Национальное законодательство.



В развитых странах с рыночной экономикой, в большинстве развивающихся государств и в странах с переходной экономикой по отношению к иностранным инвестициям действует принцип национального режима. Он получил поддержку и на международном уровне.

Национальный режим дает много преимуществ иностранному инвестору: зарубежные предприниматели могут основывать свои компании и хозяйствовать на тех же условиях, что и местные, вступая друг с другом в полноценную конкуренцию; избирать любую принятую в данной стране организационно-правовую форму ведения хозяйственной деятельности; пользоваться большинством местных льгот; получать доступ к финансовым, трудовым, научно-техническим и другим ресурсам страны — реципиента капитала.

Международные договоры.

Можно выделить два уровня международно-правовых соглашений, так или иначе затрагивающих вопросы правового регулирования иностранных инвестиций: двусторонний и многосторонний. В рамках первого из них особое внимание следует уделить торговым договорам, договорам о защите и поощрении капиталовложений и соглашениям о налогообложении.

Регулирование инвестиционных отношений на двустороннем уровне происходит при помощи следующих основных международных договоров.

Торговые договора. Практика заключения подобных соглашений возникла в древние времена и окончательно оформилась с образованием национальных рынков государств и становлением единого мирового хозяйственного оборота. К настоящему времени торговые договоры из средства регулирования международных торговых отношений постепенно превратились также в одну из форм регулирования иностранных инвестиций.

Договоры и соглашения об иностранных инвестициях. Этот вид соглашений как форма правового регулирования международных экономических отношений возник после Второй мировой войны. Их главная цель — обеспечение притока иностранного частного капитала в другие страны путем предоставления ему юридических гарантий от так называемых политических, или некоммерческих, рисков, в состав которых, в частности, включаются: а) гарантии от национализации предприятий иностранного капитала; б) гарантии от неконвертируемости валют при переводе капиталов и прибылей за рубеж; в) гарантии от ущерба инвестициям в случае социальных катаклизмов и другие. В договорах об инвестициях обычно содержится определение понятий "инвестиции" (капиталовложения) и "инвестор".

В этих соглашениях оговаривается предоставление иностранному инвестору режима наибольшего благоприятствования или национального режима, а также возможность его обращения за защитой своих прав как в суды страны – реципиента капитала, так и в международные судебные органы.

В настоящее время Россия участвует в более чем 30 подобных договорах. Они имеют особое значение для нашей страны в условиях известной незавершенности и нестабильности российского законодательства. В силу общепризнанного принципа приоритета положений международных договоров над национальными правовыми актами, договоры об инвестициях могут оказывать непосредственное регулирующее воздействие на отношения с участием иностранного инвестора, позволяя компенсировать недостатки соответствующих законов и подзаконных актов России.

Соглашения о налогообложении. Вопросы налогообложения играют важную роль в деле инвестирования частного иностранного капитала. С помощью соглашений о налогообложении государства-участники стремятся создать благоприятные условия для осуществления иностранных инвестиционных проектов и, таким образом, стимулировать инвестиционный процесс как основу экономического развития.

Как правило, подобные договоры заключаются в целях регулирования вопросов налогообложения при экспорте и импорте капитала между странами. Государства, подписывающие такие соглашения, обычно берут на себя обязательство полностью или частично освобождать предприятия, контролируемые иностранным капиталом, от налогообложения.

Регулирование инвестиционных отношений на многостороннем уровне. Многостороннее правовое регулирование отношений, связанных с иностранным инвестированием капитала, начало складываться в 60-х годах XX столетия. Однако его предпосылки обозначились значительно раньше. Еще в 1929 г. в Париже по инициативе Лиги Наций была созвана конференция с целью заключения многосторонней международной конвенции по обращению с иностранцами и их собственностью. Однако она закончилась безрезультатно.

 

27.Национально-правовое регулирование иностранных инвестиций в РФ.

