Маленькие улыбки большой привязанности



ХРАНИТЕЛИ СЧАСТЬЯ

Вместо введения

Москва, 2018 год. Золотая осень. Школа № 23 с гуманитарным уклоном. Звонок с 6-го урока, дети вырываются в коридор. Возле двери в кабинет русского языка стоит высокая молодая женщина с точеными чертами лица, немножко бледного, правильный овал обрамляют прямые, смолистого цвета, волосы. Глаза усталые, карие. Несколько секунд она медлит, потом, оглядываясь, входит в кабинет.

- Элеонора Алексеевна?

Сидящая за столом учительница отрывает взгляд от журнала и немножко удивленно смотрит на вошедшую.

-Да, это я. Что вам угодно? - Глаза сталкиваются. Карие и серые. Вошедшая с некоторым сомнением изучает фигуру учительницы: среднего роста, классической формы песочных часов; пышная грудь, деликатно прикрытая блузой; лицо удлиненное, с по-детски удивленными глазами, светлое, почти прозрачное и практически лишенное косметики; волосы светлые, прямые, забранные сзади в испанский узел.

-Здравствуйте… Меня зовут Мария Сергеевна Воронова, можно просто Мари. Вам… знакомо имя Корал? Корал и Леа?

Взгляд учительницы на долю секунды вздрагивает, на секунду замерает – прямою линией «зрачок в зрачок», потом вырывается из ловушки и начинает метаться, вырывая мелочи из повседневности. Женщина поднимается со стула. В какой-то очень глубокой задумчивости, словно напрочь забыв о странной гостье, она проходит перед доской к окну и, наконец, медленно произносит:

- Эти имена мне знакомы… Только кто вы, чтобы знать их? Их… знал только один человек…, - она в какой-то растерянности рисует пальцем по стеклу.

- Тот человек, которого можно было назвать Корал, не так ли? А вас – Леа!

Учительница вздрогнула, но не повернулась:

-Да.

Но теперь уже гостья опустила глаза; вздохнула.

-Знаете, мне очень тяжело это говорить… Я искала вас пять лет, - вы переехали, и вот теперь… Даже не знаю, с чего начать.

Элеонора тоскливо оглянулась на гостью.

-Надо полагать, что вы были знакомы с Алеськой.. – губы учительницы дрогнули в беззвучном вздохе, глаза на миг заблестели слезами. – Я… действительно уехала, -там, в Ярославле… все напоминало о ней, а после той аварии.. После того, как она ослепла… Бог мой, мне было так стыдно! Приходить к ней в больницу, рассказывать какую-нибудь чушь… Я…я сколько-то раз присходила…. А потом не выдержала. Говорят, это была сложная на операция.. Конец, надеюсь, вы знаете?... – она набрала в грудь воздуха, выпрямилась, - даже немного горделиво, но было в этом жесте больше желания отгородиться, защититься от навязчивого взгляда!

-Знаю…. Именно поэтому я здесь. Я говорила с Леськой перед тем, как её отправили в Израиль. Леа, понимаете… Можно, я буду называть Леа, так проще?

-Да, конечно….

- Леся знала, что может не вернуться. Она много рассказывала о Вас. О том, что вы дружите с детства, что когда-то писали вместе.. «На двоих»- как она выразилась как-то…. Но самое-то главное…. Да…

Мария начала торопливо копаться в сумке, дрожащим движением извлекла толстую тетрадь на спиральке с серебристым единорогом на обложке и какие-то листы в файлике.

-Она знала, что операция может для неё кончится… Точнее… В общем, её предупреждали. Но ведь Леська упрямая! – теперь уже перед школьной учительницей стояла не ухоженная светская дама, а какой-то вариант вечной студентки, - Она согласилась, даже торопила! Говорила, как же она  будет жить без зрения!... Ну вот….. Перед отъездом она попросила меня распечатать некоторые свои записи – вот они (Мария протянула извлеченное из сумки), здесь еще Алеськин дневник вроде, фрагменты романа… Она… просила это...передать.   Говорила, что больше никто не сможет довести работу до конца… Она ведь.. роман писать начала.. О своих танцах. А вы ведь вместе учились, вместе сочинения писали, первые романы – в четыре руки. Она тогда сказала: «Вот, передаю тебе на хранение, если вернусь – отдашь обратно, а если нет – найдешь Леа, передашь, расскажешь! Не грусти так.... Я скоро вернусь».  

Мария отвернулась, более не в силах выдерживать прямой взгляд серых глаз.

Гостья вдруг засуетилась, словно сказала лишнего, но не знала, как выйти из неудобной ситуации.

-Я оставлю вам.. Тебе! Эти бумаги... Почитайте! Может, действительно, сможете дописать этот роман? А я.. Я пойду.. поезд скоро! – гостья торопливо попрощалась и практически выбежала из кабинета....

В наступившей тишине рукописная тетрадь все громче и громче звала открыть её и прочесть неровные строки романа....

           

Хранители счастья

(повесть)

  Звени бубенчик мой, звени,  Гитара, пой Шута напевы,  Я расскажу вам о любви, Я расскажу вам о любви,  Любви Шута и Королевы.

 

Я начинаю писать эту странную повесть именно сейчас, когда в памяти не смолкла еще играющаябаллада «В одном из замков короля….», когда еще стоят перед глазами кадры милого моему сердцу детского «Острова сокровищ» с песней «Летят седые облака в лазури высоты»…. Но когда Эля уже неоднократно произнесла, что мне пора писать «Хронику»….

 

Мне теперь начинает казаться, что перед моими глазами разворачиваются события удивительной поэтичности баллады…. Так сложилось, что мелодии музыки, улыбок, мягкости рук, доброты… все это совпало. Совпало так, как бывает только в сказках.

 

«Таких людей не бывает! Это просто невероятно!» - эту фразу я повторяла неоднократно за последние пол года… Но самым необыкновенным оказалось то, что «таких людей» собрался…. Круг. Сложно подобрать слова, которые бы наиболее точно охарактеризовали бы это собрание… Группа? И да, и нет… Группа – это три-четыре человека, и это слово не подразумевает… комплементарности, некоей идентичности, единства входящих в неё людей. Компания? Тоже недостаточно соответствует: компания сходится и разходится, это не… живой организм.  Коллектив? Ближе, но уж очень сильная ассоциация с «работой»…. Я бы сравнила это явление с «паутиной» - паутиной отношений и эмоций, где все связаны друг с другом. Возможно сообщество, возможно… община - древнее слово, которое современным миром воспринимается как рудимент прошлого, как архаизм. А впрочем, «они» тоже не вяжутся с «цивилизацией-урбани». Это странная группа людей, которым… Которым уютно вместе вне зависимости от места сбора. Внутри которой вопросы финансов стоят где-то на втором месте, в подчиненном состоянии. Где никто не повышает голос, где никто не ссорится и не ругается матом… Где не принято курить. Где неприемлем цинизм. Где… за шесть месяцев не было произнесено ни одной калечащей фразы, не было сделано ни одного нецензурного жеста…. Но ведь все «жители» - реальные люди, а не фантомы, не герои сказки! Работающие где-то, все-равно находящиеся «здесь, в этом, современном обществе», и не вчера родившиеся…. И это странно. Мужчины! В расцвете сил, привлекательности! С нежно сияющими глазами! Дамы – со звенящим, перекатывающимся смехом! Это много… Я как-то назвала их «хранителями счастья»[1].

 

Хранители счастья… Я долго искала максимально точные слова, которые охарактеризовали бы этих странных людей. «Странных» - непривычно открытых и искренних, настоящих, живых - в бесконечном человеческом потоке штампованных, застылых масок.

Этот словесный образ вырисовался не сразу: пол года – это целая жизнь, наполненная событиями, занятиями, вечеринками, эмоциями… За это время передо мной промелькнул целый калейдоскоп переживаний: недоверчивость, удивление, восхищение, эйфория, тревога, нежность, головокружение, дрейф на волнах, радость от встреч, улыбки, сумасшедшие диалоги, комментарии к фотографиям… Надежда и предчувствие любви, ожидания, снова сомнения, глухие удары ревности, мгновения отчаяния, клокотание в груди, мимолетные идеи уйти вообще из Сванго и всё забыть… Бессилие что либо изменить и осознание того, что если осуществлю эти мысли – сделаю самую большую глупость в жизни… Грусть… Принятие существующей картины как свершившегося факта. Решение «просто быть» без попыток прогнозирования… Много было – и не расскажешь всего в одной линии повествования, и посему – предстоит мне скакать от одной истории к другой….

«Navidad»: здравствуйте, давайте знакомиться!!!!

 

А начну я, как и полагается, - с конца! То есть с Рождества в Испанском клубе, известном также под именем «Карамба» (да, и туда занесла меня нелегкая). Это название уже достаточно давно для меня не секрет: еще вначале моего знакомства с «компанией» одним из самых любимых моих занятий было… перелистывание чужих контактовских фотографий. Альбомы Наташи, Леши, Юры... Фотографии «С»… Кое-где «Карамба» мелькала. А помещение наиболее ярко запомнилось мне из видеоролика «Подготовка к концерту «Отчетный», где известный (пусть и не полностью) мне коллектив танцевал руэду. В начале осени 2012 я понимала уже достаточно точно, что место и организация под названием «Карамба» стоит где-то между «истоком» (тем временем, когда сама Наташа еще только начинала танцевать сальсу) и «нашими родными берегами» (тем этапом, который лучше характеризуется сладкозвучным словом «Swango»[2]), и по-всей видимости, именно оттуда происходят те люди, которые раз за разом приходят на вечеринки….. Что это за организация, я представляла довольно смутно: кроме названия мне был известен - очень приблизительно – состав участников, по фотографиям я пришла к выводу, что там изучают испанский… и танцы-танцы-танцы. И это всё. И кроме того… у меня было ощущение.. что эта «Карамба» перестала функционировать: никто о ней не упоминает, на фотографиях она – только времен прошедших, еще до моего прихода… Только раз  Юра приглашал всех в испанский клуб… но я тогда не очень поняла, что это одно и то жеJ А потом… потом детали мозаики как-то сложились, и когда Лада  заприглашала всех на «Navidad», я сразу поняла, о чем идет речь, - и сомнения были недолгими.

 

Испанский клуб – это, конечно, громко сказано: по аналогии ли с «Английским клубом» 19 века было взято такое название? Если и так, то сходство на этом и закончилось. Вместо пафосного серьезного заведения передо мной раскрылось нечто абсолютно иное… До детскости несерьезное, но столь же милое и непосредственное. Неужели это и есть… сердце всего этого явления, известного под ярлычком «сальса в Ярославле»? Неужели это и есть… центр? Своего рода штаб-квартира! Я внезапно оказалась «внутри» тех самых интерьеров, которые были мне известны еще по видеозаписям и фотографиям. Пристройка к дому, вместо прихожей - зал (тот самый, где репетировали руэду на видео), немножко драный (уж извините, как увидела), со слегка обшарпанными салатного и персикового цветов стенами, детскими рисунками, новогодним дождиком в качестве декора, стульчики, какие часто стоят в больничных коридорах… Далее – крохотный коридорчик (выполняющий функцию вестибюля) опять же со стульчиками, с вешалкой и рядами крючочков для одежды по стенке.. Еще две комнатки: по всей видимости – кабинет (типичный офис в стиле «до евро-ремонта»: старенькие, еще советских годов, столики-стульчики, оформившие два рабочих места, причем даже снабженные компьютерами, как мне показалось) и столовая-зал заседаний с телевизором, длинным обеденно-переговорным столом, множеством стульчиков и театральной ширррррмоооой! Все это опять же украшено детскими рисунками, поделками; в шкафах – кипы бумах, книг, свитков… Множество деталей, дробность, хаотичность – вот какими словами можно было бы описать декор и наполнение этого помещения. Впрочем, вышеупомянутые комнаты отличаются тем же самым колоритом. 

 

Итак, события… Для меня все началось с конца зимних каникул, когда в контакте появилось объявление Лады об этом мероприятии (знакомьтесь, наш замечательный тренер школы Сванго, организатор бесчисленных вечеринок, основатель и бессменный куратор движения «Сальса в Ярославе». Координирует собрания через электронную сеть)

 

 

Я откликнулась… Единственной деталью, потребовавшей уточнения, оказался адрес…. А если таковой знаешь – найти место уже не проблема, - программа ГИС отлично справляется с такого рода задачами. В принципе, я была готова заняться поисками кодового объекта, но Лена Михайлова очень быстро предложила встретить меня, - отказываться не хотелось, и вот… уже от остановки мы идем в сторону Испанского клуба…

 

Далее, собственно, и появились вышеописанные впечатления от этого места. Первой и единственной ассоциацией было (и пока остается) – уголок для школьных кружков. Впрочем, мне сказали, что здесь же обитает клуб исторических танцев. И… испанский клуб. А вот тут сюрпризы продолжились. Пока я смущенно озиралась и пыталась сообразить, куда же себя деть… Лена и Надежда Холод (руководитель клуба) уже начали суету по выкладыванию провизии в районе стола… А вот и они!

 

Очень даже вскоре пришел Юра Красавин… и занялся чем-то из серии кулинарии, девушки это обозначили как «ненавидит лимоны»… А тем временем мы с Леной болтали… Да, мне было дико стыдно, но к тому времени я уже - по просьбе – украсила рождественскую домашнюю… пальму – свиточками с предсказаниями, - поэтому стыд, как ни старался, так и не смог подвигнуть меня на какие-то конкретные поступки. Юра нам включил фильм про музыканта на испанском (было бы странно, если бы на другом языке).

Далее пришел Леша (наш любимый сванговский Леша, который, как ни старается остаться в рамках тренерства, все равно периодически переходит на отеческо-покровительственные манеры)…

И тут Леночек произнесла абсолютно замечательную фразу, что наших мужчин голодными нельзя запускать в магазин…

Юра – любимая энциклопедия - в этот раз выполнял обязанности бармена. Как он пришел к такой должности, я не в курсе, но несчастный лимон был отправлен именно в коктейль. Он приготовил для компании аж два напитка, а потом некоторым по желанию смешивал еще что-то…

Надежда для особо желающих развлечься провела мастер-класс по созданию новогодних композиций из елочных веточек, шишечек и свечек..

Далее народ в основном собрался – подъехали Наташа, Аленка с Володей Манякиным… Были еще две дамы – одна сильно в летах, а другая – при очень округлом животике с юным жильцом…

Застолье… проба коктейлей… разгадывание обычаев празднования Рождества и Нового года в разных странах по описаниям

Конкурс: четыре человека, танец частями тела

Танцевальный перерыв, - Володя повез Надежду кормить ребенка

Конкурс – сделать стенгазету

 

Я сбегаю.

На следующий день - просмотр фотографий, сделанных после моего ухода: я пропустила важные сюжеты: 1. как Юре и Володе делали прическу, 2. Настя с Дашей играли на бокалах с водой.

 

И уже потом мне в голову раз за разом возвращался образ этого незамысловатого места, куда эти люди возвращаются снова и снова… Одни и те же люди… приходят в Сванго, в Казармы на занятия руэдой, на вечеринка, - с постоянством Солнца и Луны, с постоянством приливов! Какая, какая невообразимая, неведомая сила собирает их снова и снова, по несколько раз на неделе?! Какая сила заставляет искриться их глаза от смеха? Какая сила зажигает улыбки и нежность?

Есть только одна сила, которая может всё это! Есть только одна сила, которая может освещать лица! Есть только одна сила, чистая, бескорыстная и самодостаточная… Это Любовь… Любовь, связавшая сердца! Вот она, эта нежная ниточка романтики…

Мне остается только повнимательнее вглянуться в окружающие, и какая-то из историй, возможно, позволит себя увидеть!

 

 

SWANGO

 

О том, как я пришла в Сванго, стоит рассказать отдельно, пусть даже и не очень много. Это случилось в середине июня 2012 года. Решение пришло абсолютно внезапно, хотя и в целом мечты красиво танцевать с давних времен очень верно и настойчиво приходили ко мне в гости: долгие годы одной из любимых моих забав было придумывать различные истории о некоей девушке, даме, леди… какой я могла бы быть при стечении каких-то сказочных обстоятельств. Долгое время мои фантазии крутились вокруг образа.. Эвилион Ланионе (сценарий фантасмагоричен, это дикая смесь отдельных образов из сериалов, клипов, книг и моей фантазии: девочка, безумно похожая на меня, на момент окончания школы вместе со своим классом уезжает на экскурсию в Москву, и несколько девочек решаются пойти на кастинг. Героиня и не думает о звездном будущем, но ради любопытства выходит на сцену, и оказывается, что у неё талант, она может замечательно петь… И дальше как в мыльной опере – жизнь в кругу новых знакомых, знакомство со сценой, клубная жизнь… Эта история затянулась до неприличия и сюжетов уже сильно не хватало, но это уже стало привычкой. Но был цикл образов, кроме навязанных телевидением, который возвращался действительно навязчиво. То, чем героиня отличается от многих – и от меня в том числе. 1. Она красива - и очень привлекательна в глазах мужчин. 2. У неё выдающийся голос 3. У неё замечательный слух, она может наиграть на пианино любую мелодию 4. Она потрясающе танцует, и её часто опознают именно по танцу.) И в какой-то миг фантазии трансформировались в нечто иное. У меня в голове возник абсурдный вопрос: а почему я не могу в реальности научиться танцевать, как эта героиня? Да, я не в москве, выдающихся внешних, голосовых или музыкальных данных у меня нет, а вот танцевать… Что мешает мне научиться танцевать так, как в моих фантазиях танцует моя героиня? В Этих устных рассказах навязчиво фигурировали вальс, латино и танго. Вальс и танго были вычеркнуты, хотя и с еле скрываемой грустью – это парные танцы, и как идти без мужчины в столь рискованное предприятие - бог весть. А про латино говорили, что можно и в гордом одиночестве.. Я вслух сказала об этом желании дома. В ответ я услышала флегматичную фразу, а посмотрела ли я в интернете информацию, где и что… Вряд ли моё семейство в тот миг трезво оценивало ситуацию, еще менее вероятно, что они понимали, что где-то внутри у меня повернулся какой-то тумблер. А зря. Я интернет изучила, выписала самые возможные варианты, адреса и телефоны. Всего было мест пять… Из них два-три предлагали некий курс из смеси движений латиноамериканских танцев – меня это не устроило, я хотела именно танец. Как угодно называющийся, но танец. Оставались реально только Сванго и Айсальса. Айсальса по субботам предлагала некий танец под названием бачата, а сальса – на неделе… В принципе, место меня устраивало – Казармы, вполне доступно для добраться домой. Но вот время… Заканчивать на неделе в половине десятого – не очень хотелось . В списках возможных «учеников» в Айсальсе вырисовался Ярик Немцев – личность неоднозначная в моей школьной истории – мой сосед, одноклассник, очень симпатичный мальчик, в чей адрес в свое время я неровно дышала… С одной стороны – в принципе – я была не против, если бы мы стали заниматься в одной группе, а с другой – если бы он пришел с девушкой – какой бы была моя реакция – трудно было бы и предположить. А вот Сванго.. Тут было несколько фактов. Во-первых, сайт. Слова Владимира Шумилова о танго (пусть даже танго и имеет к сальсе довольно опосредованное отношение) оказались тем самым якорем, остановившим меня именно возле острова под названием «Swango», а потом уже и положительные отзывы некоторых знакомых – что школа существует достаточно давно, что есть хорошие отзывы. Во-вторых, сыграло (опять же) время. Пусть и не самое удобное, с половины восьмого, но удобнее, чем на курсе Айсальсы. Поэтому, после очень недолгих раздумий (за два дня вцелом было принято решение: с вечера воскресения до дня вторника, а далее уже пошли приготовления).

