Глава 2. Концепция Ф. Фукуямы



МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования

«Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина»

 

Факультет русской филологии и национальной культуры

Кафедра журналистики

 

ИЛЛАРИОНОВА Карина Михайловна

Будущее глазами ученых. Концепции Э. Тоффлера, Ф. Фукуямы и А. Тойнби

Реферат

Научный руководитель:

доктор филологических наук,

профессор

О.Е. Воронова

Рязань — 2016

СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

Футурология (от лат. Futurum — будущее и греч. Λόγος — учение) — прогнозирование будущего, в том числе путём экстраполяции существующих технологических, экономических или социальных тенденций или предсказания будущих тенденций. Методы изучения тесно роднят футурологию с историей и прогнозированием, а интерес к будущему — с научной фантастикой. Термин «футурология» предложил социолог Осип Флехтхайм (Ossip K. Flechtheim) в 1943 году, в письме к Олдосу Хаксли, который с энтузиазмом его принял и ввёл в оборот.

Прогнозировать будущее пытались все философы, пророки и религиозные мыслители с древних времён: Платон, Аристотель, библейские пророки, Исайя, Иоанн Богослов, Нострадамус и пр.

Первые попытки научных прогнозов относятся к концу XIX века: «Германия в 2000 году» (1891) Георга Эрманна, «Будущая война и её экономические последствия» (1897) Ивана Станиславовича Блиоха, «Набросок политической и экономической организации будущего общества» (1899) Густава де Молинари, «Предвосхищения» (1901) Герберта Уэллса. В 1920-30-е годы пользовалась влиянием книга Джона Холдейна «Дедал, или Наука и будущее» (1924). Не малый вклад вложили и такие ученые, как Э. Тоффлер, Ф. Фукуяма и А. Тойнби.


Глава 1. Концепция Э. Тоффлера

Биография Э. Тоффлера

Элвин Тоффлер родился 4 октября 1928 в Нью-Йорке (США) в семье еврейских иммигрантов из Польши — скорняка (мастера по изготовлению меховых изделий) Сэма Тоффлера и его жены Роуз Эльбаум.                  Был женат на Хайди Тоффлер, которая также является футурологом и соавтором многих его книг. Со своей будущей женой познакомился в Нью-Йоркском университете, где он изучал английский язык, а она была аспиранткой. Будучи радикально настроенными студентами, они решили отказаться от дальнейших научных работ, переехали на Средний Запад, где и поженились. Последующие пять лет свои расходы они покрывали, благодаря работе на сборочных конвейерах, параллеьно изучая проблемы и потребности рабочего класса. Элвин Тоффлер работал монтажником и сварщиком. Позже Элвин Тоффлер применил свой практический опыт в описании природы труда и различиях между физическим и интеллектуальным трудом. Элвин Тоффлер начал свою карьеру как журналист. Впоследствии был приглашенным профессором Корнельского университета, членом Новой школы социальных исследований, корреспондентом в Белом доме и бизнес-консультантом. Был почётным доктором литературы, права, естественных наук и менеджмента, членом Международного института стратегических исследований и Американской ассоциации развития науки. Вместе с супругой являлся заслуженным адъюнкт-профессором Университета национальной обороны в Вашингтоне.     Наиболее известные книги, созданные Элвином Тоффлером в соавторстве с его супругой Хайди Тоффлер, — «Шок будущего», «Метаморфозы будущего», «Третья волна», «Метаморфозы власти», «Война и антивойна», «Революционное богатство».                                               Элвин Тоффлер умер во сне 27 июня 2016 года в своем доме в Лос-Анджелесе на 88-м году жизни.

