ПРИНЦИП № 10. Посвятите себя Божьим делам, и тогда Он посвятит Себя вашим.



А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает (Евр. 11:6).

Господь замыслил работу своих представителей на земле таким образом, что она всегда связана с вопросом веры. Всегда. Однажды я попросил Бога дать мне определение веры. Его ответ изменил мою жизнь. Он сказал: «Вера — это когда Святой Дух сверхъестественно вытесняет из тебя сомнения и наполняет знанием настолько, что в тот момент ты просто не в состоянии сомневаться!»

Итак, вы можете расти в вере и достичь потенциала, к которому вас призвал Бог. Вера может стать для вас настолько реальной субстанцией, что знание о сверхъестественном войдет в ваш дух. По собственному опыту я знаю, что когда внутри меня живет такого рода знание, я не могу сомневаться. Тогда происходят чудеса.

В Евангелии от Матфея 17:20 Иисус уподобляет веру семени, посеянному в землю. Ученики же попросили Его объяснить им причину. Они спросили Его о неудаче, которую потерпели. Он ответил: «...по неверию вашему; ибо истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: „перейди отсюда туда", и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас».

Почему? Да потому, что действие нашей веры подобно действию семени. Обращаясь с верой как с семенем для сеяния, вы творите дело Божье, и тогда Он обязательно позаботится о ваших делах.

Есть одна история, в которой рассказывается, как земля покрыла семя и сказала ему: «Теперь-то ты попалось!» Семя ответило: «Вовсе нет. Я прорасту сквозь тебя, какая бы тяжелая ты ни была. Во мне есть Божья жизнь».

Так и случилось: семя росло и росло, умножалось и умножалось, и дало огромный плод. Жизнь Божья — в семенах, которые вы сеете. Я говорю вам от всего сердца: семя веры — мой способ активизации отношений с Богом. Использование этого принципа дает мне уверенность в том, что Господь позаботится о моих финансах, как и обо всей моей жизни, и позволит жить на старости лет в свободе от долгов.

Я молюсь о том, чтобы один или несколько из этих десяти принципов, касающихся ваших личных или церковных финансов, глубоко укоренились в вашем сердце. Если это произойдет, то, значит, ваши лучшие дни еще впереди.

ВАЖНЫЕ МЫСЛИ

1. Начните с азов финансовой мудрости.

2. И Бог, и люди предъявляют к вам как к верующему более высокие требования.

3. Ищите Божьей мудрости в обращении с деньгами.

4. Ищите Бога и Его духовного процветания, и вы сможете жить без недостатка.

5. Заботьтесь о финансовых нуждах своей семьи.

6. Остерегайтесь долгов.

7. Избегайте махинаций и пустых фантазий.

8. Найдите кого-то, кому вы будете подотчетны.

9. Удивительно, но с успехом справиться труднее, чем с поражением.

10. Займитесь делами Бога, и Он займется вашими делами.

 

 

Глава 14

Как посреди атак я понял

Цену послушания

В 1977 году Бог повелел мне построить в Городе Веры медицинский исследовательский центр для создания единого канала для двух потоков Его исцеляющей силы — молитвы и медицины.

В среде медиков, а также в СМИ, да и у обычных людей, мой проект стал притчей во языцех: евангелист исцеления берется за строительство медицинского центра. Я планировал построить громадный комплекс площадью в 2 200 000 квадратных футов.

Идея слияния молитвы с медициной высказывалась много раз, но никто еще не делал в этом направлении ничего серьезного.

С мая 1947 года, когда я начал служение исцеления, я видел, как учение, проповедь и молитва за больных высвобождали исцеляющую силу (см. Матф. 4:23.) В то же время я был убежден в том, что Бог исцеляет через лекарства, диетическое питание, физические упражнения, позитивное мышление и иногда через климат.