Вторник, день. У меня в трясущихся руках бумажка с телефоном Сванго. Я спросила, так-то и так-то, интересуют латинские танцы, но тацевать не умею вообще, то есть не просто латинские танцы, а даже близко не подходила к спортзалу. И мне сказали – вот завтра будет занятие, приходите. И я пришла. Пришла с опустившимся куда-то очень вниз от леденящего ужаса сердцем. Ну, может, и не леденящего, я все-таки утрирую… Но мандраж был, и мандраж не малый. На лице – застывшая наклеенная улыбка, руки ватные, язык непослушный…

Это состояние сопровождало меня всю дорогу, от работы и до Сванго… Школу еще найти надо было, хоть карта и достаточно четко указала конкретный дом, но…. Район почти уже рабочий, довольно мрачный, заворачиваешь куда-то во двор, а вот куда – еще неизвестно, не в левое ли место???

Опасения, конечно, были. Но… Школа Сванго меня покорила. Когда я спускалась по лесенке в полуподвальное помещение, довольно неожиданно меня встретил уютный запах кофе и мелодия танго…. Наверное, именно в этот миг произошло первое из маленьких чудес этой истории без громких событий, - я влюбилась в само место, в атмосферу «школы», в её отрезанность от внешнего мира.

А дальше – первое занятие… Новенькие, совсем недавно купленные босоножки с широким каблуком (как и просили, без шпильки), тревожное ожидание, что же произойдет…

Скажу сразу, катастрофы не случилось, ни метеорита, ни астероида не упало, и выпал мне жребий (как выразился Володя Мишустин, правда и немножко про другое, про руэду, и немножко позднее) «приходить плясать».

Разминка… не оказалась для меня шоком, в памяти сразу всплыли образы университетской физкультуры, занятия дамы под отчеством Германовна (её так прямо, вы смысле за глаза, и называли). А дальше, дальше.. что было дальше… Увидев, что я ни фи га не понимаю в смысле шагов, ко мне примчался Володя Манякин, взял за руки и стал объяснять шаги. Картина была примерно следующая: он объясняет – я киваю, вроде все понятно, но воспроизвести не в состоянии. Честь и хвала выдающемуся терпению Вовы! Сколько раз подряд он мне объяснил одно и тоже, - не знаю. Был ли в тот момент результат – тем более не в курсе, скорее всего нулевой. Второй, шокирующий факт, - то, что мой нежданный учитель настоятельно посоветовал туфельки снять и тренировать шаги босиком….

А этот факт, в принцыпе, на тот дико-неприрученный момент, было уже почти «уголовно наказуемым деянием»: босиком! На глазах у всех! Без обуви! Это… верх неприличия! Но голос, принявший решение посетить Сванго, напомнил, что кто-то из нас двоих пришел сюда сам по доброй воле, никто посторонний на этом не настаивал, поэтому, уж раз, голубушка, пришла, то будь добра выполняй предписания.

И вот уже – здравствуй, зеркало, как тебе нравятся мои неловкие шаги? Время от времени подходили Наташа, Володя, девушки из группы – что б еще раз уточнить что-то, еще раз объяснить…. Счет «раз-два-три-пять-шесть-семь» я упорно отказывалась понять: куда ходить, на какой счет? Постоянно сбивалась… Более щадящим вариантом оказался «раз-два-три, пауза, раз-два-три». 

В тот же день, еще в начале, в раздевалке, состоялось мое знакомство с Анютой, и я задала классический вопрос «новенькая в женской раздевалке»: а вы давно занимаетесь? Сейчас уже эта фраза вызывает у меня чуть ли не истерический смешок. Её произносили, вероятно, все девочки, которые приходили на занятия в первый раз. Ответ был не менее традиционным: «да не очень» (конкретно уже не помню, но зато в моем исполнении это уже стало классикой жанра); почти до последнего времени я никак не могла от неё отвязаться: слишком быстро промчалось время, месяц сменялся месяцем, а когда произнести эту фразу уже не повернулся язык, от той «Яны», которая летом 2012 года пыталась понять, предстоит ли краснеть от стыда за свои неумения, или есть еще кто-то, кто не подавит «танцевальным интеллектом», уже мало что осталось.

       Так или иначе, я пришла и во второй раз, и в третий… Состоялось знакомство с Лешей. Как Леша пытался научить меня танцевать – это отдельная история, затянувшаяся на какое-то неопределенное время.. Как неоднократно шутили в раздевалке (относительно наших «любимых и незабываемых партнеров»), что вот с Лешей получается абсолютно все, и думаешь: как же замечательно я танцую, - далее встанешь в пару с малоопытным «мальчиком», и понимаешь: увы и к сожалению, танцевать я не умею напрочь. Конечно, эта мысль высказывалась в каких-то других словах, но смысл оставался неизменным. 

       Сколько раз он произнес мне «Не торопись»? Сотни, сотни! «Опять спешишь?» - «Прости, Додо, так много важных дел!» В итоге состояние «как бы мне не опаздать» не только в Сванго, но и дома, на улице, на работе – просто по жизни (пусть и не в постоянный режим) заменилось на какое-то… эстонское спокойствие. А заодно и то первое «отношение» медленно и верно сменилось другим – ко всем постоянно танцующим. Тогда… вначале было уважение, что-то от обожания, что-то даже от преклонения.. А потом.. а потом произошел какой-то оборот, и Леша, и Наташа в некий миг перестали быть только преподавателями… Может быть, с того мгновения, когда я написала тот комментарий к фотографии – о странной семье. Чувство какой-то нежности, тепла, улыбки. Ощущение этой семьи. Когда совсем недавно на руэде Владимир включил одну из Юриных любимых мелодий (в тот день не было на занятии ни Леши, ни Наташи, ни Юры – они уезжали в Москву на мастер-класс, а Володя просто вслух прокомментировал)… Ну Юра у нас вообще меломан, но эта мелодия тааакая грустная…. Что даже стало как-то неприятно, тревожно и тоскливо....»

      

Тоненькая тетрадка подошла к концу. Дальше шли распечатки… Рассказы-не рассказы, но видимо, Леська еще не до конца определилсь, в каком жанре и от какого лица написать свое творение, - как запечатлеть те эмоции и события, так резко, и пожалуй, трагически, перевернули её размеренную жизнь. Если тоненькая тетрадь рукописи больше походила на мемуары, на записки о прошедшем, то здесь она явно старалась создать поэму в прозе:

ХРАНИТЕЛИ СЧАСТЬЯ. Новеллы.

Поющие фонтаны

        Это был вечер безбашенного счастья… Изредка встретишь такие– летящие как птица, лаконичные как стихи, - дни, более похожие на редкой красоты песню. И пусть этот вечер почти не связан с событиями Сванго, но без этой баллады повесть о хранителях счастья опустеет….

       Разгорался июль, стояла нежная пора сладкого безделья; солнечные блики играли на плещущихся шаловливых волнах, а вечерами Набережная и Стрелка города, под звуки замирающего Солнца, наполнялась гуляющими и отдыхающими жителями.

       Занятия в Сванго обычно проходили по средам, но в этот раз встречу отменили, и Анюта предложила покататься на роликах…. В тот момент Алиса пребывала в том состоянии эмоционального удивления и предвосхищения, в каком появляется храбрость для свершения самых безрассудных поступков; в том состоянии, когда границы между мечтой и реальностью почти стираются, и кажется, что можно протянуть руку – и дотронуться до сказки рукой. Надо сказать, что наша героиня уже давно и с интересом наблюдала за катающимися людьми, но сама рисковать не смела… И тут – внезапно девушка согласилась, хотя ни разу до того не вставала ни на ролики, ни на коньки. Впрочем, она честно предупредила, что обучать придется с нуля. 

       Алиса не чувствовала ни страха, ни паники, ни мандража – но строго до того момента, пока Анюта не упомянула вскользь, что кроме неё еще будут девушки с танцев, Олег и еще кто-то. А вот на такую возможную деталь наша героиня вообще-то не учла, поэтому за следующие несколько дней переволновалась уже почти до состояния панического спокойствия. 

       Сколько раз за день девушка тогда выглянула из окошка, в глубокой задумчивости оглядывая набережную Волги (благо, что роликовый прокат и место встречи в буквальном смысле оказались под боком)? Сколько раз прокомментировала она свой интерес к приключениям, сколько раз оценила грядущее мероприятие как авантюру…. Но в целом, как ни странно, – к концу рабочего дня настроение оказалось на подъеме. 

И к тому моменту, на который был назначен сбор, Алиса уже пребывала в состоянии нетерпеливого ожидания. Два шага, отделяющие её от роликового проката, девушка преодолела в считанные секунды, и вот уже она стоит на мостике рядом с Волжской башней, тревожно исследуя взглядом просторы набережной.

Первым подъехал Олег, - уже на роликах, и в своей резковато-лаконичной манере предложил нашей героине взять коньки. И пока Алиса в прокате забирала ролики, пока облачалась в них – уже подъехала и вся остальная команда: Анюта, Валюша, Юра и еще какая-то девушка. Олег, с улыбкой наблюдавший за процессом «застегивания», видимо, оценил приложенные старания как недостаточные, и решил лично удостовериться, достаточно ли крепко затянута клипса, а также напомнил, что надо взять защиту…

Щелкнуло что-то в груди удивленным недоверием, возвращением куда-то в детство; «Как с маленькой…» - мелькнула мысль улыбкой; а далее началось самое интересное.

Алиса попыталась встать… Вот тут-то она и осознала весь масштаб задуманной авантюры! Девушка не могла не то что бы взять и поехать – она не в состоянии была даже подняться: ноги скользили в разные стороны, и земля отказалась оставаться на одном месте! И в этой ситуации на выручку и пришли Анюта и Компания: девушки взяли нашу героиню за руки и двинулись в сторону Стрелки. Попытки удержать равновесие, хохот, панические всплески руками, разъезжающиеся коньки - и весь спектр неконтролируемых движений; в глазах и смех, и ежеминутно вспыхивающий страх. Результат всего этого не заставил себя долго ждать: безусловный рефлекс «хвататься за руки» сформировался моментально. Впрочем, кто больше боялся падения нашей героини – Алиса или девчата, сложно сказать, наверное – Анюта. Второй «опорой» была Валюша, а несколько позднее её сменил Юра….

Мимо Митрополичьих палат, мимо Успенского собора, - а мысли параллельно выхватывали из памяти кусочки истории: легенда об основании города, что-то о храмах, - таких знакомых силуэтов! Неужели они позволят ей упасть? Неужели эти родные дорожки рассердятся?

А когда они добрались до Стрелки (верхнего яруса), Алисе сообщили, что предстоит спуститься вниз! По каменной, почти бесконечной лестнице! Более интересную новость трудно было бы найти… Но медленно, шаг за шагом, под присмотром Анюты – спуск завершился благополучно! Анюта, Валя, Юра -  по очереди, не покидая ни на миг, сопровождали её по до нижнего яруса… И так бы и продолжили они кататься табором, сменяя друг друга на посту, - если бы не подъехал Володя… Тот самый Володя, который совсем еще недавно «учил ходить» нашу героиню, тот самый Володя, который «снял» Алису с каблуков, тот самый Володя, который с неотразимым терпением, наравне с Наташей и Лешей учил их танцевать. Он подъехал – и все перестроил по-своему усмотрению: забрал девушку у подруг, а «табор» распустил кататься в собственное удовольствие на полной скорости.

И вот наступает тот миг, когда следует поставить другую пластинку: и бьют фанфары, и от тысячи рукоплесканий сотрясается воздух, и в воздух взлетают подброшенные цветы! Стоп, эта не та пластинка, - нам нужна старая, с песней «Love story» Энди Уильямса!

Нет более романтичного места, чем мыс при слиянии Волги и Которосли: отсюда открывается величественный вид в бесконечную даль, силуэт ансамбля в Коровниках на противоположном берегу, Успенский собор возвышается сзади… На самом мысу разбиты цветники, одинок и впечатляющ памятник Ярославу Мудрому, и…. поющие фонтаны! Серебристые струи под стать играющей музыке – то взмывают вверх, то меланхолично переливаются снизу.

Володя объяснял, как нужно отталкиваться, как удерживать равновесие, как тормозить… В конечном итоге он просто стал катать Алису… Звучала та самая «Love story», играли в струях воды лучи заходящего Солнца. А девушка смотрела на Володю, и реальность расплывалась, становилась похожей на сон; ей казалось, что время остановилось, и сейчас она в сказке…  

«Я позволю себе….Ну буквально на минуточку…. Поверить, что это всё - мне!… У меня ведь тоже может быть романтичный вечер?… А здесь вечерами всегда гуляют влюбленные пары… И мы - почти как они… Пусть даже это и вымысел….Пусть даже Володя и никогда не узнает….»

Но миг промчался, и кончилось равновесие, а земля стремительно приближалась.  Каким-то невероятным образом Володя восстановил его, и продолжил катать паровозиком….  И снова потеря равновесие! Сколько раз эта нехитрая комбинация событий повторялась, сказать сложно, и Алиса довольно быстро сбилась со счета. А когда Володя предложил попить, девушка пораженно спрашивала себя: «Как он догадался? Он умеет читать мысли?! Откуда такая внимательность? Это… Это невероятно!!!».  

Подходил к концу второй час. Когда они уже поднимались по лесенке (наша героиня –на негнущихся ногах), на пол шага сзади, бесшумно, как ангел-хранитель, страхующий от падения, двигался Юра…. Подходила пора прощаться, и Алиса нехотя сдавала ролики и провожала взглядом удаляющуюся группу… Так быстро! Девушка неторопливо и задумчиво двинулась в сторону Демидовского сквера; на душе у неё было радостно и легко, а мысли все еще оставались там, - с ними.

«Вечер безбашенного счастья… Летите, милые, летите! Добрые, внимательные…. Какие же вы хорошие! Но как же так, Анюта, как случилось и почему –тогда, в моем прошлом, в моем детстве я не каталась на коньках со своей лучшей подругой? Конечно, я хотела, но…. Как-то не сложилось. Но всё равно, это просто невероятно! Они ведь и знают-то меня без году неделя, а кто-то видел сегодня вообще второй раз в жизни…. И ведь ни на миг не бросили, - постоянно были рядом! Так как должна выглядеть настоящая дружба? Разве должны были они, эти люди поступать вот так, держать ежесекундно за руки? Обязаны? Нет, не обязаны.. А Володя? Нет, он, конечно, золотой души человек, но… он так много мне подарил…. Это…. Я даже не знаю, что это, но это важно, очень важно, принципиально важно!»

И долго еще звучала её в сердце эта бесконечная мелодия нежности, этот странный урок дружбы и внимательности, веры и поэзии….

Лайнер

 

       Без пяти минут десять, за тающим вечером, вдоль дороги и вдоль гаражей…. Бежала, задыхаясь и дрожа от ужаса, девушка синеньком платьице: «Неужели они уже ушли?!! Нет, этого не может быть! Сердце мое! Душа моя! Вы не могли так поступить!». Она возвращалась за оставленной сумочкой, она теряла драгоценные секунды, минуты, - она погибала!…. И уже невозможно было повернуть вспять заветное время, - опоздание, бесповоротное и пронзительное опоздание грозило дома обернуться мрачным и неминуемым скандалом. И тогда, кто знает? Не обернется ли все однозначным Андреевским крестом на танцевальных планах и надеждах…. И тем не менее! Алиса летела под парусом удачи на бризе счастья, - она возвращалась к ним! И девушку снова встречали усталые звуки музыки, и благородный силуэт Лайнера заново приветствовал её задумчивой улыбкой….

       Они все-еще были там! Кто-то еще танцевал под открытым небом, несмотря на мелкий грибной дождик, кто-то спрятался под тентами шатров, а сумочка одиноко и забыто красовалась на столике. Анюта и Олег даже не сразу поняли, почему Алиса возвратилась – настолько сумбурно она пыталась объяснить что-то, глотая воздух, пытаясь отдышаться…. А Наташа с Лешей о чем-то беседовали неподалеку…. Как сладко снова видеть всех их! Хоть миг, хоть полмгновения, - снова побыть в этом чудном и замкнутом мире…

       Такси. Домой. Телефонный разговор с мамой. Как быть и что делать? Что будет? Молчание отца. Мнение сестры. Красноречивый взгляд мамы. Проехали, - едем дальше. Только совесть продолжает упорно смотреть в спину, - жечь взглядом: этот вечер куплен ценой лжи.

       Алиса не пыталась оправдаться, - мать правду знала: и про Лайнер, и про забытую сумку, - именно она и сгладила ситуацию. А вот отец про место вечеринок даже и не догадывался – в свое время ему не стали объяснять – это означало признать, что летний кинотеатр находится слишком далеко от магистралей и транспорта, слишком открыт для обозрения, слишком свободен для доступа. Они уже прошли через эту процедуру – утомительную, изнурительную, - на измор, на выдержку. Тогда Алиса вытерпела через это испытание, но повторно испытывать судьбу – не решалась.

