А можно ль алгеброй гармонию поверить?



 

– Как собирать будем: по чертежу?

Или чтоб работало?

Из разговора

В целом для характеристики творческих способностей журналиста можно назвать ряд совершенно конкретных «прикладных» показателей. Можно, к примеру, предполагать, что готовность памяти, то есть способность запомнить, опознать, воспроизвести нечто немедленно, с отсрочкой или в момент творческого акта, является одним из главных «компонентов» продуктивного мышления и показателем результативности творческой деятельности журналиста. Способность предвидения позволяет обеспечивать столь необходимую любому человеку, работающему в СМИ, прогностическую деятельность, зачастую интуитивно, предугадать настроение и насущные потребности своей аудитории. Скептицизм, самоирония характерны для определенной части журналистов. Связано это чаще всего с большей, по сравнению с представителями других профессий, информированностью по самому широкому кругу вопросов, с тем, что у них нет пиетета, определенной житейской робости перед авторитетами (ведь этих людей они могут часто видеть и в неофициальной обстановке).

Способность к доработке, беглость речи, умение адекватно и оперативно переводить внутреннюю речь в письменную являются «профессиональными» характеристиками, и данных специфических признаков творческого мышления мы не касаемся, так как их выделением, описанием, разработкой специальных тренинговых упражнений занимаются специалисты таких дисциплин, изучаемых студентами факультетов журналистики, как теория и методика журналистского творчества, современный русский язык и стилистика, техника речи, культура речи и т.д.

Замысел журналистского произведения. Журналистское творчество изначально индивидуально. Однако индивидуальные особенности мышления, знания, эмоции, чувства в тексте СМИ преобразуются, возвышаются над индивидуальным, обобщаются и становятся в лучших образцах этих текстов общественными, но открывающими читателю, телезрителю, радиослушателю что-то по-новому, в иной форме.

Точную метафору для понятия «замысел» нашел писатель Валентин Катаев, сравнивший его с электрической вспышкой, зарядом, молнией, как бы замыкающими некую цепь, объединяющую ваше сознание с внешним миром. «Вы чувствуете – вот ТО, что мне надо! И «оно» входит в ваше сознание, словно патрон в обойму, и должно выстрелить. Проходит некоторое время, «оно» созревает и выстреливает...»1.

Являясь выражением как эмоциональных, так и волевых устремлений, интерес направляет все психические процессы по определенному руслу, активизируя деятельность личности. Таким образом, память, творческий импульс (сравним его с этой «электрической вспышкой»), интуиция, внимание определяются активным поиском жизненного или какого другого материала в соответствии с направленностью личности журналиста. «Подобно тому, как интеллект есть только заторможенная воля, – писал Л.С. Выготский, – вероятно, следует представить себе фантазию как заторможенное чувство»2. Замысел же, опираясь на то и другое, предполагает еще и некую статическую на данный момент единицу, характеризующую знание действительности, социальный опыт.

В связи с этим наибольший интерес для нас, конечно же, представляют авторские «технологии». Теоретическое описание хода творческого акта предполагает несколько этапов3. Первая операция – формирование замысла конкретного произведения – включает в себя окончательное определение темы, принципиальное определение идеи произведения, определение «хода» (термин Г.В. Лазутиной), то есть логики развития образного ориентира, усиливающего звучание идеи. Следующая операция – конкретизация замысла, в ходе ее возникает видение путей развития замысла произведения в конкретный текст. И, наконец, на этапе реализации замысла формируются те элементарные выразительные средства, благодаря которым оказывается возможным воплотить тему, идею, образный ориентир массово-коммуникационного произведения.

Примечательно, что в ходе нашего исследования около трети опрошенных журналистов (83 из почти трехсот человек) вообще не смогли сколько-нибудь четко разделить здесь свою творческую работу на этапы, выделить и описать «технологии», объясняя, что «происходит это чаще всего интуитивно» или что «все они органично взаимосвязаны». Практически все ответившие также указали на то, что данные этапы формирования замысла журналистского произведения «зачастую меняются местами», «нередко исходишь не от темы, а от имеющегося материала, уже он определяет жанр или тональность» и т.д. и т.п.

