Глава 1042. Нет больше дружбы



“Так это ты”. С края губ Ли Лань шла кровь. Его бронзовая маска была наполовину сломана, открывая немного лицо. Оно было чёрным, как будто опалённым или залитым чернилами. Лицо это источало мрак и ужас.

Напротив него стоял силуэт в белом.

Он был худым, но лицо у него было напряжённым и решительным. Он казался немного тощим, у него за спиной развевались чёрные волосы, у него была очень естественная аура. Он казался очень сильным соперником.

“Старший, хватит, сдавайся. Ещё есть время”. Вздыхая сказал человек в белом.

Его лицо скрывал беспорядочный белый туман, а потому разглядеть его было невозможно.

Однако Дин Хао знал, кто это такой.

Когда юноша назвал Ли Муюня старшим, Дин Хао наконец всё понял. Затем он мысленно вздохнул. Судьба всегда была своенравна. Некогда хороших друзей и братьев она поставила друг против друга.

Ли Муюнь долго стоял на месте и молчал.

Наконец он вздохнул и покачал головой: “Сдаться? Хе-хе, один проступок может привести к столетию боли и печали… Я уже не могу повернуть”.

“Мы можем уйти, пойдём со мной. Я знаю, как убрать твоё проклятие”. Взволнованно говорил силуэт в белом.

Ли Муюнь покачал головой.

Ли Муюнь только покачал головой.

“Второй брат, это правда… Это правда ты?” Дрожащим голосом спросил Чэн Шэн.

Сун Цзютянь и Чэн Цидун, а также и все прочие члены Благородного Альянса Семи задрожали.

Прошло много лет, и наконец все браться Благородного Альянса Семи снова сошлись вместе, в Секте Пытливого Меча. В своё время, когда Дин Хао и Институт Лазурной Рубахи ещё не были столь впечатляющи, сильнейшим был именно Институт Белой Рубахи. Возглавляли его Ли Муюнь, король, и более скромный Лян Фэйсюэ… Каждый из Благородного Альянса Семи был в чём-то особенным, какое-то время они были непобедимы.

К сожалению их величие продлилось недолго.

Дин Хао догнал их и перегнал.

И сразу же Благородный Альянс Семи ушёл в прошлое. Их величие унесла буря. Затем много всего случилось, Ли Муюнь и Лян Фэйсюэ исчезли один за другим, Альянс был распущен, даже Чэн Шэн и остальные редко теперь так себя называли.

Название его затерялось в потоках времени.

Чэн Шэн и остальные выделялись очень хорошим талантом среди учеников младшего поколения Секты Пытливого Меча. Секта ценила их, за последние годы все они стали очень сильны, едва ли не мастерами среди прочих учеником своего поколения, но до Дин Хао и остальных из Института Лазурной Рубахи им было далеко.

Чэн Шэн и остальные думали, что Ли Муюнь и Лян Фэйсюэ погибли. Кто бы мог представить, что самые выдающиеся войны Благородного Альянса Семи снова объявятся, почти одновременно.

Но оно действительно объявились.

“Второй брат, это ты? Да? О чём вы говорите?” Крикнул Сунь Цзютянь.

Раздался вздох и серебристый туман хаоса вокруг человека в белом развеялся, открывая твёрдое, немного угловатое лицо. Теперь оно было намного более взрослым, но шарм его оставался прежним. Кто это мог быть, как не Лян Фэйсюэ?

Лян Фэйсюэ кивнул Чэн Шэну и остальным и улыбнулся. Потом он отсалютовал Дин Хао.

Нынче Дин Хао пользовался в Секте Пытливого Меча огромной властью. Возможно Лян Фэйсюэ не считал себя более членом Сектой, но своим приветствием он показал, что не враг Дин Хао.

“Давно не виделись, младший Лян”. Дин Хао кивнул: “Прошло много лет. Кто бы мог подумать, что ты станешь наследником Секты Бессмертных Голубых Небес. Тебе повезло”.

В ту лунную ночь в Городе Каменного Утёса, когда Дин Хао принёс Се Цзеюй в чей-то крестьянский домик, чтобы вылечить девушку, снаружи показались наследник Секты Духа Подземного Мира и Секты Бессмертных Голубых Небес. Вспоминая те события, и сравнивая их с тем, что сегодня произошло, не оставалось сомнений, что Лян Фэйсюэ был наследником Секты Бессмертных Голубых Небес.

К тому же аура у него была очень похожей.

Теперь было ясно, почему в ту ночь Наследник Секты Бессмертных Голубых Небес пытался договориться с наследником Секты Духа Подземного Мира. Дин Хао ещё тогда понял, что они, наверное, знают друг друга. Что они, наверное, даже дружны. Но представить, как всё было на самом деле он не мог.

Лян Фэйсюэ горько улыбнулся: “Я всего лишь пешка”.

Голос его звучал мрачно.

Затем Лян Фэйсюэ повернулся к Ли Муюню и сказал: “Старший, я знаю, ты пришёл сюда не по своей воли. Почему тебе не пройти против них? Уничтожь Секты Духа Подземного Мира, разрушь своё проклятие. Ты силён и воле идти куда угодно? Зачем ты позволяешь другим управлять собою?”

Ли Муюнь молчал.

Наконец за его маской показались сверкающие слёзы.

Он посмотрел на Лян Фэйсюэ, Чэн Шэна, Сунь Цзютяня и остальных своей братьев. Неясное чувство наполнило его сердце.

