Фет А. А. Это утро, радость эта, 1881



Это утро, радость эта,
Эта мощь и дня и света,
Этот синий свод,
Этот крик и вереницы,
Эти стаи, эти птицы,
Этот говор вод,

Эти ивы и березы,
Эти капли — эти слезы,
Этот пух — не лист,
Эти горы, эти долы,
Эти мошки, эти пчелы,
Этот зык и свист,

Эти зори без затменья,
Этот вздох ночной селенья,
Эта ночь без сна,
Эта мгла и жар постели,
Эта дробь и эти трели,
Это всё — весна.

Стихотворение написано в 1881 году. Согласно эстетическим принципам А. А. Фета, поэзия призвана изображать мир только в одном аспекте — мир как красота. Для А. А. Фета — красота разлита в мире, но ее нужно увидеть, и затем передать в поэзии.

«Искусство для искусства», или «чистое искусство», — исторически сформировавшееся услов­ное название ряда эстетических концепций, которые утверждали самоценность искусства, его независимость от политики, от «моральной дидактики», эмпирической «пользы», провозглашали свободу творчества и независимость самого творца. Это отнюдь не означает, что А. А. Фет отвер­гает жизнь в пользу «чистого» искусства. Обратим внимание на то, что, по мнению А. А. Фета, не должно быть предметом творческого изображения: «вседневный удел», то есть бытовая сторона жизни, довлеющие над человеком жизненные тяготы и, наконец, — «битвы» — гражданская борь­ба всевозможных «лагерей» и «станов», те же «гражданские скорби». Именно эти жизненные сфе­ры сковывают свободу самовыражения души, устремленной к прекрасному. Вдохновение свободно только тогда, когда оно не сковано позицией, тенденцией, обязанностью, борьбой за выживание, житейскими тяготами и т. д. А. А. Фет понимает по собственному опыту, что от этого никуда не уйдешь, все это есть в жизни. Однако считает, что эти явления не должны иметь отношения к поэзии, ибо они лишают поэта главного — истинной свободы и красоты. Священная власть богини красоты должна охватывать мир, преображать и облагораживать жизнь и самого челове­ка. Красота в понимании А. А. Фета не только абсолютна, безусловна и идеальна, она конкрет­на, материальна, ибо источник ее — жизнь природная и человеческая во всем ее многообразии.

Стихотворение «Это утро, радость эта...», наполненное звуками, запахами, цветами, заражает радостью от ощущения весны. Замечательно, что в стихотворении нет ни единого глагола, но оно удивительно динамично. Это объясняется воплощением музыкальных принципов в лирической поэзии А. А. Фета. В многочисленных высказываниях, и, что важнее, в творчестве А. А. Фета музыка не просто сравнивается с поэзией, ей не только отдается предпочтение перед послед­ней — она становится мерилом и самой сутью подлинной художественности. Лирическая поэзия, где нет мелодичности стиха, для него просто невозможна: «Нет солнца — нет дня. Нет музыкаль­ного настроения — нет художественного произведения», — декларирует он. Слово, метр, ритм сами по себе оказываются явно недостаточными средствами для воплощения поэтической мысли, потому что самой поэтической мысли А. А. Фет всегда стремится придать максимально чувствен­ную выразительность, и только звук, мелодия могут помочь этому. «Дух музыки» понимается А. А. Фетом не только как романтический идеал мировой гармонии, но и вполне рациональ­но — как материал для поэтического воплощения тончайших оттенков жизни природы и мира человеческой души. Музыка у него приближается к словесному искусству, — другими словами, она в максимальной степени становится фактором поэтического творчества, и именно в этом А. А. Фет достигает феноменальных для русской поэзии XIX века результатов. Об этом, в час­тности, свидетельствует высказывание такого авторитетного человека, как П. И. Чайковский: «Фет в лучшие свои минуты выходит из пределов, указанных поэзии, и смело делает шаг в нашу область... это не просто поэт, скорее поэт-музыкант, как бы избегающий даже таких тем, которые легко поддаются выражению словом».

Фет А. А. Учись у них — у дуба, у березы, 1883

Учись у них — у дуба, у березы.
Кругом зима. Жестокая пора!
Напрасные на них застыли слезы,
И треснула, сжимаяся, кора.

Все злей метель и с каждою минутой
Сердито рвет последние листы,
И за сердце хватает холод лютый;
Они стоят, молчат; молчи и ты!

Но верь весне. Ее промчится гений,
Опять теплом и жизнию дыша.
Для ясных дней, для новых откровений
Переболит скорбящая душа.

31 декабря

 

Стихотворение написано в 1883 году. А. А. Фет расширил возможности поэтического изображения действительности, показав внутреннюю связь мира природы и мира человека, одушевляя природу, создавая пейзажные картины, отражающие во всей полноте состояние души человека. И это было новым словом в русской поэзии. Пейзаж у А. А. Фета не самоценен, он выявляет жизнь души. «Оригинальность Фета, — приходит к выводу один из исследователей его поэзии Н. Н. Скатов, — состоит в том, что очеловеченность природы встречается у него с природностью человека». «Человеческое» и «природное» в некоторых стихотворениях А. А. Фета или слиты воедино, или, развиваясь параллельно, стремятся к единству.

Законы природы, по А. А. Фету, несомненнее общественных идей, и поэт должен помнить это. В стихотворении «Учись у них — у дуба, у березы...» природа являет пример поучительной для човека стойкости: «Учись у них — у дуба, у березы. / Кругом зима. Жестокая пора! / Напрасные на них застыли слезы, / И треснула, сжимаяся, кора». Здесь и укбр, и урок страдающемуковеку: «Они стоят, молчат; молчи и ты!» И далее: «Но верь весне. Ее промчится гений, / Опять теплом и жизнию дыша, / Для ясных дней, для новых откровений / Переболит скорбящая душа».

 

 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 421; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