Валерий Аграновский в своей книге конца 70-х годов утверждал: «Собственный опыт журналиста (подчеркиваю: собственный!), его знания, эрудиция, информированность и, кроме того, найденные им факты – это и есть источники возникновения замысла. Других не знаю»4. Но в изменившихся условиях функционирования СМИ сегодня уже никого не шокируют высказывания редактора одной из самых популярных (и тиражных!) в России газет, замечающего, что он не потерпит в редакции журналиста, «ставящего личные амбиции выше редакционных планов и обязательств. Творческая неудовлетворенность пусть реализуется в литературе, нам важнее исходить от потребностей читателя, знающего по фамилиям пяток наших журналистов, зато уверенного, что остальные сто «чернорабочих» делают не газету амбициозных авторов, а самую оперативную, информационно насыщенную, «зубастую» газету»5. Однако если оставить в стороне приметы «новой журналистики», содержательное наполнение понятия «замысел», можно, опираясь на опыт лучших журналистов, а также на результаты, полученные в ходе нашего опроса, выделить и описать продуктивные в плане установления диалога с аудиторией СМИ творческие технологии, характерные для сегодняшней массово-коммуникационной практики.

Я открываю себя и профессию

Эссе Ирины Петровой

«...профессии нам кажутся самыми возвышенными,

если они пустили в нашем сердце глубокие корни,

если идеям, господствующим в них,

мы готовы принести в жертву нашу жизнь

и все наши стремления.

Они могут осчастливить того,

кто имеет к ним призвание,

но они обрекают на гибель того,

кто принялся за них поспешно

необдуманно, поддавшись моменту.

Наоборот, высокое мнение об идеях,

на которых основана наша профессия,

придает нам более высокое положение в обществе,

повышает наше собственное достоинство,

делает наши действия непоколебимыми».

Карл Маркс

Этой цитатой начинается мой творческий дневник. Мне кажется, каждому человеку, решившему пройти тест на профориентацию, тем более на призвание к журналистике, необходимо вдуматься в эти слова. «А той ли дорогой вы идете, товарищи?..»

Никогда не забуду реплики девушки, отчисленной с первого курса журфака: «Я поняла, что это не мое...» Поэтому не люблю, когда задают вопросы о моей будущей профессии. Не люблю рассказывать, кем я буду, когда окончу Университет. Мне кажется, что они тем самым, что называется, лезут мне в душу. Ведь выбор профессии чем-то сродни выбору суженного. Как и в семейной жизни, в профессиональной деятельности начать все сначала просто невозможно – не отсюда ли разочарования, порой с трагическим концом? Вот почему мне очень важно поразмышлять о психологии творческого человека, который сознательно направил свой творческий потенциал в русло бурной реки, имя которой Журналистика.

Мое твердое убеждение – личность родом из раннего детства. Именно тогда формируется (или нет) цель жизни. А уже, исходя из этой цели, человек «лепит» свою профессию. Журналистика – это общая профессия. На самом деле, сколько журналистов – столько и профессий: журналист-философ, журналист-профан, журналист-информатор и т.д. и т.п. И в зависимости от этой профессии формируется индивидуальная творческая личность и ее особенности.

Кто-то сказал, что журналистика – это не профессия, а болезнь. Одни от нее успешно излечиваются, другие болеют вечно (либо умирают от нее). Мне кажется, что болеют не журналистикой, а творчеством вообще. Вирусы-эмоции окружают нас ежедневно. У кого-то к ним стойкий иммунитет, а вот у настоящего журналиста он напрочь отсутствует. Даже в маленькой «информашке» такой человек просвечен, словно рентгеном. «Бойтесь равнодушных» – это не о нем.

Поэтому, стремясь стать Журналистом-Личностью, я никогда не смогу стать исполнителем основной функции СМИ – доносить лишь факты, оставив свое мнение при себе. В корне не согласна с такой концепцией журналистики. Факты пусть собирают, систематизируют и складируют по полочкам и архивам историки. А журналистика – это показатель того, как «шевелятся мозги» у общества, индикатор эмоций и настроений. При этом каждый должен осознавать, что журналистика не может и даже не имеет права быть стопроцентно объективной. Ее вечный крест – быть зеркалом, глядя в которое люди должны видеть реальную, а не иллюзорную, тщательно создаваемую кем-то, считающим лишь себя правым, картину. Общество должно при этом радоваться и удивляться, ужасаться и восхищаться, сопереживать и сочувствовать, одним словом, видеть что-то глазами журналиста. Но только не быть «равнодушным» каналом, средством, способом донесения информации. И именно с этой точки зрения нужно подходить к любым сообщениям СМИ.