Это был тот самый момент, когда решался вопрос посещения вечеринок. Дома ей было сказано много интересного: «…Ты собираешься посещать место злачное, место распития спиртного! Перед кем вы будете танцевать соло? Перед пьяными армянами, что б те могли выбирать себе понравившуюся? Что б затащили куда-нибудь? Что б украли и отправили в рабство? Что б убили? А ты задала себе вопрос, кому и зачем нужны эти вечеринки? Кому это выгодно? Кто согласится тратить свое время на вас? Вам пудрят мозги, а вы, как курицы, ничего не понимаете…» И так далее до бесконечности. Неделя показалась вечностью - все семейство пыталось отговорить Алису от вечеринок. Разнообразие вариантов неблагоприятного исхода действительно вдохновляло…. Взять на измор. Алиса уже готова была согласиться со своей неправотой, отказаться от решения, но! Семейство сломалось на половину мгновения раньше. Последний вопрос «Так ты все еще хочешь в кабак?» - и уже автоматом – «Да…» (почти равнозначное «Мне всё-равно») – «Ну иди…». Но тут вмешалась благочестивая сестра с предложением: «А съезди к священнику! Если благословит, тогда - пожалуйста!» (О, лукавство! Сколько было уверенности в отрицательном ответе!) И Алиса направилась в храм. И получила благословение (мать с сестрой долго еще не могли в это поверить). Таким образом, право посещать «вечеринки» на уровне морально-эмоциональном оказалось очень «дорогим».

И первым в списка «злачных мест» оказалась «Карамель». Акт первый, знакомство.  Сложно сказать, о чем мечтала наша героиня, когда ехала по указанному адресу: то ли встретить на балу принца, то ли просто танцевать там, а может быть, и проверить, не обнаружится ли в этих краях волшебница-крестница! Так или иначе, ни один из прогнозов не оправдался, история выбрала свою тропинку. Первое впечатление оказалось очень грустным: несмотря на приглашение и Ани, и Наташи с Лешей, у девушки возникло ощущение, что её все-таки не ждали… Алиса практически весь вечер просидела за столиком, со все возрастающей тоскою наблюдая за танцующими парами, и откуда-то изнутри, из глубин сердца донесся – казалось, из давнего, очень давнего прошлого, из детства, детский голос «А я?...»…

Карамелька. Одиночество.

Танец Salsa - на двоих,

Кто напишет мне пророчество?

Кто найдет друзей моих?

За столом – сижу не званая,

«Не своя» – и весь удел,

Здесь земля обетованная,

Не привязан – улетел.

Не увидишь, - сомневаешься,

А прозрел – не много ль слез?

Ты влюбленностью намаешься,-

Обязательный прогноз.

 

 Впрочем, грустный транс прерван был появлением седого кавалера, который единым движением в стиле торнадо увел в танец Анюту, сидевшую рядом еще секунду назад! Алиса взирала на это явление с тем ощущением ирреальности происходящего, с каким взирала бы, к примеру, на порхающую бабочку, если бы в таковую на глазах у нашей героини превратилась пробегавшая мимо кошка. Но эта крайняя, завороженная степень изумления была вызвана скорее самим зрелищем этого танца: Танец-огонь. Это определение сейчас заиграло необыкновенно ярко, и главной характеристикой пламени в данном случае оказался не жар (апеллирующий к нашему сознанию как аналог страсти), а зачаровывающая непрерывность и непредсказуемость движения, которая заставляет нас всматриваться в языки костра в поисках бесконечности. И сама собой возникла мысль: «Это… потрясающе.… Это… что-то… невероятное! Наверное, с Анютой танцует какой-то замечательный мастер!». Так состоялось первое визуальное знакомство с Вадимом.

Эта вечеринка вообще преподнесла нашей героине немало сюрпризов: перед её глазами вдруг обозначился гораздо более широкий круг людей, людей, которых объединяло слово «Salsa»; девушка обнаружила, что вне стен «школы» работают немного другие правила и законы, существуют некие внутренние связи, - в том числе дружеские. Например, если на занятии Леша хоть немного подойдет и потанцует, то здесь уже начинается «частная территория», и приглашать партнер не обязан. Леша весь вечер танцевал с изящной стройной блондинкой, и становилось ясно, что всё остальное его просто не волнует.

И, вероятно, эта первая вечеринка и стала бы последней, если бы не вмешалась в последние десять минут все та же Аня…. С её подачи Алису пригласил Олег, - и начал с «Аз» по букварю учить нашу горе-героиню шагам и поворотам…. Гуапея, энчуфла, энчуфла добле. Это было не столько сложно, сколько волнительно, - всё тот же страх сделать что-то не то, зажатость, скованность. И уже на излете, когда девушка уже на полном ходу начала собираться домой, Анюта предложила покататься на роликах…. Именно оно и привело через несколько дней нашу героиню к поющим фонтанам…

А дальше дорога случилась следующая: начались оупен-эары, место под названием «Папарацци», на отлогой косе противоположного берега Волг, на самом конце Тверицкой набережной, где она познакомилась с Леной, потом Лайнер на берегу Которосли.

Девушка смотрела в окно, в ночь, в звездное небо. 31 марта 2013 года, она только что вернулась из «Атмосферы», а сердце всё еще не может понять, отчего стало так и тоскливо и радостно при звуках песни «Де ритмо», почему нужно было танцевать под неё, - обязательно нужно! Почему даже Вадим терялся за этой мелодией….

Казалось, девушка беседует с кем-то невидимым, обращается к кому-то: «Знаешь, я даже не ожидала, что эта песня вызовет такой отклик в душе. Словно внутри прошелся разряд тока, и разум отключился. А ведь она звучала в Лайнере, летом.… Вроде, и событий-то там практически никаких не было, я танцевала очень мало, в основном с Николаем, а с остальными – очень редко, но…. Почему же тогда сжалось сердце? Словно было там что-то очень и очень важное… Да… Я любила Лайнер, вопреки всему! Там красиво: шатры, открытый воздух, силуэты храмов… Там со мною впервые потанцевали Юра и Вадим, там я впервые увидела руэду….Лайнер, целая эпоха, - недолгая, но ослепительно-яркая!»

На Которостной набережной, между парком «Юбилейный» и огромным центром «Милениум», в отдалении от дороги, возвышаются два шатра. Их объединяет деревянная платформа с рядами стульчиков и столиков, и завершает композицию большой экран. Это летний открытый кинотеатр, в котором объединились и ресторанчик и танцевальная площадка: сюда каждое воскресенье с семи часов вечера съезжались любители потанцевать сальсу, бачату, буги-вуги… Вообще-то, это были смешанные вечеринки: попеременно звучали мелодии буги и латино.

«Прости, сестренка, все гораздо сложнее. Лайнер изменил слишком многое. Сванго. Латино. Прости. Но я стала видеть по-другому. Я стала резче, ты видишь. Зато я стала настоящей. Ты не знала, что у меня взрывной характер, хорошо спрятанный под маской спокойствия? Догадывалась!... Да, конечно. Но ты одного не могла предположить. Одного. Что кто-то сможет тебя заменить. Что кто-то будет лучше, чем ты. Что находясь с кем-то, я не буду чувствовать твоего отсутствия. Сестренка, тебя не было слишком долго, восемь лет. Нет, ты, конечно, была, но…. Те символические встречи, болтовня… Без содержания.. Ты ушла тогда. А я осталась. Университет заглушил в тот момент одиночество, но и это время закончилось. Потом был музей. Я потеряла альма матер, группу…. Знаешь, как это? Бродить по залам выставок на вернисажах и словно искать кого-то, искать – и не находить? Но даже к этому состоянию постепенно привыкаешь. Одиночество стало моим другом, моей защитой, моим равнодушием! Но у всего рано или поздно наступает конец. Я пришла в Сванго. Ты спрашивала себя, какая нелегкая меня туда понесла? Понесла, сестренка, понесла! Я нашла, наконец, то, что искала. В какие-то мгновения казалось, что это наркотик. Эта музыка… Я не сразу привыкла к ней… И только потом поняла, что это эликсир забвения! Я все забыла! Мне стало просто все равно на то прошлое, к которому я раньше неровно дышала. Знаю, это плохо, даже очень. Но… мне все равно. Ты ничего не можешь изменить. Я приглашала тебя присоединиться – ты отказалась. Жаль. Но ты сделала больше. Ты снова предала меня. Тихо, беззвучно. Промолчав. Затаив мысли. Не сказав по полной программе – честно не сказав, что ты думаешь о моих танцах. А я прочла. По твоим глазам. Я научилась читать мысли – по жестам, по глазам. Поверь, это можно. Когда музыка звучит слишком громко – читаешь по взгляду…»

Алиса вздохнула: все-равно подруга ничего не слышала, да и нужно ли? Возмущение сменилось грустью: нет, никогда больше они не будут думать одинаково, - думать вслух! Ничего не затаивая, прямо, в лоб. Мелодия «Де ритмо» медленно успокаивала, баюкала, утешала, сушила подступающие слезы. Предательство и разброд по разным колеям с подругой детства тяжело перенести, и даже время от этого не лечит. Что ж, она вновь включит свое обезболивающее – сальсу с реггетончиком. К хорошему быстро привыкается – вот и Алиса привыкла: к искренности, надежности, верности! К лучащимся улыбками глазам, к тому, что можно доверять партнерам: не отпустят, не допустят падения, к тому, что они придут – если обещали!  

       Алиса любила сидеть за деревянными столиками Лайнера и задумчиво наблюдать за танцующими, позволяя фантазии разыграться не на шутку. Она ведь ничего не знала об этих людях, которых реально связывали какие-то очень крепкие узы, видные даже её полуслепому, недопонимающему котеночьему взгляду. Впрочем, девушка не очень и торопилась узнать какую-либо конкретную информацию: её недостаток с лихвой восполнило воображение. Нет, конечно, Алиса не в серьез строила забавные предположения, кто кем может быть и как могут далее развернуться события, но… Ей нравился сам процесс выдумывания: вот, к примеру, Леша. Ну да, конечно, на тему кого еще в первую очередь надо пофантазировать? Ну ведь он же не очень любит танцевать! На площадку выходит неторопли-и-и-во, с ленцо-о-о-й, а больше сидит за столиком в каком-то неизвестном окружении. Почему, спрашивается? Уж не прикрытие ли – эта его педагогическо-танцевальная деятельность? Уж… не связан ли он… с мафией? И Алиса с настороженным смехом смотрела в сторону Леши: нет, конечно нет! Ну а вдруг? Вдрруууг? Но ведь это Леша, и просто по определению – не может быть плохим!... И сердце ухало куда-то вниз, а фантазия резвилась дальше. А когда эта линия надоедала, приходил новый вариант сюжетов.

Вот, к примеру, Вадим, он так оригинально танцует, - просто потрясающе, а в силах ли человеческих выдерживать такое напряжение? И вообще, они очень странные – абсолютно не похожи на всех других её знакомых, ну все равно как инопланетяне. Инопланетяне? А почему бы и нет? Замаскировавшиеся под землян.. венерианцы? Прилетели насаждать доброе, разумное, вечное? А там, в густой листве под берегом Которосли спрятан космический корабль? Вот увезут… к себе, на Венеру, что делать тогда? И Алиса беззвучно смеялась над фантазией, очень довольная таким вариантом….

Или… Или, допустим… Хранители счастья? Ведь есть же теория что некоторые тайные общества «посвященных», «Тамплиеров», к примеру, владеют некоей секретной информацией, хранят что-то? Счастье? И улыбка девушки становилась задумчивой и нежной… И ей казалось, что истина уже недалека. 

Странные друзья… Вот Николай, - сложно было бы найти более необычную фигуру: он частенько стоит немножко поодаль от танцующих, замерев как изваяние, потому отходит дальше, разговаривает по телефону, возвращается, танцует… А потом извиняется: работа.

Именно так и Алиса познакомилась с этим человеком. Это был её первый вечер в Лайнере, и снова грусть трепетала в груди, и снова девушку не приглашали танцевать. Анюта, добрая душа, предложила отойти в сторонку потренировать шаги… Именно в тогда к ним и подошел Николай и предложил помочь в этой непростой науке… Отказываться было бессмысленно. А через пять минут истекало заветное время…

Лайнер, смесь счастья и романтики, с легким привкусом яблочной кислинки, лето! Пусть не танцевать даже, а просто держать в поле зрения Его (Того, кто всегда обитает в девичьем сердце), - для Алисы даже это было большой радостью. Расстраивало её то, что всегда рядом с вышеупомянутой личностью всегда находилась стайка барышень, и барышень, надо отметить, весьма привлекательных…. А наша героиня старалась не пускать в сердце грустные мысли, в том числе мысли сравнительного характера…

Надо отметить, что на вечеринках с Алисой гораздо чаще других танцевал именно Николай, а если уж присматриваться досконально, в течение полутора-двух месяцев другие партнеры практически не обращали на неё внимания за крайне редким исключением: Леша был абсолютно занят Дашей, Володя – Аленкой, а Олег просто не очень любил танцевать с нашей героиней – и Алиса не винила их. Поэтому «попрактиковаться» ей удавалось только с Николаем, мужчиной лет пятидесяти, то с веселым, то с ностальгически-задумчивым взлядом. Алиса сама определяла это знакомство как «странное»: была какая-то нелепость, несуразность в этом молчаливом величии неподвижного силуэта на бесконечно танцующем фоне, какая-то отчужденность от собравшейся компании, какая-то внутренняя тоска, жуткая, не отпускающая ни на миг, не позволяющая забыться. Нет, он не был скован в танце… Просто… он сердцем был еще где-то. Это было странное знакомство, странная дружба… Хотя нет, еще не дружба, а только намек на таковую. Философ, немножко эзотерик, чуть-чуть социолог. Алисе импонировал этот налет таинственности, а отдельные фразы – о сальсе – надолго стали некиими тезисами о сути.

«А в танце – как в жизни! Женщина должна давать отпор, - но при этом и подчиняться мужчине (разговор зашел об одном из базовых шагов, известных как «открыто-закрытая позиция», а так же как «гуаперия», при котором танцующие сходятся и расходятся по принципу гармошки, и при этом дама правой рукой постоянно держится за партнера, а левой – при шаге вперед – играет с партнером в «ладушки»), следовать за ним, украшать танец, а дело мужчин – стратегическое: определять общий ход танца и истории….». «Расслабься.. Танец - это уменьшенная копия жизни, - так живи! А жизнь – это танец, и как мы его станцуем, зависит только от нас…»

В один из таких тихих вечеров в душе нашей героини, наконец-то, проснулся историк. И задал свой извечный и абсолютно неизбежный вопрос: «Откуда всё это начиналось?». Звучала одна из мелодий «буги», и Николай начал свой набросочный рассказ:

У истоков сальсы в нашем городе стояла Наташа (та самая Наташа, у которой и занималась наша героиня), и началось всё примерно года три-четыре назад (на этом месте Алиса тяжело вздохнула: ей очень не хотелось верить, что «история» такая короткая). Виновником появления этого танца в Ярославле оказался некто Константин. Если попытаться восстановить какую-то хронологию событий, то она будет выглядеть примерно так: Наташу познакомили с ним, и этот человек научил её танцевать сальсу. Через какое-то время она сама начала давать уроки латино. Втечение двух-трех лет эти курсы меняли свое местонахождение: бассейн Лазурный, общество Слепых, Карамба. Какое-то время «парной» сальсы не было, а Наташа преподавала только «женский стиль». Примерно за полгода до появления Алисы она все-таки появилась, и помогать бессменной основательнице стал Леша…

Как можно описать историю появления танца в городе? Люди приходили, учились, танцевали; кто-то оставался, а кто-то уходил, - уходили по разным причинам. Многие «дамы» вышли замуж, родили детей и окончательно занялись домом, кто-то уехал… Те, кто остались – небольшая когорта, - с терпением и упрямством воистину восточным, - продолжала приходить и приходит по сей день на танцевальные вечеринки.

Наташина старшая группа… Они выделялись на общем фоне столь же однозначно и пронзительно, сколь явно и остро читается силуэт Луны сквозь тонкую пелену облаков лабрадорового неба. Одни и те же люди, приходящие из вечера в вечер, одни и те же лица, один и тот же коллектив. Своеобычный; и простой, и оригинальный одновременно; лаконичный в уютной гармонии латиноамериканских ритмов, он привлекал внимание и своей замкнутостью, и каким-то внутренним единством. Так завораживает внимание неторопливое передвижение стаек рыб или скоординированная точность и самостоятельность торнадо.

Алиса достаточно быстро осознала существование этого кластера, - очень неоднородного, сплошь состоящего из ярких индивидуальностей… Но так же как цветы – если они относятся к одному роду, вопреки цвету, размерам, частной форме, - вместе проявляются те черты, которые отличают их от всего остального мира. И Наташа, и Леша, и Анюта, - все те, с кем ей довелось общаться в танцевальном латино язычном мире – все они относились именно к этому кластеру.

Структура кластера (центральная фигура (Наташа), ученики разных курсов), формально напоминающая школьно-университетскую систему, по сути воспроизводила дерево семейных отношений… Условное деление на «выпуски», - четко отделяло фигуры Володи, Юры, Лены от Анюты, Олега, Аленки и Вали, - «младшие», отчасти даже – любимые.

Слишком много всего… Как вернуться теперь в «дотанцевальное обратно» Алиса уже не представляла. Лайнер изменил все. Перевернул с ног на голову. Никогда еще не предполагала она, что за незамысловатыми порой шагами, движениями может последовать состояние… эйфории и сладкого головокружения. Это был день, когда приехала двоюродная сестра из другого города, и Алиса показывала город. Пропускать вечеринку крайне не хотелось, поэтому и родственница тоже оказалась втянута в это мероприятие. Тогда Алиса задержалась позднее, чем обычно… Абсолютно неожиданно её пригласил Юра.. Неожиданно именно потому, что раньше – не приглашал… Буквально за минуту до того Алиса с умным видом выдавала сестре умозаключения, что умный танцующий мужчина вполне может увести даму не только в нужную часть танцпола, но и куда дальше. Философствовать на тему оказалось и приятно, и легко, а вот ощутить вышепредположенный эффект на собственной персоне Алиса вряд ли предполагала. Что ж… Тем замечательней оказалось недоумение в глазах, тем пронзительней ощущение выпада из пространства «здесь и сейчас», тем явственней параллель с водной стихией – качающей волнами, ласкающей брызгами, - но опасной, непредсказуемо-опасной!

