ИСТОРИЯ О НЕБЕСНОМ САНТЕХНИКЕ 2 страница



Я невольно залюбовалась ее лицом — оно было словно бы подсвечено изнутри, а в глазах в уголках губ все еще плясали смешинки.

— Иногда достаточно окружить себя приятными вещами, чтобы жизнь стала такой же приятной, — пояснил Михаил.

— Вот так просто? — не поверила я. — Но это же такие мелочи?

— Ну, собственно, жизнь и состоит из мелочей, — доверительно сказал Михаил. — И счастье строится тоже из мелочей. Мы же говорим: «Мелочь, а приятно!» А представляете, что будет, когда приятных мелочей станет много?

— Ну да, представляю! — заулыбалась я. — Это будет точно счастье!

— Вы уже поняли суть нашего товара! — восхитился Продавец Счастья Михаил. — Но это еще не все! Идемте же, идемте! Я хочу показать вам нашу новинку! Большая Книга Счастья! Только что поступила!

В книжном отделе было много всего, но Михаил не дал мне хорошенько рассмотреть книги. Он сразу сунул мне в руки симпатичный томик в яркой обложке. Я раскрыла его наугад — и очень удивилась. Там ничего не было! То есть почти ничего: наверху страницы было написано: «Сегодня был самый счастливый день в моей жизни!!!», а внизу страницы — «А завтра будет еще лучше!». А сама страница была чистой — просто разлинована, как тетрадь для первоклассника. Я листала страницу за страницей — вся книга была такой.

— Ну как вам? — горделиво спросил Михаил.

— Но здесь же ничего не написано! — возмутилась я.

— Ну конечно! — подтвердил Михаил. — В этом и суть! Вы будете писать ее сами.

— Как сама? — опешила я. — Но я же не умею!

— Сегодня это так. Завтра все может измениться, — загадочно сказал Михаил. — Вы разрешите прочитать вам небольшую лекцию?

— Да, конечно. — Я была совершенно заинтригована.

— Каждый наш день наполнен разными событиями, и одни нам нравятся, а другие — нет. Как ни странно, мы почему-то запоминаем именно «плохие» события, а хорошие нет, потому что они нам кажутся в порядке вещей. В результате наше счастье очень омрачено! Вы со мной согласны?

— Да, правда, — созналась я. — Иногда какая-нибудь мелочь может испортить целый день.

— Большая Книга Счастья предлагает пойти прямо противоположным путем! Записывать в нее только счастливые события. Не менее пяти за день! Больше — можно, меньше — нет.

— Да где же я наберу столько счастливых событий за день? — запротестовала я.

— А вот позвольте не согласиться, на самом деле это легко, вы просто еще не пробовали, — возразил Продавец Счастья. — Конечно, в первые дни придется перестраивать свое мышление на новую волну. Но вы быстро войдете во вкус, это ведь так приятно! Вы попробуйте, попробуйте прямо сейчас! Что сегодня у вас было счастливого?

— Я не знаю, — сникла я. — Какой-то тяжелый был день.

— Вы сегодня получали травмы?

— Нет, что вы, — испугалась я.

— Ну вот, уже счастье! Так и запишем, «со здоровьем все в порядке», — обрадовался Михаил. — Вы сегодня что-нибудь теряли?

— Да, потеряла важный документ, но потом нашла среди бумаг, — подтвердила я.

— О, но это же счастье! Ведь правда? — продолжал обучение Михаил.

— Правда, — согласилась я. — Счастье, что он нашелся. Можно записать.

— Ну, теперь сами, у вас уже получается, — подбодрил меня Михаил.

— Ну… сегодня собачку смешную видела. Такая лохматая-лохматая, и в пальтишке! Как в цирке. И хозяйка у нее такая же! Тоже лохматая! Они похожи!

— Ну вот! Замечательно! У вас прекрасно получается! — похвалил Михаил.

— А еще я сегодня наконец-то доделала отчет. Устала — но закончила! — похвасталась я.

— Это четыре, — сосчитал Михаил. — Остался пятый эпизод. Итак?

— Так, что же было потом? — соображала я. — Потом был дождь. И я шла домой, а там дорогу ремонтируют. И я пошла в обход… Да! Потом я зашла в ваш чудесный магазинчик! — воскликнула я. — Запишите!

