Глава 1040. Великое Мастерство Намерения Меча и Сабли



Божественный Владыка Меча и Сабли

Warrying Blade

Глава 1036. Потенциал

Когда они его увидели, все кто уже готовился уходить выпучили глаза.

Дин Хао неожиданно вернулся?

К тому же на вид он был совершенно невредим, хотя только что прошёл через страшную битву. Наоборот, он ужасал даже больше чем раньше. Юноша упал из облаков словно демоническое божества. Все задрожали от ужаса. Что это была за мощь?

Εсли бы ни знали, всё так сложится, они бы не спешили принимать решение.

Меж тем ученики Секты Πытливого Меча разразились радостными криками.

Их взволнованные сердца наконец успокоились.

“Парень, ты почти опоздал. Осторожней с этим, а не то твоя новая невеста разозлится и заставит тебя кланяться коленями на стиральной доске”. Усмехнулся Ван Цзюэфэн.

“Старший Хао”. Се Цзеюй сразу же мелькнула и в мгновение ока оказалась рядом с юношей. Она взяла его за руку, и лицо её немного изменилось, но она сдержалась и ничего не сказала.

“Друзья, у меня были дела, которые заставили меня задержаться. Прошу всем вас просить меня, я заставил вас ждать”. Дин Хао улыбнулся, кивнул и начал медленно спускаться с неба. Αура его растворялась. Он был настоящим драконом среди людей.

“Не стоит даже спрашивать, Старший Дин”.

“Хе-хе, вы пришли таки, сир Дин”.

“Вы и вправду дракон среди людей, старший Дин, Цзи Син из Секты Пурпурного Духа приветствует вас”.

Отреагировала и толпа. Никто из собравшихся не смел смотреть на юношу с высока, все улыбались и смотрели на юношу с почтением.

“Если так подумать, что такое дела моей секты в сравнении со свадьбой Дин Хао? Останусь и выпью, отпраздную со всеми”.

“Сообщение пришло из моей Секты: врага успешно отбили, теперь всё в порядке… Хотя это не важно, даже если бы падали сами небеса, я бы всё равно остался и отпраздновал бы свадьбу сира Дина”.

Все воины, которые ещё недавно думали уйти, сразу же переменились в лицах и решили остаться.

Ван Цзюэфэн усмехнулся, но ничего не сказал.

Τакие люди были бесполезны. Многих из них даже не приглашали, они сами напросились посетить свадьбу чтобы потешить своё самолюбие. Даже если будет война, вряд ли от них будет хоть какая-то помощь. Они будут только мешаться.

Больше на них никто не обращал внимания.

Не только ученики Секты Пытливого Меча, но даже и прочие фракции, которые получили письменное приглашения смотрели на эту ораву с презрением. Позорно было стоять с такими людьми в одном ряду.

И даже так они не разозлились, но продолжили бесстыдно улыбаться.

Ван Цзюэфэн тоже перестал обращать на них внимания и приказал ученикам Секты Пытливого Меча готовиться к свадьбе. Начались постепенные приготовления.

“Для меня честь что все вы отозвались на приглашение и пришли посетить мою свадьбу. Прошу прощения, но мне нужно не на долго отлучиться, скоро буду”. Дин Хао всех поприветствовал и оставил площадь.

……

Юноша вернулся в главный зал Секты и сразу же закачался.

Капля крови медленно выступила на краешке его губ.

Когда Ван Цзюэфэн и остальные это увидели, они сразу же перепугались.

Только теперь они поняли, что Дин Хао был вовсе не невредим. Он был серьёзно ранен, а иначе, с его то силой, он без проблем смог бы сдержать кровь.

“Парень, ты… в порядке?” Беспокойно спросил Ван Цзюэфэн.

Чжао Фань, Фан Тяньи и остальные с волнением смотрели на Дин Хао.

Юноша медленно присел, остановил кровоток, закрыл свои раны и улыбнулся: “Ничего серьёзно, просто царапины. Ха-ха, Принц Тайши ранен намного сильнее”.

Принц Тайши ранен сильнее?

Получается Дин Хао выиграл?

Ван Цзюэфэн расслабился, но затем снова напрягся и спросил: “Тебе не сложно в таком состоянии присутствовать на свадьбе?” На свадьбу пришли почти все сильнейшие человеческие фракции кроме Храма Чистой Реки и Вершины Тёмного Аромата, которые были заклятыми врагами Секты Пытливого Меча. Если Дин Хао не сможет на ней присутствовать из-за ранений, будет очень неловко.

А если юноша всё же продолжит церемонию, но все увидят, что он серьёзно ранен, это будет ещё хуже.

Дин Хао понял о чём все волнуются и сказал с улыбкой: “Всё в порядке, продолжим как было задумано, раны и правда неглубокие. Я многие понял во время битвы за девятым небом, возможно это поможет мне сделать шаг вперёд и сбросить оковы”.

Ван Цзюэфэн наконец расслабился.

Постепенно все вернулись к своим делам.

В главном зале остались только Дин Хао и Се Цзеюй.

“Ха…” Юноша наконец не выдержал и выплюнул кровавую стрелу. Его лицо побледнело, он выдохнул пламенное демоническое Ци носом и ртом.

Его раны были намного серьёзнее, чем думали остальные.

Се Цзеюй переменилась в лице и встала за ним. Её нежные руки поддержали Дин Хао за спину.

По залу раздался крики Истинного Феникса.

Юношу покрыл пурпурный туман. Демоническое Ци стало мало-по-малу покидать его тело, превращаясь в пурпурный туман.

Спустя пару минут лицо юноши вернуло краски.

“Спасибо, юная Юй. Демоническое Ци развеялось, не трать больше сил, дальше я сам”. Улыбаясь сказал Дин Хао.

Се Цзеюй кивнула и села в сторонку.

“Ха, Принц Тайши и вправду силён, наверное, самый сильный враг с которым я сражался за всю мою жизнь”. Дин Хао вздохнул и сказал: “Я чуть не погиб, достойно первого гения демонической расы Северного Региона, он хороший соперник… ха-ха-ха!”

Дин Хао переполняли эмоции, когда он вспоминал битву за Девятым Небом.

Принц Тайши оказался чрезвычайно сильным противником. Он давил на юношу словно гора, пока Дин Хоан таки не смог прорваться и не разгадал первые шаги стиля Властителя Меча и Сабли. Юноша заплатил за этими серьёзными ранами.

“Ты так ранен, а смеёшься…” Удивлённо посмотрела на него Се Цзеюй.

Сейчас воительница напоминала простую заботливую девушку.