А выбору нашей профессии должно, как мне кажется, предшествовать тестирование. В итоге каким-то образом необходимо определять: есть ли у человека главное качество, без которого путь в профессию должен быть закрыт, – умение и желание со-чувствовать людям, со-переживать, со-действовать каждому из них в желании реализоваться как Личности.

 

В поисках темы и информации

 

Виктор Шкловский, напутствуя мастеров

нетрадиционных жанров в литературе

и журналистике:

«Хорошо делайте свое дело

и столбовая дорога пройдет именно там,

где вы стоите».

На этапе подготовки журналист пытается решить зачастую еще нечетко очерченную в сознании творческую проблему: на уровне логики, накопления или сбора данных, фактического материала и т.д. Здесь главную роль играют эрудиция, знание предмета, о котором должны писать или готовить передачу. Идет сбор «информации»: этим термином мы называем в данном случае все, что относится к предмету описания, анализа в будущем произведении, в каком бы жанре и для какого средства массовой информации оно ни создавалось.

Формирование фактологического «багажа» может иногда даже предшествовать четкому формулированию темы – главной мысли или суммы мыслей, выражающих отношение автора к явлению, которое он отбирает для исследования и последующего изображения в своем произведении. Но основной упор, конечно, делается на поиск максимального количества разнообразных каналов, по которым поступают (или, по крайней мере, как автору кажется, должны поступать) новые факты, а также все то, что способствует формированию продуктивных творческих идей.

В сегодняшних условиях развития журналистики, когда информация приобретает также экономическое, иногда откровенно коммерческое значение, сокращается и число официальных каналов получения информации отдельными СМИ и индивидуальными коммуникаторами. В связи с этим возрастает роль и значение для средств массовой информации так называемых ньюсмейкеров. Ньюсмейкер, которого с некоторой натяжкой по-русски можно назвать «делателем новостей», – это структура, организация, фирма, учреждение или конкретный человек, которые определяют погоду в своей сфере и, таким образом, влияют на жизнь всех прочих структур, организаций, фирм, людей или, по крайней мере, владеют эксклюзивной информацией о деятельности первичных ее носителей.

Газета, журнал, телерадиокомпания формируют «штат» (в некоторых случаях эта деятельность даже оплачивается), исходя из своей содержательной модели, учитывая типологию СМИ, уровень учредительства и т.д. и т.п. Как правило, ньюсмейкеры представляют законодательную власть, исполнительную власть, другие управленческие структуры различных уровней, включая, разумеется, и силовые – Управление внутренних дел, ФСБ, а также политические организации, профсоюзы, неправительственные организации, крупнейшие предприятия, объединения, банки, фирмы, учреждения различного профиля и многое другое. Но главная ценность любого средства массовой информации, безусловно, ньюсмейкеры – частные лица. Их имена, особенно из числа тех, кто работает на СМИ практически нелегально, обычно держатся в секрете.

«Коммерсант-Ъ» в свое время опубликовал полный список своих ньюсмейкеров, включая частных лиц – от «А» до «Я», демонстрируя, как нам кажется, весьма правильный подход: мы «играем» по всем правилам. Хотя практика свидетельствует, что в областных, а особенно в городских СМИ задача установления таких контактов с кем бы то ни было на официальном уровне сегодня становится все более трудноразрешимой.

Ньюсмейкер – частное лицо – это не рабкор или селькор прежних лет, не нештатный автор из числа «пишущей» интеллигенции. Зачастую он даже не имеет навыка писать для газеты или, как говорят, «держаться» перед микрофоном. Его задача – информировать профессиональных журналистов о прошедшем или предстоящем событии, в случае необходимости – акцентировать внимание на внешне случайной взаимосвязи событий, помочь выделить из числа однотипных фактов действительности наиболее значимые по какой-либо причине и так далее.