— Охотно, — застрочил Продавец Счастья. — Польщен тем, что вы сочли возможным включить это в список счастливых событий. Итак, пять эпизодов записаны! Ваша Большая Книга Счастья уже пишется!

— И так каждый день? — спросила я. — А когда закончатся страницы?

— К тому времени ваш разум уже привыкнет фиксировать счастливые события автоматически, и не по пять событий за день, а гораздо больше, — пообещал Михаил. — И ваша жизнь будет просто-таки наполнена счастьем!

— Большое спасибо, — поблагодарила я. — Пожалуй, я возьму эту Книгу.

— Примите ее в дар от нашего магазина, — изящно наклонил голову Михаил. — Мы всегда дарим что-нибудь новому покупателю.

— Какое счастье! — обрадовалась я. — Спасибо вам!

— Ну, вот уже и шестой пункт в вашем сегодняшнем Счастье, — улыбнулся Михаил.

— Да, разумеется! И еще я приобрету устройство для лопанья проблем и калейдоскоп для увеличения яркости жизни! Это семь и восемь! — выпалила я.

— Я очень рад! Вам упаковать в фирменный пакет?

— Да, пожалуйста, — попросила я, все еще улыбаясь.

Пакет был тоже очень симпатичный — оранжевый, в крупный белый горох. На нем было написано: «Мы обречены быть счастливыми!» Надпись мне понравилась.

Михаил провожал меня до выхода. На двери была большая красивая табличка: «Выход есть!» И табличка мне тоже понравилась.

— У нас такие таблички на всех дверях, — сообщил Михаил. — Чтобы не забывать, что выход есть всегда! Спасибо за покупки. Заходите к нам еще.

— Я обязательно зайду, — пообещала я. — Я хочу покопаться и в других товарах.

— О, мы всегда рады постоянным покупателям! — восхитился Михаил.

— К вам, наверное, ходит весь наш город? — поинтересовалась я.

— К сожалению, нет! — огорченно сказал Продавец Счастья. — Как ни странно, все говорят, что хотят быть счастливыми, но далеко не каждый стремится хоть что-то для этого сделать. Но мы работаем над этим! Совершенствуем ассортимент, упаковку, рекламу. Так что вы всегда найдете для себя что-то новое и интересное. До свидания! И счастья вам!

Мелодично звякнул колокольчик, и я вышла на улицу. Душа моя пела. Я шла домой, и люди задерживали на мне взгляды. Наверное, из-за моего оранжевого пакета. А может быть, потому, что я никак не могла расстаться с улыбкой. А возможно, я сейчас сияла, как та старушка, что встретилась мне у входа. И это тоже было счастье.

— Девять, — машинально отметила я. — Надо не забыть записать в мою Большую Книгу.

 

— Ну вот, — удовлетворенно сказала Эльфика. — Отличная сказка у нас получилась, не находишь?

— Очень даже нахожу! — охотно согласилась я. — Самое главное, что эта методика реально действует! Я ведь ее на себе испытывала. Знаешь, как быстро привыкаешь видеть счастье в любой мелочи? Потом даже удивительно — ну как же раньше можно было не заметить?

— Я тоже часто наблюдала, что у некоторых людей постоянно в жизни длится черная полоса, — подтвердила Эльфика. — Интересно, почему так?

— Это потому что мы думаем, что жизнь, как зебра: полоса белая, полоса черная, — подумав, сказала я. — И бывает, что потеряешь жизненные ориентиры — и так и чешешь вдоль по черной полосе.

— А давай придумаем по-другому? — предложила Эльфика.

И мы тут же придумали…

 

Сказка третья

МОЯ ПОЛОСАТАЯ ЖИЗНЬ

 

на пришла ко мне в самый тяжелый момент — когда мелкие неудачи, неприятности и прочие пакости достигли такого количества, что слились в сплошную, беспросветную, нескончаемую черную полосу.

Вот точно говорят: «Пришла беда — отворяй ворота». Не ходят беды поодиночке! Впечатление такое, что одна мелкая заморочка заскочит в мое личное пространство, посмотрит, что тут простор и есть где порезвиться, — а потом орет в восторге: «Айда, ребзя! Все сюда! Тут классно!» А уж на ее призыв махом появляется целый табун, с гиканьем и свистом, и ну щипать молодую травку моей души! Попробуй их оттуда выгони! А потом, когда они все сожрут и куда-нибудь дальше ускачут, на месте зеленой травки только вытоптанное поле и дымящиеся кучи свежего навоза…

В общем, все у меня посыпалось! На работе — мрак, в личной жизни — тьма беспросветная, в кошельке — вообще черная дыра… Куда ни кинь — всюду клин… И чем дальше, тем страшнее. Ничего не поделаешь, черная полоса!