Ли Муюнь уже очень давно потерял свою семью. Единственное, что всё ещё вызывало в нём теплоту в эти ужасные годы, были воспоминания о его братьях.

К сожалению, ничего уже было не вернуть.

“Старший, что… Что с тобой случилось?” Чэнь Шэн был чрезвычайно взволнован. Он крикнул с другой стороны стенки Намерения Меча: “Если я всё ещё твой брат, расскажи. Что произошло? Как ты дошёл до такого?”

Чэн Шэн едва мог сдерживать волнение.

Ещё он питал злость.

Все эти годы он питал огромное почтение к Ли Муюню и Лян Фэйсюэ. Он уважал их больше всех на свете. Он даже был уверен, что если бы его старшие братья не пропали, то своим талантом и со своим характером они если бы и не сравнялись с Дин Хао, то уже точно не уступали бы Чжао Фаню и Фан Тяньи.

Пятнадцатого числа каждого года вся оставшаяся пятёрка Благородного Альянса Семи воссоединяется и выпивает вино лунной ночью.

Именно пятнадцатого числа Ли Муюнь и Лян Фэйсюэ пропали на Поле Битвы Сотни Святых.

За все эти годы они не забыли своих старших братьев.

Но кто бы мог подумать, что оно всё так обернётся.

Чэн Шэн так разволновался, что побежал прямо на стенки Намерения Меча.

Дин Хао слегка вздохнул, и они развеялись.

Сун Цзютянь и остальные тоже пустились в бег.

“Нет, не подходите, не подходите…” Вдруг Ли Муюнь бешено закричал. Он махнул рукой, и нежная сила отнесла Чэн Шэна и остальных назад.

“Старший!” Закричал Чэн Шэн.

Ли Муюнь посмотрел на них печальным взглядом, потом повернулся к Лян Фэйсюэ. Он подумал о чём-то, и постепенно его растерянный и мрачный взор сделался твёрдым. Он сжал обе руки, поднял голову и бешено закричал:

“Агаахххх!”

Его рёв напоминал грохот небесного грома. Он пронёсся по всей горной гряде Пытливого Меча, потрясая облака в небе. Многие звери и птицы на всей горе задрожали. В его крике слышалось нежелание принимать свою судьбу, а также великая печаль и ярость. В нём была бешеная злость. Все вокруг переменились в лицах.

А потом рёв превратился в смех.

Мрачный смех.

“Ха-ха-ха…” Мрачный как призрак, Ли Муюнь поднял руку и вытер своё лицо. Вспыхнул чёрный сет, и сломанная маска снова покрыла его лицо. Он сказал безумным голосом: “За каждое действие нужно платить. Я сам выбрал свою судьбу и не буду от неё убегать”.

“Старший, ты…” Чэн Шэнь и остальные удивились.

“Не называйте меня больше старшим. Всё это в прошлом. Больше мы не братья”. Холодно крикнул Ли Муюнь. Он взмахнул рукой и часть его робы отлетела и барахтаясь на воздухе приземлилась на землю[1]. Между ним и остальными из Благородного Альянса Семи появилась черта.

Чэнь Шэн и другие ничего не понимали.

“Фэйсюэ, если ты ещё считаешь наш друзьями, то отойди. Я должен сразиться с Дин Хао. Я ждал этого слишком долго. Я не мог сдаться на полпути”. Отчётливо проговорил Ли Муюнь.

“Зачем тебе это?” Вздыхая спросил Лян Фэйсюэ.

“Он давил на меня с самого первого Соревнования в Секте, и с тех пор я так и не смог ему отплатить”. Громко сказал Ли Муюнь: “В любой другой секте с моим талантом я был бы главным учеником, но всё сияние забрал себе Дин Хао, всё слава досталась ему… Даже если я сегодня проиграю, я докажу всему миру, что я тоже когда-то бился за величие”.

Лян Фэйсюэ удивился, но затем подумал и медленно отступил.

В глазах Ли Муюня мелькнула благодарность.

“Начинай, Дин Хао”. Ли Муюня снова охватила величественная аура. Вокруг него вспыхнула жажда крови. Чёрное Ци закипало как магма.

Дин Хао кивнул: “Больше я щадить тебя не буду”.

Ли Муюнь рассмеялся: “Жить будет только один из нас”.

“Пусть так”. Дин Хао рассмеялся и ринулся вперёд.

Хлынуло Намерение Меча.

Намерение Сабли прошлось по небу.

Юноша напоминал Бога Войны, Божественного Демона.

Снова началась яростная битва.

Дин Хао совершенно не сдерживался, но и Ли Муюнь оставил все тревоги на своём сердце. Они замелькали в небольшом пространстве, атакую и обороняясь.

Все их движения казались простыми, но заключали в себе поистине ужасающую мощь. При этом они достигли взаимного понимания и очень осторожно обращались со своей силой, чтобы больше никто в Секте Пытливого Меча и на площади не пострадал.

Люди пристально наблюдали за битвой.

Такое сражения можно было увидеть раз за всю жизнь. Очень редко Божественные сдерживали свои силы, обычно они просто направлялись на поле боя за Девятым Небом, и уже там разрушали небо и луну.

Люди были в шоке.

Они думали, что таланты Секты Пытливого Меча ограничены Дин Хао, Чжао Фанем, Симэнь Цяньсюэ и Се Цзеюй. Кто бы мог подумать, что у них ещё были такие гении как Ли Муюнь и Лян Фэйсюэ. Откуда у них столько Божественных? Где они их нашли?

