Часть II. Творческие составляющие диалога



К согласию через плюрализм интересов?

 

«Правовое государство – это общество правопорядка,

а не лиц, и группы лиц. И уж тем более – не идей».

Мераб Мамардашвили

Деятельность журналиста осуществляется чаще всего в ситуациях, которые можно обозначить как творчески стимулированные и утилитарно-практические. Эта деятельность, как мы показали, может быть ограничена или, напротив, динамизирована, усилена некоторыми обстоятельствами индивидуально-личного, социально-культурного, профессионального, собственно творческого и другого характера.

Теперь, согласно логике изложения, попытаемся выделить и описать то, что способствует или препятствует данного рода деятельности с точки зрения реализации интересов аудитории средств массовой коммуникации?

В новейших исследованиях политологов, социологов, психологов1 показано, что плюрализм ценностей складывается быстрее, чем плюрализм интересов. На примере сегодняшней России можно убедиться, что общество в переходный период плохо структурируется на основе различения интересов, социальные группы и слои складываются недостаточно активно, средний класс размывается. Существует большой «разброс» ценностей и настроений, господство нерациональных мотивов, препятствующее достижению общественного согласия.

В качестве элементов общественного согласия чаще всего выделяются консенсус – полное согласие, деятельность на основе общих правил, и компромисс как способность жертвовать частью интересов для достижения наиболее существенной их части. Причем подчеркивается, что полное согласие, консенсус и компромисс в переходный период плохо достижимы чаще всего не из-за многообразия интересов, а из-за их несформированности и отсутствия понимания как частных интересов, так и национально-государственного интереса.

В исследованиях политологов отмечается, что в этих условиях консенсусную функцию в обществе чаще всего берет на себя журналистика как институт социализации и духовного развития. Однако проблемная ситуация заключается в том, насколько полно и адекватно отечественные средства массовой информации отражают сегодня интересы личности, отдельных социальных групп и общества в целом, каким целям служат.

Свобода формирования мнения требует доступа к различным представлениям о действительности, существующим в различных социальных группах, для того, чтобы их сопоставить. Этот свободный доступ к различным мнениям и называется плюрализмом. «Плюрализм – равнодействующая конкурирующих сил, – заметил по этому поводу французский исследователь Пьер-Ив Шерль. – Плюрализм источников информации – единственный путь к ее достоверности. Априорно, не будучи сочтенной ложной, всякая заданная информация должна быть проверена; проверка же эта невозможна без плюрализма мнений»2.

То есть современные массово-коммуникационные отношения предполагают взаимодействие двух субъектов – журналиста (коммуникатора) и аудитории, причем каждый участник этого процесса, осуществляя свою специфическую деятельность, предполагает активность также и в своем партнере. Лишь в этом случае аудитория включена во всю систему общественных отношений. Журналисту же для установления диалоговых отношений или реализации целей своей деятельности необходимо учитывать потребности, интересы, мотивы, установки и соответствующие им характеристики аудитории, включая и ряд специфических, формируемых при прямом участии СМИ.

Их аудитория – чрезвычайно сложный социально-духовный феномен. С одной стороны, определенные ее качества детерминированы социально-экономической и политической структурой общества, и с этой точки зрения она является специфическим социальным образованием. С другой стороны, она формируется, существует и развивается только в рамках процесса массовой коммуникации на базе особого рода деятельности – потреблении и восприятии материалов и сообщений СМИ, что позволяет определить аудиторию как специфическую социально-коммуникативную общность.

Феномен мифотворчества

Эссе Александра Ханина

Сначала цитата, широко известная в «узких» кругах:

«Наша страна стала свидетельницей двух самых постыдных, унизительных, нелепых, лицемерных и оскорбительных кампаний по выбору президента, какие только могут припомнить нынешние почитатели нашей системы. Кандидаты были подобраны путем циничного манипулирования общественным мнением. Пустые обещания вместо конкретных программ, эмоции вместо здравого смысла. Президентские дебаты не были дебатами, тем более президентскими, а сводились к малоубедительным ответам на прямо поставленные вопросы. Основополагающие правила для этих упражнений роботов разработали бойкие на язык интеллектуальные мошенники, которые с таким пренебрежением относились к своим клиентам, что не давали им говорить более двух минут» («Тривейн»).

