кривых что при прибавлении, что при убавлении в зависимости от величины усилия одинаков: чем ближе к средней (оптимальной) величине, тем точнее делается и прибавление, и убавление усилия). Объяснение, подобное тому, что на малых амплитудах (т. е. при малой активации нервной системы импульсами с проприорецеп-торов) преобладает процесс возбуждения, поэтому прибавление больше, чем убавление, отпа­дает ввиду нелогичности: тогда придется признать, что выполнение движений с большой ам­плитудой или усилием (т. е. при большей активации нервной системы импульсами с пропри-орецепторов) преобладает процесс торможения. Очевидно, надо искать другую причину


инверсии соотношения величин прибавления и убавления на малых и больших усилиях или амплитудах движений.

Я исходил опять-таки из наличия оптимальных величин дифференцируемых параметров и зависимости точности дифференцирования от удаленности от оптимальной зоны: чем дальше от нее дифференцируемый параметр, тем хуже дифференцировка, т. е. больше прибавление или убавление параметра.

На рис. 3.11 видно, что оптимальная величина усилия для прибавления больше, чем тако­вая для убавления. Отсюда малые значения параметра (усилия или амплитуды) дальше от оптимума для прибавления и ближе к от имуму для убавления, а большие значения парамет­ра ближе к оптимуму для прибавления и дальше от оптимума для убавления. Вследствие это­го точнее должно выполняться задание на малых амплитудах или усилиях при их убавлении, а на больших амплитудах или усилиях — при их прибавлении.

Подобная инверсия отмечена многими авторами. Так, А. Пьерон выявил, что время реак­ции при малой величине раздражителя больше на его прекращение, чем на появление. При больших же интенсивностях картина была обратная. То же обнаружил и А. Н. Васильев, при­чем он показал, что при средних ингенсивностях сигнала различий во времени реакции на появление и исчезновение сигнала нет. А. А. Гидиков выявил ту же закономерность при уве­личении и уменьшении ускорения движущегося объекта и реакции на эти изменения испы­туемых: при ускорении в 0,25 см/с2 и начальной скорости 1 см/с латентный период был мень­ше при отрицательном ускорении, а при той же начальной скорости, но большом ускорении (1,0 см/с2) латентный период становится меньше при положительном ускорении. Такие же инверсии наблюдались и при больших исходных скоростях.

Таким образом, наличие уравновешенного типа при прибавлении и убавлении амплитуд или усилий сомнений не вызывает, он отражает общефизиологическую закономерность, про­являющуюся при выполнении людьми и других заданий, в которых присутствуют возбуди­тельные и тормозные сигналы. Однако однозначного толкования эти факты не получили.

Некоторые авторы пытались объяснить полученные факты наличием специфических ре-цепторных структур, одни из которых реагируют на появление или увеличение силы раздра­жителя, а другие — на исчезновение или уменьшение силы раздражителя. Однако в дальней­шем эта точка зрения подверглась критике.

А. Н. Васильев смену отношений между величинами латентного периода на появление и исчезновение раздражителя объясняет следующим образом. В случае реакции на прекраще­ние раздражителя в коре головного мозга суммируется возбуждение, возникающее в ответ на появление и прекращение раздражителя. При этом при малых интенсивностях раздражителя суммарное возбуждение будет больше, чем то, которое возникает только в ответ на появление раздражителя. Поэтому латентный период на исчезновение малого раздражителя короче, чем на появление этого раздражителя. При большой интенсивности раздражителя суммация воз-, буждения от появления и исчезновения раздражителя, достигнув предельного уровня, при­водит к возникновению запредельного торможения. Поэтому на исчезновение раздражителя .латентный период становится большим, чем при появлении раздражителя, когда эффект сум-мации отсутствует.