Вскоре я начал говорить об этом людям, приходившим на мои собрания. Но все мои объяснения, казалось, отлетали как горох от стенки. Они не могли постичь этой истины. Своей верой я видел невидимое и знал в своем духе, что могу делать невозможное: соединять Божьи исцеляющие потоки. Но этот путь стал длинным и трудным.

Часто пасторы, организовывавшие мои евангелизационные кампании, были из тех деноминаций, где верят в исцеление по вере, но относятся негативно к медицине. Я не соглашался с ними. Мои родители, которые молились за больных, были точно так же открыты к врачебному лечению. Поэтому я был свободен от этих предрассудков.

В поездках по Америке я делал то, что был призван делать, — учил, проповедовал и возлагал руки на больных, но я всегда говорил, что сам исцелять не могу, — это делает Бог. Я публично просил тех, кто верил, что исцелен, сходить к врачу на обследование, прежде чем публично свидетельствовать о случившемся. В результате в христианских кругах разгорелись жаркие дискуссии, к которым я, признаюсь, был не готов.

Лидеры церквей часто запрещали своим прихожанам приходить на мои евангелизации. Но, желая получить исцеление от Бога, люди все равно приходили. Некоторые руководители деноминаций одобряли публикации в прессе, где высказывались сомнения и насмешки в отношении моих собраний.

Противостояние не стихало ни на секунду. Оно просто не прекращалась. Но в Библии вся теория поведения в подобных ситуациях уже изложена. Я должен был либо во всем положиться на Господа, позволить быть Ему моим Источником как никогда ранее, либо свернуть свою палатку на десять тысяч мест и отправляться восвояси.

В самом начале служения я поклялся не использовать в корыстных целях богатство и славу, а также никогда не давать сдачи моим критикам.

Я посвятил всю свою жизнь послушанию Богу. Я хотел донести Его исцеляющую силу до своего поколения.

В 1954 году я появился в прямом эфире национального телевидения. Шла трансляция евангелизации из нашей большой палатки. Миллионы людей оказались у меня на служении «в первом ряду». Они увидели, как Бог исцеляет, и получили возможность принять Христа как личного Спасителя. Это было первое мероприятие подобного рода и большой шаг вперед как для меня лично, так и для всей страны.

Позже, в запланированное Богом время, мы построили Университет Орала Робертса — учебное заведение, основанное на Его авторитете и на силе Святого Духа. К настоящему времени университет прошел государственную аккредитацию и дает студентам фундаментальные академические знания, воспитывает физическую культуру и высокую духовность. Его кампус площадью в четыреста акров располагается в моем родном городе Талса.

Первые корпуса Университета официально открылись в 1965 году. В конце 70-х годов пришло Божье время, чтобы открыть медицинский факультет и построить большой Город Веры. В моем сердце я хранил Божье повеление: донести Его силу до моего поколения путем слияния двух главных исцеляющих средств — молитвы и медицины. Господь не просто хотел, чтобы люди знали, что всякое исцеление от Бога. Желание Бога — исцелить и восстановить всех больных, разными методами.

Исцеление — это самое главное. Так было в служении Иисуса. Так это в нашем служении сегодня.

Ни медицинские, ни церковные деятели не хотели признать, что ни молитва, ни медицина сами по себе не являются достаточными для исцеления всех людей. Больные люди больны не только физически и не только духовно. Многие страдают и в той и в другой сфере.

Они нуждаются попеременно и в самой сильной молитве, и в самом лучшем лечении.

Имея дело в ходе наших евангелизаций с тысячами серьезно больных людей, я столкнулся с этой проблемой вплотную.

Я жаждал увидеть слияние двух исцеляющих потоков в один, но не чувствовал себя в силах сделать это. Но Бог знал, что нужно. Он проговорил мне ясным, знакомым голосом и повелел все-таки предпринять этот шаг веры — объединить силу сверхъестественного исцеления и врачебного опыта под одной крышей.