С Юрой она танцевала в первый раз…. И по-сути, в первый раз танцевала не ученические шаги, не какую-то композицию, не какую-то фигуру, а нечто цельное и независящее от школьных правил, самоценное, пульсирующее внутренней жизнью, - жизнью немого диалога! Как может быть танцующая пара единым целым и в то же время – двумя разумными, беззвучно беседующими созданиями? Может, очень даже может! Алисе казалось, что воздух настолько напряжен электричеством, что вокруг должны вот-вот затрещать искры. И словно это не она пыталась понять смысл сказанного руками, словно это не её закружил непреложный вихрь кассино, словно это не она попала в сказочное, магическое поле танца, а кто-то другой, из территории сновидений.

Когда три мелодии закончились, - когда прервался танец, Алиса пребывала в очень странном состоянии: вопросы «Где я?», «Сколько времени?», «Какой сегодня день и год?» пусть и не были произнесены, но первые минуты оказались аналогичными выходу из обморока или выныриванию из-под воды. «Дух захватывает» - примерно так бы прокомментировала бы наша героиня случившийся танец, если бы кто-нибудь её об этом спросил. Адреналин, волнение, радость, упоение, - многие слова могла бы она привести как синонимы пережитым ощущениям. Это было именно то, о чем мечтала Алиса.

 

Девушка стояла у окна, по её щекам тихо катились слезы…. «Пойми, Линок, тебя… тебя так долго не было, что я даже стала забывать, что тебя нет рядом…. Ты… Ты… была рядом! Постоянно! Ты смотрела на меня глазами Анюты, Леночки… Юры! Ты улыбалась их улыбками, ты напоминала о чем-то их комментариями… Ты постоянно была рядом, всегда участвовала в событиях моей жизни…. А потом.. Когда мы встретились в честь моего дня рождения – оказалось… Линок, оказалось, что ты… НИЧЕГО не знаешь… Что иллюзия твоего присутствия оказалась всего лишь иллюзией!»

Алиса устало потерла глаза. Подруга не могла её слышать. Но даже если бы услышала, - что она смогла бы ответить? Возмутиться, расплакаться или принять всё сказанное как свершившийся факт? Любой из вариантов казался фальшивым, - фальшивым в большей степени, чем случайно неубранные после Нового Года кружочки конфетти…. «Думаем одинаково, - говорим по-разному…», «Мы ходим одними тропами», - уже нет, к сожалению, нет, и Алиса это прекрасно понимала. Слишком многое случилось за это время, университет, работа, - всё, в буквальном смысле всё разводило их в разные параллели, - параллели, которые не пересекаются. «Слишком многое… Сванго, вечеринки, Казармы… Руэда… Как там, у Марии Петровых?

 «Весь век лишь сло́ва ищешь ты,

Единственного сло́ва.

Оно блеснёт из темноты

И вдруг погаснет снова»

Руэда. Вот то слово, которое я искала так долго…. И.. Мария не права. Это слово – способно сроднить. Такая уж безумная сила в нем заключена…. И снова, ведь, снова вспоминается Лайнер!»

 

Именно там Алиса впервые увидела руэду. Это был один из первых вечеров под открытым небом, и наша героиня о чем-то беседовала с Анютой. В какой-то момент её взгляд автоматически отметил что-то…. странное. Непривычное. Выходящее за рамки. Абсурдное. И, как это обычно бывает, когда что-то привлекает внимание – происходит автоматический поворот в головы в нужную сторону и фокусировка внимания. Первые секунды Алиса еще не понимала, что именно странного происходит. А через две секунды – увидала! Еще недавно пары, танцевавшие независимо друг от друга вдруг оказались объединенными в круг, в какое-то странное и единое существо, в какого-то многоного осьминога, беспрестанно вращающего щупальцами! Они… эти пары двигались синхронно, по принципу центрально-лучевой симметрии, кружились, выполняли какие-то фигуры… Живой цветок! Многолепестковый, извивающийся, - завораживающий! Так завораживает синхронное плавание, и только с этим видом человеческой деятельности Алиса с небольшой натяжкой соотнесла увиденное. Морская звезда. Фантастическое подводное существо!

Девушка стояла в состоянии молчаливого онемения. Единственное, что она смогла из себя выжать, - это вопрос в сторону Анюты: «Это ведь…. Это ведь что-то необыкновенное?...» (ответ, естественно, оказался положительным). Уже дома навязчивое видение набрало пальцами нашей героини запрос в интернет: «синхронная сальса». Как еще атрибутировать, соотнести хоть с чем-нибудь, Алиса не знала. Яндекс дипломатично разрешил филологические сомнения нашей героини, дав увиденному явлению конкретное название: руэда кассино. Именно с того момента и началась для Алисы следующая стадия: стадия затаенного ожидания. Она свято верила, что и её час настанет, она тоже будет в составе руэды.

Буря

«Буря мглою небо кроет,

Вихри снежные крутя;

То, как зверь, она завоет,

То заплачет, как дитя»

(А.С. Пушкин)

 

       Храм рушился. Белоснежные колонны рассыпались на блоки, балки падали вниз….Боги, Олимпийские боги….Молнии, гром, град – град камнями! Разверзлась бездна, - бездна без края.

       «Мы переходим на другое расписание. Решили сделать занятия «женский стиль», «парная сальса» и «бачата». Два часа – в среду и два часа – в субботу. На парную приходим парами….»

       Алиса в слезах обращается к Ане: так и так, ну нет партнеров, как пальцами ни щёлкай. Что же делать?! «Как? Зачем, ну зачем, ну скажи, зачем мне нужен этот женский стиль, если я в паре-то танцую вообще никак? Не знаю ни фигур, ни шагов, если даже ведения – не чувствую… А что делать, придется довольствоваться женским стилем, а обучение парным танцам оставить на вечеринки… Хотя и вечеринки – сама понимаешь….» - «Ну что ты! Чем тебе женский стиль не угодил... Он нужен! Это ведь пластика!..»

       А сколько планов таилось в сердце, сколько надежд, и крупными буквами среди них, заглавными, титульными – горело слово «РУЭДА». Да, эта сказочная мечта, лелеемая, таимая, произносимая вслух лишь шепотом, смутными очертаниями белеющая вдали, белеющая как маяк, как обелиск во блеске славы, внезапно скрылась во тьме налетевшего урагана!

       Но если бы только руэда…. Алисе сама мысль, что придется приходить только к Наташе, а с Лешей здороваться –лишь раз в неделю – казалась невыносимой. Призрак предательства витал в этом единственно возможном, единственно реально исполнимом варианте – не имеющем альтернатив!

       Но буря не начинается внезапно, - птицы суетливо выкрикивают с небес предупреждения; воздух бурлит, бурлит - тревогой! А еще, перед началом шторма и гвалта наступает минута тишины…

           

       Еще не кончилось лето – август пламенел остатками жаркого солнца, когда на электроннай страничке Вконтакте Владимира появился статус «Уехал в свадебное путешествие». Опустел зал Сванго, исчезли последние партнеры, Леша остался в абсолютном женском окружении… Нет, девочки-то продолжали ходить, а вот Володя…. С момента появления этого статуса в Школе он больше не появлялся… Впрочем, Алисе еще некоторое время казалось, что привычный силуэт - на своем законном месте. Забыть эхо прошедших дней оказалось непросто. Никак не желало исчезнуть с глаз видение, как он регулярно танцевал с Аленкой; запоздалой улыбкой ещё звучала старая шутка: когда Наташа предложила встать в пары, Леша с Володей выполнили всё в точности – объединились в «пару»…. Теперь это больше походило на осенние опавшие листья: «было - да прошло».

       Всё чаще поговаривала Наташа, что нужны партнеры, всё чаще намекала, что нужно активизировать поиски. Август близился к концу. Анюта в какой-то миг сообщила интересную новость: если на занятиях появится нужное число мужчин, то через какое-то время Наташа начнет учить их танцевать руэду. Более весомого аргумента невозможно было придумать.

       И Алиса начинает электронный опрос. Она просматривает списки, всматривается в знакомые имена. Наверняка здесь есть кто-то, кто хочет научиться танцевать: ведь это же так здорово! Девушка с улыбкой вспоминает школьные огоньки: нет, конечно, не все так самозабвенно любили эти вечеринки, но была… определенная группа людей, безусловно, тяготеющих к танцевальному образу жизни. Да и среди её университетских знакомых были граждане, кого она с удовольствием бы увидела в стенах Сванго. И вот, первая серия писем отправляется «к наиболее реальным кандидатам». 

«Андрей, привет:) У меня к тебе такой вопрос.... А ты не хочешь заниматься танцами латино? (сальса и бачата). Я сейчас хожу в школу Сванго, заниматься там очень интересно: красивый танец, доброжелательный коллектив, теплая дружеская атмосфера..... Но катастрофически не хватает мальчиков L Танец парный, девочек много, а танцевать - даже просто учиться танцевать - не с кем((((((((((( Если есть желание - приходи, я буду очень рада тебя видеть..... Занятия проходят по средам с 7-30 где-то до 9-ти часов, Школа танцев "SWANGO", Ярославль, Ленина пр., д.7, корп.2. По воскресеньям проходят вечеринки, с 7-и часов в Лайнер-кафе.»  

Колотится сердце - напряженным тревожным ожиданием. Кто ей ответит? Что? Кто согласится? Время тянется невыносимо медленно. Но вот и первый ответ: от него Алиса не может сдержать вздох разочарования. Далее последуют другие. И все они построены по стандартной схеме (стандартной настолько, словно их составлял один и тот же человек): большое спасибо за приглашение, очень рад, но никак не могу, потому что (и далее приводится список причин: ноги и руки – увы – прикручены к туловищу не так, как надо для танцев; множество болезней очень препятствуют выполнению данной просьбы; и живет человек ведь настолько далеко, что подъехать трудно, и вообще и в принципе танцы не входят в круг его интересов.

Вторая попытка, - просто к хорошим знакомым. А вдруг? Вдруг именно там найдется тот, кто сможет спасти положение? (где-то вдали начинаются раскаты грома, буря приближается). Ответы приходят – ответы шаблонного типа. Надежда тускнеет, а слезы – все ближе. Последний шанс. Старый, проверенный, университетский друг. Ну уж он-то поймет, он не может не понять! Хоть раз - но навестит Сванго! Но ответ категоричен: он даже объяснить свой отказ не хочет… Её старый, проверенный друг.

Рушится храм, рушиться, и нет времени ждать: уже кончилось время. Последняя надежда. Нет – призрак надежды! Может, у кого из подруг есть желающий потанцевать знакомый? Сквозь тучи на долю мгновения проскользнуло Солнце. Одна из знакомых с пониманием отнеслась к проблеме, -и написала кому-то, - и этот «кто-то» откликнулся. Новое имя, да здравствует новое имя - Геннадий.

На этой достаточно позитивной ноте я ненадолго прерву свой рассказ о событиях на территории «Школы», и вернусь к линии вечеринок. Вместе с официальным окончанием лета, закончилась и эпоха «Лайнер-2012». Одновременно пришло и время вернуться в «Карамельку». Здесь следует отметить две вечеринки – на первой отмечался День Рождения Наташи, на второй - День Рождения Леши. Но вторая оказалась знаменательной не только по дате. Если уважаемый читатель не против, я остановлюсь на этом дне немножко поподробнее.

За прошедшие месяцы наши три барышни (Алиса, Анюта и Валя) заметно сдружились, и вероятно, именно это стало решающим, когда они начали думать о подарке для Леши. Но как это водится в России, заранее все обдумать и претворить в жизнь – не получается. Всё делается накануне, за пять минут до начала! Решающие покупки были возложены на Алису. Вышла пораньше – что бы успеть. Успела, и даже больше – пришла раньше назначенного срока… Возле Карамельки уже гулял Николай. Он был задумчив – даже более, чем обычно; более чем обычно грустен. Они прошли за столик и о чем-то беседовали… О чем? Пусть это так и останется загадкой… Очень скоро подошел Леша, потом Юра… Разговор тек медленно, - немножко тяжелый, отчасти угрюмый, с тонким налетом астрологической фальши и неизбежности. А потом Николай извинился, сослался на работу и покинул еще не начавшуюся вечеринку.

Далее – торжественные слова поздравлений в честь именинника, музыка, танцы. Но взгляд Алисы все еще задумчив и печален. Кажется, какая-то тяжелая дума никак не хочет покидать девичью головку…. О чем же она думает?

Алиса с тревогой отпускала Николая. Пусть странный друг – но всё же. Слишком много уже было потерь. И даже мысль, что что-то может случиться, вызывала у неё холодный панический страх. В то же время внутри у девушки что-то начало ломаться: тот внутренний стержень, иначе именуемый женской гордостью. «Ушел Николай… Нет его. И Олега нет. И Володи. И Леша никогда сам не пригласит меня потанцевать. Мне не на кого надеяться. Никто не подойдет и не предложит руку. И пройдет эта вечеринка без танцев для меня…. А дальше – следующая вечеринка, следующая… Видно, прав Олег, что надо партнеров приглашать самой. Но страшно, так страшно… И… стыдно! Как приставать всё равно. Но что делать в таком случае? Уйти? Потерять последний шанс научиться танцевать? А заодно потерять и с таким трудом приобретенное право посещать эти вечеринки? Нет, нет… это не выход. Значит, приглашать самой…. А кого?», - Алиса потерянно оглянулась. Последний раз засомневалась гордость: а надо ли? Но решение уже принято – а зеленые глаза уже назначили спасителя.

Юру. Задумчивого, немножко ностальгического, но всегда доброжелательного Юру. Алиса никогда не слышала, что бы он кому-то нагрубил. Предшествующий, хотя и весьма кратковременный опыт застенчиво предположил, что этот человек не укажет прямолинейным жестом на абсолютно непомерную наглость девушки.

Опыт оказался прав. Юра принял мелко дрожащую и непослушную руку нашей героини весьма спокойно и… адекватно. И начался танец. Не буду изводить тебя, дорогой читатель, описанием сомнений, обрывков страха и всех остальных эмоций, которые скрывались за окаменевшим выражением лица Алисы, скажу лишь, что буря была. А дело все в том, что в каком-то смысле, подходил к концу первый этап танцевальной жизни нашей героини. Первая гордость сломалась, и девушка уже новыми глазами начинала смотреть на окружающий мир…

Танец-жизнь, танец-флирт, танец-влюбленность. Ритм сальсы становится ритмом сердца, а весь мир, не относящийся к этим мелодиям, медленно уплывает на второй и на третий планы…. Ощущение чуда, эфира, какой-то тончайшей материи…. Алиса ищет. Как назвать это? Что это? Почему сжимается сердце? Почему так сладко думать о них? «Звезды на ладошках, эфир, туман, млечный путь… И всё – и ничего одновременно. Хранители Счастья, мои милые хранители Счастья, вот кто эти люди. Немножко странные, но чистые… Такие незамутненно-чистые…» Уже потом, спустя какое-то время, девушка пытается сформулировать эти неясные образы: «Хранители счастья – это самые странные люди… Они не выделяются из толпы модными нарядами или баснословно дорогими машинами…. Они не употребляют мата – он им просто не нужен, они немножко… «другие», «светлые», «настоящие». Хранители счастья – это не должность, на которую можно прийти и (если не понравится) отправиться дальше на поиски нового места… Нет. Это стиль жизни, это образ мышления, это суть характера. Они никогда не пересекут границу «за которой больно», они удержат за руку, когда ты будешь терять равновесие, скажут те слова, которые в этот момент нужны больше всего. Хранители счастья – это не должность, но очень, очень большая работа. Это безумное терпение. И любовь. Солнечная, сияющая Любовь. Они умеют вернуть веру в романтику тем, кто успел разочароваться в ней, возродить надежду на Свет, очистить от… гордыни, эгоизма, страха… Это может показаться странным, но эти люди есть, Хранители Счастья….»

«Главное – не потерять… Ну уронить, не выпустить из рук.. эту удивительную бабочку!» - Алиса улыбнулась, - ей самой было смешно на это сравнение, но иного подобрать не удавалось. Девушка до учащенного сердцебиения боялась их обидеть или оскорбить, - ранить. Как бабочку – неловкое движение ладони, и хрупкие сказочные крылья будут повреждены….

Боевая сальса. Так Алиса в шутку назвала неправильные позы и расположения рук и ног во время танца, от которых может пострадать партнер. Очень скоро девушка признала себя едва ли не непревзойденным мастером по «неправильной сальсе»: она даже начала думать о сборе материала для энциклопедии танцевальных ошибок. Но это всё было позже, уже на парных занятиях. А пока «раздел» только еще предстоял.

Чистая условность, о которой наша героиня (на грани истерики) договаривалась с Геной, состояла в том, что «они будут ходить «вместе» на парные занятия». Такова оказалась цена «полного танцевального курса». Но полный её объем девушка ощутила достаточно быстро.

Итак, новое, осенне-зимне-весеннее расписание. По средам – женский стиль и парная сальса, суббота – парные сальса и бачата. А вместе с тем – и новая система отношений. С появлением Гены проблема нехватки партнеров не исчезла: ведь были Аня, Валя, Аленка и другие дама, - те, кто составлял «костяк» группы – по-прежнему оставались без пары. Абсурд ситуации состоял именно в том, что для Алисы именно устоявшийся коллектив оказался синонимом Сванго, а к новеньким наша героиня привыкала тяжело и достаточно долго, формулировка «признать» для неё имело повышенное значение. Смена расписания и жесткий критерий «с партнером» - вычеркивал именно «старый» состав. С этим фактом девушка не могла согласиться: «Это неправильно! Они преданно приходят уже столько времени – в вот здрасте, ваши характеристики нас не устраивают. А они виноваты, что у них в распоряжении нет подходящих кавалеров? А я? Я виновата в том, что рядом нет человека, который бы принял участие в событиях моей жизни? Это нечестно, просто нечестно! Выделять семейные или какие-то пары….»

А дальше…. Что – дальше? Дальше – жизнь продолжается, и продолжается в режиме «решаем проблемы по мере их появления».

Новые девочки, новые мальчики, новые пары… Приятной деталью этого нового этапа оказалось появление на занятиях Николая, - отчасти именно он смягчил какие-то болезненные стороны…

Первым и очень горьким сюрпризом нового времени оказался её танцевальный дуэт с героем нашей пьесы Геннадием. Предвидеть такой оборот событий было просто невозможно: с этим человеком Алиса косвенным образом была знакома еще с университетских времен, отдельные фразы и рассказы об этом человеке в принципе создавали определенную видимость. Но вся теория рушится в практике. Девушка осознала ошибку в первую же минуту парных занятий.