Восточное мироощущение россиян постоянно стремится подавить волю отдельного человека, превратить его в малый винтик огромного механизма, действующего по желанию избранных. Эта особенность отечественной ментальности приближает абсурд ладлэмовского «Тривейна» к реальности. Тоталитарное общество существует в России и сейчас, просто на смену физическому угнетению личности пришло психологическое. Манипуляция массовым сознанием стала опасным явлением, способным привести к катастрофе. Феномен воздействия на аудиторию средствами массовой информации требует сегодня повышенного внимания и тщательного изучения.

«Граждане! Вы должны вести себя так, чтобы каждый из вас был в глубине души убежден, что он главный виновник победы. С божьей помощью эта победа вернет нам родину, домашний очаг, свободу, почет, детей – тем, у кого они есть, – и жен. Блаженны те из нас, которым суждено победить и увидеть этот радостнейший день. Счастливы и те, кому суждено пасть в бою: ни один богач в мире не воздвигнет себе такого чудного памятника. Когда наступит подходящий момент, я первый запою пэан; при словах песни, призывающей Эниалия, мы единодушно бросимся на врага и отомстим тем, которые оскорбили нас».

Механизм воздействия на массовое сознание известен человечеству, по крайней мере, уже с античности. Такие обращения, как и любая пропаганда во время войны, – своего рода «психическая анестезия», в задачу которой входит торможение некоторых естественных реакций человека в пользу других, более социально оправданных на данный момент. Военная пропаганда – всегда успешна, разжечь праведный гнев удается легко. Однако в мирное время массовое сознание более апатично и трезвомысляще. Почему же тогда манипуляция массовым сознанием все-таки имеет место? Посмотрим на природу восприятия человеком действительности.

Массовое сознание – всегда консерватор, «лидеры мнений» (в социологии), т. е. готовые к восприятию нововведений, составляют ничтожно малые пять процентов социума. Оно предпочитает не рисковать и дорожит тем, что имеет. Поэтому массовое сознание (как адресат) всегда обрабатывает полученную информацию как бы с дополняющей позиции. Физиология восприятия такова, что, увидев или услышав нечто новое, мозг ищет ему соответствие, тождество, подобие или схожесть. Всякий раз при восприятии происходит попытка вписать новую строчку в сценарий (по Э. Берну), который уже существует в нашем сознании как неоспоримый образ реальности. В глобальном понимании для массового сознания такой образ – суть миф. Таков общий закон человеческой психики.

Как пишет известный западный авторитет Уильям Кей: «Наука и технология в контексте XX века основаны на работе по созданию символов, которые не только не освободили человека от символической трясины, но еще глубже поместили его в зависимость от символов и от того, что он считает они значат или не значат». Таким образом, сознание всегда удерживает в себе некий абстрактный символический образ (миф!), который принимает за реальный окружающий мир.

Средства массовой информации с момента своего появления занимались созданием символов или даже мифотворчеством. Кроме того, в качестве адресанта в схеме коммуникативного процесса СМИ выступают как поставщики новой информации, которая способствует формированию и дальнейшей жизни мифов в массовом сознании. Газеты, радио, телевидение – суть режиссеры-постановщики пьесы, которой наше сознание заменяет реальный мир. Усиливает воздействие и описанный принцип дополнения. СМИ предлагают нам актеров на уже прописанные в сознании роли. Достаточно назвать одного «врагом», а другого «героем», – и мы сами начнем интерпретировать их поведение по модели, которая существует у нас в сознании.

К Жириновскому, например, СМИ приклеили ярлык «шута», причем настолько прочно, что любые его действия воспринимались населением как фарс, буффонада, розыгрыш. Рейтинг упал, что вызвало крайнюю озабоченность имиджмейкеров Владимира Вольфовича, и они настояли на смене имиджа и более серьезном поведении лидера ЛДПР.