В России есть два распространенных и всенародных способа борьбы с «черной полосой» — запивание и заедание. Запивание мне не подходило — я алкоголь не люблю вообще, он невкусный, а вот заедание я применяла уже второй месяц, махнув рукой на пухнущую талию. Чем же себя побаловать несчастной и очень одинокой девушке, как не вкусненьким? Конфетки-бараночки и прочие кондитерские изделия стали моим лекарством от горьких дум.

Да, еще мне соседка Валентина, у которой мама врач-невропатолог, притащила каких-то таблеток для сна, а то для меня на фоне всех этих ужасов лучшей подругой заделалась мадам Бессонница. И правда, таблетки помогали — полноценного сна, конечно, не получалось, но я все-таки время от времени впадала в некое полузабытье.

В общем, подсластила я себе жизнь половиной коробки шоколадных конфет «Черный бархат», догналась «Черносливом в шоколаде», завершила сонной таблеткой и улеглась в постель с робкой надеждой хоть во сне немного оглохнуть от черных мыслей. Тут-то ко мне и пришла она…

— Лежишь? Силишься уснуть? А не выйдет! — жизнерадостно объявила мне Зебра, материализуясь у моего Дивана.

— Тьфу на тебя, — вяло подумала я, пытаясь понять — это вообще сон или просто глюки?

— Это на тебя «тьфу», — обиделась Зебра. — Мало того, что второй месяц на меня ругаешься, так еще и плеваться начала. Вот уйду сейчас — будешь знать!

— Не уходи, — поспешила ответить я. — А то я опять одна останусь… А мне не спится. «Не уходи-и-и-и, побудь со мно-о-о-ою…» Не пугайся, это романс такой…

— Романсы запела? — заржала Зебра. — Жалостно выводишь, ничего не скажешь…

— А от чего бы я радовалась? — отозвалась я.

— От жизни, например, — предложила вариант Зебра.

— От жизни… — безрадостно ответила я. — Нет жизни — и это не жизнь!

— А что? — поинтересовалась Зебра.

— А сплошная черная полоса, — с досадой сказала я и протянула руку — нащупать на столике очередную конфетку.

— Ну-ну, — иронически сказала Зебра. — Это я уже не раз от тебя слышала…

— Что слышала? Когда слышала? — не поняла я.

— Что жизнь — как зебра. То черная полоса, то белая. Любишь ты всякие пословицы и поговорки!

— Ну, наверное, — уныло согласилась я. — Ну и что?

— Вот и то, — переступила с ноги на ногу Зебра. — У тебя ко мне претензии, ну так я пришла разбираться.

— У меня? К тебе?? Претензии??? — ну и галлюцинация… Кошмар! — До претензий к посторонним зебрам я еще не дошла.

— Я не посторонняя! — обиделась Зебра. — Я, между прочим, твоя Жизнь!

— Жизнь — зебра… — сообразила я. — Ну и ладно. Другой жизни я и не заслуживаю. Полосатая лошадь — самый подходящий образ!

— Сама ты лошадь полосатая! — разозлилась Зебра и топнула копытом. — А ну встряхнись! Я что, зря сюда приперлась? Ты думаешь меня менять? Ну, свою жизнь, то есть?

— Тебя — нет. Жизнь — думаю. Только не знаю как, — пожаловалась я.

— Ну так используй свой шанс, коль уж я тут, — предложила Зебра. — Спрашивайте — отвечаем. Какие там у тебя претензии к жизни, позитивная моя?

Я проглотила «позитивную», потому что очень устала от одиночества, а тут хоть кто-то нарисовался для задушевной беседы.

— Вот говорят, жизнь черно-белая. А у меня — сплошная черная полоса! — предъявила свою главную претензию я. — Разве так должно быть?

— Не должно! После черной полосы всегда идет белая! — охотно согласилась Зебра. — Только ты, моя хорошая, почему-то пошла против законов природы…

— Это как? — заинтересовалась я.