Это было немыслимо.

К счастью, похоже Ли Муюнь и Дин Хао решили сражаться насмерть. Иначе в Секте Пытливого Меча было бы шесть Божественных Мастеров. Ни одна другая фракция Северного Региона не смогла бы с ними сравниться.

Страшно такое даже представить.

Меж тем битва подошла к своему завершению. Объявился победитель.


[1] Китайский фразеологизм. Отрубить часть робы – положить конец дружбе.

Глава 1043. У меня было всё

Ли Муюня пронзило холодное намерение меча.

Он стал плеваться кровью и отлетел назад.

В мгновения ока его покрыла корочка голубого льда. На месте его сердца появилась огромная, почти сквозная кровавая дыра. В неё можно было разглядеть его замороженные внутренности.

“Кхе-кхе… Искусство Меча и Сабли, действительно… действительно поражает”. Ли Муюнь придавил рукой свои раны. Кровь продолжала вырываться у него изо рта. Но на лице его было радостное выражение. Он сказал: “Я проиграл, проиграл, я сражался как мог, но всё равно проиграл, ха-ха, а-ха-ха!”

Смех его был полон насмешки над самим собой

Жизненные силы оставляли его тело.

Он понял, что сегодня ему не победить.

Говорят, перед смертью человек видит своё прошлое. И Ли Муюнь действительно как будто увидел времена, когда он только вступил в Секту Пытливого Меча. Он увидел себя в окружении своих братьев в белом. У него были амбиции. Своей силой он хотел превратить Секту Пытливого Меча в первую фракцию Провинции. Он вспомнил улыбку своего мастера, вспомнил её нежность и то, как она, А Хэн, погибла от лап демонов, спасая его…

Хе-хе, все знали об отношениях Дин Хао и Симэнь Цяньсюэ, но ведь у Ли Муюня тоже была дорогая сердцу учительница.

Судьба была жестока. Она привела Ли Муюня на дорогу, из которой нет возврата.

Когда она только погибла, Ли Муюнь десять дней и ночей ничего не ел и не пил.

Почему у него и Дин Хао были такие разные судьбы?

Ответ был прост, потому что он был слаб.

Поэтому, когда перед Ли Муюнем возник дьявольский соблазн, он ему сразу же поддался.

И хотя он не знал, почему эти люди выбрали именно его, что они такое в нём увидели, не знал, в чём состояли их планы, но когда они пообещали, что не будут делать ничего дурного Секте Пытливого Меча, он согласился.

Их сила была невероятна.

Потом Ли Муюнь узнал, что они были из Секты Духа Подземного Мира.

И шаг за шагом юноша пришёл к сегодняшнему дню.

Когда человек входил в призрачную Секту, он почти что исчезает.

Когда Ли Муюнь стал учеником Секту Духа Подземного Мира, убежать ему было уже нельзя. Он продемонстрировал огромный талант в культивации призрачных техник и одолел всех своих соперников, после чего стал единственный наследником, но и призрачное проклятие внутри него становилось всё более явным…

“Ха-ха-ха, а-ха-ха…” Ли Муюнь засмеялся.

Жизненные силы его увядали, он становился всё слабее. Ему было печально за самого себя. Он сделал всё, что мог, но в итоге так и не смог одолеть Дин Хао. Может так решили небеса?

Разве кто-то хотел быть не почитаемым героем, но злодеем, которого все ненавидят?

Судьба была жестока.

“У меня было всё, но теперь всё исчезло… А Хэн, А Хэн, прости меня, слишком долго я заставил ждать тебя в загробном мире, теперь я буду с тобой, больше нас ничто не разлучит…” Невольно у Ли Муюня пошли слёзы.

А Хэн звали ту самую учительницу Секты Пытливого Меча, которая погибла, защищая его от демонов.

Вдруг Ли Муюнь понял, что уже очень устал. Ему захотелось спать.

“Старший…” Лян Фэйсюэ немедленно оказался возле него и поддержал его падающее тело. Слёзы заливали его лицо. Только он, ученик Секты Бессмертных Голубых Небес, значил что происходило в Секте Духа Подземного Мира. Он один знал о том, что пришлось пережит Ли Муюню.

У него была сложная и суровая судьба.

“Старший!”

“Старший, ты…”

Прибежали Чэн Шэн и остальные. Все они не могли сдержать слёз.

Что бы ни случилось, они всё ещё считали Ли Муюня своим братом. Если бы он сам больше не заботился о них, почему сила, с которой он их отталкивал, была такой лёгкой?

Он сказал, что они больше не братьями только затем, чтобы вина за его проступки не пала на Чэн Шэна и остальных.

Ли Муюнь был предателем Секты Пытливого Меча, но ему не хотелось, чтобы Чэн Шэна и остальных тоже считали предателями. Чтобы они становились чужими для Секты Пытливого Меча. Он не хотел лишать их будущего.

Ли Муюнь спокойно лежал в руках Лян Фэйсюэ. Он едва заметно улыбался: “Фэйсюэ, юный Цзю, юный Шэн… Я… Все эти годы… Я… Я… простите…”

Чэнь Шэн и остальные плакали.

Дин Хао смотрел на них и вздыхал.

Ли Муюнь действительно был очень гордым человеком. Такие как он очень легко заходят дальше, чем следовало. Возможно поэтому он оказался на дороге, с которой нет возврата. Страсть внутри него оказалась слишком глубокой.