По привычке, заведенной еще в начале служения, я слушал, молился и размышлял над тем, что сказал Бог. Я изучал Библию, чтобы понять, как мое откровение согласуется с Божьим написанным Словом. Я ясно увидел, что пророки, апостолы и другие верующие постоянно лицом к лицу сталкивались с больными и обездоленными. (Лука, автор Евангелия и Деяний Апостолов, сам был врач — см. Кол. 4:14). Осознав этот факт в своем духе, я стал ожидать правильного времени для исполнения Божьего повеления.

Подсчет цены

Я уже подсчитывал, сколько стоит послушание Божьему призванию на мою жизнь. Иногда цена казалась слишком высокой. Самым ужасным были постоянные нападки высших религиозных руководителей, а также насмешки и скандалы в прессе, все время державшей меня на прицеле.

Я знаю Библию и прекрасно понимаю, что послушание Богу мощнее любого непонимания, любой атаки, будь то со стороны дьявола или людей.

Не важно, чего стоило мне все это вынести, — я должен был слушаться Бога.

Пророк Самуил сказал: «Послушание лучше жертвы, и повиновение — тука овнов» (1 Цар. 15:22). Давид оставил свидетельство, что «послужил своему поколению» (см. Деян. 13:36) и был послушен Богу; Авраам также «верою... повиновался» (Евр. 11:8).

Оставаться целеустремленным и непоколебимо послушным — вот было мое главное устремление. Я решил, что, живым или мертвым, но останусь послушным Богу.

Когда мы объявили в 1977 году, что УОР будет строить медицинский факультет и Город Веры, техасская врачебная элита объявила нам войну.

Перчатка была брошена. Я, евангелист и проповедник исцеления, стоял один против всех. Но у Бога всегда был и есть остаток — люди, которые не преклонили колени ни перед кем, кроме Него.

Я понял, что этот остаток существует в каждом поколении. В Библии показано, что когда Бог призывает одного человека сделать для Него какую-то работу, Он просит других людей помочь Своему избраннику. Бог знает, что, каким бы ты посвященным ни был, в одиночку с поставленной задачей не справиться. Так было и в этот раз со мной.

В начале 1977 года Эвелин, Ричард и я поехали в одно место в юго-западных пустынях молиться. Там Бог проговорил ко мне снова и сказал: «Я дам в твоей пустыне дождь». Также Он показал мне там невидимое — детали того, как я смогу наиболее успешным образом открыть медицинский факультет и достичь результатов, казавшихся невозможными, в строительстве Города Веры. Речь шла о медицинском молитвенном комплексе из трех башен высотой в 60, 30 и 20 этажей. Они должны были стоять на одном фундаменте. В этом массивном комплексе нам и предстояло соединять Его исцеляющие потоки.

Смелость самого намерения начать стройку, а также размах проекта привлекли внимание мира и привели к сопротивлению, какого я не ожидал и не встречал раньше.

Поскольку медики были против Города Веры, нас вызвали в городской суд Талсы. Но мы выиграли дело. Выиграли мы и в Верховном суде штата. В прокуратуру Оклахомы пришло четыреста тысяч писем от моих партнеров. Это было беспрецедентное в истории судебной практики количество писем, и суд быстро одобрил наш проект.

Во время этих испытаний мы продолжали строительство и возвели примерно 20 этажей. Из 180 миллионов долларов, необходимых для всего проекта, первые 60 были уже у нас на руках, и мы могли строить, не занимая.

Но постоянные залпы критики в прессе и закулисная оппозиция достигли своего пика. Люди судили о моих действиях по тому, что читали в газетах или слышали в программах новостей.

Деньги перестали поступать.

Брать в долг я отказался.

Мы закрыли стройку.

Если я не мог закончить проект так, как Бог сказал, — верой, то заканчивать его не было смысла.

Признаюсь, моей вере был нанесен удар. Я чувствовал, что она не столь велика, как печально глядевший на меня скелетообразный остов здания. Повсюду трубили о «безрассудстве Орала». Журналисты торжествовали. Медицинская элита полагала, что я не смогу закончить строительство.

