Ностью один час двадцать четыре минуты и тринадцать



Секунд), в течение которого ты можешь выполнить воз-

Ложенную на тебя задачу. По истечении этого времени

Выполнение задачи окажется невозможным. Желаем уда-

чи!»

Подписи не было.

– Блин! – с чувством произнесла Маруся. – А раньше сказать

сложно было?

Значит, на то, чтобы дойти до Оракула и задать ему вопрос,

у нее остается еще почти полтора часа? Или, если быть точ-

ной, восемьдесят четыре минуты?

– Так что же я здесь рассиживаюсь?

Маруся вскочила и побежала по дороге, легко перепры-

гивая через торчащие из мостовой толстенные корни дере-

вьев.

По обе стороны дороги мелькали странные, непохожие на

человеческие постройки. Широкие наклонные пандусы, из-

ломанные арки, гроздья прилепившихся к массивной стене

белых шаров, похожих на гигантские осиные гнезда... На-

крытые разноцветными колпаками колодцы, змеящиеся

между стволами берез серебряные трубы, напоминающие

пауков черные конструкции на высоких ажурных стойках. И

нигде ни одного намека на то, что в этих руинах есть хоть

кто-то живой!

227

«Живой и разумный», – подумала Маруся.

Но Арк же обещал, что в Старом городе ей покажут дорогу!

Нет, не обещал. Он сказал: «Там ты поймешь, куда надо

идти». Вот и все. А остальное придумала она сама, решив, что

если есть город, то есть и его обитатели, а значит, будет у кого

спросить.

«Но мне так хотелось!»

«Хотелось – чего? Чтобы тебе подсказали? Ты не можешь

дойти до конца пути самостоятельно?»

– От неожиданности Маруся даже остановилась. – Кто это?

Шепот.

Шепот доносился со всех сторон, он слышался в шуме дре-

весных крон над ее головой, в шелесте листьев и шуршании

травы, шорохе потревоженных птицами кустов.

Тихие, тихие слова, проникающие прямо в голову. Так гово-

рил с ней Арк... и она бы не испугалась, заговори с ней кто-то

один. Но сейчас к ней мысленно обращались десятки невиди-

мых собеседников.

«Ты можешь... можешь... Иди вперед... иди к башне... к баш-

не...

...должна успеть... ты наша надежда, наша надежда...

...прошла весь путь... никто не смог остановить тебя...

...ты обойдешься без подсказок... достаточно умна, чтобы

обо всем догадаться...

...ты избранная... ты не можешь отказаться от своего пред-

назначения...

...раз в тысячу лет... ты не должна упустить свой шанс...

...ты не должна... не должна...

...ты не смеешь... не смеешь...

...ты можешь!.. ты можешь!..»

– Замолчите! – крикнула Маруся. – У меня голова от вас рас-

калывается!

228

Тишина. Только поют птицы и играет где-то невидимая сви-

рель.

Но теперь девочка уже точно знала: она не одна. В городе

есть обитатели. Пусть они прячутся, пусть их не видно – но

они есть. И они следят за ней!

– Ответьте на один вопрос! И пусть отвечает только один!

Молчание.

– Где мне найти этого Оракула? И как я его узнаю?

Тишина мгновенно сменилась многоголосым бормотанием

– видно, говорить поодиночке жители Старого города просто

не умели.

«... Оракул в башне...

...Черная башня... последняя башня...

... последняя из семи...

...там горит неугасимое пламя... ты увидишь...

...никто не может войти в башню... ты – сможешь...

...ты – избранная... ты – надежда...

...ничего не бойся! страх убивает...

...ты сумеешь исполнить предначертанное! ты – сумеешь!..

...иди к Черной башне!.. иди к башне!..»

– Стоп! Хватит! Я все поняла!

По правде говоря, Маруся поняла далеко не все, но выслуши-

вать это сводящее с ума бормотание было выше ее сил. Оракул

в башне, это ясно. Оставался пустяк – найти эту самую башню.