Основные направления научной концепции Э. Тоффлера

Элвин Тоффлер известен как автор концепции «сверхиндустриальной цивилизации» - «сложное, быстро развивающееся общество, основанное на самой передовой технологии и постматериалистической системе ценностей» [1]. В его основных работах проводится тезис о том, что человечество переходит к новой технологической революции. Именно Тоффлером были предсказаны многие технические достижения, такие как появление Интернета и цифровой техники, клонирование животных, а также влияние этих достижений на экономику и культуру.                                    Научная концепция Элвина Тоффлера основывается на идее сменяющих друг друга волн-типов общества. «Первая волна» — это результат аграрной революции, которая сменила культуру охотников и собирателей. «Вторая волна» — результат индустриальной революции, которая характеризуется нуклеарным типом семьи, конвейерной системой образования и корпоративизмом. «Третья волна» — результат интеллектуальной революции, то есть постиндустриальное общество, в котором наблюдается огромное разнообразие субкультур и стилей жизни. Информация может заменить огромное количество материальных ресурсов и становится основным материалом для рабочих, которые свободно объединены в ассоциации. Массовое потребление предлагает возможность приобретать дешёвую, нацеленную на конкретного покупателя продукцию, распределяемую по малым нишам. Границы между продавцом (производителем товара и (или) услуги) и покупателем (потребителем) стираются — потребитель может сам удовлетворить все свои потребности. Рассматривая историю как непрерывное волновое движение, Тоффлер анализирует особенности грядущего мира, экономическим костяком становятся электроника и ЭВМ, космическое пространство, использование глубин океана и биоиндустрия. Это и есть «Третья волна», которая завершает аграрную («Первая волна») и промышленную («Вторая волна») революции. «Третья волна», по Тоффлеру, — это «информационное общество» [2].                 


Глава 2. Концепция Ф. Фукуямы

Биография Ф. Фукуямы

Ёсихиро Фрэнсис Фукуяма — американский философ, политолог, политический экономист и писатель японского происхождения – родился 27 октября 1952 года в Чикаго в США. Старший научный сотрудник Центра по вопросам демократии, развития и верховенства права в Стэнфорде. До этого занимал должность профессора и руководителя программы международного развития в Школе перспективных международных исследований Университета Джонса Хопкинса. С февраля 2012 года — ведущий научный сотрудник Института международных исследований Фримена Спольи при Стэнфордском университете.

Фрэнсис был единственным ребёнком в семье. В одном из интервью Фукуяма утверждал, что является «академиком от рождения», так как страсть к науке была унаследована им от дедушки. Дед Фукуямы по отцовской линии бежал в Америку от русско-японской войны в 1905 году и успел открыть свой магазин на Западном побережье, прежде чем был интернирован в американскую армию во время Второй мировой войны. Отец, Ёсихиро Фукуяма, американец японского происхождения во втором поколении, был верующим протестантом, защитил докторскую диссертацию по социологии религии в университете Чикаго и многие годы работал в Национальном совете Объединённой Церкви Христа. Мать Фрэнсиса, Тосико Кавата, родилась в Киото и была дочерью Сиро Каваты, основателя экономического факультета Киотского университета и первого президента муниципального университета Осаки. В 1949 году она отправилась в Америку, чтобы продолжить обучение, где и встретилась с будущим мужем. После рождения сына она стала домохозяйкой.

В конце 1980-х к Фукуяме приходит международная известность. Его статья «Конец истории и Последний человек», опубликованная в неоконсервативном журнале отца его друга — И. Кристола, «National Interest» (1989) за 5 месяцев до падения Берлинской стены, приносит ему мировую известность, славу и влияние. В дальнейшем она перерабатывается в книгу «Конец истории и последний человек» (1992). Книга выдержала 20 изданий на более 20 языках и стала бестселлером в США, Франции, Японии, Чили. После ошеломительного успеха, который последовал за публикацией статьи, Фукуяма сам принял решение уйти со службы в Госдепартаменте, чтобы сосредоточиться на написании книги.

Фукуяма написал «Великий разрыв», «Наше постчеловеческое будущее: последствия биотехнологической революции», «Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию», «Конец истории и последний человек», « Сильное государство: Управление и мировой порядок в XXI веке», «Америка на распутье: демократия, власть и неоконсервативное наследие».

Научные работы и взгляды

Фукуяма стал известен благодаря книге «Конец истории и последний человек» (1992), в которой провозгласил, что распространение либеральных демократий во всём мире может свидетельствовать о конечной точке социокультурной эволюции человечества и стать окончательной формой человеческого правительства. Его работа была переведена на более чем 20 языков мира и вызвала широчайший резонанс в научной среде и средствах массовой информации. Несмотря на то, что с момента выхода книги многочисленные события поставили под сомнение верность выдвинутой им идеи, Фукуяма по-прежнему придерживается концепции «конца истории». Впрочем, некоторые его политические взгляды претерпели значительные изменения: так в начале нового тысячелетия он резко отмежевался от неоконсервативного движения в американской политике, с которым прочно ассоциировался на заре своей карьеры.