Мифы скрепляют понимание человеком происходящих процессов. Возможность дать смысл всему дает им силу. Российское бытие буквально пронизано такими мифоосмысляющими его образами. Например, когда речь идет о богатом предпринимателе, в его образ сразу вписывается понятие «партийных денег», как лежащих в основе его богатства. И хотя никто этих денег не видел, и нет реальных доказательств их существования, введенная интерпретация освобождает человека от беспокойства, не требует искать причину в ином. Или такой же аргумент – «комсомольский функционер», опять-таки имея в виду происхождение его денег. Вероятно, мифом, облегчающим существование в глазах обывателя всех остальных предпринимателей, является аксиома Остапа Бендера: «Все современные состояния нажиты нечестным путем».

Миф – всегда победитель, так как он отражает интеллектуальные потребности, уже апробированные всей историей человечества, а с другой стороны, наиболее точно воспроизводит ожидаемое и желаемое. Поэтому любое политическое движение (т.е. стремящиеся к власти индивидуумы) продуцирует целую серию мифов, призванных оправдать его существование.

Политики первыми вырабатывают наиболее эффективные способы воздействия на аудиторию, активно используя все имеющиеся на тот момент новые технологии. Показательны в этом плане избирательные кампании.

Реально неразличимые разнообразные партии бурно порождают отличия в мире символическом, в этой фата-моргане массового сознания. Леонид Ионин пишет: «Различия между партиями и движениями остаются почти исключительно только стилистическими. Программы, как правило, выглядят одинаково – демократическими в самом общем смысле слова. Отсутствуют связь с населением и опора на особые социальные слои и группы... И очень часто приходится наблюдать произвольную смену стилей, политическую и стилистическую переидентификацию не только рядовых членов партии, но и их лидеров».

Учитывая смену за последнее столетие основного канала коммуникации (печать – радио – телевидение), получаем, что важным становится не содержание, а форма, не сущность, а образ. Современные СМИ творят имиджи отдельных людей, групп, событий, явлений и т.п., которые в свою очередь получают роли и место в символическом театре массового сознания.

Возьмем, к примеру, один из самых распространенных мифических образов, столь любимый отечественными СМИ, – «спаситель». Владимир Ленин, Иосиф Сталин – их смерть оплакивала вся страна, не представляющая как дальше жить без своего «спасителя». О феномене «мессианства» Михаила Горбачева уже можно писать книги. В определенный момент такую же роль получил и Владимир Жириновский, чем, несомненно, был обусловлен его невероятный успех на выборах. Типичный лозунг «спасителя»: «выбираете меня сегодня, – завтра я сделаю это и еще это (на уровне чуда)». Статуса «спасителя» не избежал и Борис Ельцин, «избавивший» страну от красного террора, победив Геннадия Зюганова во втором туре выборов. Интересно, что если бы противником (гипотетическим) Бориса Николаевича был Иосиф Виссарионович, кто кого бы от кого спасал – совершенно не ясно. Эстафетная палочка «спасителя» передана Владимиру Путину, что объясняет его политический иммунитет при выражении недоверия нынешнему правительству.

Американские специалисты в области PR четко формулируют шесть основных правил законного эффективного общения с массовым сознанием:

- Контроль потока информации.

- Определенная последовательность сообщений.

- Многократное повторение.

- Все СМИ должны говорить в один голос.

- Ограничение доступа «чужим» журналистам.

- Активная наступательная тактика.

Таким образом, манипуляция аудиторией СМИ представляет собой целый комплекс определенных мероприятий, паразитирующих на стереотипности и символичности массового сознания.

Массовое сознание не ощущает миф в качестве мифа, становясь, по сути, заложником тех, кто его формирует. При этом человек не протестует, а скорее наоборот – желает жить сказкой. Мирча Элиаде считает свойством человека постоянный возврат к вечным, мифологическим ценностям. Индивид хочет вырваться за пределы обыденности. И мифология дает ему такую возможность. «Мы покидаем мир обыденности и проникаем в мир преображенный, заново возникший, пронизанный невидимым присутствием сверхъестественных существ... Мы ощущаем личное присутствие персонажей мифа и становимся их современниками».