 

Правовое регулирование иностранных инвестиций Иностранные инвестиции — это материальные и нематериаль- ные ценности, принадлежащие юридическим и физическим ли- цам одного государства и находящиеся на территории другого го- сударства с целью извлечения прибыли. Одно из оснований, по которому можно провести классифи- кацию инвестиций, — имущественный или неимущественный их ха- рактер. Под неимущественными инвестициями следует понимать права на литературные и художественные произведения, в том числе звукозаписи; права на изобретения, промышленные образ- цы, топологии интегральных схем; а также специфические техно- логические сведения (ноу-хау), секреты производства, конфиден- циальную коммерческую информацию, товарные знаки, знаки об- служивания, фирменные наименования, т. е. все, что входит в понятие интеллектуальной собственности. Все остальные кате- гории инвестиций относятся к имущественным инвестициям. Их характерным признаком является материальное выражение: фи- нансы, материальные ценности. Другим основанием классификации инвестиций можно счи- тать участие или неучастие инвестора в управлении объектом ин- вестирования. По этому основанию инвестиции можно разделить на прямые и косвенные (портфельные) инвестиции. Прямые инве- стиции осуществляются в виде создания совместных предприятий и предприятий, на 100 процентов принадлежащих иностранному инвестору. При такой форме инвестирования иностранные инве- сторы «прямо и непосредственно» участвуют в управлении пред- приятием (компанией). Косвенные инвестиции не предусматрива- ют непосредственного участия в управлении предприятием (ком- панией), а предполагают получение иностранными инвесторами дивидендов на акции и ценные бумаги, т. е. на капитал, вложен- ный в эти предприятия в денежной форме. Как показывает практика, наиболее значительные прямые ин- вестиции осуществляются в экономику ведущих развитых стран, что связано прежде всего с хорошо отлаженным механизмом пра- вовых гарантий иностранным инвестициям. Но эти страны харак- теризуются высоким уровнем конкуренции, поэтому более высо- кий потенциал получения прибыли у стран с развивающейся эко- номикой, хотя там выше риск для иностранного инвестора. И наконец, в зависимости от источника финансирования иностранные инвестиции можно разделить на государственные, которые осуществляются в виде кредитов и займов, предоставляе- мых государствами и международными организациями (МБРР, МВФ, ЕБРР и др.), и частные, осуществляемые иностранными юридическими и физическими лицами. Объектом правового регу- лирования международного частного права являются правовые отно- 280 Часть третья. Институты и подотрасли международного частного права шения, возникающие в связи с частным иностранным инвестирова- нием. В структуре правового регулирования инвестиционных отно- шений можно выделить два уровня: 1) международно-правовой, формирующийся путем заключения международных договоров, и 2) внутригосударственный, основу которого составляет нацио- нальное законодательство принимающего государства. Международно-правовое регулирование инвестиционных отно- шений осуществляется, как уже было сказано, путем заключения государствами и другими субъектами международного права меж- дународных договоров. По кругу участников такие международ- ные договоры можно разделить на три группы: многосторонние международные договоры, основной целью которых является за- щита иностранных инвестиций на межгосударственном уровне (например, Конвенция о порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами 1965 г.; Конвенция об учреждении Многостороннего агентства по гаран- тиям инвестиций 1985 г.); региональные международные договоры (например, соглашения стран СНГ) и двусторонние соглашения (здесь можно говорить как о соглашениях между государствами по вопросам защиты иностранных инвестиций, устранению двой- ного налогообложения, так и соглашениях между государствами и международными организациями— МБРР, ЕБРР, ЕС). Конвенция о порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами была подписана в Вашингтоне 18 марта 1965 г. и вступила в силу 14 октября 1966 г. 1 В соответствии с Конвенцией при МБРР был создан Междуна- родный центр по разрешению инвестиционных споров между го- сударствами, с одной стороны, и физическими и юридическими лицами, выступающими в качестве иностранных инвесторов — с