Но такому объяснению противоречит факт, имеющийся в таблицах, приводимых А. Н. Ва­сильевым: латентный период как при появлении, так и при исчезновении раздражителя был меньшим при больших величинах раздражителя. Следовательно, о возникновении запредель­ного торможения не может быть речи: ведь наличие такового должно было увеличить латент­ный период по сравнению с его величиной при исчезновении малого по интенсивности раз­дражителя. У автора же латентный период при исчезновении малого по интенсивности раз­дражителя был большим, чем латентный период при исчезновении большого по интенсивности раздражителя.

Нельзя не упомянуть и о представлениях П. В. Симонова (1962) о наличии двух свойств нервных клеток — возбудимости и тормозимости и изменении соотношения между ними по мере их роста.


Рассмотрим теперь почему у лиц с преобладанием возбуждения прибавление больше, чем убавление, а у лиц с преобладанием торможения — наоборот.

Предположим, что испытуемый при выборе эталонной амплитуды совершил сгибание руки на 20°. Вследствие преобладания возбуждения эта амплитуда будет воспринята как большая, предположим на 4°. Тогда реальная амплитуда превращается в субъективный эталон, равный 24°, по отношению к которому обследуемый будет прибавлять амплитуду и убавлять ее. До­пустим, что он прибавит и убавит от субъективного эталона по 6°. Тогда в действительности при прибавлении его движение будет равно 20 + 4 + 6 = 30°, а при убавлении 20 + 4 - 6 = 18°. Таким образом, по отношению к выбранной амплитуде он прибавит 10°, а убавит 2°.

То же самое произойдет и при прибавлении и убавлении большой амплитуды, если объек­тивный эталон (выбранная обследуемым амплитуда движения) превращается в субъективный эталон, больший, например, на 6°. Прибавляя, обследуемый совершит движение на 74° (60 + 6 + 8), а убавляя — на 58° (60 + 6-8). Опять прибавление (+14°) больше, чем убавление (-2°).

В случае преобладания торможения соотношения будут обратные. Объективный эталон, равный 20°, превратившись в субъективный, будет казаться обследуемому меньшим, напри­мер, на 4°. Тогда, прибавив к нему, допустим, 6°°, обследуемый совершит движение, равное 22°° (20 - 4 + 6), а убавив от него 6°, сделает движение, равное 10° (20 - 4 - 6). Таким образом, по отношению к выбранной амплитуде обследуемый прибавит 2°, а убавит 10°, т. е. убавление в этом случае больше, чем прибавление.

Те же соотношения по той же причине выявятся и на большой амплитуде.

Процедура исследования.Специальной процедуры для определения типологических осо­бенностей проявления «внутреннего» баланса не требуется. Используются данные, получае­мые при проведении теста на подвижность нервных процессов. Для постановки диагноза ис­пользуются только данные из левой части колонки «Сумма разниц». Обратимся к данным, приведенным выше в разделе «кинематометрическая методика» (табл. 3.4):

 

Сумма разниц на малой амплитуде +4  
  -7 +8
Сумма разниц на большой амплитуде +6 -8
  -10 +4

Если сравнить величину прибавления и убавления в первой (левой) колонке на малой и большой амплитуде, то из представленных данных следует, что и на той, и на другой амплиту­де величина убавления была больше, чем величина прибавления. Именно эти данные нужны для постановки диагноза о «внутреннем» балансе, так как они не несут на себе влияния пред­шествующего развития противоположного процесса, т. е. подвижности или инертности нерв­ных процессов (как данные в правой колонке, которые поэтому в данном тесте во внимание не принимаются).

Критерии для диагностики.Диагноз о «внутреннем» балансе ставится на основании срав­нения сумм прибавления и убавления малых амплитуд (в нашем случае + 4 с — 7) и больших амплитуд (+ 6 с - 10). Если на малых и больших амплитудах сумма прибавлений больше, чем убавлений на 2° и больше, то ставится диагноз «преобладание возбуждения» (табл. 3.10). Если на малых и больших амплитудах сумма убавлении больше, чем сумма прибавлений, то ста­вится диагноз «преобладание торможения». Если на малых амплитудах больше сумма при­бавлений, а на больших амплитудах больше сумма убавлении, то ставится диагноз «уравнове­шенность нервных процессов».