Когда я в детстве видел на демонстрациях матросов с красными бантами и солдат с винтовками и т.п., я словно реально переносился в то мифическое время 1917 года. Подобные мероприятия (корчагинские вахты, коммунарские общины и т.п.) трактуются сегодня как один из способов тогдашней элиты удержать в своей власти массовое сознание. Смена СССР на СНГ, а затем и Россию – державу с непонятным прошлым и еще более туманным будущим – требует новой мифологии, например, замены гимна Союза «Патриотической песнью» Глинки или возврат трехцветного флага, под которым, кстати, сражались противники Советской власти. Однако уже история с возвращением гимна «Александрова-Михалкова» показывает, что наращивание новой мифологии требует усилий и времени, кроме того, на первом этапе массовое сознание ее все же отвергает весьма активно. Потом «смиряется». Реальная же защита от воздействия на массовое сознание, как подсказывает «исторический» и «мой личный» опыт, одна – плюрализм мнений, то есть наличие не менее двух точек зрения по любой теме, по любому вопросу.

 

Аудитория СМИ как система

 

Посредственный журналист лишь излагает.

Хороший – объясняет.

По-настоящему талантливый –

может своей аудитории еще и что-то ярко показать.

И лишь выдающийся журналист ее вдохновляет.

Перефразируя Уильяма Артура Уорда

Безусловно, необходим тщательный учет и анализ предпосылок, обуславливающих образование аудитории и самих технических средств – носителей массовой информации. Ведь аудитория существует и функционирует лишь в той мере, в какой осуществляется деятельность по производству и распределению массовой информации в обществе.

Так современный этап развития отечественных СМИ как канала характеризуется, прежде всего, совершенствованием технических средств массовой коммуникации и связи, модернизацией полиграфической базы, а следовательно, и качественным изменением материальных носителей информации – периодической печати. Продолжается процесс освобождения СМИ от государственной опеки, и общество в лице различных социальных группировок получило формально независимые от чьего бы то ни было давления источники информации, диалога, общественной дискуссии.

С другой стороны? глубокий социально-экономический кризис привел российские СМИ к ситуации, в которой они зачастую теряют свою доступность (прежде всего периодические издания – в силу их дороговизны в продаже по сравнению с «бесплатно» получаемыми теле и радиопрограммами).

Качественный состав различных групп аудитории современных СМИ, безусловно, во многом определен и в целом социальной структурой российского общества. Раскрыть же механизм развития, изменения такого сложного объекта, как аудитория СМИ, по мнению социологов1, можно только системой показателей.

Чаще всего к первой группе характеристик аудитории относят качественно-количественные признаки, с помощью которых описывается внутренняя структура аудитории, относительно независимая от системы средств массовой информации. Среди них выделяются социально-демографические (пол, возраст, уровень образования, социальное положение, профессиональная принадлежность, семейное положение и т.д.) и социально-психологические характеристики (потребности, установки, мотивы, интересы и т.п.).

Среди широкого спектра потребностей человека зачастую отдельно выделяются информационные потребности (в числе их проявлений — информационные интересы, то есть субъективные склонности, стремления, пожелания, в которых эти потребности находят свое отражение). Они пронизывают все другие виды потребностей индивида, но в то же время носят самостоятельный характер. Конкретизирует сложившиеся интересы аудитории изучение мотивов выбора того или иного средства информации, передачи, сообщения. Результаты различных социологических исследований показывают, что знание, понимание и учет коммуникатором многоплановых и многосторонних духовных, информационных и других потребностей аудитории – один из основных факторов эффективной работы средств массовой информации в диалоге со зрителями, слушателями, читателями.

Вторая специфическая группа признаков характеризует аудиторию в ее непосредственных взаимоотношениях со СМИ. Она может быть выражена рядом качественно-количественных характеристик, описывающих процесс потребления массовой информации. Так, к примеру, можно выделить следующие подгруппы признаков:

• Характеристики условий (экономических, географических, временных), при которых происходит подключение аудитории к потреблению информации.

• Характеристики включенности аудитории в процесс потребления массовой информации через различные каналы СМИ, связанные с фиксацией ее реального коммуникативного поведения. Условно эти характеристики разделяются на два вида. Первый – это показатели владения тем или иным источником массовой информации (подписка на периодические издания или регулярность их приобретения, наличие теле-, радиоаппаратуры). Второй – признаки, позволяющие оценить степень включенности аудитории в процесс потребления массовой информации (частота, интенсивность, регулярность обращения к тому или иному источнику, затраты времени на контакты с ним и т.д.).