«Никто не говорил мне, что нужно сворачивать налево или

направо, – подумала девочка. – Значит, дорога, по которой я

иду, рано или поздно приведет меня к башне!».

Очень скоро она убедилась в том, что ее догадка была вер-

ной.

Сначала закончились городские постройки, а потом нео-

жиданно оборвался и лес – резко, будто отрезанный огром-

229

ным ножом. От границы леса до горизонта тянулась ши-

рокая – едва можно охватить взглядом – равнина, залитая

чем-то похожим на черное стекло. Где-то в невообразимой

дали блестящая антрацитовая поверхность равнины вздува-

лась огромным волдырем. Это, по-видимому, и была Черная

башня – во всяком случае, других строений на равнине Ма-

руся не заметила. Судя по тому, какую часть неба закрывала

собой башня, размеры у нее были просто колоссальные. И

что самое главное – она была очень, очень далеко от Маруси.

Девочка не умела определять расстояния на глаз, но ей по-

казалось, что от башни ее отделяет никак не меньше десятка

километров.

«И как я, интересно, дотопаю до нее за оставшийся час? – по-

думала Маруся, чувствуя противную слабость в руках и ногах.

– Издеваются надо мной, что ли?»

Пройти такой путь, преодолеть тысячу препятствий и опу-

стить руки, оказавшись перед какой-то дурацкой стеклянной

равниной?

«Ничего не бойся, – вспомнила она шепот невидимых оби-

тателей города. – Страх убивает!»

– А я и не боюсь! – сказала Маруся громко. Спрыгнула с от-

кромсанного огромным ножом обрыва и едва не упала, по-

скользнувшись на черном стекле. – Все равно пойду вперед,

ясно?

С трудом сохраняя равновесие, она сделала шаг по направ-

лению к башне. Потом второй, третий...

А потом стеклянная равнина вдруг ушла у нее из-под ног.

Маруся почувствовала, что летит вперед с невероятной скоро-

стью, и ветер свистит у нее в ушах.

Что-то подобное она испытывала только на аттракционах

в Парке развлечений, когда сцепленные между собой кабин-

ки с визжащими любителями острых ощущений сваливались

вниз с высоты шестнадцатиэтажного дома.

230

Ощущение падения было таким сильным, что она зажму-

рилась, ожидая неминуемого удара о землю. Но удара не по-

следовало. Полет перешел в плавное скольжение, под ногами

вновь появилась опора. Маруся не без опаски заставила себя

открыть глаза.

Прямо перед ней высилась Черная башня.

4

Башня оказалась такой старой, словно ее строили не люди,

а она сама собой сложилась из выщербленных валунов в нево-

образимо древние времена.

Хотя, может быть, строили ее действительно не люди…

Высокая, мрачная, башня нависла над Марусей, зияя про-

валами узких бойниц.

«Никто не сумеет войти в башню… Ты – сможешь».

Девочка обошла замшелое основание строения по кругу.

Никакого намека на дверь. Сооружение возвышалось в цен-

тре квадратного двора, вымощенного шестиугольными пли-

тами. Справа от башни громоздились руины какого-то при-

земистого сооружения, похожего на увенчанный треугольной

крышей колодец. В колодце горел огонь – синее, холодное пла-

мя, не отбрасывающее тени.

Где же вход?

Может быть, нужно спуститься в колодец? Но лезть в огонь,

пусть даже и холодный, Марусе совсем не хотелось. Да и не

могли строители башни – кем бы они ни были – сделать такую

вопиющую глупость. Нет, вход должен быть где-то на поверх-

ности. Где-то совсем рядом.

«Думай, Маруся! Думай! Ты же умная!»

– Я – избранная! – фыркнула девочка. Подошла к башне и

уперлась ладонями в холодный камень. – Я избранная, и я

хочу войти!

231

Чуда не произошло. Камень под ее руками не рассыпался в

прах и не превратился в податливый пластилин. Маруся пну-

ла башню носком ботинка, отошла на несколько шагов назад.