Сотрудники Университета Орала Робертса и моя евангелизационная команда были серьезно озабочены ситуацией. Среди них не было ни сомневающихся, ни противодействующих, просто чувствовалась озабоченность, и люди много молились. Сам я практически жил в Молитвенной Башне в центре кампуса. На высоте двухсот футов у меня по сей день есть особая молитвенная комната. Там я часто молюсь и пощусь за тысячи молитвенных просьб моих партнеров и просто людей, страдающих от болезней или других проблем.

Несмотря на мою веру, дело казалось беспросветным. Я мучался, видя, что не могу исполнить Божье повеление. В то же время я знал, что не должен думать так, но тяжелые мысли не оставляли меня.

Однажды поздно вечером я припарковал машину у забора, которым мы обнесли стройку на время консервации. Выйдя из салона, я положил одну руку на крышу автомобиля, а другую протянул к неоконченному гигантскому зданию. Лицо стало влажным от слез, и сердце как будто вырывалось из тела. Когда я стал молиться, по телу пошла сильная дрожь. Я почувствовал сильное помазание.

Стальной каркас здания медицинского центра был более шестисот футов высотой. Он должен был стать самым высоким зданием в Оклахоме. Внезапно я увидел в своем духе, как из-за здания появился Иисус. Он нагнулся, подложил ладони под недостроенный остов Города Веры и поднял его. Я услышал Его слова: «Видишь, как мне легко поднять Его?»

Дрожащим голосом я ответил: «Иисус! Ты в самом деле можешь поднять его!»

Это был Иисус Христос из Назарета, Сын живого Бога. Он поднял перед моим духовным взором всю конструкцию Города Веры площадью 2200000 квадратных футов. И Он говорил мне, что Ему это легко сделать.

Сдавленным голосом я воскликнул: «Господь, у нас снова кончились деньги. Дьявол пытается остановить нас. Он пытается украсть у нас поддержку партнеров и финансы».

Голос Иисуса наполнил мой разум и все тело: «Но у Меня деньги не кончились. Все серебро и золото земли Мое. Это Я сделал Авраама богатым верой, любовью, видением и деньгами, и он стал отцом всех верующих».

Тут я вдруг подумал обо всех людях Божьих, которые чувствуют себя бедными, и о том, как иногда мы смотрим на предъявленные к оплате счета и думаем, когда же они закончатся.

Иисус, как будто читая мои мысли, сказал: «Ни ты, ни другие Мои дети — не бедняки. Кроме тех случаев, когда вы забываете, кто есть Бог и кто вы. Кроме тех случаев, когда вы не даете десятину от всех ваших доходов, как это делал Авраам. Но когда ты знаешь, кто Бог и кто ты, и даешь Мне, как семя веры, свою десятину, Мои богатства текут к тебе и восполняют все нужды. Я предоставлю в распоряжение каждого из тех, кто верит Мне и послушен Мне, богатства неба и земли, ибо Я владею и теми и другими».

Я продолжал смотреть на Иисуса и восхищаться Его могущественным присутствием передо мной. Я видел, как легко ему поднять Город Веры. И Он снова заговорил со мной.

«Да, ты дошел до предела своих возможностей. Когда Я избрал тебя построить Город, Я сказал, что ты не сможешь построить его сам. Я обещал, что проговорю также к твоим партнерам, и через них Я построю его».

В этот момент я почувствовал, что должен обнажить перед Иисусом всю душу. Я напомнил Ему, что сотни тысяч людей слышали, как Он говорил к их сердцам. Они дали (для некоторых это была большая личная жертва) свои семена веры. На эти деньги мы строили до сих пор. Я сказал Иисусу, что для окончания строительства и полного оснащения комплекса потребуется еще гораздо больше денег и труда.

Он ответил, что проговорит к моим партнерам и построит Город Веры через них. Но теперь я не мог понять, почему многие партнеры перестали помогать мне. Почему и другие дети Божьи не слышали Божьего призыва?