• Характеристики отношения аудитории к материалам средств массовой информации, выражающиеся в степени удовлетворенности, оценках, мнениях, пожеланиях и т.д. Среди них может быть рассмотрен самый широкий комплекс показателей, характеризующих как общее отношение аудитории к программе, передаче, материалу, так и оценка их отдельных сторон, проявлений (к примеру, оценка оперативности, уровня критичности, объективности, актуальности, конкретности и т.д.).

• Характеристики информированности аудитории о различных сферах действительности, событиях, фактах, отражающихся в сообщениях средств массовой информации, а также информированности о деятельности самих СМИ.

• Характеристики, связанные с участием аудитории в производстве и ретрансляции информации (в том числе обсуждение, использование полученной информации в различных сферах деятельности респондентов, обращение в СМИ, нештатное сотрудничество и т. д.).

Третья группа характеристик связана с изучением воздействия сообщений средств массовой информации на сознание аудитории. При их помощи социологами, психологами, политологами (как правило, в ходе комплексного анализа деятельности не только СМИ, но и всей системы жизнедеятельности аудитории, образа жизни) фиксируются изменения, происходящие в сознании и поведении зрителей, слушателей, читателей.

 

Диалог и ролевые «игры»

 

«Народ оказался публикой...

Массам преподносят смысл,

а они жаждут зрелища».

Жан Бодрийяр

Вместе с тем современная массово-коммуникационная практика, на наш взгляд, дает основания дополнить систему показателей аудитории средств массовой информации. Так, к примеру, проанализировав в общей сложности свыше 200 различных программ на отечественном телевидении, мы обнаружили, что при реализации диалогового взаимодействия достижение понимания и взаимопонимания между журналистом и аудиторией нельзя рассматривать только на уровне содержания общения. Эмоциональная сторона восприятия также является одной из основных целей коммуникатора (зачастую – просто определяющей) и безусловным ориентиром участников коммуникации.

Наиболее продуктивным, как показал проведенный нами опрос экспертов – журналистов-профессионалов, является для коммуникатора моделирование ролевого участия в массмедиа деятельности. Проиллюстрируем это конкретными примерами.

Так, например, Леонид Якубович в сознании аудитории зафиксирован прежде всего как носитель социально-психологической роли, которую мы условно обозначим как «артист». Подобного рода коммуникаторы имеют выразительную, приятную внешность. Всегда со вкусом одеты, подтянуты, элегантны. Да, они нередко «играют» роль ведущего, но делают это, не таясь, акцентируя внимание не на собственной персоне, а лишь талантливо оттеняя собеседников. К примеру сам Якубович обладает хорошей дикцией, темп речи позволяет говорить четко, доходчиво. У него очень ритмичная речь, причем темп ее может варьироваться.

Неторопливо он начинает говорить тогда, когда хочет выделить какие-то слова или фразы. Он также в своих программах «Поле чудес», часто использует паузы как необходимый способ передачи информации в устной речи. Во время пауз он останавливается, перестает говорить и в этот момент ведущий демонстрирует широкий спектр невербальных способов передачи информации: например, закатить глаза, подмигнуть, тяжело вздохнуть. Часто в программе паузы – это способ остановить собеседника, говорящего откровенную глупость или читающего бездарное стихотворение. Прямо об этом сказать невозможно, ибо он может быть обижен на глазах многомиллионной аудитории, а жесты, мимика более выразительны и, как показывает его опыт, более действенны.

Телегид «Известий» Евгения Пищикова на основании ролевого участия журналистов в деятельности электронных СМИ даже вывела некую «формулу» телевизионной вежливости1: «Приветствие и прощание – это, собственно говоря, обращение. Каковое указывает, к какому именно зрителю обращена программа. Грубо говоря, адресное деление может быть таким: к среднему потребителю информации, рядовому гражданину, Гражданину, единомышленнику, патриоту, клиенту, постоянному посетителю тусняку, грамотному челу, члену узкого кружка посвященных, Женщине с большой буквы и так далее».