Он решил помешать свадьбе только затем, чтобы найти повод сегодня сразиться с Дин Хао?

Дин Хао был прав. Он действительно пришёл, чтобы умереть.

Ещё недавно они сражались на Божественном Континенте. Ли Муюнь должен был знать, что он не ровня Дин Хао. И всё равно он пришёл именно сегодня, когда в Секте собрались сильнейшие войны Снежной Провинции, всего Северного региона, и бросил ему вызов.

Возможно он просто слишком устал и уже не смел надеется на победу. Ему просто захотелось всё закончить.

Сейчас было наилучшее время, чтобы устроить дуэль, пока смотрят все воины Северного региона.

Если смерть может всё решить, разве не лучше умереть от рук старого соперника.

Оба они когда-то были звёздами Секты Пытливого Меча. К сожалению, на одной горе не могут ужиться два тигра.

И всё равно, Ли Муюнь попросил прощения у своих братьев, несмотря на всё своё высокомерие. Несмотря на желание никогда не смотреть назад. А значит он действительно дорожил своими братьями и чувствовал, что виноват перед ними.

Меж тем аура Ли Муюня становилась всё слабее.

“Я… Всё что сегодня… было… Это мой… Выбор… Не враждуйте с… Дин Хао, вы… Всё ещё ученики… Секты Пытливого Меча…” Голос его затихал.

Чёрный туман развеялся. Бронзовая маска упала на землю, открывая спокойное лицо. Чернила постепенно развеялись в сиянии солнечного света, и снова стал виден лик красивого юноши.

Чем слабее он становился, тем слабей была призрачная печать внутри него. Наконец она оставила его тело.

Из призрачной Секты был только один выход – смерть.

И словно в последние секунды просветления перед смертью, Ли Муюнь вдруг с трудом приподнялся. Он взял Чэн Шэна за руку. Сразу же его наполнила великая сила. Он словно вернулся на свой пик. Огромная мощь хлынула в тело Чэн Шэна. Он не мог ей противиться.

“Старший…”

“Старший, ты…”

Они удивились, но ничего сделать не могли. Словно шарик, он наполнялся мощным Ци. Чистая эссенция хлынули в его меридианы.

Спустя пару секунд Ли Муюнь отпустил руку Чэн Шэня и взял ладонь Сун Цзютяня.

И таким образом Ли Муюнь наполнил всех своих братьев, кроме Лян Фэйсюэ, чистым и мощным Ци.

Затем он рассмеялся и встал на ноги. Словно и вправду был на вершине своих сил. Ли Муюнь вдруг стал напоминать гору, глаза его загорелись. Он посмотрел на Дин Хао и сказал: “Я наполнил их своим Ци, но не тем, которое приобрёл культивируя Техники Секту Духа Подземного Мира. Нет, это чистейшая культивация Таинственной Главы Пытливого Меча. Её нельзя считать техникой чужой Секты”.

Дин Хао кивнул.

Затем в глазах Ли Муюня наконец промелькнула благодарность. Он помялся и сказал: “…Дин… Младший Дин, мы сразимся в следующей жизни!”

Даже умирая, он всё ещё называл Дин Хао своим младшим. В неком смысле таким образом Ли Муюнь признавал свою ошибку.

Голос его затих.

Вдруг он взмыл в небеса.

“А Хэн, я иду к тебе… Больше нас ничто, ничто и никогда не разлучит…”

Он пролетел всего сто метров и вдруг превратился в лазурную дымку и развеялся.

Чэн Шэн и остальные не сдержали печального крика.

Лян Фэйсюэ посмотрел в небеса. У него пошли слёзы.

Все собравшиеся были тронуты этой картиной.

Ли Муюнь выбрал дорогу знал, но даже так своим предсмертным выбором он показался, что достоин зваться великим гением. Если бы только судьба не заставила его жить под одним небом с Дин Хао, возможно сегодня Ли Муюнь уже бы заслужил своё место в истории.

Дин Хао не знал, что ему говорить.

Он не жалел, что сегодня убил Ли Муюня. Они враждовали уже много лет, и если бы не сила юноши, возможно он бы сам погиб от рук Ли Муюня. Между врагами не может быть жалости.

Но всё равно юноша был опечален.

Лян Фэйсюэ несколько секунд стоял в растерянности, после чего взял кулак в ладонь, кивнул Дин Хао и сказал: “На это всё, Старший Дин. Пришло время прощаться”. Он пришёл спасти Ли Муюня, но не смог.

“Ты не останешься в Секте Пытливого Меча?” Попытался спросить юноша.

Лян Фэйсюэ был не такой, как Ли Муюнь. Он всегда был очень лояльным и решительным, в нём не было высокомерия. Иначе он не мирился бы столько лет с тем, что Ли Муюнь всегда затмевал его, хотя силы их были примерно равны.

Сейчас Лян Фэйсюэ был очень силён. Если удастся удержать его в Секте Пытливого Меча, она станет намного сильнее. Им легче будет сдержать вторжение Божественного континента в Северный регион.

“Второй брат, ты уходишь?” Чэн Шэн и остальные тоже попытались удержать его.

Лян Фэйсюэ покачал головой и сказал: “Теперь я человек Секты Бессмертных Голубых Небес, у меня дела…” На этих слова он поднял взгляд на Дин Хао и сказал: “Я знаю что сейчас происходит на Бескрайнем Континенте. Старший Дин, если будет нужна моя помощь, зови меня в любое время. Я обязательно помогу секте”.