Иисус сказал: «Я говорил и старым партнерам, и новым. Я желаю, чтобы они были послушны, чтобы Я смог благословить их и сделать их самих благословением. Они должны поверить Мне и послушаться Меня. Когда твои партнеры начнут слушаться Меня, Я пошлю Своих Ангелов, чтобы не дать дьяволу красть их деньги. И Я совершу великую духовную, физическую и финансовую работу в их жизни».

Теперь я плакал так сильно, что едва мог говорить. Я воскликнул: «Иисус, Ты — мой Спаситель. Ты — мой Источник. Что мне делать?»

«Поговори с людьми! Поговори с теми, кто помогал стройке. Передай им Мои слова. Скажи, что ты хочешь быть их лучшим партнером. Скажи, что ты сам — их партнер. Скажи им, что они не одиноки в своих проблемах и нуждах, но что я помазал тебя служить и помогать им».

Внезапно слезы снова хлынули из моих глаз. Все мое естество трепетало от действия силы Бога Авраама, Исаака и Иакова. Иисуса больше не было рядом со Мной в том виде, как я видел Его только что. Но я чувствовал, как Его Дух проносится по мне как ветер, как огонь, как слава, как великая вера, как глубокое послушание.

Подняв голову, я увидел, что передо мной высится тот же самый гигантский пустой остов, ожидавший окончания строительства и оснащения. Но сейчас внутри у меня уже был свет, способный преодолеть тьму. Казалось, что мой взгляд проникает за линию горизонта, идет сквозь космические дали и устремляется прямо в Небеса. Когда мой духовный взор достиг Неба, я обрел великое спокойствие, противостоявшее шторму этого мира.

Потом я увидел несчетное количество мужчин, женщин и детей. Они ободряли меня, они болели за меня, как болеют фанаты за любимую бейсбольную команду. Они ожидали, что двери Города Веры откроются и для них. Казалось, эти люди хотят прикоснуться к славе Божьей. Я не видел их тел, но тем не менее это были реальные люди.

Мои мысли обратились к Библии. Недавно я снова изучал Малахию 3:10, где Бог говорит: «Принесите все десятины... и... испытайте Меня, говорит Господь Саваоф: не открою ли Я для вас отверстий небесных и не изолью ли на вас благословения до избытка?» И я подумал: наводнение невозможно сдержать.

Казалось, Бог говорит: «Я дам Моему народу не ручеек, не поток, не реку, а наводнение Моих благословений, и они будут непрерывными и бесконечными. Их будет невозможно вместить». Это был благоговейный момент Божественного присутствия. Я знал, что это были Его слова, а не мои.

Критика становится жестче

Я завел машину и медленно проехал через кампус к дому. Эвелин не было, и я сидел и ждал ее. Мне нужно было поделиться с кем-то своим переживанием.

Вскоре она пришла. Ричард и Линдси стояли позади нее. Они взглянули на меня и спросили: «Что произошло с тобой?»

Я сказал: «Сядьте, я расскажу вам».

И рассказал.

Мы в кратчайшие сроки сделали телепрограмму и написали партнерам о том, что произошло. Услышав эту историю, мои критики решили, что если осмеять мое видение Иисуса ростом с Город Веры, то мне уж точно придет конец. Газеты писали, что Орал Робертс видел Иисуса высотой в девятьсот футов. Но партнеры, получив мое письмо, поняли его духом. Естественные вещи — это естественные вещи, а духовные — духовные, а в Боге они соединяются. Отклик был ошеломляющий.

За месяц с момента моего обращения мы получили миллион писем. Во многих из них были семена веры и, например, такие слова: «Мы читали газеты и не знали о происходящем ничего, кроме того, что писала пресса. Теперь мы знаем в нашем сердце, что Бог двигается и соединяет вместе медицину и молитву».