Далее журналист подмечает ряд интересных деталей. Так, к примеру, что Дмитрий Дибров в «Антропологии» почти всегда здоровался холодно, а прощался тепло. Как важный гость в незнакомой компании, который приходит недовольный, не уверенный, что все сложится как должно, а уходит более или менее удовлетворенный приемом. Тут есть совпадение с идеей передачи: гости Диброва всякий раз были люди особенные, оригиналы – в течение передачи они как бы должны доказать свое право на особенность... И заслужить тепло ведущего.

Михаил Леонтьев со своим анекдотическим «однако» как бы отдает себя одним этим словом на потеху обывателю, но смотрит в глаза посвященному зрителю. Конеген дает поиграться в себя как чертика, этаким фертом, выскакивающим из шкатулки, Гордон – как кубик Рубика, а Комиссаров – как в «Джуманджи»: эта игра в житейские обстоятельства и жизненные путешествия, которая затягивает...

Примечательно, что носителями социально-психологических ролей выступают как коммуникаторы, так и их аудитория. Эти роли характеризуются относительно постоянной, внутренне связанной системой поступков и действий, которая является реакцией на поведение других лиц. Не учитывать тот факт, что и представители аудитории в большинстве своем явно или подсознательно стремятся к «ролевому участию» при восприятии продукции СМИ, значит намеренно сокращать число факторов эффективности массово-коммуникационного взаимодействия. Причем на оси восприятия субъектом этого рода продукции находятся не только рациональные оценки, но и эмоции, чувства, аффект (допустим от «ролевого соучастия»), вызываемые как вербальным (словесным) содержанием, так и эстетикой конкретного произведения или передачи.

Следовательно, всякое журналистское произведение можно рассматривать как систему раздражителей (слов, приемов невербальных коммуникаций, эстетических конструкций, способов активизации «ролевого соучастия» и т.д.), сознательно и преднамеренно организованных с таким расчетом, чтобы вызвать определенную реакцию аудитории СМИ. Да, как и во всякой творческой деятельности, здесь возможно подсознательное «конструирование», но оно все же является превалирующим при индивидуальной творческой деятельности журналиста. В данном же случае можно говорить о вполне высокой степени прагматического моделирования технологий массово-коммуникационной деятельности. Ведь анализируя структуру раздражителей, мы в этом случае должны воссоздать (смоделировать) структуру реакций. Причем понятие «творчество» мы в равной степени относим как к создателям данного вида продукции, так и к потребителям. Ибо, как мы уже отмечали, только со-творчество характерно для истинно демократического государства, для отношений, основанных на принципах гуманизма.

При описании эмоциональной стороны восприятия информации как одного из системных показателей аудитории СМИ можно назвать и другие социально-психологические роли коммуникаторов. Нами было выделено 24 роли. К примеру, такие, как: «аналитик», «лирик», «агрессор», «свой парень» и т.д. Допустим, ведущий «Итогов» Евгений Киселев – типичный «аналитик». Ему свойственны, как показывает исследование, такие внутренние личностные характеристики, как интеллект, широта кругозора, способность мыслить масштабно, сдержанность, солидность, респектабельность и т.д. Характерные профессиональные качества – коммуникабельность, способность заражать энергией, уверенностью, внушать свои идеи и т.д. Владимир Молчанов – «лирик», ибо все его наиболее удачные с точки зрения экспертов, программы выдержаны именно в этом ключе. Тимур Кизяков, приходящий с экрана «Пока все дома», – типичный «свой парень». Выделение носителей «ролей» позволяет не просто прогнозировать успешную и эффективную деятельность коммуникатора, но и просчитывать варианты взаимодействия с конкретными носителями «ролей» из числа аудитории СМИ.

 

Необъяснимо, но влекуще

 

«Все слабости обычного человека прощу я Художнику,

но ни одной слабости Художника

не прощу я обычному человеку».