другой. Инвестиционные споры разрешаются путем проведения примирительной процедуры (гл. III Конвенции) либо путем ар- битражного производства (гл. IV). Развитие новых форм экономического сотрудничества привело к созданию более действенного механизма защиты иностранных инвестиций —страхованию. В сентябре 1985 г. в Сеуле была под- писана Конвенция об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций (далее — Агентство) (вступила в силу 12 апреля 1988 г.)2 . Основная идея Конвенции — предоставить иностранным инвесторам финансовые гарантии от некоммерче- ских рисков путем страхования инвестиций. Цель всех видов страхования — стимулирование потока капитала в менее развитые страны путем снижения риска для определенного круга инвесто- 1 Российская Федерация не является участником Конвенции. 2 С 1995 г. Российская Федерация участвует в Конвенции. Глава 10. Собственность в международном частном праве 281 ров в связи с финансированием ими отдельных проектов в разви- вающихся странах. Агентство в этих случаях выступает гарантом того, что обязательства перед инвестором будут соблюдаться. Для достижения поставленных целей Агентство: а) предостав- ляет гарантии, включая сострахование и перестрахование от не- коммерческих рисков в отношении инвестиций, осуществляемых в какой-либо стране-члене из других стран-членов (п. «а» ст. 2); б) проводит соответствующую дополнительную деятельность по оказанию содействия потоку инвестиций в развивающиеся страны и между ними (п. «в» ст. 2); а также в) пользуется такими други- ми дополнительными полномочиями, которые могут потребовать- ся для выполнения поставленных целей (п. «с» ст. 2). В зависимости от того, какие некоммерческие риски покры- ваются Агентством, можно выделить следующие виды страхова- ния, упомянутые в Конвенции. 1. Перевод валюты. Этот вид страхования защищает инвестора от убытков, связанных с невозможностью инвестора конвертиро- вать денежные средства в местной валюте (доходы, выплаченная сумма долга, проценты по долгу, капитал и другие платежи) для вывоза их из страны. По данному виду страхования инвестору га- рантируется защита на случай задержек с получением конверти- руемой валюты в связи с действием или бездействием правитель- ства принимающего государства; неблагоприятным изменением законов по обмену валют; ухудшением условий, влияющих на об- мен и возможность вывоза иностранной валюты. При этом, однако, следует учитывать, что данный вид страхо- вания не покрывает девальвацию местной валюты. На этот счет ст. 11 Конвенции содержит следующее положение: «По совмест- ному заявлению инвестора и принимающей Стороны Совет ди- ректоров... может утвердить расширение сферы охвата настоящей статьи на конкретные некоммерческие риски... но ни при каком случае не риск девальвации или обесценивания валюты». 2. Экспроприация или аналогичные меры. Этот вид страхова- ния защищает инвестора от «любых законодательных или адми- нистративных действий или бездействий, исходящих от прини- мающего правительства, в результате которых владелец гарантии лишается права собственности на свои капиталовложения, кон- троля над ними или существенного дохода от такого капитало- вложения». Под «любыми законодательными или административными действиями» следует понимать действия, предпринимаемые ис- полнительными органами, но ни в коем случае не действия су- дебных органов при исполнении своих функций. При этом в ст. 11 указывается, что под действие настоящего положения не под- падают общеприменимые меры недискриминационного характера, обычно принимаемые правительствами с целью регулирования 282 Часть третья. Институты и подотрасли международного частного права экономической деятельности на своей территории. Это прежде всего меры, связанные с налогообложением, соблюдением приро- доохранного и трудового законодательства, меры по поддержанию общественного порядка и т. д. Страхование возможно как от частичной, так и от полной экспроприации. 3. Война и гражданские беспорядки. Данный вид страхования защищает инвестора от повреждения, разрушения или исчезнове- ния основных фондов в результате войны или гражданских бес- порядков. Этот риск включает в себя революции, восстания, го- сударственные перевороты и другие аналогичные акты, которые не могут регулироваться правительством принимающего государ- ства. Приведенное положение по общему правилу не должно ка- саться террористических актов, направленных непосредственно против владельца гарантий. Таким образом, пп. I, II, IV ч. «а» ст. 11 Конвенции преду- сматривают покрытие по трем общепризнанным категориям не- коммерческих рисков: риск, связанный с переводом валют; риск, связанный с экспроприацией, и риск войны и гражданских бес- порядков. 