Глава 1044. Глава Альянса

Дин Хао кивнул: “Благодарю, младший Лян”.

Лян Фэйсюэ кивнул, переговорил о чём-то с Чэн Шэнам и остальными, оставил некоторые Божественные сокровища, научил их особой технике, с помощью которой они смогут поглотить чистую Эссенцию, которая их переполняла, а затем исчез в неизвестном направлении, превратившись в луч белого света.

Битва между драконом и тигром закончилась печальна.

Уже вскоре ученики Секты Пытливого Меча прибрали весь получившийся беспорядок. Сломанную мебель и разбитую плитку заменили, уже вскоре всё вернулось как было изначально, словно никакой битвы и не было.

Все собравшиеся мастера всё ещё пребывали в шоке после битвы. Они не могли поверить в то, насколько влиятельной была Сект Пытливого Меча.

Особенно их поразило Намерения Меча и Сабли Дин Хао. Они были поистине почти Божественными. Многие прежде высокомерные воины смиренно опустили перед ним головы.

Сложно было это признать, но все уже понимали, что Дин Хао не был уже прежним многообещающим юношей, теперь он стал настоящим Высшим, которые влиял на судьбу всего Северного Региона. Секта Пытливого Меча тоже не была уже мелкой фракции, которая держалась на нескольких мастерах. Это был настоящий бегемот.

Дальше свадьба прошла, как и раньше.

Возле алтаря спокойно уселся черныш.

Теперь он был действительно громадным, у него появилась аура Трёхглавой Небесной Собаки. Но после того как он узнал о смерти Се Юэ, пёс стал совсем молчаливым. Каждый день он только и делал, что спал. Только когда Дин Хао игрался с ним он хоть немного веселился.

Налань Юся в белой мантии сидел рядом с Чернышом.

Он глупо смеялся и нежно поглаживал голову собаки. Для них поставили особый стол, достойный восьми Бессмертных, со всевозможными деликатесами. Он уплетал их за обе щеки, и а затем очень много давал Чернышу…

Юноша и собака ели вместе.

У Налань Юся был очень особенный статус в Секте Пытливого Меча. Дин Хао рассказал всем, что юноша был его вторым учеником, и хотя никто не понимал, почему Дин Хао взял себе в ученики идиота, к ними относились крайне бережно.

И тем не менее многие воины невольно скривились, когда его увидели. Он был очень расточительным. Кушанья на столе были сделаны из всевозможной Божественной травы, ценных птиц и животных, многие не смели о них даже мечтать, а он кормил собаку. Насколько же богата Секта Пытливого Меча?

Время шло быстро.

Банкет подошёл к концу.

Но сильные мастера не стали расходиться. Многие из них дожидались окончания свадьбы, чтобы потом обсудить стратегию войны.

Но прежде всего Дин Хао и его четыре невесты направились в свои покои.

На входе сразу же собралась большая толпа.

“Нам идти туда?” Почёсывая подбородок предложил остальным Ван Цзюэфэн.

“Пойдём, разумеется пойдём, как можно упустить такой шанс”. Жэнь Восин сразу же запрыгал от восторга, но не успел он договорить, как Дин Тяньшуан ударила его по голове и посмотрела на него своими большими глазами: “Совсем жить расхотел, мальчишка? Как ты смеешь заходить в покои своего мастера?”

Затем злобная девочка опустила руки на пояс и недовольно взглянула на собравшихся: “Кто посмеет пойти туда? Я всё маме расскажу…” На этих словах девочка замахала рукой: “Черныш, сюда, скорее”.

Трёхглавая Небесная Собака сразу же примчалась и встала у ухода.

“Стой на страже, кто посмеет пройти – закусай до смерти”. Она была как всегда агрессивна.

А Черныш был ещё агрессивнее. Все три пары его глаз загорелись страшным светом, он открыл рот, повеяло серой. Даже Ван Цзюэфэн и Жэнь Сяояо, которые кормили его косточками, перепугались.

“…Это всё недопонимание, разумеется мы не будем их беспокоиться”. Первый дал назад Жэнь Сяояо.

“Разумеется, это было бы грубо, научись манерам, мальчишка”. Ван Цзюэфэн очень озлобленно посмотрел на Жэнь Восина и сказал праведным голосом: “Ну ладно, все расходимся, всё здесь в порядке”.

А потом он повернулся и убежал.

Жэнь Восин чуть не заплакал: “Мастер-дядя Цзюэфэн, вы…”

Дин Хао немного волновался.

Каждый мужчина мечтал обнять прекрасную девушку, но, когда девушек, невест, было сразу четыре, это было как-то многовато.

Когда Великий Святой Бессмертный Феникс предложил юноше жениться на Се Цзеюй, Дин Хао согласился. Но затем юноша не ожидал, что сама Се Цзеюй предложить ему жениться сразу на четырёх девушках. Затем всё передали Ли Лань. Она тоже согласилась и убедила в свою очередь Ли Ижо и Симэнь Цяньсюэ.

На самом деле ещё когда Дин Тяньшуан стала называть Ли Ижо и Симэнь Цяньсюэ мамами, девушки поняли, что рано или поздно они тоже выйдут за юношу. Девушки пережили с ним много смертельных опасностей и действительно любили его так, как не могут любить обычные люди. Они принимали то, что были не одни.

Всё прошло как надо.