Леопольд Сулержицкий

Сегодняшняя массово-коммуникационная практика, а также практика политической, прежде всего предвыборной борьбы дает возможность выделить еще один ракурс проблемы учета в системе показателей аудитории СМИ эмоциональной стороны восприятия информации. В свое время американский исследователь Дж. Голдхабер описал так называемую харизматическую модель коммуникатора. В его исследованиях, анализировавших многолетнюю массово-коммуникационную практику, было доказано, что успех телевизионной передачи, как правило, гораздо меньше связан с ее информационным содержанием, чем с «харизмой» той личности, что транслирует новости, в целом передает какой-то объем информации в программе. «Харизма» им понималась как личный магнетизм. Голдхабер делал вывод о том, что на современном телевидении США представлены три типа харизматической личности:

- «герой» – некая идеализированная в сознании аудитории личность: смел, агрессивен, говорит именно о том и то, что мы хотим слышать;

- «антигерой» – «простой человек», «один из нас», с этим коммуникатором мы чувствуем себя «безопасно»;

- «мистическая личность» – коммуникатор, внешне чуждый нам, ибо он необычен, непонятен нам, непредсказуем.

С точки зрения массово-коммуникативной практики, харизма – качество, подверженное развитию. В разные периоды аудиторией СМИ бывают предпочитаемы харизматические коммуникаторы разного типа, разного «уровня» обаяния, привлекательности, заразительности и т.д. Проведенный автором опрос, к примеру, показал, что сегодняшняя практика выдвигает на первый план прежде всего коммуникаторов харизматического типа из среды телеведущих.

Конечно, харизма – это не только особая биологическая заразительность, человеческое обаяние, это еще и умение самоорганизоваться, самостоятельно срежиссировать свое поведение, а может быть и привлечь к имиджмейкерской деятельности профессионалов из числа талантливых советников, психоаналитиков, режиссеров, визажистов, логопедов, педагогов по движению и т.д. Наше сознание защищается от водопада внешних раздражителей фильтром стереотипного восприятия мира, но, по образному замечанию Е.А. Блажнова, «на его плечах» имидж врывается в наше сознание.

Можно выделить четыре основные функции имиджа журналиста (коммуникатора):

- номинативная (заявить о себе, хоть как-то выделиться из числа себе подобных);

- эстетическая («облагородить» впечатление от собственного появления перед аудиторией, продемонстрировать наглядно чувство меры, художественного вкуса);

- психологическая (акцентирование внимания на харизме коммуникатора);

- адресная функция (связывает его со своей целевой аудиторией).

Все эти четыре функции имеют наглядные формы проявления в деятельности каждого успешно работающего журналиста, будь то в сфере телевизионной практики, радио или периодической печати. А доминирующей, по мнению экспертов, самих опрошенных журналистов, чаще всего является именно психологическая функция.

Психолог Вильям Джемс определял мистические состояния личности, как неизреченность, интуитивность, кратковременность, «второе рождение» и т.д. Чаще всего интуитивность определяет коммуникатору харизматического типа направление поиска информации; все остальные качества – всего лишь контексты ее дальнейшей трансформации, то есть, вторичны по сути. К примеру, «неизреченность» позволяет журналисту лишь быть загадочным, до конца не понятным в речах. Ясно, что бесконечно это продолжаться не может, и аудитории нужны «подтверждения» или «разоблачения» подобного образа жизни и творчества. Точно так же, как и при «кратковременности» – когда он не раскрывается в общении; уходит от ответов; таинственен в личной жизни и т.д. «Второе рождение» – вообще лишь способ стать после какого-либо события «причастным», «отмеченным», быть «вне понимания», когда действие ситуативно. Одним словом, и в данном контексте организации творческой деятельности журналистов интуитивность играет весьма важную роль.

Опрошенные нами журналисты-практики понятие «имидж» определили прежде всего, как «образ, которого в сфере массовой коммуникации до сих пор не было» (43 процента ответивших), как «респектабельность, располагающий внешний вид» (18 процентов), «уверенность в себе» (14 процентов), как «умение казаться, а не быть» (11 процентов) и т.д.

 

Предъявите Ваш... имидж

 

«Раньше было интересно – ПРО ЧТО,

потом стало интересно – КАК,

а сегодня важно – КТО.