4. Нарушение условий договора (контракта). Данный вид страхования гарантирует инвестору защиту от потерь, связанных с нарушением условий или разрывом контракта со стороны пра- вительства принимающего государства. Компенсация предоставля- ется только в случаях, когда: 1) не существует органа, к которому инвестор мог бы обратиться с иском по договору (контракту) против правительства принимающего государства; 2) обращению к такому органу препятствует неразумная задержка, как она опре- делена в договоре о гарантии; 3) после вынесения окончательного решения в свою пользу иностранный инвестор не может добиться его осуществления. При наличии любого из трех условий Агент- ство выплачивает компенсацию. Застраховать свои инвестиции может любой инвестор любой страны-члена, кроме той страны, в которую вкладываются средст- ва (ст. 13). Однако из этого правила есть одно исключение. Пра- во на получение гарантии может быть распространено на физиче- ское лицо, которое является гражданином принимающей страны, или юридическое лицо принимающей страны. Это исключение не случайно. Состоятельные граждане многих развивающихся государств предпочитают жить за границей, где имеют значительные финансовые средства. А основная задача Агентства, как уже говорилось, — усиление потока инвестиций в развивающиеся страны с целью повышения уровня их эконо- мического развития. Помимо всего прочего, для выполнения этой задачи Агентство способствует инвестированию средств из-за ру- Глава 10. Собственность в международном частном праве 283 бежа гражданами принимающих государств и тем самым содейст- вует репатриации капитала в развивающиеся страны. В настоящее время страхование иностранных инвестиций привлекает все большее внимание как принимающих государств, так и частных инвесторов. Свидетельством тому — проходившая в Атлантик-Сити (США) первая российско-американская конфе- ренция «Страхование инвестиций: законодательство и перспекти- вы в СНГ»1 . Примером региональных соглашений в области иностранного инвестирования является Соглашение стран СНГ «О сотрудни- честве в области инвестиционной деятельности» от 24 декабря 1993 г. 2 В соответствии с данным договором стороны берут на себя обязательства сотрудничать в области разработки и осущест- вления инвестиционной политики; принимать меры с целью сближения своего законодательства по вопросам инвестиционной деятельности; придерживаться в рамках своего законодательства согласованного подхода к вопросам, связанным с привлечением иностранных займов и инвестиций из государств, не являющихся участниками Соглашения, и международных организаций для осуществления проектов, отвечающих общей заинтересованности сторон, с предоставлением таким иностранным инвесторам права на приобретение национальных ценных бумаг, пользование зем- лей, аренду имущества, а также с заключением концессионных договоров и созданием свободных экономических зон и других форм деятельности; сотрудничать между собой для устранения недобросовестной конкуренции на международном и внутреннем рынках. Иностранными инвесторами в соответствии со ст. 2 Соглашения являются юридические и физические лица государств-участников, а. также сами государства-участники и расположенные в пределах их территории государственные и административно-территориальные образования. Включение в состав субъектов инвестиционной дея- тельности самих государств-участников позволяет сделать вывод о том, что Соглашение распространяется не только на частное ино- странное инвестирование, но и на государственное. Иностранным инвесторам Соглашение гарантирует выплату адекватной, быстрой и эффективной компенсации в случае на- ционализации (ст. 7); беспрепятственный перевод в государст- ва-участники прибыли, полученной от инвестиционной деятель- ности (ст. 8); освобождение от взимания таможенных пошлин и налогов на имущество, ввозимое из других государств в качест- ве вклада в уставный капитал предприятия и предназначенное 284 Часть третья. Институты и подотрасли международного частного