Глаза Дин Хао загорелись, он вдохнул и начал обращать своё Ци, залечивая раны.

Когда юноша пробудил всё Ци своего тела, внутри нег загорелось два светоча, серебристый и золотистый. Они сверкали как яркие кристаллы. Он походил на буддистскую картину. Кожа его сияла ярким светом.

Мышцы Дин Хао напоминали чистейшие, полупрозрачные кристаллы. Кости его как будто стали из чистого нефрита. Многие кости юноши были переломаны, но к счастью он поглотил нефриты в камне, а потому его спина, руки, ноги и прочие важные части тела остались целы.

Ци заструилось по Дин Хао, кости его хрустели.

Через его кристальные, прозрачные мышцы было видно, как его кости ломаются, а затем вырастают заново, с невероятной скоростью. Маленькие кусочки костей растворились в его мышцах, в то время как зазор между большими всё сокращался, пока совсем не исчез. Они снова сошлись.

Кровавые сгустки внутри его тела, внутренние раны, оставшиеся после битвы с Тайши, постепенно растворялись. Их было больше сотни больших и малых, но все они одинаково исчезали в разливах Ци.

Пока Дин Хао лечился, его медленно окутала странная аура.

Это была не сила.

Но потенциал.

Потенциал был чем-то неописуемым и невидимым.

Но его можно было ощутить.

Потенциал был словно потоком воды, который прорывается через дамбу, это был грохот, когда падают горы, сила водопада с незримых вершин, это был метеор, который пронзает небо, мощный ливень, который испускают чёрные облака. Он был как извергающийся раз в тысячу лет вулкан, как лава, которая вырываться на землю…

У него была величественная аура.

Она была похожа на законы.

Его было не остановить, не сдержать.

Для воинов потенциал действительно был почти Законом. С его помощью можно было одолеть врага даже не сражаясь. Противник знал, что сейчас будет, но не мог ничего изменить. Это была едва ли не воля небес.

Чтобы достичь вершины Боевых Искусств кроме силы Законов следовало овладеть намерением и потенциалом.

За многие тысячелетия немало воинов стремились достичь хоть одну из вершин. Дин Хао сперва освоил Намерения Меча и Сабли, а теперь приблизился к тайне потенциала. Его талант в плане телосложения и восприятия был и вправду монструозным.

Намерение было собственное силой, потенциал же был силой всего мира.

Если совместить намерение и потенциал в единой целое, наверное, он сможет совместить себя со всем миром.

Дин Хао задумался.

Его раны уже все закрылись.

Юноша закрыл глаза и вспомнил свою битву, все свои чувства. Постепенно он погрузился в странное и таинственное состояние. Незаметно аура потенциала вокруг него стала ещё гуще. Сперва это был простой ручеёк, теперь он превратился в мощный поток. Заметить потенциал было невозможно, только истинные великие мастера могли его увидеть.

Се Цзеюй мирно сидела в стороне, на лице её была лёгкая улыбка. Девушка смотрела на Дин Хао.

Что бы он ни сделал, она не удивится.

Для неё было главное, чтобы юноша залечил свои раны.

Дин Хао снова и снова воспроизводил битву за Девятым Небом.

Под странным воздействием потенциала Ци в теле юноши становилось всё быстрее и быстрее. Оно загремело в его Двенадцати Обычных Меридианах и Шести Чудесных Каналах, и направилось вперёд…

Глаза Дин Хао оставались закрыты, как будто сам юноша оставался в неведении.

Вдруг две акупунктуры внутри него засияли ярким светом, словно звёзды…

Он совершил прорыв.

И сразу же Ци его устремилось дальше, к следующей акупунктуре. Напор Ци не ослабевал.

Битва оказалась для Дин Хао даже важнее, чем он думал сам.

Главы 1037. Кто родители?

Акупунктуры загорелись ярким светом, словно большие звёзды. Наконец они стали постепенно взлетать с Дин Хао. Яркие огни зависли от него в сотне метров в странном и неясном порядке. Юноша как будто попал внутрь созвездия. Акупунктуры продолжали следовать таинственному маршруту, среди них мелькала сила Ци. Созвездие становилось всё сильнее.

Прошло несколько минут.

Наконец, спустя время, Дин Хао пришёл в себя.

Невероятная радость наполнила его тело. Внутри юноши словно настала весна. Он пошевелился и сразу понял, что все его раны исчезли. Новая сила непрерывно наполняла его тело, Дин Хао был как никогда силён.

Вихрящиеся вокруг него звёзды немедля вернулись в него тело, словно молнии.

“Хм? Я ещё и сделал прорыв… Это…” Юноша удивился. Он вдруг увидел, что в его Двенадцати Обычных Каналах и Шести Чудесных Венах и вправду открылись новые звёзды. Незаметно для себя юноша стал Святым Боевых Искусств Седьмого Этапа обеими Даньтянями.

Ци наполняло его, словно огромный океан.

“Похоже понимание потенциала сильно ускоряет культивацию война”. Задумчиво проговорил Дин Хао. Вдруг он понял, что, если понимание стиля Властителя Меча и Сабли связано с потенциалом, значит и Дин Тун, которые его уже освоил, освоил и потенциал. Насколько же он был сильным?

Дин Хао задумался и откинул эти мысли.

Он повернулся к Се Цзеюй и вдруг понял, что у него ещё были важные дела. Дин Хао удивился и взволнованно спросил: “Юная Юй, сколько прошло времени?”

Се Цзеюй сладко улыбнулась: “Полчаса”.

Полчаса прошло?

Дин Хао расслабился.

Прежде каждый раз, когда юноша входил в состояние просвещения, время бежало незаметно. Иногда могло пройти несколько дней. К счастью сегодня это было не так.

“Время близко. Интересно, все откроют карты у себя в рукаве?” Дин Хао слегка улыбнулся. Теперь, когда он стал ещё сильнее, он был намного более уверен в том, что предстояло. Юноша сказал: “Пойдём, юная Юй, встретим героев со всего мира”.

Воительница кивнула.

……

Поздним утром.

Формация Секты приглушала яркое сияние солнце, и делало его более мягким.

Внутри вся Секта Пытливого Меча была яркой, гору обложили фонарями и разноцветными лентами. Многие ученики Секты были в красных праздничных нарядах. Культиваторы из Леса Океана ходили взад-вперёд и настороженно хранили порядок.

Все успокоились, когда узнали о возвращении Дин Хао.

До назначенного времени оставалось ещё полчаса.

Неожиданно у подножия горы Пытливого Меча, возле Бассейна Пытливого Меча появился юноша в белых одеждах. Он шёл словно дракон или тигр, его аура была выдающейся, глаза его были красными как у феникса, он казался настоящим властным королём. Его чёрные волосы напоминали глубокую пропасть.