И всё-таки девушки сильно смущались. После свадьбы они не согласились на бесстыдное предложение Дин Хао собраться вместе. Они разошлись в четыре разные комнаты.

Юноша стоял на входе в них и мялся. Наконец он сперва зашёл к Се Цзеюй.

Юноша решил навестить девушек так, как он их встречал.

Се Цзеюй, Ли Ижо, Ли Лань и Симэнь Цяньсюэ…

Ночь вышла невероятно, как будто это был весенний сон. Четыре прекраснейшие девушки Северного региона стали его женщинами, он слышал их голоса рядом. Это была невероятная удача, и в то же время ответственность.

Эта ночь была бесценна.

Шумный день в Секте Пытливого Меча подошёл к концу.

На небо вскарабкалась луна, покрывая её серебристым сиянием.

……

……

На следующий день ярко светило солнце. Небо было безоблачным.

В главном зале Секты Пытливого Меча собрались важные мастера.

“Старший Дин, не стоит быть вежливым. Ты больше всех достоин стать Главой Альянса человеческой расы Северного Региона”. Улыбаясь говорил мужчина средних лет: “В таком юном возрасте ты уже стал Божественным мастером, твоё владение мечом и саблей поражает, ты почти непобедим. Ты Верховный Старейшина Секты Пытливого Меча и клятвенный друг с наследниками Секты Лазурных Облаков и Секты Изничтожающего Меча. Все воины Северного Региона тебя почитают за то, что ты поделился своей техникой Семи Мистических Ударов, а потом и другими древними искусствами меча и сабли. Тебя все поддерживают, я не знаю, кто был бы лучше на этой должности”.

Все собравшиеся воины обсуждали в главном зале, как им бороться с завоевателями с Божественного Континента.

Сила, которую вчера продемонстрировал Дин Хао, а также внутренняя мощь Секты Пытливого Меча поразила воинов. Теперь многие сами предлагали бороться вместе, и ударяли себя в грудь, обещая содействие в борьбе против завоевателей из другого мира.

Все почти безоговорочно договорить о создании Альянса Северного Региона.

Теперь пришло время решить, кто будет его главными и второстепенными лидерами.

Начались споры. Альянс был чрезвычайно важен для всего Северного Региона. Кроме некоторых фракций, которые были враждебны Секте Пытливого Меча, Храма Чистой Реки и Вершины Тёмного Аромата, все прочие фракции были здесь.

А потому было уже ясно, что альянс оставит огромный след в истории Северного региона. Многие хотели прибрать себе важные должности, не только ради власти, но и чтобы прославиться.

Сперва следовало определить главу Альянса.

Мужчиной, который только что говорил, был Глава Секты пурпурного Духа, Чжао Вэйян.

Так-то говоря, Секта Пурпурного Духа и Секта Пытливого Меча тоже враждовали, Дин Хао как-то беспощадно убил нескольких воинов Секты, и потому было бы разумно, чтобы глава Чжао Вэйян был против него.

Однако все недавние беспорядки показали мужчине, что вражда с Сектой Пытливого Меча и лично с Дин Хао была дорогой разрушения. Лучше было воспользоваться этим шансом и превратиться её в дружбу. Это было наиболее разумно. Только полагаясь на Секту Пытливого Меча Секта Пурпурного Духа могла избежать деградации, и не превратиться в Секту второго сорта.

Поэтому стоило начаться обсуждениям, как Чжао Вэйян сразу же выдвинут кандидатуру Дин Хао, чтобы быть с ним на хорошем счёте.

Его предложение сразу же многие поддержали.

Если вчера ещё у людей могли быть сомнения, всё-таки Альянс включал всё человечество Северного Региона, а Дин Хао был воином юного поколения, и следовало ещё подумать, достоин ли он такого звания, то после его вчерашней демонстрации силы сомневающихся не осталось.

Если Божественный не мог стать главой Альянса, то никто не мог.

Главное в мире – это сила.

Естественно недовольные тоже нашлись. Некоторые предлагали других кандидатов, среди которых были известные старые мастера, включая Глав Секты Лазурных Облаков и Секты Изничтожающего Меча.

Тем не менее положение дел в Секте Лазурных Облаков было отчаянным, и потому Главы обеих фракций не смог прийти сами. Они отправил старейшин, а потому их кандидатура не была столь же сильной.

“Перед отправлением Глава сказал мне, что кто бы ни был избран главой Альянса, он с этим согласен”. Опуская чашку чая и улыбаясь сказал Старейшина Секты Лазурных Облаков.

“Секта Изничтожающего Меча того же мнения”. Старейшина из Секты Изничтожающего Меча был сдержанным мечником. Волосы у него были серыми, а на висках росла белая борода. На спине у него висело два меча. Аура его впечатляла. Он казался очень грозным.

Он был прославленным мечником, но вчерашняя сила Дин Хао его потрясла и вызвала в нём уважение. Он вспомнил слова своего Главы Секты перед отправлением, и решил помочь юноше. Он сказал: “Одной своей силой брат Дин заслужил право возглавить Альянс”.

Глава 1045. Соглашение

Мнение их было понятно. Они не говорили это прямо, но были всецело за Дин Хао.

Другие не могли ничего возразить.

Дин Хао, как все и предполагали, стал главой Альянса.

За всё время пока обсуждался этот вопрос юноша не сказал ни слова.