Я немедленно отдал приказ возобновить строительство. Тысячи сомневающихся приезжали на стройку, чтобы посмотреть на мое поражение, и были разочарованы. Я думаю, что раньше они воспринимали строительство центра скорее как мой личный проект, нежели Божий. Но сейчас слышались новые голоса: «Ну, если в этом есть Бог, тогда другое дело!»

И еще несколько слов по поводу видения Иисуса ростом в половину неоконченного здания. Я забыл обратить ваше внимание на одну очень важную истину. В Библии сказано, что когда Иисус вернется, чтобы участвовать в Армагеддонской битве вместе со своими святыми, Он заполнит Собой все небо над нашей землей: «Се, грядет с облаками, и узрит Его всякое око и те, которые пронзили Его; и возрыдают пред Ним все племена земные» (Откр. 1:7).

Жаль, что я не сказал об этом тогда. Журналисты бы написали не о девятисотфутовом Иисусе, а о Том, Кто наполняет все небо. А это в миллиард раз больше, чем то, что я видел!

ВАЖНЫЕ МЫСЛИ

1. Когда Бог открывает вам какую-то истину, верьте в нее во что бы то ни стало. Не сдавайтесь, как бы вас не пытались опорочить.

2. Будьте послушны Богу любой ценой.

3. Когда все выглядит хуже некуда, Иисус даст вам откровение. Слово — невидимо, но оно пойдет впереди и поведет вас за собой.

4. Когда противостояние накаляется, пребывайте в Божьем Слове. Самое безопасное место — в Нем.

 

 

Глава 15

Полемика вокруг восьми

Миллионов долларов

И владельца собачьих бегов

В этой главе описано одно из самых тяжелых переживаний, которые были в моей жизни и служении. Я оказался в центре конфликта, едва не стоившего мне жизни.

Никогда еще мое служение не вызывало такого непонимания у такого количества людей из самых разных слоев общества, как в те двенадцать месяцев.

Строя Город Веры, мы ожидали, что студенты медицинского факультета Университета Орала Робертса смогут пройти в нем интернатуру.

Я взял на должность декана медицинского факультета лучшего в городе хирурга-ортопеда, который незадолго до того был крещен Святым Духом. Мы с ним объявили набор профессорско-преподавательского состава, пригласив тех, кто был или крещен Духом, или открыт для идеи о слиянии медицины и молитвы. Несколько человек приехали в УОР прямо с миссионерских полей. Они стали настоящей опорой в нашей работе и достойным примером для подражания.

За разрешением на открытие факультета я должен был обратиться в Американскую медицинскую ассоциацию. Ее председатель был рожденным свыше христианином и относился к божественному исцелению благосклонно. И вот я пришел на встречу с ним, чтобы обсудить детали открытия нашего медицинского факультета. Сначала было заседание Ассоциации, а потом мы с ним вдвоем пошли к нему в кабинет. Я взял свою Библию, а он — свою, и я показал ему места Писания в поддержку идеи миссий с участием медицинского персонала.

Я напомнил ему, что в Соединенных Штатах работает приблизительно 530000 врачей, но на всех миссионерских полях — всего лишь около 400 миссионеров-медиков.

Председатель Ассоциации был баптист. Его деноминация делила в то время с Ассамблеей Божьей первое место по количеству миссионеров, высылаемых в разные страны. Поэтому, услышав эти цифры, он буквально открыл рот от изумления. Он был потрясен, также как и я в свое время.

— Вот почему Бог поручил мне открыть в УОР медицинский факультет, — сказал ему я.

— Хорошо, — ответил он. — Я на вашей стороне, и если ваша главная цель готовить врачей, которые станут лидерами миссионерских команд, я вступлюсь за этот проект.

— Доктор, — продолжил я, — все это относится также к индейцам Северной Америки и изолированным областям США, где очень мало врачей. Кроме того, мы хотим использовать медицину для того, чтобы посылать команды в страны, закрытые для миссионеров.