И остановилась как вкопанная. Она увидела нечто, чего не ви-

дела еще минуту назад.

Окно.

Широкое – не чета узеньким бойницам – полукруглое от-

верстие на высоте каких-то трех метров над землей. Росли

бы рядом деревья – залезть в него мог бы любой ребенок. Вот

только деревьев не было не то что рядом, но и в пределах ви-

димости.

Подпрыгнуть и уцепиться за какой-нибудь выступ? Маруся

попробовала. Чувствуя себя человеком-пауком, вцепилась паль-

цами в ставший вдруг гладким камень, подтянулась на руках...

...Пальцы соскользнули, и она, ломая ногти, упала к подно-

жию башни.

Правое колено девочки провалилось в пустоту. Каменная

плита, на которую грохнулась Маруся, раскололась пополам,

нога застряла между двумя ее половинками. Девочка осто-

рожно высвободила колено, расколовшаяся плита с грохотом

обрушилась вниз, в открывшийся черный провал.

Что там?

Подвал? Подземный ход?

Маруся осторожно заглянула в яму. Она была не слишком

глубокой – спустившись, Маруся вряд ли сумела бы выпря-

миться во весь рост. Но зато и выбраться наверх будет про-

сто, решила девочка. Главное – не провалиться еще ниже. А то

вдруг это какая-нибудь хитрая ловушка для незваных посети-

телей Черной башни.

Крепко держась за края провала, Маруся спустилась вниз,

потопала ботинками по осколкам упавшей плиты. Беспокои-

лась она зря: под ногами был твердый камень. А впереди тем-

нел узкий, похожий на трещину в скале, лаз.

232

«Я туда не пойду, – подумала Маруся. – Я же там сразу за-

стряну! Да это кем надо быть, чтобы пролезть через эту щел-

ку?»

Она огляделась. Других отверстий в стенах ямы не было.

– Значит, так, – сказала она вслух. – У меня есть два выхо-

да. Я могу вылезти наверх и бродить вокруг дурацкой черной

башни, пока не кончится мое время... а могу рискнуть про-

браться через эту мышиную норку. И если я там застряну, то

буду утешаться тем, что я по крайней мере попробовала...

Маруся решительно сняла с шеи шнурок с ящеркой и, сжав

талисман в кулаке, шагнула к темной расщелине.

...Тесно, тесно... камни царапают затылок, сжимают ребра.

Нечем дышать. Кажется, никогда не выбраться из этой моги-

лы. С каждым шагом лаз все сужается, потолок опускается все

ниже. Вот она уже ползет, обдирая в кровь локти, то и дело

стукаясь головой. Перед глазами плывут багровые круги. Хо-

чется повернуть назад, но нельзя. Откуда-то ей известно, что

эта дорога – в один конец. Повернешь – пропадешь. Или за-

стрянешь в гранитных тисках, или заблудишься в вечной тем-

ноте.

Где-то впереди – слабый, мерцающий свет. Рывок, еще ры-

вок... камень обступает со всех сторон, давит, душит. Откуда-

то сверху струйкой стекает песок. Остановишься – за считан-

ные минуты песок погребет тебя под собой. Вперед, только

вперед...

Ящерка, милая ящерка! Спаси меня! Помоги выбраться из

этой каменной западни! Я должна! Я должна дойти до конца!

Я должна узнать...

Узнать – что?

Ответ на вопрос. На единственный, на самый главный во-

прос...

Мерцают перед глазами алые сполохи, обручем сдавливает

грудь. Но я дойду! Во что бы то ни стало дойду!

233

Но как я пойму, что мой вопрос – правильный?

Вопрос должен идти от сердца, сказал Арк. Бедный Арк, ле-

жит сейчас где-то в горах, изрешеченный турбопулями наем-

ников... Но что значит – от сердца? Я хотела бы спросить про

отца! Да-да, про моего отца! Правда ли, что он преступник?