Он был не против возглавить Альянс Северного Региона, только когда у тебя есть настоящая сила и власть ты можешь защитить тех, кто тебе дорог. Юноша была уверен, что сможет помочь человечеству Северного региона выстоять нападение Божественного Континента. Всё же юноша сам его навещал, и более-менее знал пределы тамошних сил. Если что, он не ошибётся.

“Кстати говоря, а Дворец Ледяного Бога Войны знает об этом?” Неожиданно спросил кто-то.

Остальные удивились.

Раньше Дворец Ледяного Бога Войны и вправду был несравненной силой в Северном Регионе. Он повелевал судьбой человеческой расы, направлял своих посланников во все провинции, руководил всем миром. Дворец был сердцем всех воинов Северного Региона.

Но в последнее время, после вторжения наёмником Божественного Континента, дворец как будто затих. Он отозвал всех своих посланников, и словно спрятался в свой панцирь. Он больше не руководил человечеством, и люди невольно перестали обращать на него внимание.

Однако нельзя было не признать, что за более чем десять тысяч лет своего существования Дворец Ледяного Бога Войны заработал себе поистине громкую славу.

Дин Хао подумал и сказал: “Я сам направлюсь во дворец и поговорю с ними”.

Остальные согласились.

Некоторые знали, что у Дин Хао были определённые связи с Дворцом Ледяного Бога Войны. Юноша была тамошним Арбитром. Не было кандидата лучше, чем он.

Затем начались споры за звания четырёх заместителей Главы Альянса и за многие прочие более мелкие должности. Кто не мечтает прибрать себе власть и славу. Разговоры шли с утра и до самого полудня. В итоге почти все должности были распределены равномерно между фракциями.

Дин Хао в обсуждениях почти не участвовал.

Кроме него почти никто из Секты Пытливого Меча не заполучил себе важную должность в Альянсе Северного Региона. Всё же сам юноша был Главой Альянса, что уже ставило Секту Пытливого Меча выше всех остальных.

Когда все важные вопросы были решены, мораль воинов Северного Региона подскочила до небес.

Дин Хао поднял и опустил руку, показывая, чтобы все его слушали, а затем заговорил с улыбкой на лице: “Всё что мы сегодня сделали наверняка поможет Северному региону выстоять вторжение воинов Божественного Континента. Но беда придёт не только в Северный регион, но и в Западная Пустыня, и в Восточная Граница, и в Южная Пустошь и в Божественные Центральные Земли. Если мы не сможем собраться наши силы и побороть её, через тысячи лет наши правнуки будут рабами, и всё ещё будут носить оковы нашего поражения”.

Его слушали с серьёзными выражениями лиц.

Потом Дин Хао ещё говорил: “Поскольку вы решили сделать из меня Лидера Альянса, я обещаю, что Секта Пытливого Меча будет всеми силами бороться против завоевателей с Божественного Континента. В то же время извините меня за грубость, но если среди нас будут те, кто не готов сражаться всеми силами, и только с виду поддерживает альянс, если он пойдёт против указания Главы, то потом не говорите, что я жесток. Кто будет мешать нам и не исполнять приказы старших по званию, закончит как вон так гора”.

Стоило юноше договорить, как он приподнял палец.

!

Намерение меча прорезало пространство и врезалось в острую вершину в нескольких километрах отсюда. Её немедленно перерубило надвое. Разрез получился ровным, клинок прошёл словно нож по маслу, ничего не взорвалось.

Люди ужаснулись и стали смиренными.

За многие годы люди научились понимать характер Дин Хао. Он был человеком твёрдым, который всегда хранит своё слово. Если он сказал, что пощады не будет, значит её и вправду не будет. Угроза юноши приструнила некоторых, которые действительно думали нажиться на беспорядках.

Дин Хао посмотрел на реакции собравшихся и слегка кивнул. Потом он сказал: “Разумеется, если воин или секта совершит подвиг во имя Альянса, они будут вознаграждены. Я не позволю, чтобы воины Северного региона проливали свою кровь понапрасну”.

Его слова зажгли огонёк в сердцах собравшихся.

Все знали, что Секта Пытливого Меча и сам Дин Хао были чрезвычайно богаты. Так называемое награждение наверняка будет поистине роскошным.

“Как скажите, Глава, я буду исполнять все ваши приказы”.

“Если кто посмеет ослушаться Главу, пусть он ждёт кары от меня, Чжао Вэйяна”.

Некоторые сразу же начали подлизываться к Дин Хао.

Юноша кивнул и сказал: “Ещё я недавно получил известия. На юге региона собирают свою армию Божественный Двор, который правит всем югом Божественного Континента. Они собираются атаковать Секту Лазурных Облаков. Если это действительно случится, быть беде. Старейшина Сун, вы сами только что из Секты Лазурных Облаков, расскажите, как там сейчас обстоят дела?”

Посланник Секты Лазурных Облаков, Старейшина Сун сразу же поднялся и начал докладывать обстановку на границах своей Секты: “Дом Долины Дождей и ещё несколько сотен сект были полностью уничтожены. Войска Южного Неба Божественного Двора очень сильны, их боевых кораблей не счесть, если сражаться будем только мы сами, Секта Лазурных Облаков, то шансы на победу только три к семи. Три за нас, семь за Божественный Двор”.

Люди начали испуганно вздыхать.

Секта Лазурных Облаков была одной из сильнейших человеческих фракций Северного Региона. Никто не смел конфликтовать с ними, их считали почти непобедимыми. Но против войск Божественного Двора их шансы на победу составляли только 30%, это не могло не пугать.