Этот человек чаще всего берет на себя какие-то юридически оформленные обязательства перед данным СМИ, поэтому важно определить, какого рода мотивация для подобного сотрудничества была бы важна для потенциального ньюсмейкера: моральное удовлетворение от личного вклада в общественное дело, материальные выплаты или другого рода поощрения, официальные обязанности человека по связи с прессой, что-то другое. Хотя редакция, как нам кажется, всегда должна соблюдать баланс «добровольцев» и тех, кто сотрудничает «по обязанности», ибо последние всегда будут в конечном итоге престиж и интересы своей «фирмы» ставить выше «общественных». Ньюсмейкеры могут выступать в некоторых случаях в роли независимых экспертов, аналитиков, комментаторов. Подобный «институт посредников» между СМИ и, допустим, парламентом освободил бы журналистов от большого количества «черновой» работы и в то же время позволил бы массовому читателю, зрителю, слушателю почувствовать себя снова субъектом политического процесса. В демократической стране средства массовой информации должны субъективировать истину, потому что другого пути к столь желанным обществу объективности и взаимопониманию, как только через субъективную диагностику, нет и не может быть.

Следующий канал формирования «информационного багажа» журналиста – собственная аналитическая деятельность. Мы в данном случае не имеем в виду работу по повышению уровня профессиональных знаний, умений, навыков в какой-то одной, близкой коллеге сфере. Речь об аналитической деятельности по отслеживанию и анализу «внешней» информации. В том числе и той, что поступает от ньюсмейкеров. Ведь и их, исходя из конкретных задач, СМИ делит обычно на несколько групп. К примеру: «информатор», «компетентный собеседник», «лицо для получения сугубо справочных данных», «посредник в установлении контактов», «наводчик» и т.д.

Сюда же мы относим деятельность СМИ и конкретного журналиста по поиску и разработке наиболее информационноемких мест. В нашем исследовании каждый из опрошенных журналистов составил присущий ему лично как практику рейтинг информационной емкости мест, где он обычно получает максимум информации. И не обязательно только для очередной своей публикации или передачи. Методика нашего подсчета рейтингового номера очень проста – в процентах от числа указавших, причем чем выше место в таблице, тем меньше общее количество баллов (за первое место давался один балл, за второе – два и т.д.):

Рейтинг информационной емкости

(по мнению более трехсот опрошенных журналистов)

 

1. Редакция или телекомпания 69 %
2. Обмен информацией с коллегами из других СМИ 66 %
3. Различного рода пресс-службы 34 %
4. Неофициальное общение с бывшими героями публикаций 24 %
5. Диспетчерские службы, оперативные дежурные 11 %
6. Домашняя кухня, родственники 10 %
7. Городской транспорт 8 %
8. Афиши и объявления 6 %
9. Жилищно-эксплуатационное управление, его службы 4 %

 

Итак, несомненными лидерами являются редакция или телерадиокомпания и обмен информацией с коллегами. Журналисты откомментировали свой ответ таким образом: «бывает так лишь в том случае, если в редакционном коллективе царит по-настоящему творческая атмосфера», когда «есть возможность и, главное, желание для прямого общения друг с другом в неофициальной обстановке», а также когда «газета популярна и умные, интересные люди с удовольствием откликаются на приглашение не только дать, к примеру, интервью, но и просто встретиться с коллективом», когда «есть хоть какая-то система прямого общения с аудиторией», когда «в редакцию приходят не только письма-жалобы, но и письма-идеи, письма-«горячие» факты и так далее.

Даже этот довольно беглый обзор «авторских технологий», как нам кажется, позволяет говорить о том, что пути журналистской логики и творческой мысли человека, связанного с массово-коммуникационной практикой, воистину, неисповедимы. Хотя, конечно же, в больших городах ему на помощь уже приходят различного рода информационно-справочные службы, системы, информационно-инжиниринговые фирмы, библиотечные тематические комплексы и многое другое.

Однако парадигму современной журналистики можно сформулировать следующим образом: сегодня нет проблемы как передать информацию, вопрос в другом: что передать и нужно ли именно это сообщение вашей аудитории. Вопрос почти философский.

 

 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 146; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