Кто автор, каковы его взгляды,

чего он хочет от жизни».

Григорий Горин

Однако нужно учитывать тот факт, что имидж коммуникатора всегда упрощен по сравнению с объектом. Этот «публичный портрет» динамичен и в сознании аудитории нередко живет как бы «самостоятельной жизнью» и требует постоянной «фактологической» или «драматургической» подпитки. Он также находится как бы между реальным и желанным, восприятием и воображением.

Составляющие имиджа коммуникатора: внешние черты, характер, манера поведения, коммуникативные характеристики, «идейная платформа» и, главное, психологические качества коммуникативного лидера – то есть впечатление о нем в комплексе. Последнее особенно важно при подборе адекватного типажа, соответствующего запросам аудитории, ибо коммуникатор, как показало наше исследование, заключенный в рамки типа, воспринимается гармоничнее. Приведем несколько примеров.

Одним из признаков эволюции и демократизации российских средств массовой информации стала, как известно, «персонификация». В современной журналистике считается как бы и правилом дурного тона стесняться собственного имени, говорить не «от первого лица». Персонификация, охватившая СМИ, своеобразно откликнулась в поведении ведущих программ, журналистов периодической печати. Возникли образы-маски, последовательно воплощаемые в творчестве коммуникаторов. Можно назвать в «Комсомольской правде» тандем любопытных к жизни «новых русских» журналистов Г. Резанов – Т. Хорошилова; ранее – «Стаса», «уполномоченного заявить» из «Новой ежедневной (тогда еще) газеты»; ведущих авторских программ на российском радио и радиостанциях FM-диапазона и многих других.

Как нам кажется, весьма выразительные образы индивидуальных коммуникаторов были созданы Сергеем Шолоховым в авторской программе «Тихий дом» и Константином Эрнстом в «Матадоре»1.

Проанализируем основные составляющие. Шолохов играет нагловатого циника, действующего с интервьюируемыми провокационными приемами, повергающими в шок. Предположим, вопросом: «Вам не кажется, что ваш главный герой – импотент? И не сказалась ли в этом ваша личная проблема?» Как он сделал на фестивале в Англии, где пришедший в себя собеседник, видный режиссер, принялся с жаром говорить о собственной полноценности. Что и требовалось тележурналисту, жаждущему неординарных высказываний. Сергей активно связывает свое творчество с постановочными трюками художественного свойства (например, почтенные матроны играют пейзанок на фоне картонного «деревянного зодчества»), использует различные формы игрореализации.

Поскольку ирония лежит в основе стиля общения, распространенного в современной молодежной среде и получившего название «стёб», то и аудиовизуальный текст Шолохова вполне соотносится с этим стилем. Хотя надо сказать, что эпатажность «стёба» при чрезмерной его акцентированности нередко превращается в элементарную грубость или бытовую пошлость. Это, кстати, особенно свойственно даже не самому Шолохову, а его подражателям с региональных или местных телерадиокомпаний.

«Матадор», напротив, был лишен иронии и каких бы то ни было проблесков юмора. Программа предлагала зрителям свой эталон культуры. Культуры, понятой как внешний лоск и самоуверенность нувориша, «поднявшегося», то есть приобретшего, наконец, капитал и досуг, чтобы съездить в Европу, к примеру, посмотреть парад кинозвезд и отдохнуть в самом дорогом отеле на берегу лазурного моря – мечты каждого «нового русского». Любопытно, но по опросам экспертов выяснилось, что созданный в «Матадоре» образ оказывался приемлемым и для людей старшего поколения. Привлекали «элегантность, вежливость, истовая серьезность ведущего».

Нельзя не отметить последовательность в ношении выбранной маски, точнее скажем, имиджа тележурналиста: Эрнст почти никогда не выходит из образа, его нельзя и сегодня увидеть на экране растерянным, радостным или огорченным. Имидж неизменно хранит свою «витринность». Не случайно, что даже назначение в 1995 году К. Эрнста на высокую административную должность в телерадиокомпании ОРТ было обставлено как некое телешоу. Аудитория должна «прожить» со своим кумиром как бы целую жизнь, пережить его неудачи, но и радоваться его успехам.

 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 138; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