«Я не могу с ним танцевать… Просто не могу… Он… слишком высокий, резкий, жесткий… Мы немножко походили а паре, и я поняла, что мои суставы этого не выдержат. Это все равно, что танцевать с угловатым роботом…. Или с Буратино. Я знаю, он не виноват, «вести» тоже надо научиться, но…. Он не слушает моего мнения, считает что я придумываю, а он – прав. Не знаю, я не могу видеть со стороны…. Но… попробовали открыто-закрытый шаг – и через пять минут моя ладонь уже перестала чувствовать, - она просто онемела от ударов….» - примерно такие слова произнесла наша героиня в разговоре с Анютой в качестве комментария. Впрочем, это был не только комментарий. Это была мольба о спасении. Алиса просила хотя бы частично снять с неё этот груз.

Девушки поступили интересно. Наверное, и постороннему взгляду показалось бы странным, в какой последовательности и зависимости меняются две барышни возле этого высокого худощавого молодого человека, но мало кто мог бы догадаться, что здесь максимально наглядно осуществляется проект «На помощь, друг!». 

Поиск балансировки, спад, подъем, - главное, удержать равновесие…Так они и двигались: то радость, то разочарование, маленькие мечты и абсурдные неожиданности… Так, например, Алиса продолжала фантазировать на тему: однажды на вечеринке она высказала идею…. Снять художественный фильм о танцах. Итак, давайте внимательнее присмотримся к этой сцене: Карамелька, вечер, уже начинает темнеть…. Под латиноамериканские ритмы кружатся пары. В начале зала, возле гардероба стоят две подруги и задумчиво наблюдают за происходящим. Алиса спустя какое-то время начинает с сомнением поглядывать на Анюту, и в конце-концов не выдерживает:

-Ань, а у меня тут появилась такая идея…. Знаешь… А может, нам снять фильм? Про танцы? Про сальсу?

- Документальный фильм? – девушка удивленно переводит взгляд с танцующих на собеседницу - Не знаю… Наташу надо спросить… Это, наверное, сложно. Техника нужна, подготовка…

-Нет. Художественный! А представляешь такой сюжет: вот, к примеру, какая-то девушка… вдруг начинает приходить в танцевальную школу. И в её жизни разом всё меняется! Меняется образ жизни, её внешний вид, её… отношение к окружающему миру…. Но самое главное – она там встречает… Его!

-Кого – его? – Аня явно слушает вполуха, но озвучиваемая идея начинает медленно отрывать её от созерцания вечеринки.

- Ну.. Его. Понимаешь? Того, кому девушка готова подарить сердце. Ведь танец – флирт, так ведь Николя говорит?

Аня начинает улыбаться: влюбленный фанатизм подруги уже начинает фонтанировать фантастическими идеями. А впрочем… Очень мило, хотя и невероятно наивно. И от кого она пытается скрыть свои «симпатии»? У Алисы ведь все на лице написано!

-Даже не знаю. Мне кажется, сложно это. Кто играть будет? Наши вряд ли согласятся, а актеры… Кто им будет платить? И… Ты же хочешь кино именно про танцы? Значит, перед этим их еще научить надо будет… Кто будет снимать, кто будет монтировать? Я, например, в этом не разбираюсь.

-Ну… Снимать, к примеру, могу я. Конечно, хорошей камеры нет, но… Придумать, наверное, что-нибудь можно? Я бы сценарий написала … бы… Наверное (Алиса смущенно отвела взгляд, - она явно поняла, что уже наобещала слишком много),- Вот, к примеру, какое-то время назад я работала как раз в программе, где можно монтировать видео… В Адоб Премьере… Правда, давно это было. И, к сожалению, мой фотик здесь не возьмет – слишком темно. – Алиса изобразила печальное выражение лица, хотя уже было понятно, что азарт постепенно сменяется осознанием многочисленных трудностей на этом интересном пути, - Но ведь здорово было бы снять?

-Конечно! Конечно здорово!

Стрелка часов неумолимо приближалась к девяти.

-Ну вот… Мне пора… Пока, Анют. – Алиса помахала ладошкой, и направилась переодеваться.

 

«— Светлеет грусть, когда цветут цветы,

Когда брожу я многоцветным лугом

Один или с хорошим давним

 другом,

Который сам не терпит суеты.. – слова песни лирично крутились в сознании девушки, - красиво Рубцов написал, красиво… Может, и я что-нибудь напишу. Про танцы… Только надо, что бы было… Очень, - очень!»  

 

АТМОСФЕРА

       «Я уже три недели не танцевала с Вадечкой… Три недели. Почти месяц. С Юрой – только в составе руэды на занятии, в субботу неделю назад…. А ведь это – уже зависимость…. Страшное слово!» Руки мелко дрожали, взгляд застыло и напряженно изучал цветы на клумбе. «Три недели… Целая вечность. А в полном объеме я сколько не танцевала? В полном объеме, до счастливой нелепости? До головокружения, до сладостного изнеможения? Ох, давно. Это как голод. Неявный, сосущий, отвлекающий внимание. Нереализованность. И как итог – плохое настроение, рассредоточенность, тоска. Желание завыть, прокричать что-то Луне и звездам. Но тоскливей всего – другое. Он любит другую.

 Как?!! Как такое можно было пропустить? Как можно не увидеть это? Слепая. Слепая курица. Как глупо. Ну и как, теперь - все опять по новой? Полгода – зарываться в фильмы, книги, фолианты - куда угодно, лишь бы забыть? А ведь это не уже в первый раз. Вспышка влюбленности, крылья, фантазии. А потом оказывается – что ты человеку не нужна. А отбивать, соблазнять и прочее – на что деликатно намекают некоторые из знакомых – это не мой метод. Пусть это абсурд, но в сейчас я уважаю этого человека, и если он хочет быть с Той – пусть. Пусть будет с Той. Если ему так лучше. А я… Я вытерплю. Перетерплю обиду… Забуду… Постепенно. Просто нужно время. Пусть так».

Алиса в очередной раз оглянулась, не появился ли Юра на горизонте. Нет, она отчетливо понимала весь абсурд ситуации, но с какого-то времени это состояние уже начало казаться девушке забавным. Оно напоминало кисло-яблочный вкус, вкус анис – удивительную смесь свежести, кислинки и сладости. Разум ласково подсмеивался над сердцем, указывая то на одну нелепость данной привязанности, то на другую, то выводя полный список разнообразных «контр», а потом вдруг выдавал какой-нибудь замечательный и неопровержимый тезис «за». И сердце начинало радостно трепетать, мурлыкать и взлетать в очередной сумасшедший финт. Самое любопытное, Алиса даже себе отказывалась хоть как-то оценить, хоть как-то назвать, хоть как-то определить свое отношение к этому человеку. Максимум, что произносила девушка вслух – «симпатия», хотя ощущения мурлыканья где-то внутри, пушистой нежности – несколько не укладывались в рамки данного понятия. Поэтому, когда настал тот период «без танцев», когда партнеры были, но никто не приглашал, Алиса почувствовала даже не боль, а какую-то оглушенность и растерянность. Упрекать их девушка не могла, - всё было очень «обычно», «как всегда», - те же люди, те же кружки по интересам, - только она, Алиса, внезапно оказалась «вне» самого этого процесса. И в какие-то минуты ей начинало казаться, что её просто нет, что за столиком сидит уже не она – а её фантом. А ведь восемь-девять месяцев назад всё было совершенно по-другому….

Всё началось (точнее, продолжилось) с групповой фотографии, - чем-то напомнившей девушке одну из картин ярославского провинциального портрета – «Семейный портрет» неизвестного художника. «Древо поколений, где ствол – дедушка с бабушкой, их сыновья – ветви, а внуки и внучки – цветы и плоды». Похожую схему Алиса увидела и в этой фотографии. В центре за столом расположились Наташа с Лешей (к тому моменту в сознании девушки уже был образ «Наташи - «матери-основательницы», а Леше замечательно подходил знак отцовского статуса). Оценка всех остальных лиц с фотографии была произведена также в соответствие со сложившимися уже отношениями: Лене и Юре наша героиня с радостью присвоила титулы старших сестры и брата; один из постоянных участников вечеринок – Дима – скорее выглядел как «дядюшка», а уехавшая в Латинскую Америку «Леди Анна» вызывала в памяти незабываемую фразу «Я ваша тетушка из Бразилии, где много-много диких обезьян» (тетушка, она и в Африке – тётушка). Еще один герой фотографии – тоже Дмитрий, уже с трудом вписывался в эту странную систему семейных отношений, и был записан просто как «дальний родственник».

Этот образ Алисе понравился настолько, что пройти мимо и не оставить комментариев она просто не смогла. А озвученная данная теория в появившихся вслед комментариях получила полное и абсолютное одобрение. Одновременно с тем, в эту систему семейных отношений вдруг вписались практически все представители «танцующего сообщества».

Итак, Леша превратился в «папочку», Наташа – в «мамочку», Володя, Юра, Олег и др. – в старших братьев, Лена, Анюта, Валя, Аленка – в сестер. А родных, как известно, надо любить и уважать: Алиса получила полное «добро» на неограниченный разгул эмоций.

Это вольное распределение ролей в значительной степени определило характер дальнейших отношений с коллективом. С конца сентября вечеринки стали проводиться на новом месте, в клубе «Атмосфера». Представим себе следующую картину: Алиса легко находит по описанию нужный адрес (с улицы Кирова - улицы ювелирных магазинов и ресторанов – нужно завернуть в арку, что напротив магазина «Мир женщины»). Заходит внутрь, и?.. Оказывается в сумрачном лабиринте коридорчиков, комнаток, столбов и какой-то сложной архитектуры, наполненном звуками гиперритмичной сальсы, с движущимися по стенам тенями, красноватыми и тревожными пятнами глухого света. Бегающие разноцветные «зайчики» в этом месте смотрели на Алису с мрачноватой иронией: что делаешь ты здесь, дочь рассвета, как могли не предупреждать тебя, что тьма – опасна?

Взгляд – с облегчением – обнаружил Лешу, сидящего у барной стойки. После некоторого размышления-сомнения, Алиса решила присоединиться к… читающему электронную книгу. Девушка спиной, плечами, затылком – чувствовала, как тьма всматривается в посетительницу, словно видя её уязвимость. А Леша… сейчас он был синонимом родного, спасительного берега. И Алиса направилась – скорее, скорее в очерченный круг!

 

Порой смысл беседы значительно проигрывает каким-то иным значениям встречи: так случилось и в этот раз. Наша героиня постепенно успокоилась, и само место уже не казалось таким мрачным, тем более что уже начало собираться «семейство». Она постепенно привыкала к Атмосфере….

Собственно, именно здесь в октябре-ноябре она наиболее эффективно опробовала метод «пригласить партнера». Подходила сама – к Юре, к Вадиму, к Леше – ко всем, кто числился танцующими. 

Но одно дело – видеть со стороны, другое дело – участвовать в процессе непосредственно. Головокружительная скорость, - по кругу, без остановки, и главное – не потерять контакт пальцев!

Чародейство! О, это удивительное ощущение… калейдоскопа перед глазами! Ощущение, что окружающий мир, как гигантская фото-панорама, кружится вокруг колесом! И нет такой силы, которая бы могла все это остановить…

 

«Я тебя попрошу: растанцуй, закружи!

Закружи как юлу в нежный смерч урагана,

Чтобы долго стояли в глазах миражи

От сладчайшего сальсы дурмана!

 

Я тебя попрошу: закружи, обними

В неистовом стремительном танце,

И меня - от меня же самой - отними!

Я доверюсь велению пальцев!

 

И станет час как будто миг,

Помчится мир-калейдоскоп!

Без мрачных чар, без умных книг,

Без слова "нет", без кнопки "стоп"!

 

Свободы вырвется полет

Диаметром сцепленных рук,

В сознании - переворот,

И сердца - громкий, громкий стук!

 

А потом, ровно в девять, под отбив часов,

Я исчезну, как в сказке у Шварца,

Будет долго звучать тонкой ниточкой зов -

Возвратиться! Отстаться! Остаться!

 

А потом, а потом... Будет в сердце покой,

Будет долгая теплая нежность,

Словно я возвратилась сквозь годы домой-

Светом яркой и юной надежды!...»

 

Этот процесс настолько захватил нашу героиню, что ей порой начинало казаться, что происходит все это не с ней, что она всего-навсего читает какой-то удивительный роман: со взлетами и падениями, горестями и радостями, ворохом смешных влюбленностей, брызгами внезапных слез, маленькими обидами и большими привязанностями, задолженными поцелуями….

Алиса для себя довольно быстро поняла, с кем ей действительно интересно: с Юрой и с Вадимом. Танец с Вадимом представлял из себя сплошную импровизацию, удивительную смесь разнообразных танцев – отдельные шаги которых наша героиня изредка умудрялась разглядеть. Что-то от танго, что-то от буги, но большая часть – от латино.

С Юрой было отчасти проще – в танце с ним Алиса вспоминала и уже выученные в Сванго фигуры, и учила какие-то новые… Но… Именно сейчас начинал бурлить в сердце девушки настоящий котел эмоций…. Давать отчет – даже самой себе – она категорически отказывалась: легче просто плыть по течению, и что будет – то будет, чему быть – того не миновать.

Лешу она тоже изредка звала, - но где-то на подсознании постоянно оставалась мысль, что уж он-то моментально увидит все погрешности, и устроит ей на ближайшем занятии работу над ошибками!

 

Алиса счастливо окунулась в блаженное ощущение возвратившегося детства. Казалось, та маленькая девочка, которая должна была исчезнуть много лет назад, снова окидывала мир удивленным взором. Но более того, - в отдельные моменты возвращалось тот, другой тип мышления: просто быть, просто радоваться, просто позволять себе глупости, просто верить в чудеса! Не останавливать себя на полушаге, не ограничивать суровыми правилами поведения, не изображать мраморную статую…

Оттаивало заледеневшее сердце; запах весны пробуждал в душе непонятные и волнительные слезы… Детство! Казалось, она уже никогда не поверит заново в волшебство и волшебников, - даже в маленькие чудеса! А Алиса… и не поверила. Она даже… не осознала, - сразу. И лишь много позднее девушка начала подозревать «неладное»: уж слишком привязалась она за прошедшие месяцы к «братишке» Юре и «сестренке» Лене. Складывались факт к факту, история – к истории, шутка – к шутке…. И в результате, в начале уже следующего 2013 лета, Алиса вдруг прозрела: её братишка и сестренка – волшебники. Есть в мире ребенка такой тип удивительных людей, которых можно именовать абсолютно по-разному, будь то «чародей», «сказочник», «клоун», «фокусник», и с которыми никогда не бывает скучно: они постоянно достают из шляп разнообразных зверушек, извлекают из карманов воздушные шарики, из ниоткуда или из ладошки выдувают мыльные пузыри…. А могут просто рассказать удивительную историю или рассмешить до слез…

Надо отметить, что ко времени школьных старших классов Алиса уже под словами «чудо» и «волшебство» понимала действа более масштабные: мановением палочки превратить лягушку в слона, или вызвать свистком гигантского дракона, или, к примеру, в одно мгновение перенестись в другую часть земного шара…. Позднее… Нет, она, конечно, не вычеркнула эти сказочные мечты напрочь из реально исполнимых, но отодвинула в очень дальний угол, - дальний настолько, что бы вспоминать о них по возможности редко. Но вот однажды Чудо постучалось в Дом….

Это случилось тогда, когда волшебница забылась и ненадолго перестала изображать обычного человека: в один из выходных танцевальный коллектив выбрался на пикник. И дело не в том, кто и что делал, какие говорил слова или задавал вопросы, а дело все в том, что в одно из мгновений Алиса обратила внимание на то, что Лена как-то особенно задумчиво и одиноко сидит вдалеке на высохшем стволе-бревнышке. Оставить это просто так наша героиня не смогла, и направилась узнать причины такого отшельничества…. И вот тут произошло следующее.

Лена задумчиво вертела в руках квадратик бумаги (незадолго до того они все вспоминали, как делать бумажные кораблики), и когда наша героиня пролюбопытствавала, что тут происходит, Волшебница начала вспоминать полузабытую сказку…

«Жил да был король, и было у него большое королевство (ладошки разгладили лист), потом он решил путешествовать, и поплыл он по широкому морю-окияну на таком корабле (в ловких пальцах листочек превратился в корабль) – В дальних краях он жил роскошно, и ходил он в таком кафтане (из бумаги появилась рубашка), ел за шикарным столом (из бумаги появляется скатерть) – но потом он был посажен в тюрьму за долги, и на него надели такую пижаму (появляется пижама) – но король сбежал из тюрьмы, и уплыл на далекий остров в океане, где растет пальма и живет обезьяна…На этом сказке – конец, а кто слушал –плати монетку! (из бумаги появляется миниатюрная коробочка)»

 Алисе казалось, что эта сказка ожила… Вот оно, то маленькое, но безумно любимое чудо, ощущение чародейства и лицедейства в одном лице. И было в этом то драгоценное сердце, та душа, которые взрослые так часто перестают слышать….

Незаметно влилась Лена в жизнь Алисы, слишком незаметно…. И столь же незаметно разместилась в сердце с размахом и с роскошью. Девушка понять не могла: ну когда, когда она успела так привыкнуть к очень доброй и отзывчивой Лене… Казалось, и не было никакого знакомства, - тогда, летом, в Папарацци она просто появилась и стала незаменимой частью танцевального мира, той частью, который есть всегда. А потом на какое-то время – исчезла. Не знала наша героиня, что уже заселено, и оттого не сразу осознала какую-то пустоту. «Все дело в том, что Анюта не хочет ходить на вечеринки!» - объяснила Алиса самой себе щекочущую грусть и невольное движение осмотреться кругом, найти глазами… Лена объявилась, только немножко позже…

«Нет, конечно, никто не в силах уговорить человека… Хотя я и пыталась, пусть даже и так неискусно. Но как говорить другое, если думаешь – как она? А Анюта права, ох, как права: нельзя навязываться! Если хочет человек потанцевать – он пригласит, а если нет? А если нет – значит нет, значит нет тебя в списке милых, так зачем идти наперекор его сердца? И я бы отказалась от этой практики «приглашать самой», ушла бы, отказалась бы от вечеринок, кабы были б силы…. Но нет сил отказаться, я как привязанная, как стреноженная!»….