Фукуяма осознавал, что для объяснения распада социалистической системы одних экономических факторов будет недостаточно, ему была необходима концепция, объясняющая не только переход стран второго мира к демократическим преобразованиям, но причины распада, казалось бы, «вечного» СССР. Поэтому американский политолог выбрал в качестве отправной точки своего исследования идеализм немецкого философа Гегеля и вслед за ним заявил, что человек радикально отличается от животных тем, что «желает» не только материальные предметы, но «желания других людей»: «Иными словами, человек с самого начала являлся существом общественным: его собственное ощущение самоценности и идентичности тесно связано с оценкой, которую присваивают ему другие» [3]. Желание человека получить признание своего достоинства приводит его к кровавым битвам за престиж, в результате которых человеческое общество делится на класс господ, готовых рисковать своей жизнью, и класс рабов, которые уступают своему страху смерти. Демократические революции снимают противоречия между хозяином и рабом. Замена иррационального желания быть признанным выше других рациональным желанием быть признанным равным другим становится основой «конца истории». Таким образом, история обретает логический конец в либеральной демократии, когда всеобщее стремление к признанию полностью удовлетворено.

Человеческая модель борьбы за признание переносится Фукуямой и на международную арену. Во введении к этой книге политолог утверждает, что «слабые, некомпетентные или несуществующие правительства являются источником серьезных проблем, особенно в развивающемся мире» [3]. Слабость или отсутствие государственности тянут за собой вереницу проблем: терроризм, иммиграцию, крайнюю бедность, СПИД и пр. Учёный пишет: «Борьба за признание дает нам возможность заглянуть внутрь международной политики. Жажда признания, приводившая когда-то к кровавым поединкам между бойцами, логически ведет к империализму и созданию мировой империи. Отношения господина и раба внутри одной страны зеркально повторяются на уровне государств, когда одна нация как целое требует признания и ведет кровавый бой за верховенство» [3]. Соответственно, победа либеральной демократии знаменует собой окончание «исторических» конфликтов между государствами. Мир будет временно поделен на две части: историческую и постисторическую. Последняя будет включать в себя либеральные демократии. Что будет происходить с миром историческим? Учёный утверждает, что он в течение многих лет будет служить ареной конфликтов: «Такие страны, как Ирак и Ливия, будут вторгаться в пределы своих соседей и вести кровавые битвы. В историческом мире национальное государство останется главным центром политической идентификации» [3]. Конфликты между историческими и постисторическими государствами будут возможны: «Сохранится высокий и даже все возрастающий уровень насилия на этнической и националистической почве, поскольку эти импульсы не исчерпают себя и в постисторическом мире. Палестинцы и курды, сикхи и тамилы, ирландские католики и валлийцы, армяне и азербайджанцы будут копить и лелеять свои обиды. Из этого следует, что на повестке дня останутся и терроризм, и национально-освободительные войны» [3]. Однако крупных конфликтов между мирами не предвидится, поскольку для этого нужны крупные государства, находящиеся в рамках истории, но они уходят с исторической арены.

За более чем двадцать лет, прошедшие с момента публикации книги, Фукуяма неоднократно отвечал своим критикам, уточнял и пояснял отдельные позиции в своих взглядах, вместе с этим сохраняя уверенность в отсутствии жизнеспособных альтернатив либеральной демократии. После событий 11 сентября политолог отметил, что исламский вызов оказывается не сильней социалистического: «Сменит ли конфликт между западными либеральными демократиями и радикальным исламизмом мир Холодной войны? На сегодняшний момент мое собственное наблюдение заключается в том, что вызов радикального ислама намного слабее вызова, брошенного социализмом» [4].

Если в «Конце истории» Фукуяма называл основными методами поддержания мирового порядка (постисторического мира по отношению к историческому) — силовые (военные), то со временем он признаёт необходимость невмешательства в процесс демократизации обществ, тем более исключена возможность применения силы в этом процессе.

В очередной книге «Великий разрыв» Фукуяма, сравнивая данные по развитым странам Запада, обнаружил, что с середины 1960-х в развитых странах резко усилились негативные явления, вызванные дезорганизацией семейных отношений, ростом преступности и падением доверия между людьми. Происходит резкое повышение уровня преступлений всех видов, растут бродяжничество, пьянство и т. п. Что касается института семьи, то и здесь наблюдается резкое падение рождаемости, постоянно растет уровень разводов, а также процент детей, рожденных вне брака. Самое главное, по мнению Фукуямы — рост недоверия между людьми, одновременный упадок доверия к общественным институтам и друг к другу. Все это и есть, как назвал его Фукуяма, «Великий разрыв» — рост состояния потери ориентации в жизни, некоей «промежуточности», когда старые нормы деформированы или разрушены, а новых ещё нет. Общество фрагментизируется, превращаясь в толпу одиночек.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 1105;