Дин Хао меж тем рассказал, что сам знает о Божественном Континента, а также представил все его основные фракции. Юноша сказал: “Не стоит совершенно отчаиваться и позволять чужой силе затмить вашу, но и слепого оптимизма не нужно”.

Слова его немедленно сделали настроение в зале мрачным и напряжённым.

Впервые все поняли, насколько силён был их враг.

“Нам ни в коем случае нельзя позволить, чтобы Армия Южного Неба захватила Секту Лазурных Облаков”. Громко заговорил Дин Хао: “Сразу же после свадьбы я сам туда направлюсь, нельзя допустить поражения”.

Сетка Лазурных Облаков держала весь юг Северного Континента, его географическое расположения имело огромный стратегический вес. На севере за ней был кластер в несколько десятков провинций. на юге Центральные Земли и главные врата Северного региона. Падение врат станет огромной катастрофой для всего человечества Северного Региона. Его отрежут от прочих.

Старейшина Сун из Секты Лазурных Облаков благодарно кивнул.

Затем Дин Хао завёл разговор о том, как дела обстоят в целом.

“Мы должны всё решать вместе”. Юноша не хотел диктатуры: “Заместители Главы Альянса будут заниматься своими регионами. Мы образуем особый элитный отряд, который, если надо, будет отказываться поддержку. Секта Пытливого Меча может выделить тысячу пиковых Святым Мастеров”.

Голос его затих, и все собравшиеся в зале повздыхали, шокированные до глубины души.

Тысячу пиковых Святых?

О небеса, откуда в Секте Пытливого Меча такие силы?

В Секте Пытливого Меча Святых мастеров было не так уж и много. Даже у такой великой фракции как Секта Лазурных Облаков не было тысячи пиковых Святых.

Дин Хао не обращал внимания на удивление собравшихся, он продолжал: “Нам предстоит самая настоящая война. Армия Божественного Двора – это именно что армия, машина уничтожения. С ними нужно быть предельно серьёзными. Поэтому нам нужно множество мастеров формаций, создателей артефактов и алхимиков. Обдумайте снабжение. Мистические Камни и другие ресурсы, включая ценные травы, Секта Пытливого Меча предоставит сама. Мы согласны давать одну десятую”.

Все услышали юношу и поняли, что им тоже нельзя оставаться в стороне.

“Секта Небесных Врат согласна предоставить десятерых Святых Мастеров Формаций…”

“Секта Пурпурного Духа отправит трёх Святых Алхимиков”.

“Секта Закрытой Горы отправит миллион Мистических Камней Среднего Ранга”.

“Слушайте все, Павильон Дождей даст тысячу артефактов и десять тысяч комплектов Драгоценной Брони!”

“Нашу Секту Тигра и Дракона хоть и нельзя назвать большой фракции, мы согласны предоставить наши силы чтобы перемещать все нужные для войны припасы. Мы не можем просто сидеть без дела”. Секта Тигра и Дракона была первой фракцией города Го. В сравнении со всеми, кто сегодня собрался. они были очень небольшой фракцией, но Глава их всё равно демонстрировал искренность своих намерений.

“Ха-ха, хорошо сказано, телохранители Вечного Шквала с вами”. Улыбаясь заговорил Гу Шаочу: “Может моим телохранителям и не потягаться с мастерами из больших Сект, но зато мы хорошо знаем местность вокруг Секты Лазурных Облаков. Мы можем быть проводниками”.

Хау Хуай тоже не сидел в стороне: “Я согласен подарить все ценности каравана Верблюжьего Колокольчика чтобы помочь вам в войне, воины”.

За последние годы Караван Верблюжьего Колокольчика добился определённого влияния в Северном регионе. Они были довольно богаты. Если они действительно подарят все свои накопления, сума получится немалая. Мастера больших фракций наверняка после такого начнут по-новому смотреть на Хуа Хуая.

“Спасибо вам, Братья”. Юноша понимал, что во многом они поддерживали Альянс затем, чтобы сохранить ему лицо. Нельзя чтобы на главу Альянса смотрели с презрением. Юноша была благодарен.

После того как первые взяли инициативу, все прочие большие и малые фракции тоже начали обещать свою помочь.

Вскоре всё обговорили.

Секта Пытливого Меча устроила ещё один банкет. Когда он закончился, все направились браться за дело.

……

Ночь.

Тёмные облака скрывали неба. Не сияли звёзды.

Но горы Пытливого Меча сияла ярким светом. На ней царила оживлённая атмосфера. Все были заняты. Радость свадьбы постепенно забывалась, воины готовились к войне.

Дин Хао стоял под сенью вишнёвого дерева на Вершине Скрытого Меча и с высоты наблюдал всю Секту.

На юношу нежно падали цветы.

Вот уже несколько дней странное предчувствие беспокоило юношу. На Бескрайнем Континенте таилось нечто очень важное, иначе зачем Божественный Двор, Пернатая раса и все прочие властители Божественного континента ринулись сюда с таким рвением. Известия с Горы Удачи утверждали, что все прочие расы тоже начали вторжение.

Пернатая и Морская раса направились в Центральные Земли, звериная – в Западную Пустыню.

Ещё Пернатая Армия посетила Восточную Границу.

А гигантские звери, древние враги Звериной расы, как утверждал Павильон Слушанья Небес, направлялись в Южную Пустошь.


Дата добавления: 2021-07-19; просмотров: 28; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!