Ярче всего запомнилась нашей героине вечеринка, прошедшая под знаком пиратской темы. Матроски, банданы, потертые ремни и прочие атрибуты морской неспокойной жизни – были извлечены на свет божий из закромов детских игр, закоулков памяти и романтических мечтаний о просоленых просторах, кораблях и морских приключениях, о поисках сокровищ… Нет, не забыты оказались любимые в давнем прошлом книжки и фильмы… «Хроники капитана Блада», «Таинственный остров», «Остров сокровищ». На вечеринку предложили прийти как раз в образе пиратов, и Алиса радостно поддержала тему. Кофточка - «морячка», отцовский ремень (тяжелый, любимый донельзя, но ввиду довольно трепаного вида – и отнюдь не девичьего - абсолютно неиспользуемый) были извлечены из сундуков, и… началась традиционная вечеринка, - просто ряженая. Никогда раньше не танцевала девушка так много…. С Володей, Вадимом, с Юрами….

Вот на этом месте необходимо сделать паузу. Позвольте представить еще одного Юрия. Перед вами довольно полный мужчина, у него непривычно длинные (перехваченные в хвост) темные волосы и веселые глаза. «Джерард? – Алиса находила какое-то особое удовольствие, какую-то особую забаву в поиске параллелей между реальными знакомыми и литературными персонажами – Джерард из Амбера? А почему бы и нет?» Впрочем, знакомство с Юрием для Алисы только начиналось, хотя и знала она его как «кантора» (человека, руководящего руэдой), хотя и долетали до нее от подруг обрывки слухов (весьма теплых) о личности этого человека… И присматривалась наша героиня к нему со смесью интереса и уважения.

Растанцевалась девушка, разошлась не на шутку, - заблестели жуликоватые котеночьи глаза, и в пылу задора решилась она проверить коготки на более широком круге.. Владимира (вот еще одна важная фигура) Алиса заметила еще в Карамельке, и она точно знала, что он из «Старшей гвардии», но конкретно… Он довольно явно показывал, что хочет танцевать.. Ну ладно! Они тогда стояли неподалеку (Юрий и Владимир) и беседовали – на какие темы – уж кто их знает - и Алиса подошла… Ох, замерло сердце, екнуло, - екнуло от осознания собственной наглости! И поинтересовалась девушка, кто из них с ней потанцует (действительно, нагло, даже нахально)! Далее начиналась чужая и зыбкая территория: Владимир согласился потанцевать с ней…. Казалось бы - замечательно! Но только… предложил он вариант для «продвинутых». Вариант «без рук», который героиня наша еще не освоила! Поэтому ждал Алису сюрприз, и сюрприз не самый приятный…. «Вот, получила то, что просила, называется – расстраивалась потом девушка, - но ведь я же ничего плохого не сделала? Почему так? За что?». 

А вот далее великая сила инерции столкнула нашу героиню с человеком, имя которого она, однако, узнала несколько позднее: Михаил… Он сам пригласил девушку, но не существуй в природе закон вежливости, бросилась бы она бежать, - и прочь бежать, со всей возможной скоростью! Холодный ужас, - смутное воспоминание (эликсир забвения хорошо подействовал), о событиях, имевших место год с небольшим назад…. Была тогда встреча со странным человеком на волжском причале… Преследование? Черты того – уже были давно стерты из памяти (есть категория знакомств, которые не хочется помнить). Но слишком долго в какие-то мгновения бросались в глаза Алисе люди так или иначе напоминавшие Того человека… Тогда это выглядело как преследование. И сейчас на доли минуты вдруг из ниоткуда возникла паника. И все же разум резонно заметил, что быть того абсолютно не может, и силком пытался обуздать этот трепещущий ужас. Впрочем, если закрыть глаза на некую скованность, означенную вышеперечисленными переживаниями, то танцевать с Михаилом оказалось.. странно. Не так, как Алиса уже успела привыкнуть. И когда партнер отпустил девушку, исполнила она маневр, выглядевший – вероятно - со стороны весьма забавно: бочком, бочком, да в родной уголок, за спасительную линию фигур Юр, Вадима, Володи, Олега!

 

 Калейдоскоп событий, имен, вечеринок… В отдельные секунды Алисе начинало казаться, что все это происходило не с ней, а с какой-то другой девушкой, а иногда – она сама начинала себя ощущать героиней какого-то романа; зациклено звучала баллада «Звени, бубенчик мой, звени, гитара, пой шута напевы…», все больше романтической нежности чувствовала девушка к тем, кого не в шутку уже называло её сердце настоящими друзьями….

Играй же музыка, играй…

«Играй же, музыка, играй,

Гитара, пой шута напевы,

Я расскажу вам о любви

Шута к прекрасной королеве…»

 

Именно под звуки этой баллады начиналась та очень самая странная неделя….

Все началось со слухов, что в Казармах стартовали занятия по руэде. Так глубокой зимой иногда вдруг подует весенним теплом, запахом свежеиспеченного хлеба, - и заволнуется, встрепенется сердце! Оттепель! Звонкие капельки с сосулек! Солнечные искры в глазах! И пусть еще не набрала своей коварной силы зима, свистящая белой вьюгой, именно это ощущение весеннего чуда, именно это ощущение апрельского пробуждения природы ворвалось в сердце нашей героини неистовым порывом ветра! И замерла душа, разбуженная звуками приближающихся событий….

Руэда!... Гул урагана, шелест опавших листьев! Что-то неопознанное и неясное, что-то стремительное и ужасное! Необъяснимое. И неумолимо влекущее к себе! Так языки костра притягивают наивных бабочек, мотыльков, мошек… Притягивает, и нет сил развернуться и умчаться как можно дальше….

Для Алисы это был именно гул урагана, а хотелось, как назло, в самую круговерть смерча. Отсутствие точной информации, слухи - всего лишь ужесточали ожидание. Девушка медлила… Ей не хотелось задавать навязчивых вопросов – не хотелось создавать впечатление, что она напрашивается на приглашение…. Нужно было ждать. О ожидание наэлектризовывало каждую минуту. Ждать слов Наташи. Наташи. Единственного официального источника. Единственного признаваемого модератора событий. Единственного организатора все и вся, слов единственной… Матери-основательницы. Этим было все сказано. А Наташа молчала. Это могло означать только то, что еще не подошло время. Что еще рано. Ведь не может же она «не сказать» - «своим»! Но ведь не утаишь обрывки слов, обрывки слухов… «Это для старшей группы занятия…По субботам…». А наташино молчание отзывалось в Алисе глухой непонятной болью…

А время шло. После некоторого перерыва в Атмосфере вновь появились Юры. Очередная вечеринка в воскресенье заставила нашу героиню записать в дневник вот такой размышлизм: «…О том, что танцевать с Вадимом интересно, я уже писала. О том, что он умудряется настолько утанцевать за одну мелодию, что потом еще долго мир продолжает кружиться перед глазами. О его оригинальной манере – движение из нескончаемых поворотов, завитков и спиралей. Я успела немножко привыкнуть, что Вадим танцует быстро… А вот и нет! Вероятность другой вариации даже не приходила в голову.. А зря. Впрочем, это никак бы не отразилось ни на моих решениях, ни на отношении к Вадиму.. А в ту вечеринку все встало с ног на голову. Был ли это первый танец за день – не знаю, помню только, что он…. Что-то поменял. Это была безумно романтичная, плавная, мелодичная сальса. Щелкнул внутри какой-то тумблер, какой-то переключатель…. Вадим позволил мне БЫТЬ девушкой. Дал время, намекнул (прямым текстом), что вот он шанс, показать себя и воспользоваться «женским стилем» (благо, которым Наташа терпеливо и регулярно загружает нас по средам). Промолчу, удалось ли мне хоть что-то из себя выдавить, но тем-не-менее…. Но главным –все-таки- осталось общее настроение, впечатление. Впечатление романтики. Весенней, апрельской свежести и майского тепла… Цвета фиолетовой акварели. А потом Юра Богомолов выступил в амплуа Вадима – закружил, затанцевал… А другой Юра появился буквально следом – и пройти мимо него я в очередной раз не смогла и уговорила потанцевать…. День удался, программа выполнена. Самое блаженное ощущение – когда едешь домой – именно вытанцеванная. Довольная собой, счастливая, в очередной раз восхищенная окружающими людьми. И это состояние длится еще долго, как стойкий запах тонких дорогих духов. И вечером – хорошо, и крепко спится, и снова снятся танцы, а утром просыпаешься выспавшаяся. Отдохнувшая. Без моей любимой когда-то фразы «как все надоело!» (произносившаяся порой и даже утром, при перемещении из дома на работу). Счастливая. Улыбающаяся. Теплая.

       Но случилось на самом деле нечто большее… Это было… сродни некоему воскресению. Я… вновь поверила… в романтику, в поэтику. В то, во что когда-то верила всем сердцем, всей душой – хотя и очень давно. Просто потом, после этой веры были и бесконечное ожидание чего-то светлого, вероятно, чуда, любви, а это что-то не происходило и не происходило… Университет, логика, научные тексты, курсовая-диплом с их неприятием эмоционально окрашенных мнений… Судьба свела меня с девушкой Кариной, которая, волею случая, оказалась неким антиподом мне (все еще романтичной, правильной, скованной правилами этикета, верящей… в Бога…) – острая, пронзительная, эмоциональная, импульсивная. Но… полная… приземленности. Каро. Знающая толк в красивой одежде, косметике, украшениях… Мужчинах. Немало (видимо) повидавшая. Умеющая флиртовать. И… такое чувство, сведшая все.. на телесный и материальный уровень. Стерва? Возможно. Но скорее – оторва. Каро. Карина. Вот только именно душевности, духовности, высоты полета, эмпирики – увы – нет в ней… Мало-помалу я забыла о своей вере… Я почти приняла как факт, что мои взгляды прошлого могли быть ошибочными, что мир испорчен, и что нарисованные косметикой лица – настоящие. Именно Каро очень поддержала меня в момент перед первым посещением Сванго… Но не могла она предположить, что именно там я найду подтверждение своих эмпирических утверждений! Именно во время ТОГО танца моя душа наконец-то окончательно поверила в то, что её крылья – не бутафория, и что полет – не выдумки сказочников. Расколотое индустриально-инфомационным миром сердце – срослось…».

       Я позволю себе немножко отвлечься и рассказать о несколько параллельных событиях из жизни нашей героини. Вторник… Конец рабочего дня, Алисе - звонок по сотовому: это её подруга детства, Леа, - предлагает встретиться, так как она неподалеку в центре. Алиса, собственно, не против, но до конца рабочего дня еще около десяти минут, компьютеры не выключены, сигнализация не поставлена…. А до назначенного места еще надо дойти. Повторный звонок застает нашу героиню одевающейся, третий – на ступеньке крылечка… Далее следует срыв: «Леа.. Да… Иду.. Только что вышла из здания!… Ты так часто звонишь – я еще не успела даже выйти! Да? Что? Да я и так уже ОЧЕНЬ тороплюсь!! Ну коли не терпится - езжай домой!!!»  Алиса в тихом бешенстве приходит к назначенному месту – и, естественно, подругу не находит. Звонит, отправляет эсемеску с вопросом «Где ты?». Ответ очевиден – в маршрутке. 

Переживала и возмущалась Алиса долго, но оценила поступок по достоинству: все-таки результат танцев оказался более широким, чем можно было предположить. Советы Леши «Не торопись!», «Ты слишком много думаешь за партнера, откуда ты знаешь, куда я поведу дальше?», «Рамку держи, держи свою ось» и т.д. незаметно перенеслись на быт… Делай как нужно, но максимально просто, не суетясь – и все получится. Единственное объяснение, какое наша героиня могла дать столь нетерпеливому поведению подруги, состояло в том, что барышня, видимо, ожидала моментальной реакции по сценарию: «бросаю все, мне надо, меня ждут, а дальше – хоть потоп. Вызываю реактивный самолет. Алло-алло, как слышно? Мне к центру мироздания!». К центру мироздания. К подруге. К подруге, которая не захотела подождать.

Она сравнивала модели поведения: вспоминала, сколько раз задерживалась на работе, ждала где-то – если что-то было нужно. И час ждала, и два. Если самой хотелось. В противном случае находилась масса неотложных дел, просто не позволяющих потерпеть и минуту. «Если хочешь встретиться – дождешься! Помнишь, я час ждала тебя с работы… Ты умилялась тогда…. А ты уехала. Да ты и не сильно хотел встретиться. Но ты даже не догадываешься, что только что совершила маленькое предательство….» «Пойми, нет у тебя больше подруги…. Просто нет! Прими это как данность, как факт! Попытайся представить, что её никогда и не было!...» Эти фразы еще больше растравляли боль обиды.

А в среду Алиса узнает, что Каро в больнице…. Что делать? На расстоянии звонка. Сожаление. Смутное чувство беспокойства. Что случилось? Хотя… Ну мало ли. Приступ астмы, к примеру.

А события подобны волнам – набегают и стирают надписи на песке. Сальса, сальса… она действительно обладает эффектом эликсира забвения, способностью сглаживать переживания, оставлять за бортом неприятности… В четверг возобновлялись вечеринки в Карамельке, но наша героиня никак не попадала. Не то от обиды от такой несправедливости, не то от состояния непроходящей эйфории, не то от предчувствия руэды…. Внезапно пришло решение о.. покупке танцевальных туфель! Настоящих танцевальных туфелек! Крутилась в плеере баллада «Шут и королева», а перед глазами стояли смешные черно-белые балеточки, в которых она раньше занималась. Да, Алиса сравнивала! И не случайно, ведь когда она взяла в руки атласные крохотные туфелки медного цвета, сердце девушки перевернулось! Решение было уже принято, и до слез пронзительно эхом звучали слова: «…А коль затронешь сердце мне, получишь поцелуй в награду!...» И в это самое время Алиса начинает осознавать случившийся факт: у неё в руках профессиональные танцевальные туфли. Её личные. Абсолютно непригодные для улицы. И потрясающе красивые! Девушке казалось, что они живые – теплые, пластичные и… любопытные! Алиса не могла отвести взгляда от туфелек. Взгляда, в котором светились гордость и восхищение.

А далее – уже дома – она выходит в интернет и списывается с Каро… Играй же музыка, играй, гитара, пой шута напевы…. За компьютерным столом, в электронных просторах контакта происходит один из тех диалогов, которые стирают сразу после прочтения… Итак, она попала в больницу. Но кто, куда, почему – все это только сейчас начало раскладываться в какую-то цельную картину…Каждое слово отзывалось в сердце Алисы грохотом колокольного звона, било изнутри взрывной волной, разрывало беззвучным криком….

Она забеременала… Забавная Каро! Забеременала вопреки таблеткам, месячным и целому списку разнообразных труднопреодолимых факторов. И поняла – что очень, очень хочет этого ребенка! Она таила этот факт ото всех, нянчила свою маленькую мечту… Боялась хоть с кем-то поделиться… А потом началось кровотечение. Час за часом оно становилось все сильнее, прокладки уже не спасали.. Тогда уже муж вызвал скорую, да только врачи не смогли предложить ничего вразумительного… Хотя нет… Они предложили. Операцию. Аборт. Как единственный способ выжить самой. Альтернатива – лечь либо от потери крови, либо от загнивающей внутри плоти…. Каро… отказывалась, ревела, захлебывалась слезами. Пряталась от врачей в туалете. Приходили родители – уговаривали согласиться; приходил муж – успокаивал, пытался хоть как-то помочь, привести в чувство, вернуть к реальности… В конце-концов Каро сломалась…. Алиса читает об операции. Лед вместо пальцев. Сердце забывает дышать. Она тонет. Тонет в чужом кошмаре. Кресло гинеколога. Ремни. Обездвижена. Наркоз. Реальное время становится сюрреальным. Тело не чувствует, но сознание воспроизводит все детали происходящего. Выскребают из тела… Крик сквозь наркоз. Слезы. Много слез. Очень много. А потом возвращение боли. Возвращение реального пространства. А потом череда дней. Успокаивающего, снотворного, медикаментов.

Когда Алиса снова её увидела – то вначале просто не узнала. Вместо ершистой, задиристой девчонки стояла чужая, истончившаяся, почти прозрачная Каро. Одежда висела балахоном, а глаза… Замкнутые, отгородившиеся, обессиленные и… пустые глаза – больше не играли задорным огоньком.

Играй же музыка, играй, гитара пой шута напевы… И помянула Алиса – с горькой-горькой грустью тот непреложный закон абсурда, - закон возвращения. Именно она, та, которая с такой легкостью воспроизводила сюжеты из фильмов-кошмариков, именно она, которая так любила поговорить о мужчинах, именно она, которая, казалось, романтичные чувства воспринимала как пережитки прошлого… Именно она потеряла то, что хотела в тот миг больше всего на свете…

Закон контраста, о, как он велик! И тем глупее виделось Алисе предательство Леа – по ерунде, просто по глупой несогласованности времени – на фоне беспросветной женской трагедии. 

Еще долго отходила Алиса от горького гула эмоций, оркестра тоски, отголосков боли, воя, слез, обволакивающих глаза… «Не спрашивай, что тебя не касается, - не услышишь то, что тебе не понравится» - фраза из книжки всплывала в памяти каждые пять-десять минут. И хотела бы забыть наша героиня услышанное, да не закрыть, не запереть память! И только в субботу, под мелодии сальсы, этот силуэт кошмара начал потихоньку рассасываться, стираться, превращаться в горький дым, в отголосок жуткого сна….

Именно в ту субботу вновь появилась информация о руэде: курс реально существует, но он задуман как продолжение бывшего некогда, то есть с тем, «старшим» составом. Велик был соблазн зайти, рискнуть. А страх – еще больше. Дикий, парализующий страх. «А вдруг… не пустят? Вдруг – отрекутся, скажут «мы не одной крови!», вдруг скажут, что в колесе избранным тебе не место!» Да, Алиса боялась. Боялась потерять свое хрупкое счастье. Тех, кого она называла хранителями счастья! А вот Анюта смущение преодолела и решила пойти на занятия (в отличие от нашей героини). Впрочем, зато она последовала предложению Наташи спросить самого тренера - Владимира (с которым, кстати, судьба уже сталкивала Алису на территории Атмосферы), когда он собирается собирать группу новеньких (жаждущих обучаться этому танцу с нуля). Ответ был однозначным «Друг мой, приходи плясать-то!». И далее согласно его словам: нет среди них таких уж мастеров, и что все у неё получится.  