“Наконец я вернулся”.

Он вздохнул и осмотрелся взглядом полным эмоций.

Стоял возле Бассейна Очищающего Меча он посмотрел на своё отражение. Прошло уже несколько лет, лицо его стало взрослее, и больше не было на нём былого смущения и чистоты. Судьба всё изменила.

Неизвестный постоял немного, вздохнул и направился в гору.

“Сир, откуда вы? У вас есть приглашения на свадьбу?” На входе путь ему преградил ученик Секты Пытливого Меча.

“Я вернулся домой”. Сказал мужчина с улыбкой.

“Домой?” Ученик Секты Пытливого Меча удивился. а затем присмотрелся и всё понял, на лице его отобразился шок: “Ли… Старший Ли?”

……

Назначенное время наконец пришло.

Алтарь для свадьбы расположили на главной площади Боевых Искусств Секты Пытливого Меча. Готовились к банкету.

Ученики Секты привели всех гостей к своим местам. Воздух наполняло густое Ци. На подносах приносили не просто вино и деликатесы, но и ценные травы и мясо могучих зверей. Среди напитков была Истинная Вода Тайи. Кроме того, раздавали пилюли 7-го ранга, которые могли вылечить любое внутреннее ранение.

Многие собравшиеся за столом воины уже повидали мир, но всё равно, их поразило всё богатство вокруг. Никогда ещё они не видели настолько роскошный банкет. Любая здешняя вкусность могла снаружи вызвать реки крови.

Главные блюди и вовсе были из ценных и редких Божественных трав.

Некоторых мастеров Алхимии чуть удар не хватил, когда они всё это увидели. Какая это была трата! Если бы все эти травы использовались в Алхимии, сколько можно было бы сделать Божественных пилюль? Но их перевели на еду…

Как расточительно.

Главы некоторых Сект так разволновались, когда увидели всё богатство банкета, что долгое время не могли прийти в себя. Они просто сидели, и боялись даже пошевелиться, не прикасаясь к палочкам для еды. Им было неловко и страшно себя опозорить. Они напоминали бедняков, которые впервые пришли в богатый ресторан.

Кроме всего прочего люди удивились столь стремительному развитию Секты Пытливого Меча. Настолько же они были богаты, что ели ценные сокровища как будто это были простые овощи? Может быть они принесли все эти богатства из Мира Бессмертных?

Судя по тому, что люди видели, Секта Пытливого Меча уже не уступала Секте Лазурных Облаков и другим сильнейшим фракциям Северного Региона.

Уже ничто не могло помешать возвышению нового гегемона.

“Время пришло, пусть молодожёны взойдут на подиум”. Ван Цзюэфэн, исполняющий роль управляющего свадьбой, громко крикнул, привлекая внимания многих собравшихся.

Все посмотрели на алтарь.

Сперва вышел Дин Хао в просторной красной робе. Его лицо было немного красноватым. Юноша был очень красив, в красном он казался величественным и боевым, словно в любой момент он может задавить небеса и взять себе луну. Он выглядел как Бессмертный.

Многие невольно повздыхали. Такой талантливый воин и вправду был достоин руки прекрасной воительницы.

Подождите, а это ещё что такое?

У Дин Хао в руках был ребёнок.

Многие к своему удивлению заметил в руках юноши маленькую девочку, прекрасную как нефрит. Ей было примерно пять лет. Она была одета как принцесса, её волосы были завязаны в два маленьких хвостика. Глазки её были чёрными и очень милыми.

Что происходит?

Все были растеряны, как вдруг возле алтаря появилась прекрасная богиня Се Цзеюй в своём свадебном платье, а возле неё ещё несколько прекрасных и элегантных женщин.

Все они были в разных, но очень ярких свадебных нарядах, который придумал сам Дин Хао. Одежды подчёркивали красоту женщин.

“Это же… Глава Секты, Нефритовая Шура Ли Лань”.

“А это Мастер Алхимии Секты Пытливого Меча, Симэнь Цяньсюэ…”

“Я знаю, эта прекрасная девушка в белом, которая как будто спустилась с Девятого Неба, это первая красавица Секты Пытливого Меча. В последние годы её называют Бессмертным Клинком Водных Разливов, а зовут её – Ли Ижо. Девушка входит в десятку самых прекрасных цветков Региона”.

“Почему они все здесь…”

“Я кажется знаю. Говорят, у Дин Хао очень особые отношения со всеми этими девушками, Глава Секта Ли Лань ещё до женитьбы родила для него ребёнка. Неужели слухи правдивы, и Дин Хао собирается жениться сразу на всех своих девушках?”

Кто-то удивлённо вскрикнул.

Затем и остальные заговорили.

На Бескрайнем Континенте сила была в почёте. Для мужчины было нормально иметь жену и четыре наложницы. У некоторых мастеров Региона Дао компаньонов было несколько десятков, а в некоторых сектах, где практиковалась парная культивация, женщин могло быть несколько сотен. В этом не было ничего необычного.

В то же время, наложниц хоть и бывало много, но жена чаще всего была только одна.

Дин Хао женился сразу на четырёх прекрасных девушках. Более того, все они были богинями для воинов Северного региона. Ли Лань славилась своим возвышенным положением и благородством, Се Цзеюй красотой и чистотой, Симэнь Цяньсюэ талантом и нежностью, Ли Ижо силой…

Все эти красавицы в своё врем отвергли немало прочих талантливых воинов северного Региона. Многие мечтали завладеть ими, но в итоге все они сами вышли замуж за одного человека.

Когда об этом узнают, сломается немало сердец.

Даже старейшины, которые славились сворим целомудрием, невольно почувствовали зависть к Дин Хао. Ему очень повезло в любви. У него было четыре прекрасные жены, мало кому так везло в жизни.

Ван Цзюэфэн рассмеялся и начал проводить церемонию.

Собравшиеся гости подняли овации.

В такие моменты воины совсем не отличались от обычных людей. К тому же все собравшиеся очень хотели сдружиться с Дин Хао, и вели себя как можно дружелюбно.

Потом все поклонились.

Неожиданно под предводительством Су Гуана и ещё нескольких юных учеников к алтарю поднялись ещё несколько человек. Самым главным среди них был бледным мужчина примерно сорока лет с чёрной бородой. Он был элегантен, у него была мощная и величественная аура. Было видно, что он привык стоять выше остальных…

“Кто это? Никогда его не видел”.

“Смотрите, он занял почётное место, здесь должны стоять родители Дин Хао. Но ведь он сирота, как такое возможно?”