— Ну, попала на черную полосу и бредешь вдоль нее. Я ж полосатая. Глянь внимательно на мою шкуру, сама поймешь.

— Похоже на то, — подтвердила я, обозрев ее полосатый бок. — Бреду, значит, вдоль… И все черное, черное…

— Ну и нравится тебе так?

— Нет, конечно. Разве это жизнь, когда ни одного просвета?

— Так сойди с черной полосы! — потребовала Зебра. — Сделай же что-нибудь!

— А что? — снова приуныла я. — На работе — мрак, в личной жизни — тьма беспросветная, в кошельке — вообще черная дыра…

— Ага. А на столе — «Чернослив в шоколаде» и «Черный бархат». А завтра ты наденешь на работу, как обычно, джинсы и черную водолазку! Ладно еще, хоть до черной помады не докатилась! Хотя все, чтобы лишить свою жизнь красок, ты уже сделала!

— Я ничего такого не делала! Оно само! — запротестовала я. — Я, что ли, кризис придумала? Или одиночество?

— Знаешь, милая моя, — мотнула головой Зебра, — кризис и одиночество на оптимистов не действуют. А ты не слишком-то привыкла думать о хорошем! Предпочитаешь проблемы смаковать! А чем больше ты их смакуешь, тем сильнее они становятся. Ты ж им свою энергию даешь!

— Вот здорово. — От возмущения аж села на кровати я. — Стало быть, я во всем и виновата?

— У тебя есть на примете кто-нибудь другой? — дружелюбно оскалила зубы Зебра. — Твоя жизнь, твоя черная полоса, ты за это и в ответе.

— Нет, я не согласна, ты не права, — начала защищаться я. — Я стараюсь выбраться, но у меня ничего не получается!

— Замечательно! Посмотрите на нее! Она старается! — саркастически заржала Зебра. — Лопает безбожно конфеты и транквилизаторы, ревет в гордом одиночестве и размышляет, почему это жизнь не удалась!

— Ну и неправда! — гордо заявила я. Хотя в принципе, все вышеперечисленное было чистой правдой. Я почувствовала, что мои глаза медленно наполняются слезами.

— Слезами горю не поможешь, — строго сказала Зебра. — Хочешь уйти с черной полосы — так шевелись же! Делай что-нибудь!

— Что делать? — жалобно спросила я.

— Да хоть конфеты смени! — посоветовала Зебра. — Что вот у тебя все черное да черное?

— Ну, как-то само… — пожала плечами я.

— Вот-вот, у тебя все «как-то само», — укорила Зебра. — Живешь неосознанно, вот что! По принципу «Жизнь бьет ключом, и все по голове». Так ты хоть в сторону отойди! Не будь жертвой обстоятельств!

— Слушай, Зебра. Ты не ругайся! — попросила я. — Я ж не против! Я и сама хочу выбраться с этой самой черной полосы… Ты лучше подскажи как!

— А ну вставай! — потребовала Зебра. — Десять часов вечера, а она в постели!

— Ну встала, ну и что? — завозилась я, нащупывая ногами тапочки.

— А то, что сейчас будет генеральная уборка! — скомандовала Зебра.

— В десять часов вечера? — ужаснулась я. — Может, лучше завтра?

— Жизнь нельзя откладывать на завтра! — провозгласила Зебра, ловко открывая копытом мой шкаф. — Вываливай все!

Дальше Зебра меня просто загоняла. Она заставила меня перебрать весь гардероб и выкинуть старые вещи. Причем не просто выкинуть, а вынести на помойку. «А то к утру жалеть начнешь, знаю я тебя», — пояснила Зебра. Потом она заставила меня вымыть посуду, плиту и всю квартиру. Потом погнала на ревизию холодильника… После этого пришел черед моей косметички.

В общем, когда в три часа ночи я после контрастного душа вышла из ванной и вновь увидела Зебру — сомнений не оставалось: я рехнулась на почве многочисленных неприятностей.

— У тебя есть неприятности? — ужасно удивилась Зебра, словно подслушав мои мысли.

— У меня? — настала очередь удивляться мне. — По-моему, были… Вчера… Но сейчас мне как-то… бодро, в общем.

— Хочешь конфетку? — предложила Зебра.