РУЭДА

           Нет слова более сладокозвучного, чем «руэда», нет названия более нежного, чем «Сванго»! Руэда… Сколько дней Алиса лелеяла этот образ? Сколько времени ждала удобного случая? На что готова была пойти ради неё! Руэда стала мечтой, даже самоцелью! Поэтому, пока еще не все было ясно о руэде, Алиса трепетала как школьница на вступительных экзаменах, хотя нет, сильнее… В последние дни перед той поворотной субботой она уже просто не находила себе места: фантазии рисовали одну сцену за другой, что может получиться из всего этого, и почему вход на руэду будет заказан…

Страх говорил голосами Наташи и Леши: «Тебе здесь не место! Эта Руэда – для избранных! Здесь только те, кто умеет танцевать!», «Если придешь ты – уйдем мы!», «Тебя не примут!». Сомнения задавали свои оглушительные вопросы: «А вдруг те самые, кто в Атмосфере так терпеливо тебя учили танцевать – откажутся от тебя, отрекутся?», «А если не сможешь ты? Если испортишь все каким-то неловким движением? Если опозоришься? Сможешь ли ты тогда посмотреть в глаза Лене, Юре? Наташе и Леше?»

       Суббота. Нервы – на пределе, на грани! Сальса, партнеров (как всегда) мало, но Алиса спокойна – уже привыкла. Ченч, смена партнерш… Не очень удачно – ей предстоит подойти к недавно занимающейся паре, которую разлучить не в силах даже мировая катастрофа. Ну да, конечно… - проигнорировали смену. Ну ладно, пусть… Продолжение женского стиля. Леша что-то давно не подходит, - как всегда занят… А вот и Николя – решил отдохнуть от «законной партнерши»! Так, а какую связку сегодня показывали? Кажется, кто-то опять что-то проспал! Да и долго ли, пока одна барышня пытается вспоминаешь связку женского стиля? Пролетает чуть меньше половины мелодии, под чутким руководством Николя Алиса воспроизводит изучаемую связку. Все получилось? – молодец, Николай! Но как ветер – неудержимо рвется на противоположный берег к другой березе… Снова женский стиль. Проходит через зал Владимир. Взгляд. Да, одна. Как, сальса уже закончилась?!

       Бачата. Партнеров не прибавилось, чего не сказать о барышнях: ситуация не изменилась ни на йоту… Через час Наташа с Лешей обнаружат, что Алиса тоже направляется на руэду… Что будет?!!! Опять одна во поле береза… В очередной раз проходит Владимир.. Куда бы спрятаться? Вон за той парой взгляд не достанет… Смена пар, Алиса идет к Николаю… Три минуты, или две с половиной, - и он извиняется, говорит, что надо позаниматься с той.. новенькой. Исчезает. Снова одна! Опять одна! Всегда одна…. Где-то в горле встает призрак слез, где-то внутри что-то сжимается. Подбегает Анюта.. Видит, что уже что-то не так… Спрашивает, куда это Николай смылся. Голос не слушается… Анюта предлагает потанцевать со ней… Это уж слишком. Что-то срывается с петель. Истерика, слезы… Анюта обнимает, успокаивает… А что тут скажешь? Походят Наташа, Леша…. Что случилось? Нервы сдали. Леша обещает потанцевать с Алисой… Берет за руку, что-то говорит, что-то объясняет. Только вот слышит ли она хоть что-нибудь? Глаза не видят точно– все плывет, как сквозь окошко, за которым хлещет ливень.

Время бачаты истекает. Руэда все ближе? Вот только внутри уже все пусто… Аня объясняет: ей надо куда-то заехать, она не сможет с Алисой добираться до Казарм, но она договорится с Наташей… Руки ватные. Сердце упавшее. И даже страха нет! Будь что будет.

       Девушка выходит к диванчикам, Анюта говорит, что, наверное, место в машине будет… Алиса ждет…. На машинах сегодня Николя и Настя. Все выходят, - наша героиня - на деревянных, не гнущихся ногах. Настя приглашает нас в свою машинку, Николя кивает: у Насти комфортабельнее. Впрочем, ей все равно, скорее даже – смущенно. Непрошенная гостья! С камнем на сердце. Но Алиса не была там, в этом зале раньше, она боится не разыскать дорогу. Все выходят у Макдональдса: компания собирается слегка перекусить. Первое движение – пойти своей дорогой, прямиком в Казармы – на поиски… Её останавливают… Заходят в кафетерий, рассаживаются, заказывают что-то… Потом – всем табором – в Казармы.

       Из состояния гипнотического транса Алису выводит появление Лены. В её абсолютно фантастическом голубом полушубке. А дальше - ощущение дежавю. Сбор все тех же лиц, немножко перетасованный состав, новый вариант интерьера-фона… Казармы свое название оправдали (не в меньшей степени, чем Сванго): олицетворение простоты, плавно перерастающей в аскетизм. Спортзал. С традиционно-дощатым крашеным полом, стенкой, зеркалами, скамеечками для лилипутов, матами и мячами (в том числе – огромными, очень удобными для сидения, качания и лежания на них). В соседнем зале – звуки футбола. А может – волейбола, или какой-то другой аналогичной игры с мячами. (Так, кто это здесь у нас в мае-месяце в регулярно тосковал год из года по этим типичным звукам, оставшимся в сознании еще из школьных времен? Ну вот, барышня Алиса, и получайте!)

А теперь давайте включим воображение и представим следующую: Владимир (он же – маэстро, он же – тренер) сидит на полу. Наташа, Леша и еще кто-то восседают на мячах. Полукругом от Владимира расположилась группа барышень – сидящих по-турецки. Ладонями об пол – ритм! Конго! Алису приглашают в полукруг, но воспроизвести ритм она не в состоянии.

Разминка. Традиционная, если не сказать – классическая. Но страннее всего, безумнее – для Алисы - ощущение спиной находящихся на галерке Леши и Наташи. Мозг вскипел. Программы зависли: задача оказалась непосильной (одновременно принимать как руководителя-тренера Владимира, при этом не снимая с той же должности Сванго-учителей, отмечать быстрой строкой бегущие собственные косяки, задавать себе вопрос – как реагируют на происходящие Наташа с Лешей?) 

А теперь пусть прозвучат фанфары! Фейервек, аплодисменты, РУЭДУ - в студию! Партнеров не хватает, но… за мальчиков встают две девочки (Настя и Оля). И Наташа! Карусель начинает движение! Кто? Куда? Чего? Откуда?!!! Скорость, смех, драйв!

Итак, первая руэда благополучно переростает во вторую, в третью… В череду, в нескончаемый поток «Сванго-Карамель-Сванго-Казармы-Сванго…» и далее по кругу в режиме нон-стоп: 13-00 – Сванго, сальса, 14-10 – Сванго, бачата, 16-30- Казармы, руэда… По субботам Алиса уходила из дому в 12-ть, а возвращалась в 20-ть….. А как же еще, ведь…. Это сальса-кассино!

Теперь можно открыть рубрику «Анекдоты нашей руэды». В определенный миг классический вариант занятия перерос в нечто другое. Именно в то, чему сложно найти точное определение. Максимально близко искомому по смыслу – слово «община». Исчезли как таковые должности тренера и учеников, остались просто те люди, которые знает друг друга давно и хорошо, -остались просто друзья. 

Поначалу нашу героиню немножко смущала специфическая музыка – условно названнаю ею «саванна» (как-то в воображении под эти звуки очень хорошо представляется Африка и саванна), а потом привыкла… Во всяком случае это более традиционно, чем воспроизведение музыки… словами! Кстати, это явление культуры тоже увидеть Алисе тоже довелось: в исполнении Владимира… Это звучало на манер «Пиу-па-па», «Ти-ти-та-та-конго» и еще ряда трудновоспроизводимых (ввиду редкости их исполнения) вариантов. Но как ни странно, она очень быстро к этому привыкла (настолько, что порой начинала скучать по этому словесному ритму). Впрочем, отдельные команды руэды воспринимались не менее экзотично, например «Горгаз»…Пожалуй, эта аббревиатура из несколько параллельной области шокировала Алису в ту первую руэду более всего. Впрочем, понять её не сложно: картина по кругу двужущихся пар, которые (по вышеуказанной команде) делают в центр и вниз выпад рукой и сопровождают это громким звуком «ШШШШШШШШШШШШШШШШШШ!!!» довольно легко может вызвать недоумение! 

Арриба, аденто фрейра, абака, дамэ, диликино…. Сколько этих названий, без которых невозможно описать руэду, названий, которые сами по себе уже характеризуют этот танец… Движение по кругу со сменой партнерш, с выполнением фигур по команде Кантора…. Бесконечное, непрерывное движение. И нет двух руэд, которые бы были одинаковы. Именно потому, что нет заранее написанного порядка фигур. Это не номер. Это Руэда. Это – форма жизни, первым словом которой было «Импровизация». Так не бывает двух одинаковых цветков, двух одинаковых камней. Руэда. Оживший цветок. Цветок буйства и доверия, искренности и смеха, моментальности и вечности….

 

«РУБЕЖИ»

           

Школа танцев "SWANGO" приглашает Вас провести день в Лас Вегасе. Днём прогуляемся по его главным проспектам, полюбуемся на здания роскошных отелей и просто посмотрим на людей на улицах...Ближе к вечеру войдём внутрь зданий с манящими неоновыми рекламами шоу и, возможно, заглянем в небольшие ресторанчики на окраинных улочках города развлечений...
Программа вечеринки "Прогулка по Лас Вегасу" Организатор экскурсионного тура: Владимир Шумилов Паспортный контроль и таможня: Маргарита Шумилова   ª Рекламный ролик в самолёте ª Лица с рекламного плаката ª Бульвары и улицы Лас Вегаса ª Свадьба в Вегасе ª Уличный Санта-Клаус ª В ожидании чуда ª Зал игровых автоматов ª Ресторанчик на окраине ª Казино ª Вечернее шоу «Деньги на ветер!» ª Изменчивая Фортуна ª Если у Вас остались деньги!   До новых встреч в Лас Вегасе!  (В Программе возможны незначительные изменения)

           

Вот это новость! Новогодняя вечеринка! Новый год! И пусть еще масса времени впереди – но ощущение праздника уже здесь, как запах свежих мандаринов, как блеск разложенной мишуры! И есть во всем этом какой-то щемящий, ностальгически-сладкий аромат новелл О’Генри, - то же ожидание чуда, тот же трепет перед маленькими чудесами истории!

Алиса улыбается и невзначай (то есть абсолютно осознанно, но под действием внезапно вспыхнувших эмоций) открывает очень старенький, затрепанный (ещё в отцовские детские годы) синенький сборник О’Генри на закладке «Пурпурное платье». Один из любимейших рассказов. А ведь и ей предстоит готовить наряд… В чем же она пойдет?! Нет, конечно, платья есть, но сейчас нужно что-то абсолютно особенное! Чудесное и неподражаемое! Хотя вот, решение уже само нашло Алису: удивительно праздничное и парадное шелковое платье до пола (кстати, еще недошитое, впрочем, не беда, есть повод взять себя в руки и совершить геройский поступок: закончить рукоделие)! 

 

Алиса светилась: на душе было так радостно и легко; самой себе она казалось самой настоящей пушинкой. Отголоски прошлого спрятались в глубинах памяти и не омрачали солнечной эйфории. И как транспарант, как заявление в полный голос всему окружающему миру, появляется не её электронной стенке запись: «Абонент очень счастлив и не принимает звонки из прошлого»!

Все сложилось. Сложилось как-то просто и абсолютно: сальса-бачата-руэда, - кружилась пластинка торжественно-радостным вальсом. Жизнь – от праздника к празднику, от среды к субботе, от субботы к воскресенью, от воскресенья до субботы, - по кругу до бесконечности! А субботы начались потрясающие. Как потом смеялись девушки - «от забора до заката». Алиса сладко спала «до обеда» и просыпалась от мысли, что «надо собираться на танцы!». Оставалось пережить сборы и дорогу – но и это не было неприятностью субботы, так как состояние предчувствия зачастую прелестней самого праздника. 83-я маршрутка… Главное – не опоздать!

Впереди – два занятия. Первым идет «бачата» (для разогрева), вторым – «сальса». Но после бачаты очень усердствовать лень… И девчата (Алиса, Аня и Валя) потихоньку валяли дурака и зевали. Сладко-сладко зевали и мурлыкали о чем-то о своем. Время от времени одну из них выдергивал потанцевать Леша, и когда приходил черед нашей героини, она готова была чуть ли не мурлыкать вслух.

А потом наступала музыкальная пауза – затишье перед руэдой. В распоряжении Алисы было примерно 45 минут, для того, что бы добраться до Казарм.

Это были сладкие-сладкие субботы! Можно было попить кофе с «картошкой» в Сванго, а потом, маленькой толпой (с любимыми Лешей, Наташей и Анютой) добираться до следующего танцевального пункта. В одну из таких суббот они решили пройтись пешочком. В какой-то момент Алисе вдруг очень-очень захотелось, чтобы они все обняли друг друга и шли просто стенкой… И когда это желание выполнилось… Для Алисы это были мгновения абсолютного счастья!

 

Тик-так, чёт – нечет, в небо взлетает черный кречет…

«Мраморное, льдисто-пронзительное безмолвие! Свист ветра, льдинки снега в лицо, в свете фонарей мрачно кружащие птицы.... Зачем, зачем я сегодня пошла на Стрелку?????? Какая нелегкая меня туда понесла в половине седьмого???? Ну нет, Алиса не может выйти вовремя, всегда вагон времени и еще маленькая тележка... А Стрелка позвала... этим самым безмолвием, величавостью Успенского собора, тьмой противоположных берегов, бездонностью хрустального, мрачно-хрустального неба... Я сходила. Все там, ничего не исчезло. Зато ощущение легкого... ужаса? Нет, не ужаса.. скорее.. трепета... Странное чувство, что где-то здесь заканчивается территория живых людей. Пустота. Огромная, величая, ледяная. А люди, тихонько скользящие вдоль стен - скорее походят на тени! Прочь, скорее прочь! Даже звучащие в наушниках мелодии сальсы не до конца спасли.... Меня уже когда-то обожгла тишина исторического места... Нет, я городской ребенок, мне обязательно нужен шум!! Даже в одиночестве - нужен звук работающего компьютера, шелест машин, отдаленные звуки голосов. Может быть поэтому в Карамели не сразу я вернулась.. в танцевальное состояние... Впрочем, Карамелька встретила меня таким уютным домашним теплом, улыбками... И в очередной раз я еле ушла... Так странно.. именно ощущение дома... Как-то Даша спросила, когда и что я закончила... Тогда у меня было удивление из серии "ну ты же и так все знаешь!!" Да, такое чувство обо многих, что знаю их с каких-то доисторических времен. Где-то было стихотворение, не мое правда, "назначьте мне цену за счастье увидеть друзей",- именно так, и не иначе, ни много, ни мало. Именно счастье. Уютное, теплое, немножко безшабашное. К моему удивлению, некоторые имена наложились на имена людей из моего прошлого - не буквами, а.. каким-то ощущением, отношением, образом... Образы слились, оставив снаружи, наиболее ярко, именно образы "танцующих". Отчасти это плохо, потому что Леа (она же Елена Игоревна) резко ушла куда-то в тень, исчезла... А она - как мне кажется - тоже должна быть тут же. Но она не придет - я знаю это точно (школа, тетрадки, муж...). Прошлое словно стерлось, на многое вдруг и резко я стала смотреть по-другому. Очень по-другому. Оценивать иначе. Шкала оценок резко поменялась, и многие маски прошлого спали с лиц... А ведь по этому прошлому я дико ностальгировала еще очень и очень недавно!!! Даже не верится. Ну ладно, пусть. Мне уже все-равно. Тепло. Пусть будет ощущение дома, так - хорошо :)»

 

       А ростки опустошительной ревности уже начали пробивать себе путь сквозь сердце. Серая птица тоски облетела кругом душу, задела краешком крыла… Ох уж этот Лёша, всегда почти чужой, всегда летающий где-то, даже на занятиях – порхающий от барышни к барышне. К кому угодно, только не к тебе!

Не молчи! Хоть улыбкой, хоть точкой – ответь!

Только ты не ворчи, и не думай ругаться…

Это дело мое – в диалоги играться,

Это дело мое – песни грустные петь…

 

Только жаль, только жаль, мне уже не успеть…

Не догнать трепет крыльев касавшихся пальцев,

Не вернуть силуэт не случившихся танцев,

Мне тебя не найти… мне уже не успеть…

 

Они появлялись так часто, эти красивые, стройные, длинноногие и фигуристые барышни. И по закону – слишком четко знала этот закон Алиса - должен был он, по обязанности преподавателя, идти к ним, и – учить, учить, учить… А им – трем подружкам, оставался «женский стиль» во всем его разнообразии, или (как это ни странно) – какое-то разнообразие партеров. Но ради ли них Алиса не пропускала занятий?

«Тише, тише! Все образумится, устаканится….»

       А тем временем – где-то! Руэда… безумный, безжалостный ураган, стирающий твое «Я» подчистую… Он выпивает тебя до дна, до капли, без остатка… А потом… а потом остается только оболочка. И теперь твое «Я» - уже не «Я», а «Мы», и сердце твое – в центре круга, и нет большего несчастья, чем не быть «Кругом». Адским колесом. И нет тебя, ты – жалкая тень, жалкое подобие…

Не лети, бабочка, на огонь, не для твоих это крыльев… Но нет возврата несчастным душам, что вступили на путь руэды. И в этом их счастье. Это не танец, это стиль жизни, это тип взгляда, череда умений.

Но вот однажды тебе придется ответить на вопрос: а насколько ты веришь этому человеку? Этим людям? И не существует промежуточного варианта – либо «Да», либо «Нет». Любые «Да» с ограничениями – это уже «Нет».

Не удалось и Алисе пройти мимо этого рубежа… В безмятежную болтовню руэдников незаметно затесался видеоролик с записью чужой руэды. Может, и не возник бы «рубеж», если бы не смешливые комментарии на тему «разучиваем записанные фигуры». Алиса ролик просмотрела. Щеки налились пунцовым цветом, а в пальцах сосредоточился сковывающий холод. Перехват рук между ногами??? На вид нецензурно в высшей степени. «Неужели они? Нет, они не посмеют!..  Разучивать ЭТО??? Да это же порногр… Нет, я откажусь. Я выйду из круга!»

 Пылают щеки, а комментарии продолжают появляться:

Алиса:

-Похоже, я все-таки перехвалила "компанию" как "не выходящую за рамки цензуры"

Юра (Профессор):

-Алиса, ты про арменикасу? Страшно представить, что они делают, когда их не снимают!

Леша:

-Как раз очень симпатичная руэда. Ничего подлежащего цензуре нет.))))

Алиса:

-Уж не Леша ли загрузил видео как админ???????