“Это не простой человек, я не вижу предела его силы. Он похож на бездонную пропасть”.

Говорила толпа.

Бледный мужчина и женщина примерно тридцати лет улыбаясь сели на почётные места. Меж тем сиденья, которые предназначались для родителей жены, заняли отец и мать Ли Ижо, Клинка Водных Разливов, Ли Хао И Ву Ижо. Их сразу же узнали.

Глава 1038. Я вернулся

У Ли Ижо единственной были родители. Отец и мать Ли Лань погибли, семья Се Цзеюй давно уже почила, а Симэнь Цяньсюэ была сиротой, которую её мастер взял на гору.

Четыре человека сидели возле алтаря.

Дин Хао привел своих жён и дочь, Дин Тяньшуан, и с уважением поклонился старейшинам.

Мужчиной с бледным лицом и чёрной бородой был разумеется Дин Синхуа.

Дин Синхуа рассмеялся и погладил свою бороду. Он был в хорошем настроении.

На свадьбе Дин Хао должны были быть Дин Шэнтань и его жена. Дин Хао и сам этого очень хотел, но по некоторым причинам пара не смогла сюда прийти, а потому им место занял дядя.

Рядом с ним сидела его жена, Ло Цы. Она была тётей Дин Хао.

Сам юноша хоть и был очень разочарован, он понимал, что его у родителей наверняка не было другого выбора. Разве могли они по своей воли пропустить свадьбу своего сына. Дин Синхуа и его жена пришли, а это уже очень хорошо.

Все пятеро встали перед ними на колени.

Ли Хао был чрезвычайно взволнован и не мог говорить.

Он был всего лишь правителем небольшого поселения, у него было определённое влияние, но разве мог он сравниться с такой великой фракцией как Секта Пытливого Меча. А сегодня так и вообще собрались все гиганты Северного Региона.

Последние несколько дней, что он провёл в Секте, всего были к нему предельно вежливы и пытались угодить. Всё это напоминало сон.

И причиной всему была его дочь.

Мужчина помнил, что когда его дочь только вступила в Секту Пытливого Меча, племянник Ли Цаньян рассказывал ему, что ей приглянулся её старший в Секте. Сперва Ли Хао был немного недоволен. Его дочь была настоящей красавицей, она достойна была выбрать великого гения в Секте Пытливого Меча, человека с большим будущем, а не обычного Официального Ученика…

Однако теперь Ли Хао был рад, что в своё время сдержал жадность и не помешал выбору Ли Ижо.

А не то…

Ли Хао даже представить боялся, в какой бы тогда был состоянии.

Кто бы мог представить, что меньше чем за восемь лет официальный ученик станет одним из сильнейших мастеров Северного Региона?

Когда Дин Хао встал на колени, Ли Хао чуть не подпрыгнул и не отвесил ответный поклон.

К счастью жена его, Ву Жо, удержала его. Ли Хао пришёл в себя и крепко уселся на стуле, принимая поклон. В сердце мужчина вздыхал. Всё же он был обычным человеком, и хотя он и раньше представлял, что так будет, он был тронут, когда увидел как его драгоценная дочь наконец выходит замуж. Это было счастливо и грустно.

После приветствия следовало принять подарки от родителей. Для своих Ли Ижо приготовился подарки заранее, Дин Синхуа тоже был очень щедр, и гости этому очень удивились.

Затем у алтаря загремели аплодисменты.

Дин Хао с улыбкой принял из рук Ван Цзюэфэня отлично вино и вылил его по направлению к саду падших героев. Ли Цзяньи, Тан Фулэй и Ци Цяншань спали там вечным сном. Бокал вина был в память о всех героях, которые расстались со своими жизнями…

Четыре невестки тоже вылили вино.

Дин Хао повернулся с улыбкой и поблагодарил всех гостей. Затем он собирался ещё что-то сказать, как вдруг почувствовал странную ауру. Юноша удивился и поднял взгляд на край толпы. Там он вдруг увидел мужчину с серебристыми волосами, который задумчиво смотрел на алтарь…

Это он?

Дин Хао чрезвычайно удивился.

Как он посмел сюда прийти?

И как он сюда попал?

......

Му Тяньян стоял в толпе и смотрел на прекрасную девушку в белом свадебном платье, на Се Цзеюй.

Ему вспомнилось прошлое, и он немного растерялся.

Когда он ещё был Божественным Дитём Школы Чистого Мира Снежной Провинции, юноша очень удивился, когда впервые её увидел. Эта девушка первой смогла тронуть струны его души. Впервые на этом неподвижном, заледеневшем озере появилась рябь.

Когда он увидел её во второй раз, Му Тяньян прямо заявил, что однажды заберёт её у Дин Хао. Однажды он всё заберёт у Дин Хао…

Многие думали, что юноша тогда просто его проклинал…

Воительница не обратила на него внимания и только хмыкнула, прежде чем улететь.

Только сам Му Тяньян знал, что слова эти потребовали от него больше храбрости, чем выйти с мечом на Божественного Мастера.

Му Тяньян видел, что когда она на него смотрит, взгляд у неё холодный и неподвижный, для неё юноша ничем не отличался от остальных. Только когда девушка видела его, глаза его расцветали ярким светом.

А потом всему пришёл конец.

На гряде Тысячи Леденящих Гор легенда о Божественном Дите закончилась, ей на смену пришла другая.

Когда он думал, что вот сейчас вернётся, и готовился отомстить после своего перерождения, она уже стала чужой невестой.

Он не успел.

Его никогда и не было в её сердце.

Когда он только вступил на гору Пытливого Меча, Му Тяньян думал немедленно ринуться в бой и завоевать себе девушку, или помешать свадьбе, остановить всё это, но потом он увидел воительницу в белом платье у алтаря, её радостное лицо, и в итоге не смог пошевелиться.

Он спокойно стоял в толпе и наблюдал, как она стала чужой женой.

“Это чувство потери?”

Му Тяньян выдавил улыбку.

Даже когда он узнал, что его старший брат погиб от рук Дин Хао, печаль не была такой сильной.

“Старший Му, тебе грустно из-за этой женщины?” Рядом с ним стояла прекрасная как фея девочка, Лю Лин. Она подняла голову и спросила юношу. В его кристальных, чёрных глаза мелькнул свет. Она заметила перемену с Му Тяньянам.

Это была та самая девочка, которую Му Тяньян спас на берегу Зеркального Озера. С тех пор она всегда была с ним.