Я сказал ему, что проводил служения в 70 странах, и мне довелось встретиться лишь с одной медицинской миссионерской командой. Эти люди работали в Африке, и я видел, как они сумели обратить в христианство целое многотысячное племя.

Я сказал: «Поскольку Бог призвал меня принести Его исцеляющую силу моему поколению, я не могу быть Ему полностью послушен, не открыв медицинский факультет».

Бог расположил ко мне этого лидера Медицинской ассоциации, и в 1976 году мы получили необходимые документы. Факультет открылся в конце 1978 года, и на него поступили учиться горячие молодые студенты. Они откликнулись на мой призыв стать дипломированными медиками, чтобы впоследствии участвовать в работе миссионерских команд за рубежом. Я встречался с лидерами некоторых стран третьего мира, и они говорили мне, что если я дам им врачей, то они примут наших миссионеров. .

К ноябрю 1981 года на территории нашего университетского городка мы успешно развернули работу медицинского исследовательского центра Города Веры. В УОР к тому времени уже имелся первоклассный штат ученых-преподавателей. Медицинский факультет готовился выпустить третий набор студентов, и я двигался вперед в своем видении с огромным ожиданием в сердце, хотя новый факультет и был самым дорогостоящим проектом в бюджете всего Университета.

Я старался проводить как можно больше времени и с преподавателями, и со студентами-медиками и был совершенно уверен, что они принимают мое видение от Господа о подготовке миссионеров-медиков.

Позже, когда наш первый выпуск пошел в интернатуру Города Веры, а также в другие медицинские учреждения, оказалось, что я не был понят.

В УОР были миссионерские команды, желавшие пойти хоть на край света, но в них не было дипломированных докторов. Школа медсестер подготовила своих миссионеров, — они должны были сопровождать врачей. Но сопровождать было некого.

Большая часть профессорско-преподавательского состава поддерживала меня, и мы продолжали попытки переломить ситуацию. Однажды, когда я беседовал с преподавателями, жалуясь на свою беду, они мне объяснили, в чем скорее всего заключается причина наших трудностей. Они считали, что студенты не планируют ехать на миссионерские поля, потому что стоимость их обучения в Университете оказалась слишком высокой. Студенты наши были в основном из небогатых семей, и большинство из них к окончанию УОР имели долг в среднем 75-100 тысяч долларов. Чтобы рассчитаться с долгами, после интернатуры выпускники намеревались несколько лет заниматься врачебной практикой в Штатах.

Вновь и вновь мне приходилось объяснять принципы семени веры, благодаря которому появился и сам Университет, и медицинский факультет, и Город Веры. Я живу исключительно верой. Я был уверен, что если все в служении и Университете, включая студентов-медиков, будут действовать по вере вместе со мной, то мы сможем выполнить поставленные перед нами задачи. Если я мог начать строить медицинский факультет с нуля одной лишь верой, то почему не могли они действовать также?

Этот вызов, брошенный мной преподавателям-медикам, вернулся ко мне как бумеранг, — не от всех из них, но от большинства. Один врач выразился так: «Мы — ученые, врачи. Нам никогда не приходилось жить верой в евангельском смысле этого слова так, как вам. Мы просто пока еще не на таком уровне».

Я ушел с этой встречи, обвиняя сам себя. Но к счастью, я привык следовать совету моей матери, любившей повторять: «Орал, всегда слушайся Бога».

Я так и делал. Но теперь я понял, что в медицине ничего нельзя решить сразу, наскоком. Раньше я никогда об этом всерьез не задумывался. Я не прислушался к словам декана Винслоу, который говорил мне, что подготовка врачей и их работа в составе Божьих миссионерских команд совсем не будет похожа на подготовку церковных служителей. Я просто не услышал его. И был виноват в этом. Я допустил ошибку.

 

Вероятно, я думал, что раз любой ценой слушаюсь Бога во всем, что Он говорит мне, то все остальные верующие, работающие вместе со мной, будут делать то же самое. Какой же трудный урок мне пришлось усвоить!


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 241;