Леша:

-Алиса, угадала) веселье должно выглядеть так....или даже еще веселей.

Алиса:

-Алексей, еще не добавил, что видео- само приличие, и рекомендуется как пособие изучающим этику))))

Анастасия Юдина:

-Ничего себе!! Я, наверное, в Сб не приду ))))

Алиса:

-Анастасия, еще надо уточнить, главный желающий изучать "данную фигуру" придет ли завтра... А сблокировать - я думаю - не проблема, спасибо, Юра подсказал, на какой команде становиться непослушной :)))

Леша:

-Ладно...не буду настаивать(((( ограничимся "энчуфла кон кокос"

Алиса:

-Не расстраивайся! Я ведь знаю, что у вас в запасе еще вагон каких-нибудь в высшей степени оригинальных фигур;))))

Леша:

-Чувствую себя злодеем. Ладно "кон кокос" отменяется)

Алиса:

-Леша, ты - злодей???? Поверю только после того, как выложишь видео "оригинальной фигуры кон-кокос")))

Леша:

-Проделывал дважды, и оба раза чудом избежал бракосочетания...детям смотреть нельзя.

Лена:

-Думаю тут Хорхе воду баламутит, а не Арменикаса :) По многим его видюшкам заметно, что он любит шокировать публику. Помню наша Анюта, когда приехала с какого-то мастерса, где с ним потанцевала, даже рассказывать не могла "как оно" ;)) Видимо, что-то "очень цензурное" было. До сих пор ничего точно не знаю :)))

-И в Карамельке вчера что-то на йогурты, да еще с сакурасурами народ тянуло ;)))))

Юрий:

-Да, "кон кокос" придется отменить. Ты ж сам говорил, что в руэде партнерши разлетаются в разные стороны, а пользоваться метро, чтоб добраться до партнерши с целью сделать "... кон кокос", — не вариант.

Алиса:

-Лена, и ты тоже перешла на "образные названия" с нецензурным подтекстом? Такая линия началась после того, как я засобиралась домой? Или я уже окончательно ослепла? Скоро начну все незнакомые слова и термины трактовать как несущие особую неприлично-смысловую нагрузку:)))

Лена:

Это не образные, а реальные названия фигур :)) Но не надо сразу все незнакомые названия записывать в неприличные :) мы не увлекаемся неприличными фигурами, не бойся! :)) Так...Саша Митраков научил слегка иногда хулиганить ;)

Алиса:

-Лена, я знаю, что не особо увлекаетесь:) А что за Саша Митраков?

Лена:  

-Мальчик из Самары. Сейчас в Нижнем живет и работает. Приезжал как-то на медицинское мероприятие в наш город на недельку (он врач) и учил нас каждый вечер руэде.

Юрий:

-Это да. Пока Александр Анатольевич к нам не приехал, мы в нашем захолустье, можно сказать, о разврате-то и не знали ничего!

Алиса:

-Лена, и, похоже, научил? :)

Лена:

-Да не больно научил :)) Юрина Наташа как-то на команду в энчуфле ла медиа:"Девчонки налево два раза!" запуталась. Мы ухохотались: "Саш! Ну не знает она, что такое налево, тем более два раза!":))) Вот такие из нас неприличные развращенцы ;)

А в Саше Митракове самое любопытное - сам Саша ;) незачем о нем рассказывать. Обещался еще не раз приехать - увидишь сама. Вот он Александр Митраков. Или вот такое небольшое хулиганство. Когда был у нас второй и третий раз до танцев дело не дошло, много было медицинских мероприятий, просто в кафешке посидели, поболтали так и тут пока такси ждали устроил выступление. С ним тут разговаривает какой-то пьяный тренер нашего локомотива - нашел родную душу и отпускать не хотел :)))

Алиса:

Лена, хранители счастья вы, а не равращенцы:) Именно поэтому так и получается - как с гуся вода, - не налипает разврат, не пачкает)))

Лена:

Ну, это уж очень красивое и высокое для нас название :)), хотя и приятное, и не лишенное правды ;) Но мы ж люди - и оболдуи порой!;) Мне понравилось недавно у Коли Дятлова на стене про "не налипает": "Когда кидаете грязью в человека, помните, что до него она может и не долететь, а на Ваших руках останется точно..."

Александр Митраков:

-ооой, а у нас еще. столько фигур озорных есть... :-) кстати, разговаривал сегодня со своим ярославским коллегой - в феврале или июле в Ярике будут наши мероприятия, так что станцуем ;-)

Лена:

-Ух ты! САМ появился! Как ты пронюхал, что тебя обсуждаем ?!:))) А в гости то, потанцевать ЖДЕЕЕЕЕММММ!

 

В итоге перед Алисой встал принципиальный классический вопрос «Что делать». И параллельно две записи со знаком «ПОЖАРНАЯ ТРЕВОГА» - «энчуфла кон кокос» и Александр Митраков…

Поверишь… Куда ж ты денешься. Особенно потом, когда будешь ждать этой «последней фразы», ждать, - уже на кончиках нервов, на грани срыва, и вдруг почувствуешь нежное поглаживание пальцами пальцев…

 

 А тем временем продолжалась бачата.  Кажется, такой простой танец… Шагов и поворотов– можно перечесть по пальцам. Но вот о поддержках – не скажешь, что просто! Когда Наташа с Лешей показали эту связку, где нужно было повиснуть на шее партнера, а самой откинуться вниз головой – Алиса содрогнулась! Ченч… Николя… Шаги-то – ладно, ноги разберуться, куда идти. Ледяные руки неловко легли на плечо мужчины. Где-то внутри ледяной ком стянулся туже. «Ну, откинься! Держись! Да повисни, повисни!..» Как, ну как, как??? Корпус не повиновался, а сердце… Сердце не хотело верить. Точнее – доверять. Абсолютно доверять. А вдруг уронит?

Леша. Та же самая связка, и все тот же камень преткновения: акцент с волной (вниз головой). Еще раз. Еще раз. Не получается. Ну что за заколдованная связка? И страшно, и интересно, и манит, как мотылька манит огонек. Волна! Ну как же она делается?

Валя: нужно отделить верхнюю часть корпуса от бедер, и вот так!..

Наташа: показывает, объясняет.

Ченч. Связка. Ну когда же она получится?

Следующее занятие. Вовка-паровозик. Акцент – скручивание. Что-то сломалось. Фаза вторая.

 

А времени до праздника все меньше… Кто пойдет?  Потанцую ли? А подходят ли эти каффы к платью? Случится ли что? Может, это и есть – тот самый долгожданный «бал»? Пусть и не слетит с ножки крохотная туфелька, пусть и не превратиться карета в тыкву, но уйти все-равно придется исчезнуть ровно в девять…. И сердце трепетом отсчитывает дни, часы, минуты…

Холодно… Маршрутка летит по знакомой дороге…Так быстро, что остается еще слишком много времени. Встреча с Валей на перекрестке, - заранее обговоренная встреча! Улыбки, замерзающие руки, пар от дыхания…

Родная калитка, такая знакомая лестница в зазеркалье танца, и все тот же милый сердцу запах кофе…

Отметка «на таможне», раздевалка и уточнение дресс-кода… Вперед, владелица розового шахматного платья, пусть улыбнется тебе удача! А сегодня еще выступают наши руэдники. Обидно как-то… Ведь это ты – воспитанница Сванго. Пусть и не до конца выученная, зато с абсолютного нуля… Кто эти девочки, которые там репетировали? Из «чисто Сванговских» девочек только «лично Наташа» и Анюта. А ведь дрогнуло тогда сердце, когда стало известно, что Руэда будет выступать?

Ждем, кто прибудет… Вот Юра-Профессор, а вот и Вадим… Вот и славно! Впрочем, и весь классический сбор в ассортименте.. Даже Юра эль Кантор пришел!

Играют мелодии одна за другой в большом зале, а разные танцевальные группы предлагают изысканному вниманию свои номера, так затейливо названные в афише. А маленький зал так напоминает каюту, а может быть – игорный зал с казино или крохотное кафе, где можно произнести тост в узком кругу друзей?

Из зала в зал, со все возрастающим чувством неприкаянности, шелестит розовая юбка…

Номер руэды. Бесконечное колесо фартуны! Привычные крики команды, смены мест. Уже привычно, но зачаровывает – по-прежнему. Одобрительные крики, знаки восторга.. Номер случился….

Дорога домой. Вечер – по-прежнему холодный. Лежит в пакете – как-то измученно-небрежно, ненужно - шелковое платье…

«Грустно как-то.. Привкус ... потерянности, привкус ненужности... Да, все было замечательно вчера, и выступление, и декор, собрание, но... И снова "вне". И права фраза, утверждающая, что те, кому ты нужен, никогда тебя не отпустят... Но "не отпустить".. руку - может только тот, кто эту руку держит. А держит ли? "Держат за руку" обычно "свое счастье". А звать, упрашивать потанцевать кого-то - кто тебя "счастьем" НЕ СЧИТАЕТ - как минимум глупо. Анюта права... И напрашиваться мне хочется все меньше и меньше.. А впрочем… Эта зимняя грусть...»

 

Маленькие улыбки большой привязанности

Новогодняя

Нежность. Прикосновение перышка, крохотный вес котенка в ладони, тепло…. Нежность! Мурлыканье в груди, - воркование!

Последний рабочий день уходящего года... Вторая половина... Кто чем занят? Торжественные слова, тосты за Новый год, фуршеты... Это нормальные люди заняты. Но когда Алиса себя причисляла к списку нормальных?

 Вечер субботы. Последний рабочий день. Домой к телевизору? Ну что вы! Может, на корпоратив? Да нет, вроде не хочется… А куда? Может, в спортзал? Кууудааа?????????????

 Друзья, Руэда (как обычно, по графику) в 16-30 в казармах. Впрочем, сомнения все-таки имели место быть, и кто-то (смелый) их озвучил. Ответ прозвучал довольно бодро, даже, можно сказать, обнадеживающе: «Если что-то происходит, будь-то Новый год, падающий астероид и пр., то занятия переносятся, но об этом пишем сообщение в группе. А так, все по плану, пляшем ...»

Фраза об астероидах кое-кому понравилась особо, в частности Алисе. Один весьма забавный вопрос никак не давал ей покоя: щекотал кончик языка, свербил пальцы, зудел на губах. В конечном итоге она не выдержала и спросила: «А падающие астероиды в Ярославле наблюдаются регулярно? Что-то я... давно их не видела…» Ей ответили улыбками.

В принципе, это была все та же обычная руэда, пожалуй, только за исключением какого-то особенного настроения – немножко ленивого, немножко игривого, немножко смешливого… Опоздавшая Наташа принесла с собой фотоаппарат и напрочь (точнее, наполовину) сорвала классическое занятие: народ начал фотосессию. Повисеть (демонстративно) на «стенке», покачаться-полежать на шарах, сесть на шпагат или в позу вуду, - ну чем бы еще позабавиться! А потом Алиса отправилась в сторону дома, а оставшаяся компания продолжила развлекательные мероприятия (под аккомпанемент гитары Вовки из тридевятого) (почему из тридевятого – потому что после свадьбы почти перестал появляться в танцевальных кругах: видимо, сложно преодолевать тридцать семь границ…) в местах более снабженных вкусной провизией и разнообразными напитками… А Алиса уходила в новогодние каникулы, и было теперь время что-то вспомнить, что-то обдумать, о чем-то помечтать….

Если будет хоть шанс повидаться с тобой,

Я приду даже если мороз, если тьма,

Даже если случится космический сбой,

Пусть летит как летит суетой кутерьма!

 

Только проку не будет от той суеты,

И от новой заботы не станет теплей,

Не построить мосты... Не построить мечты!

Без сиянья любви и без новых потерь.

 

Но поверь хоть на миг, что на свете и дня

Не пройдет без тоски и желания встреч,

Ведь ты стал для меня – и струна, и броня,

И карающий холодом солнечный меч…

 

Это было немножко странно – столько времени, и без занятий, без вечеринок!В каком-то смысле для Алисы они и стали уже «пометками времени» в большей степени, чем календарь или выходные. Скучно. Время будто остановилось. А когда появилось на просторах Контакта предложение отметить «Новый год» в «Испанском клубе» (о котором, впрочем, Алиса кое-что слышала, и втайне подозревала, что именно ТАМ скрыта душа танцующего коллектива), сердце радостно эту идею поддержало. Ведь это же еще один шанс повидать своих, - таких родных и любимых!

Это место сильно отличалось от Сванго. Сванго… это эстетизированная вселенная танца, очень самостоятельная и гордая… Самодостаточная. «Испанский клуб» же оказался названием скорее эфемерным. В первую очередь это были люди. А само это место – известное как «Юность» - оказалось площадкой для довольно разных коллективов (и клуба «Молодая семья», и клуба «Исторических танцев» и еще неизвестно каких). Достаточно подробно об этом первом впечатлении уже было сказано в самой первой главе – «Навидад», сейчас же добавлю несколько слов о важном факте: состоялось знакомство с Надей! Итак, кто такая Надя… Скажем так, худрук Испанского клуба. Организатор просмотров испаноязычных фильмов, неиссякаемый источник разнообразных конкурсов и мастерклассов (и параллельно – руководитель и ведущая всего вышеназванного). Да и просто… Та, которая многих «Из» научила испанскому…

Сказка о Шэр.

Жила-была пантера Шер. Она была очень красива, элегантна и грациозна. И не было во всем лесу зверя, который бы не отметил эту элегантность. Однажды в тех краях проходил ежик-путешественник. Ежику понравился этот лес, - он был ухожен и не зарос, а еще на пушистых мховых лужайках росли задорные подосиновики в алых шляпках. Черника на кустах висела крупная, спелая, сочная… И жители леса оказались милыми и доброжелательными. Случайно или не случайно, но мимо тропинки, по которой шел ежик, по веткам деревьев, пробежала Шэр. «Кто это?» - удивился ежик. Сорока и белочка с улыбкой назвали её: «Это наша кошечка Шер! Она такая красивая, такая элегантная и такая грациозная! А еще она очень веселая!» Словно подтверждая эти слова, Шэр спрыгнула с деревьев, и стала кататься и играть на мховой полянке. «Да, она очень красива… - задумчиво произнес ежик, - и грациозна. И даже, пожалуй, весела. Но думается мне, вы не правы, называя её кошечкой. Эта леди – пантера. И кроме того – она опасна. Во всяком случае – себе на уме. И еще – я вижу за её напускной легкомысленностью тень грозного хищника. Может быть – даже льва».

Маэстро!

Это была одна из самых странных дорог…. Почти с абсолютным большинством танцующих Алиса либо сходилась моментально, либо оставалась где-то в параллели. С Владимиром-маэстро этот стандартный сценарий не сработал.

Как я уже говорила, первое знакомство Алисы с этим человеком случилось еще в Карамельке, примерно месяца за четыре до описываемых событий. Это был сентябрь 2012 года, буквально вскоре после гибели «Локомотива». Тень этого события пала и на Владимира. Тут имеет смысл привести один очень странный эпизод… Именно в день крушения самолета, день-в-день, час-в-час, происходило открытие выставки «Святитель Николай Чудотворец» в зале «Под сводами» Ярославского художественного музея, в зале, где некогда служил Иоанн Кронштадтский… Есть мнение, что то, произносится перед святыми намоленными образами, на небе слышится очень хорошо… За минуты до открытия две смешливые барышни-сотрудницы в шутку жаловались, что кто-то зарабатывает большие деньги, честно-нечестно, а кто-то трудится-трудится, а получает копейки…. Странное совпадение вызвало мысли, что не все чисто в кругах спортивных, ибо Николай Чудотворец наоборот путешествующим помогает, - не мог он допустить такой печали. Всему должна быть причина. Собственно, тень этого пала на Владимира вследствие его фразы о его спортивном прошлом.

Итак, первое знакомство было слегка омрачено. Вторая попытка привела к появления самого прозвища «Маэстро». Об этой тематической пиратской вечеринке в клубе «Атмосфера» я уже говорила. Попытка потанцевать с признанным мэтром (увы, надо признать, что любопытство нашей барышни-Алисы в первую очередь привлекали именно опытные партнеры), закончилось ощущением разочарования и легкой обиды. Вследствие чего, не без иронии, был он назван девушкой «Маэстро». Видимо, слово это народу понравилось, и надолго прилипло к образу Владимира.

А далее пойдут сказки и небылицы. Вследствие того, что эта личность оказалась немножко легендарной, то сказочницами танцующего коллектива порой озвучивалась парочка историй с большим смаком.

Самая любимая шутка в латинской тусовка – намеки на нетрадиционную ориентацию партнеров. Сами же мужчины масло в огонь и подливают, периодически вставая друг с другом в пары (впрочем, постепенно шутка истирается и вызывает только пожатие плеч).

«… Поначалу у нас очень не хватало девочек. Мальчикам периодически приходилось танцевать со столбом или с воображаемой партнершей. На занятиях Вова время от времени подбегал к Вадиму, что бы танцевать с ним, но Вадим шарахался, изо всех сил старался этого избежать…

…В какой-то момент он исчез с занятий. Отсутствовал Вова примерно год…. Это было время, когда он очень увлекся буги-вуги. А потом – вдруг вернулся. Так же неожиданно, как и ушел. Занятие у Наташи уже началось, вовсю шла разминка. Тут влетает Вова. Занимает свое место и начинает искать глазами, с кем поздороваться! А мы на него были очень сердиты. И все делали вид, что его не замечают. Тут разминка заканчивается, время объединяться в пары. И Вова подбегает к Вадиму! Тут мы не выдержали и расхохотались…»

А далее – уже собственно руэда. Алисе трудно было принять Владимира в качестве тренера, но время, время….Девочковая раздевалка продолжала давать красочные оценки: «Самая изящная барышня». Алиса нехотя согласилась: женский стиль он давал не хуже Наташи, хотя отдельные фразы откровенно вгоняли в краску («Богатый внутренний мир», вкупе с открытым взглядом на попы барышень)….

Есть такие странные, очень закрытые личности, которые спустя какое-то время вдруг открываются с какой-то абсолютно другой стороны. Бескорыстность, абсолютная честность и верность, преданность, и что-то еще, очень важное и необъяснимое постепенно начинали просвечивать сквозь резко и пронзительно выкрикнутые команды руэды. 

Мнение может меняться. Алиса осознала это внезапно, когда вдруг поймала свой взгляд на седых висках Владимира и мысли «Не бережешь ты себя… Зачем? Зачем отдаешь столько сил? Сердце не бережешь…» 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 172;