Му Тяньян слегка улыбнулся и хотел было ответить, как вдруг что-то почувствовал и поднял взгляд. Он увидел, что Дин Хао смотрит прямо на него и глаза его будто молнии.

“Он меня заметил. Значит стал намного сильнее”.

Му Тяньян слегка удивился, но не испугался и взглянул в ответ. Между ним и Дин Хао как будто промелькнули невидимые искры. С неба хлынула аура судьбы.

Му Тяньян усмехнулся и взял юную Лю Лин.

Вместе они исчезли, словно растворившись в пространстве. Как рисунок, который постепенно бледнеет.

Юная Лю Лин взглянула сперва на воительницу, а потом на Дин Хао.

“У этого мужчина очень особая аура, он достоин был старым врагом старшего Му. Хм, это женщина красива, но видит она только своему мужчину… Подожди старший Му, когда я вырасту, я буду красивей, чем она. Тогда чтобы ни случилось, я выйду за тебя замуж”.

Думала юная девочка.

Она крепко схватилась за шею Му Тяньяна и наконец вместе они пропали.

……

Дин Хао смотрел на место, где исчез Му Тяньян.

Юноша не гнался за ним и не пытался его остановить.

Му Тяньян ничему не мешал и не пытался бросать вызов. Раз так, значит лучше было не накалять ситуация. Сегодня самым важным была свадьба, битва может подождать.

Юноша не ожидал снова увидеть Му Тяньяна, особенно в таких обстоятельствах.

Он не только не погиб, но стал невероятно силён.

Похоже у Му Тяньяна тоже был свой шанс.

Дин Хао покачал головой и откинул временно эти мысли.

Всё это произошло моментально, почти никто ничего не заметил.

У Алтаря встал Ван Цзюэфэн. С радостью на лице он уже собирался объявить о завершении церемонии, как вдруг раздался ясный и крайне неуместный голос.

“Стойте, я против свадьбы”.

Голос этот не был громким, но очень твёрдым. Его ясно услышали все собравшиеся.

Люди немедленно переменились в лицах.

Ван Цзюэфэн сразу рассвирепел и начал выискивать, кто посмел такое сказать, но когда он его всё-таки увидел, мужчина вдруг потерял дар речи.

Все немедленно посмотрели на говорящего.

И тогда из толпы вышел мужчина в длинной белой мантии. Несмотря на взгляды многих собравшихся. сам он оставался предельно спокоен. Он подошёл к алтарю и сказал: “Я против этой свадьбы”.

Голос его был уверенным и непоколебимым.

Дин Хао взглянул на него, слегка удивился и спросил строго: “Почему?”

Не успел мужчина ответить, как вдруг Чжун Дацзюнь не сдержался и первый выбежал и вскрикнул: “Старший Ли, вы живы. Садитесь, посидите сперва”.

В ту же секунду в толпе зазвучало три удивлённых и радостных крика.

“Старший, ты… Ты ещё жив?” Фанатик Боевых Искусств Чэн Шэн задрожал от восторга.

У него за спиной Сун Цзютянь и Чэнь Цилянь тоже растерялись от радости. Давно пропавший человек наконец вернулся. Радость нельзя было и передать.

Бывшие три члена Благородного Альянса Семи могли назвать только одного человека своим старшим.

Их главного.

Ли Муюня.

Когда-то он был абсолютным гением, который противостоял Дин Хао, Се Цзеюй и остальным.

На поле Битвы Сотни Святых Ли Муюнь пропал.

С тех пор от него ничего было не слышно.

Никто не ожидал, что он вот так вдруг появится.

“Да, я вернулся”. Ли Муюнь улыбнулся, взгляд его прошёлся по его братьям, а затем вернулся к алтарю: “Я против этой свадьбы. Остановись, младший Дин”.

Дин Хао внимательно посмотрел на Ли Муюня и спустя какое-то время улыбнулся, но промолчал.

Чэнь Шэн задумался и заговорил вдруг: “Старший, ты много чего не знаешь… Идём отсюда, давай я сперва всё тебе расскажу”.

“Но…” Чэнь Шэнь хотел было ещё что-то сказать, но Ли Муюнь остановил его.

Гости вокруг начали что-то понимать, площадь заполонили голоса, они шумели как море во время прилива.

*******

Примечание автора: ‘В прошлой главе я совершил ошибку, Дин Хао стал Святым Боевых Искусств 9-го Этапа’.

Глава 1039. Благодаря Тебе

“Младший Дин, ещё есть время закончить весь этот фарс”. Ли Муюнь медленным шагом направился к алтарю.

“Здесь ты ошибаешься”. Дин Хао взглянул на него с высока и спокойно сказал: “Теперь тебе надо называть меня, согласно положению, Великий Мастер-дядя Дин”.

Ли Муюнь слегка улыбнулся: “Насколько я помню, Младший Дин, ты всегда говорил, что не стоит обращаться внимания на старшинство в Секте в личных вопросах. К тому же когда-то ты действительно был для меня младшим, и по знаниям, и по умениям. Почему же тогда мне нельзя так тебя называть?”

“Я говорил такое моим друзьям”. Презрительно хмыкнул юноша. “Тебя среди них нет”.

“Теперь ты сам злишься, почему? Потому что я прервал твою свадьбу? Это достойно злости?” Ли Муюнь сказал с улыбкой: “Кто бы мог подумать, что защитник всего человеческого Дао Снежной Провинции настолько заурядный человек”.

Дин Хао рассмеялся и холодно улыбнулся, и сказал: “Ты думаешь, что ради репутации я буду вежлив с человеком, который помешал моей свадьбе? Хватит глупостей, Ли Муюнь, говори, зачем ты здесь?”

Ли Муюнь кивнул и без капли злости сказал: “Я пришёл остановить свадьбу”.

“Почему?” Холодно посмотрел на него Дин Хао.

“Причины…” Ли Муюнь спокойно заговорил: “Причин очень много. К примеру, ты женишься сразу на четырёх женщинах, что противоречит порядкам, которые установили предки. К тому же все, на ком ты женишься – выдающиеся ученицы Секты Пытливого Меча. Кто знает, может ты силой заставил их за себя выйти? Хе-хе, плохо, когда у тебя репутация человека, который давит на мужей и забирает их жён. К тому же ты Старейшина Секты Пытливого Меча, а женился на девушках младшего поколения. Ли Лань так и вообще Глава Секты, всё это подозрительно”.

После его слов по всей площади прокатились голоса.

Ярость на лице Дин Хао сразу же ушла.

Он кивнул и сказал: “Теперь я понял”.

“Что понял?” Спросил Ли Муюнь, улыбаясь: “Что ты совершил ошибку?”