В таблице приведены и промежуточные градации баланса (уравновешенность в сторону либо возбуждения, либо торможения), которые важны при изучении сдвига баланса в том или ином состоянии субъекта, но которые встречаются и при типологической диагностике.

Для более дифференцированного деления субъектов по степени выраженности «внутрен­него» баланса можно пользоваться следующей схемой (табл. 3.11).


Таблица 3.10

 

 

 

 

 

Вариант

Типологические особенности

Суммарные величины

на малых амплитудах

на больших амплитудах

прибавление убавление прибавление убавление
А Преобладание возбуждения больше меньше больше меньше
Б Уравновешенность со сдвигом в сторону возбуждения больше меньше

одинаковые

В Уравновешенность больше меньше меньше больше
Г Уравновешенность со сдвигом в сторону торможения

одинаковые

меньше больше
д Преобладание торможения меньше больше меньше больше
Е Извращение меньше больше больше меньше

Место субъекта в ранжированном ряду определяется величиной и знаком разницы между суммарными величинами прибавления и убавления на малой и большой амплитуде: чем боль­ше сумма разниц со знаком «+», тем в большей степени преобладает процесс возбуждения, чем больше сумма разниц со знаком «-», тем в большей степени преобладает процесс тормо­жения. При уравновешенности место обследованного в ранжированном ряду определяется путем сравнения разниц между прибавлением и убавлением на малой и большой амплитудах:

Таблица 3 11

 

 

 

 

 

 

 

Вариант

Типологические особенности

Суммарные величины

Сумма

на малой амплитуде

на большой амплитуде

прибав­ление убав­ление раз­ница прибав­ление убав­ление раз­ница
А Большое преобла­дание возбуждения +28 -3 +25 +25 -5 +20 +45
Б Преобладание возбуждения +21 -6 +15 +16 -8 +8 +24
В Сдвиг в сторону возбуждения +17 -7 +10 +11 -11 0 +10
Г Уравновешенность +10 -6 +4 +7 -18 -11
д Сдвиг в сторону торможения +8 -8 0 +6 -24 -18 -18
Е Преобладание торможения +7 -12 -5 +5 -21 -16 -21
Ж Большое преобла­дание торможения +4 -20 -16 +3 -27 -24 -40

чем больше разница со знаком «+» (на малой амплитуде) и меньше разница со знаком «-» (на большой амплитуде), тем выше находится обследуемый в ранжированном ряду. Например, субъект А., имеющий на малой амплитуде разницу между прибавлением и убавлением + 15, а на большой амплитуде разницу — 6, будет занимать место выше, чем субъект Б., у которого эти разницы равны соответственно +10 и -16, ибо у первого сумма разниц равна +9, а у второ­го - 6.

В ряде исследований при ранжировании испытуемых по балансу выше ставят уравнове­шенных, ниже — неуравновешенных. Это неправомерно. Первые места должны занимать лица с преобладанием возбуждения, затем уравновешенные и внизу ряда лица с преобладанием торможения.

Графический и динамометрический варианты методики.Изучение «внутреннего» баланса, как и подвижности нервных процессов, можно проводить с помощью регистрации протяжен­ности движений на бумаге или с помощью динамометра, фиксируя получаемые данные по схеме, описанной выше.

В случае выявления у субъекта варианта Е (табл. 3.10), т. е. извращения обычной законо­мерности, диагноз не ставится, диагностирование повторяется.

«Внутренний» баланс проявляет довольно большую стабильность: коэффициенты корре­ляции между повторными испытаниями в большинстве случаев достигали величин 0,46-0,52и даже 0,81 при уровне достоверности от 0,05до 0,001.


4


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 478;