Правда ли, что он мне не отец? Хотя, наверное, мне не меньше

хотелось бы узнать и о маме – где она? Она была здесь? Она во-

обще жива? Или нет, пусть лучше Оракул расскажет про меня!

Я же какая-то особенная, голоса в городе говорили, что я из-

бранная. Но я-то сама ничего такого не чувствую! Так о чем

спросить: о себе? О папе? О проекте «Искусственное солнце»?

О маме? О предметах? О чем?!»

Лаз неожиданно раздался в стороны, в глаза Маруси брызнул

ослепивший ее солнечный свет, и она, постанывая от боли в

расцарапанных руках, выбралась из люка в полу Черной баш-

ни. Она была внутри.

Некоторое время она сидела, привалившись спиной к стене,

и отдыхала. Приходила в себя.

В башне пахло неожиданно приятно, не то ванилью, не то

корицей. На древних камнях – тонкий слой песка. Лестница со

стертыми ступенями вела на второй этаж.

И никакого намека на портал.

На втором этаже девочка обнаружила покрытые пылью же-

лезные шкафы с запертыми дверцами, какие-то ящики, сун-

дуки – и винтовую металлическую лестницу.

Здесь портала тоже не обнаружилось.

Лестница гулко загремела под подошвами ботинок.

Выше, выше!

Третий этаж – пусто.

Четвертый – пусто.

Пятый…

Сперва Марусе показалось, что она видит перед собой зерка-

234

ло. Большое старинное зеркало высотой в человеческий рост,

установленное посреди круглой комнаты. Но, подойдя ближе,

девочка не увидела в зеркальной поверхности своего отраже-

ния.

«Тут что-то не так, – решила Маруся и осторожно дотрону-

лась кончиками пальцев до серебряной глади стекла. – Это

не стекло! Скорее металл. Очень холодный полированный ме-

талл. Знакомый металл».

Металл, из которого изготовлены предметы…

Ящерка в ее кулаке вдруг налилась ощутимой тяжестью.

Маруся протянула руку и слегка надавила на поверхность зер-

кала.

Пальцы провалились в пустоту!

Портал!

Сердце бешено забилось.

Маруся крепко зажмурилась, задержала дыхание, как перед

прыжком в воду, и вошла в зеркало…

5

«Где я?» – девочка завертела головой. Здесь не было ни пола,

ни стен, ни потолка – только мягкий рассеянный свет, неяс-

ные пятна, меняющие цвета с мягко-жемчужного до мерцаю-

щего опалового.

– Где-е-е-е я-я-я-я…. – простонало эхо.

«Ничего себе, здесь мысли звучат вслух», – удивилась Ма-

руся.

– Вслу-у-у-у-х-х-х…

«И куда мне идти?»

– Идти-и-и-и-и…

«Да заткнись ты!»

– Ты-ы-ы-ы-ы-ы…

Стало ясно, что переспорить мысленное эхо невозможно.

235

Маруся приказала себе забыть о нем и сделала осторожный

шаг в никуда, каждое мгновение опасаясь рухнуть в бездну.

Под подошвой ботинка обнаружилась какая-то поверхность,

твердая, гладкая и невидимая. Маруся присела, пощупала ее ру-

кой – внизу было что-то вроде холодного полированного пола.

«Значит, вот он какой – портал, – не обращая внимания на

загудевшее эхо, решила девочка. – Все как во сне. Приснится

же иногда – попадаешь куда-то и не понимаешь, где ты, в ка-

ком месте, в каком времени…»

Она поднялась на ноги и пошла туда, где свет, казалось, был

ярче. Мягкое свечение вскоре сменилось густым изумрудным

сиянием, затем темные пятна разошлись в стороны, точно об-

лака в небе, и Маруся невольно задохнулась, как это бывает с

людьми, внезапно оказавшимися на краю обрыва.

Перед ней раскинулось бесконечное фиолетово-черное бар-

хатное пространство. В пространстве этом светились сотни

серебристых звездочек: некоторые были совсем рядом, дру-

гие, казалось, находились далеко-далеко – вот только расстоя-

ния в этом странном месте определить было невозможно. Все

это немного походило на планетарий, куда Марусю однажды

водил папа. Только этот планетарий был больше московского

в сотни раз.