Дин Хао покачал головой: “Я понял зачем ты сегодня пришёл”.

Ли Муюнь усмехнулся: “Зачем же?”

Дин Хао медленно проговорил: “Ты пришёл умереть”.

После его слов Ли Муюнь немного переменился в лице и сказал, улыбаясь: “Что? Ты понял, что я говорю правду и решил задавить меня силой и влиянием?”

Дин Хао хотел было ему ответить, как вдруг не сдержались другие ученики Секты.

Ван Цзюэфэн скривился и прокричал: “Ли Муюнь, кем ты себя возомнил? Все эти годы ты пропадал непонятно где, ты ни разу не помог Секте, пока она была в опасности, а когда ты вернулся первым делом ты решил начать чинить проблемы? Что за ястребом ты себя возомнил, чтобы так себя вести?”

Чэнь Шэн и Сун Цзютянь одновременно скривились.

Они всё ещё верили в Ли Муюня, но вынуждены были признать, что слова Ван Цзюэфэня были правдивы. Дин Хао уже много лет держал на себе Секту Пытливого Меча, в то время как Ли Муюнь так и остался обычным, незначительным учеником. У него не было права такое говорить.

Ли Муюнь посмотрел на Ван Цзюэфэня, презрительно усмехнулся и сказал: “Как ты смеешь мне такое говорить? Ты собачка у Дин Хао на коленях, кем бы ты был, если бы не он?”

Ван Цзюэфэн разозлился: “Тогда ты хуже собаки, ты…”

Договорить он не успел.

“Хе-хе-хе-хе, жалкие муравья, как вы смеет говорить такое юному мастеру, вас надо наказать, иначе вы никогда не узнаете, как велики небеса и сколь глубока земля…” Раздался смех похожий на крик филина.

Из-за спины Ли Муюня выпрыгнула тень. Она ринулась на Ван Цзюэфэня.

“Стой!”

Два культиватора тела уже были на месте. В ярости они ринулась на него.

Пенг~, Пенг~!

И сразу же воинов на пике стадии Святого бросило назад.

Тень была чрезвычайно сильна.

Она вот-вот должна была схватить Ван Цзюэфэня, как вдруг раздался свист меча и яркий свет отрубил чёрный коготь.

“Хм? Три Тысячи Предельных Мечей?” Тень удивлённо вскрикнула и ринулась назад.

Она явно опасалась встречать свет меча своей ладонью.

Меж тем перед Ван Цзюэфэням выступил Фан Тяньи. Лицо его было серьёзным, у него за спиной появились иллюзорные клинки, словно павлин расправил свой хвост. Он казался ненастоящим, мечей внутри было множество, юноша превратился в несравненного бога Меча, из него хлынула жажда крови.

“Раб, как ты смеешь устраивать беспорядки в моей Секте Пытливого Меча?” Усмехнулся Фан Тяньи.

Меж тем напротив него проявилась костлявая тень в чёрном. Он был очень горбатым, в его чёрной мантии вихрился чёрный туман. Аура его была чрезвычайно грозной. Он казался злым духом.

Когда все собравшиеся его увидели, они почувствовали холодок.

Это был очень сильный воин.

“Хи-хи, кто бы мог подумать, что в этой пустоши объявится наследник Трёх Тысяч Предельных Мечей”. Странный дух пугающе усмехнулся и сказал: “Но ты всё ещё слаб, мальчишка. Если бы здесь был сам Ши Ихуан, я бы проиграл, а тебе до него далеко…”

Фан Тяньи усмехнулся: “Проверим”.

К этому времени уже все собравшиеся на площади поняли, что быть беде. На слабых воинов навалилось ужасное давление, они сразу же побледнели. Тела их разрушались. Они не могли сдерживать силу действительно могучих воинов.

Дин Хао махнул рукой.

Площадь наполнили золотистые китайские письмена.

В мгновения ока всё давление вокруг исчезло.

Люди расслабились, но всё равно перепугались и отступили назад. Только некоторые, могучие мастера могли сдержать такое давление.

Люди были в шоке.

В Секте Пытливого Меча неожиданно объявился невероятно сильный воин. Некоторые знали, что этот Фан Тяньи когда-то был вместе с Дин Хао учеником Института Лазурной Рубахи. Он был талантлив, но о нём почти не знали. Откуда у него такая мощь?

“Извините за беспокойство и прошу всех подождать. Я спроважу эту пару, и мы продолжим”. Дин Хао взял кулак в руку и кивнул собравшимся.

Затем он мелькнул и сразу же оказался у подножия алтаря.

“И это всё на что ты способен?” Дин Хао вызывающе взглянул на Ли Муюня и сказал: “Ты столько раз пытался убить меня, и каждый раз проигрывал. Похоже ты ничего так и не понял. Сколько можно испытывать моё терпение? Думаешь, я не посмею тебя убить?”

Ли Муюнь оставался невозмутим. Он сказал: “Я не знаю о чём ты”.

Юноша усмехнулся: “Скоро поймёшь”.

Ли Муюнь слегка улыбнулся: “Я решил помешать тебе потому что ты и вправду совершаешь ошибку. Ты слишком много о себе возомнил и растерял прежнюю скромность. Ты направил Секту Пытливого Меча на ложный путь. Раз ты не хочешь исправляться, я тебя одолею и займу твоё место. Я верну всё как положено”.

Провокация на лице Дин Хао стала ещё более явной.

“Смешно, кем ты себя возомнил? Ты бросил Секту и стал безликим духом. Ты много лет прятался и не смел возвращаться”. Фан Тяньи усмехнулся: “И теперь тебе вдруг захотелось заменить старшего Дина? Много ты о себе возомнил, он сделал для Секты больше чем ты всю свою жизнь”.

Ли Муюнь улыбнулся: “Моя жизнь будет долгой, мы ещё посмотрим”.

Фан Тяньи усмехнулся и хотел было ещё что-то сказать, но Дин Хао махнул рукой, и он замолчал.

“Ладно, хватит слов, пришло время решить это раз и навсегда. Забери её”. Дин Хао кинул Ли Ланю бронзовую маску, а затем взглянул на него и на чёрного духа и ясно прокричал: “Давайте, мастер и раб, нападайте. Покажите мне, на что способна Секта Духа Подземного Мира”.

Стоило его голосу затихнуть, как аура Дин Хао взмыла в небеса.

Четыре клинка Намерения Меча прорезали пространство и ударились в землю, вырисовывая иероглиф «рот» (1). Собравшиеся почувствовали нежную силу, их потянуло назад.

Сразу же вокруг юноши и остальных появились кристаллические стенки. Они заперли Дин Хао, Ли Муюня и странную тень на своеобразном поле боя.