— Да нет, я бы лучше яблочко съела, — прислушалась к себе я. — Для свежести дыхания…

— Другое дело, — удовлетворенно покивала Зебра. — Смотри: чуть-чуть подвигалась, пару-тройку жизненных завалов разгребла, а как тонус повысился?

— Каких «жизненных завалов»? Я ж квартиру убирала! — заморгала я.

— А ты думаешь, твои мысли на твоей обстановке не отражаются? Впрочем, как и наоборот! — парировала Зебра. — Уберись в квартире — и на душе чище станет, и в мыслях!

— И все?

— Нет, не все! Не застревай на плохом, думай о хорошем! Жизнь, она вообще оценок не знает, для жизни каждое событие — нормальное. Оценки ты сама даешь. И в разные цвета события окрашиваешь — тоже сама! Ну так и нечего в черный цвет их красить!

— А точнее? — не унималась я. — Прошу конкретных примеров!

— Уволили тебя? Отлично! Значит, для тебя приготовлена гораздо лучшая работа, надо только ее поискать. Одиночество? Замечательно, есть время подумать и позаниматься собой. Деньги кончились? Да просто великолепно! Сядем на диету и одновременно найдем достойный источник дохода! Милый ушел в безвозвратное прошлое? Удача! Стало быть, освободил место для настоящего! В общем, что бы ни случилось — все отлично! Тогда у тебя все отлично и будет, вот увидишь!

— Что будем делать дальше? — с энтузиазмом спросила я. Меня переполняла жажда деятельности.

— А дальше ты сама, — заявила Зебра. — Черная полоса кончилась. Да и поспать тебе немного не мешало бы.

— Не хочу я спать. Я жить хочу! Слушай, а можно так, чтобы жизнь была без черных полос? — вдруг осенило меня. — Ну, чтоб одни белые.

— Да нельзя, однако! — озадачилась Зебра. — Я ж от природы полосатая. Мне так положено!

— А давай я тебя покрашу! В другой цвет! Ты ж говоришь, что моя жизнь, — стало быть, я и решаю, какие полоски у тебя должны быть! Так?

— Ну ни фига себе! — удивилась Зебра. — Во идеи-то поперли… Никогда о таком не слышала! Но мне интересно! Давай! Крась! А чем красить будешь?

Я на миг остановилась. У меня не было ни гуаши, ни акварели, ни прочих художественных принадлежностей. Тут мой взгляд упал на конфеты.

— Шоколадом! — решила я.

Зебра тихо заржала — видимо, от восторга. Я быстро растопила в мисочке шоколадные конфеты — благо запаслась на черные времена, а они все равно прошли! Потом приспособила колонковую кисточку для пудры, и мы с Зеброй устроили настоящий боди-арт. Закончив, я кивнула на зеркало:

— Ну как?

— Отпа-а-а-ад! — выдохнула моя Полосатая Жизнь, обозревая свои бело-коричневые бока.

— Теперь, когда меня спросят про жизнь, я буду говорить: «Как зебра! То белая полоса, то вообще шоколадная!» — пообещала ей я.

Если я и рехнулась, то как-то на редкость успешно. Весело, можно сказать!

…Утром я проснулась свежая и отдохнувшая, будто и не скакала полночи с тазами и тряпками. Повторила контрастный душ — уж очень он мне понравился! — и помчалась на работу. Маршрутка ушла прямо из-под носа, но я ничуть не расстроилась.

— Отлично! — сказала себе я. — Есть повод пробежаться три остановки рысью! Для повышения тонуса!

И я бодро зашагала по тротуару.

— Опаздываем? А давайте тогда вместе опаздывать! — раздалось над ухом.

Я глянула — лицо было смутно знакомым, но как будто из другой жизни. По-моему, бродил по офису такой робкий парень…

— Я Олег Дмитриев, я новый программист. А вы — Марина! Я у вас уже неделю работаю, только вы меня не замечали. Вы все время чем-то заняты были…

— Я — Марина, — подтвердила я. — Я вас вспомнила. А занятия мои успешно завершены! И можно просто жить!

— Тогда, может, и с работы пешком? — предложил Олег. — Вместе? Для жизненного тонуса?

— А давайте! — легко согласилась я. — Если для жизненного, я всегда согласна!

Безусловно, я вступала в шоколадную полосу своей полосатой жизни!

 

Пока сказка писалась, мы с Эльфикой просто умирали от смеха.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 200;