Она сделала шаг вперед, в бездонную фиолетово-черную

пропасть, изо всех сил борясь со страхом высоты. Под ногами

Маруси упруго спружинило что-то невидимое – девочка как

будто шла по мосту из сжатого воздуха.

Стена темного бархата с серебряными звездочками мгно-

венно приблизилась – теперь до нее можно было дотронуться

рукой.

Бархат оказался неровным, в нем имелось множество углу-

блений странных форм. В углублениях что-то серебрилось –

видимо, это и были те самые звездочки, что создавали эффект

планетария.

236

Множество предметов, вставленных в ниши, повторяющие

их контуры.

Некоторых животных Маруся узнавала – вот акула, вот пан-

да, вот морж. Это – божья коровка, это – каракатица, а это –

ласточка.

Но отдельные фигурки изображали совершенно незнако-

мых девочке зверей – страшных, зубастых созданий с рогами

и когтями.

«А вот динозавр. А вот еще и еще…»

Неожиданно Марусе показалось, что она заметила краем

глаза какое-то движение, вспышки света. Резко повернув-

шись, девочка на всякий случай присела, стиснув ящерку.

Никого.

И снова – странное сияние в стороне.

Разворот – и опять никого.

«Оракул… Это Оракул. Он умеет отвечать на вопросы, ведь

так? А как их задавать? Голосом или набирать текст? Но где

тогда экраны, где динамики, микрофоны, пульты, клавиату-

ры?» – Маруся принялась озираться в поисках хоть чего-то,

напоминающего привычные средства коммуникации, но ви-

дела всюду только фиолетово-черный бархат, изумрудный

свет и серебряные фигурки.

Множество углублений пустовало. Предметы в них отсут-

ствовали.

И тут Маруся увидела ящерку. Точнее, пустую нишу в форме

ящерки.

Ее ящерки.

Поколебавшись несколько секунд, Маруся протянула руку

и вставила свой предмет в углубление. Ящерка словно при-

липла к бархату. Перед глазами полыхнуло уже знакомое

сияние. Девочка ухватилась за фигурку, дернула – безрезуль-

татно. Она ощутила, что падает, при этом оставаясь на но-

гах.

У Маруси закружилась голова. Она вскрикнула:

– Мама! Где ты?!

Пространство вокруг озарилось пурпурным светом.

Женский голос за спиной произнес:

– С днем рождения, Марусенька!

Маруся замерла. Она помнила этот голос. Она хорошо знала

этот голос. Этот голос всегда был с ней. Медленно-медленно,

словно боясь поверить в то, что сейчас увидит, она оберну-

лась.

– Мама?

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

СЕРГЕЙ ВОЛКОВ

Российским читателям Сергей Волков знаком по фантастическим ро-

манам «Пасынок судьбы. Искатели» и «Пасынок судьбы. Расплата», «Твой

демон зла. Ошибка» и «Твой демон зла. Поединок», по романам цикла «Па-

стыри»: «Последнее желание», «Четвертый поход», «Черные бабочки» и

«Огненный дух».

В 2008 году вышел роман «Объект «Зеро»», повествующий о героической

робинзонаде наших далеких потомков на загадочной планете Медея, в

2009 – мистический боевик «Стража последнего рубежа».

В настоящее время писатель живет в Москве, занимается журнали-

стикой и литературным трудом. Женат, воспитывает двух дочерей и си-

бирскую кошку. Увлекается чтением исторической литературы, поэзией,

любит хоккей и жареное мясо.

12 ВОПРОСОВ О «МАРУСЕ 2»

По традиции, появившейся после выхода первой книги из серии «Маруся»,

Хранители Идеи отвечают на вопросы о загадках истории про Марусю Гумиле-

ву и открывают ряд тайн о будущих сериях, их героях и судьбах.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 203;