Зазвучали крики.

Дин Хао решил один сражаться против двух?

Откуда у него такая вера в себя?

Странная тень показала Божественную мощь и в то же время была крайне почтительна к Ли Муюню. Значит и сам он был её не слабее. Как Дин Хао будет сражаться сразу против двух Божественных?

Люди в шоке рассматривали стены из сверкающего молниями Намерения сабли.

Даже воины из Секта Лазурных Облаков и прочих больших фракций переменились в лицах. На первый взгляд стены из Намерения Сабли казались очень нежными, но на самом деле даже пиковый Святой сразу же превратиться в пепел, если к ним притронется. Внутри них была огромная сила.

Насколько же силён был Дин Хао, если он создал эти стены столь непринуждённо.

Это была самая настоящая воздушная клетка.

Ли Муюнь поймал бронзовую маску и тихо её осмотрел. Он о чём-то думал. Спустя долго время он вдруг засмеялся.

Его смех был громким и безумным, он был яростным. Раньше он смеялся совершенно по-другому.

Спустя несколько секунд он прекрати смеряться. Незаметно для всех в его глазах промелькнул свет.

Ли Муюнь медленно поднял голову. В уголках его рта появилась странная улыбка: “Достойно, Дин Хао. Я делал всё тайно, но ты всё равно меня узнал…”

Не успел он договорить, как вдруг надел бронзовую маску себе на лицо.

Сразу же его аура изменилась. На замену Ци яростного дракона или властного тигра пришёл призрачный холод. Его белая мантия вдруг стала чёрной, словно на неё пролили чернила.

Все увидели страшный бронзовый лик.

“Эта битва будет всему точкой. Я стал тем, кто я есть благодаря тебе”. В его голосе звучала мрачная ярость. Ли Муюнь загорелся чёрным пламенем.

Он походил на чёрное солнце, которое пожирает всё вокруг.

Это был наследник Секты Духа Подземного Мира.

Глава 1040. Великое Мастерство Намерения Меча и Сабли

“Признал наконец?” Дин Хао усмехнулся и покрылся густым Ци меча. Лёгкое намерения меча закружилось вокруг него. Стоило ему захотелось, и оно превратится в десятки тысяч мечей.

“Всё это уже не важно”. Ли Муюнь был мрачным, словно настоящий признак з мира мёртвых. Он сказал с улыбкой: “Если я тебя одолею, всё будет моим. Кто запомнит мертвеца?”

Дин Хао рассмеялся: “Жаль ты на такое не способен”.

“Хе-хе, мелкий ублюдок, похоже ты не знаешь, кто такой мой юный мастер…” Чёрный призрак странно заулыбался и заговорил.

Но глаза Дин Хао вспыхнули жаждой крови.

“Старая шавка”.

Бум!

Вдруг с неба ударила молния.

Чёрный дух сильно удивился и сразу же попытался убежать, но тут на плече его появился странный холодок, а затем сильная боль. Он посмотрел на свою руку и вдруг обнаружил, что она лежала на земле, струилась кровь…

“Облезший, старый пёс, и ещё смеешь лаять?” С презрением спросил Дин Хао.

Одним ударом юноша отрубил руку Божественному мастеру. Все собравшиеся затаили дыхание, когда это увидели.

“Ты…” Тёмный призрак хмыкнул, вокруг него завихрилось чёрное призрачное Ци. В мгновения ока отрубленная рука отросла назад. За капюшоном тёмного воина загорелись красные глаза. Он уставился на Дин Хао.

Божественному мастеру не сложно было отрастить отрубленную конечность, но всё равно сила Дин Хао его удивила.

Как обычный мальчишка из Секты Пытливого Меча мог быть настолько силён?

В мгновения ока он оставил презрение и расслабленность.

“Атаковать будем вместе, это сэкономит время”. Дин Хао скрестил руки у себя за спиной. Он казался крепким как гора. Намерения Меча и Сабли вихрились вокруг него, они не только не подавляли друг друга, но даже делали себя сильнее. Ощущалось влияние Великого Дао.

Невидимый потенциал наполнял тело юноши.

Всем собравшимся на площади вдруг показалось, что между небом и землёй остался один только Дин Хао. Это было некое непонятное чувство.

Все вокруг вдруг застыли, не смея пошевелиться. Казалось, стоит им совершить хоть малейшее движение, и ужасная сила Дин Хао хлынет наружу, изничтожая всё вокруг.

Красные глаза под капюшоном тёмного духа вздрогнули.

Он вдруг понял, насколько силён был его противник.

Но Ли Муюнь только беззаботно кивнул: “Хорошо, атакует одновременно”. Стоило его голосу затихнуть, как он превратился в чёрный дух и пропал.

Сразу же раздался рёв десяти тысяч призраков. Один за другим восставали чёрные тени.

Если бы не стенки Намерения Сабли, все воины вокруг, наверное, уже бы кашляли кровью. Звуковая волна обладала ужасающей мощью.

Всё вокруг теперь напоминало обитель призраков.

Призрак со злобной улыбкой закружился и обратился вихрем чёрного тумана. Словно огромная дрель он полетел на Дин Хао.

Треск!

Вокруг юноши засияли молния.

Раздался грохот.

Стоило любому чёрному призраку приблизится к юноше, как сразу же они растворялись, словно снег, на который прыснули горячей водой. Гром и молния были самыми чистыми силами во всём мире. Они подавляли мрачную силу духов.

Кап-кап.

Вдруг пошёл дождь. Дождевые воды скрыли Дин Хао.

Всё это смотрелось чрезвычайно странно. Вокруг Дин Хао вдруг на две сотни метров в вышину и десять в диаметре появился маленький мир. Вокруг могло сиять солнце, мог дуть нежный ветерок и могло сиять бескрайнее небо, но внутри дул сильный ветер и шёл дождь. Временами проглядывались хвосты рыб и звучали крики уток…

“Сила законов? Они меняется, как времена года. Что это за техника”?

Многие на площади были в шоке.

Божественные силы Дин Хао выходили за пределы возможного.

“Умри!” Призрачная тень заревела, появился бур ещё больше, он стремительно закружился и ринулся на него. Полный жажды крови, он стал прорываться через грозу и дождевые воды.

Сразу же хлынули молнии. Усилилась жажда крови.

Среди вихря и ливня призрачный бур заревел ещё страшнее. Он замедлялся, но при этом неумолимо рвался к своей цели. Само пространство скривилось вокруг него, словно желе.

Дин Хао стоял и не двигался. Юноша медленно сжал кулак.

Яркий серебристый свет наполнил его правую руку. Юноша медленно приподнял её. Её как будто покрыла жидкая броня.

Затем Дин Хао ударил.

И сразу же его рука превратилась в прозрачный, несравненный Божественный клинок.

Его острие врезалось в призрачный бур.

Чи! Чи!

Раздался лёгкий треск, и бур сразу же развалился. Правый кулак Дин Хао засиял яркий светом. Сияние превратилось в божественный меч, который начал изничтожать всё вокруг.

“Агх…” Призрак в ужасе заревел. Его чёрное тело собралось назад. Он ринулся в сторону.

Он и представить не мог, что удар Дин Хао будет настолько острым.

Ужасающее Намерение меча могло смести всё на своём пути. «Призрачный Бур Бродячих Дуг» не мог сдержать его напора.

Меж тем в тело духа проникло Намерения меча. Оно стало изничтожать его изнутри.

Меж тем рядом вдруг появился притаившийся Ли Муюнь. Он ударил ладонью.

“Призрачная Печать!” Закричал юноши. С виду ладонь его казалась обыкновенной, но на самом деле в ней заключалась мощь бесчисленных духов. На ней появилась чёрная печать, и он её медленно повернул.

“Ха-ха-ха!” Дин Хао рассмеялся и вдруг исчез.

!

Призрачная Печать прошла мимо.

Тем не менее Божественные Способности Секты Духа Подземного Мира всегда были пугающими и таинственными. Печать вдруг превратилась в чёрный свет, который ринулся вслед за Дин Хао.

Юноша замелькал и вдруг появился прямо перед призрачной фигурой.

“Сперва разберусь с тобой, старый пёс”. Стоило голосу его затихнуть, как с неба хлынул дождь. Сердце Дин Хао наполнилось жаждой крови. Левая рука юноши покрылась громом и молниями, вокруг правой завихрился ветер и капли дождя. Они одновременно ударили духа.

“А… Ах!” Раздался взрыв, он вскрикнул и его отбросило назад. В полёте призрак выплюнул кровавый сгусток.

Он и представить не мог, что уступает Дин Хао даже в скорости.

В его вены как будто запустили две спицы, одну холодную, другую обжигающе горячую Ужасная боль наполняла его. Его чёрный капюшон развалился на части, его унесли потоки ветра, открывая его лицо. Мужчина был похож не скелета.

У него была сморщенная, похожая на кору старого дерева кожа, которая крепка прилипала к скелету. Лицо у него было натянуто на череп, глаза впалыми, зрачки серыми. Он походил на сухую звериную шкуру, которую натянули на человеческий скелет…

На спине у него было два отпечатка рук, один серебристый, другой золотой. Они казались не очень глубокими, несерьёзными.

Но при этом сам он прекрасно знал, насколько страшны его раны. Намерения меча изничтожало его изнутри, поглощая жизненные силы мужчины.

К этому времени Призрачная Печать Ли Муюня добралась до Дин Хао.

Юноша ударил кулаком.

Намерения Меча хлынуло в небеса.

Все движения Дин Хао были наполнены Намерениями меча. Он был не особенно быстрым, но и не медленным. При это все его действиями были наполнены странной, сильной мудростью.

Бум!

Призрачная печать развалилась.

Дин Хао вздрогнул, рука его онемела, но и не более.

“Ха-ха-ха, и это всё, на что Секта Духа Подземного Мира способна?” Юноша рассмеялся. Ци бурлило внутри него. Он был на 9-м этапе Святого Боевых Искусств, уже почти полу-Божественным обеими Даньтянями. Силы его были почти равны Божественному, а ведь у него ещё была мощь Намерения Меча и Сабли. Юноша была почти непобедим.

Ли Муюнь выглядел задумчиво.

“Намерения Меча и Сабли Дин Хао достигли стадии большого Мастерства?” Он почувствовал давление.

Нынешний Дин Хао разительно отличался от того, которого Ли Муюнь встретил в Городе Каменного Утёса Божественного Континента. Теперь все движения юноши как будто содержали в себе Намерения Меча и Сабли. Каждым своим действием он как будто вызывал гром и молнии, дождь и крики уток. Он шевелился и расцветали вишни. Странный ритм наполнял меч и саблю в руках юноши. Он мог пробить даже самую сильную защиту, все его движения были сравнимы с Божественными Способностями.

Это был знак, что юноша уже достиг большого успеха в освоении Намерений Меча и Сабли.

Теперь всё было саблей и всё было для него мечом.

“Его силы растут с пугающей скоростью”. Ли Муюнь вытянул руку и сделал печать. Огромная чёрная печать появилась у него за спиной. Она была как будто материальной, аура его взмыла в небеса. Снова юноша ударил.

Печать огромного призрака навалилась на Дин Хао словно сами небеса.

Юноша не боялся. Он ударил левым кулаком и закричал яростным голосом: “Откройся!”

Намерение Сабли хлынуло в небеса, мелькнул электрический свет, раздался грохот.

Намерение Сабли пронзило небеса, прогремел гром.

Огромная, иллюзорная сабля зависла перед призрачной печатью.

Бум!

Весь мир задрожал.

Печать исчезла.

Но вдруг костлявый призрак с яростным выражением лица набросился на Дин Хао со спины.

Юноша его как будто не видел.

Кто-то уже собирался предупредить его, как вдруг раздался взрыв. Призрак закашлял кровью и полетел назад. Вдруг он встал посреди неба и замер. Кровь ручьями вырывалась у него из ран…

Призрачный клинок в его руках были всего в пальце от спины Дин Хао.

Но преодолеть это расстояние было невозможно.

“Ты труп”. Сказал юноша, словно сам Бог Смерти.

Пенг~ Пенг~ Пенг~!

Гремели тупые удары. Снова и снова кровь вырывалась из духа.

Вдруг Божественный Мастер взорвался. Он превратился в кровавый сгусток, и только его зеленоватая душа с криком смогла убежать…

Его тело разрушали изнутри Намерения Меча и Сабли. Он не мог сдержать эту силу.

Дин Хао поднял руку.

Чи! Чи!

Намерения Меча хлынуло вслед за зелёной душой.

Ли Муюнь рассмеялся и создал рукою печать. Огромный силуэт заградил собою Намерение Меча. Сам юноша вдруг появился прямо перед душой и открыл рот…

Юноша засасывал зелёный дымок.

“Нет, как ты смеешь. Не поглощай меня… Я учил тебя, ты…” Душа бешено заревела, но сбежать не могла. Ли Муюнь притянул её в свой рот.


Дата добавления: 2021-07-19; просмотров: 38; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!