права для собственного материального производства (ст. 15); право пользования землей, включая ее аренду, и иными природными ресурсами (ст. 20)[ . В развитие Соглашения о сотрудничестве в области инвести- ционной деятельности 28 марта 1997 г. в рамках СНГ принима- ется Конвенция о защите прав инвестора, которая определила правовые основы осуществления различных видов инвестиций и гарантии прав инвесторов на осуществление инвестиций и по- лучаемые от них доходы 2 . Согласно Конвенции для иностранных инвесторов устанавли- вается национальный режим (за исключением изъятий, которые определяются национальным законодательством принимающего государства). Инвесторам предоставляются гарантии от изменения законодательства (ст. 5); защиты инвестиций от национализации (ст. 9); использования доходов (ст. 12). Инвесторам предоставля- ется право приобретать акции и иные ценные бумаги, в том чис- ле и государственные (ст. 14); участвовать в приватизации (ст. 15); приобретать вещйые права на земельные участки, при- родные ресурсы и недвижимое имущество в соответствии с зако- нодательством принимающего государства (ст. 18); заключать кон- цессионные договоры и соглашения о разделе продукции в отно- шении объектов, относящихся к монополии принимающего государства (ст. 19). Споры по осуществлению инвестиций в рамках указанной Конвенции могут рассматриваться судами или арбитражными су- дами, или международными арбитражными судами стран — уча- стниц спора. В целом Конвенция посвящена институту гарантий и может быть успешно использована в будущем в качестве основы для за- ключения двусторонних соглашений между государствами-участ- никами 3 . Наиболее гибким инструментом регулирования межгосу- дарственных инвестиционных отношений являются соглашения о взаимном поощрении и взаимной защите иностранных капита- ловложений. В настоящее время на территории РФ действуют соглашения с иностранными государствами как заключенные СССР, так и Россией. Советский Союз подписал соглашения с Финляндией, Францией, Нидерландами, Канадой, Италией, Австрией и рядом других стран. Постановлением Правительства РФ от 11 июля 1992 г. № 395 был одобрен типовой проект Соглашения о поощ- рении и взаимной защите капиталовложений. На основании это- 1 Соглашение было подписано всеми государствами — участниками СНГ. 2 Вестник ВАС РФ. 1997. №8 . 3 Конвенция не подписана Туркменистаном, Республикой Узбекистан и Украиной. Глава 10. Собственность в международном частном праве 285 го проекта были заключены соглашения с Болгарией, Грецией, Данией, Кубой, Польшей, Румынией, Словакией и США. Соглашения обращают внимание на следующие моменты: ус- тановление режима для иностранных инвестиций; предоставление гарантий по защите интересов иностранных инвесторов; разреше- ние инвестиционных споров. В соответствии с соглашениями капиталовложениям или до- ходам инвесторов каждой из сторон всегда предоставляется спра- ведливый и равноправный режим в соответствии с принципами международного права —режим наибольшего благоприятствова- ния. В случае нанесения ущерба капиталовложениям инвесторов на территории одной из сторон соглашения в результате войны, других вооруженных конфликтов; введения чрезвычайного поло- жения или других чрезвычайных обстоятельств предусматривается компенсация убытков путем восстановления имущества, возмеще- ния ущерба, компенсации. Предусматривается компенсация за та- кие действия принимающего государства, как национализация или экспроприация, которые могут проводиться в общественных интересах в установленном законом порядке и которые не долж- ны носить дискриминационный характер. При этом такие меры должны сопровождаться своевременной, достаточной и эффектив- ной компенсацией. Инвестиционные споры между принимающим государством и иностранным инвестором могут рассматриваться арбитражем ad hoc или институционными арбитражами. Таким образом, цель двусторонних соглашений о защите ино- странных капиталовложений, заключаемых повсеместно, — обес- печить на территории одного договаривающегося государства в отношении капиталовложений другого договаривающегося го- сударства режим не менее благоприятный, чем в отношении ка- питаловложений инвесторов третьих стран; предоставить гарантии беспрепятственного вывоза валютной части прибыли совместных предприятий и гарантии от некоммерческих рисков. Помимо двусторонних соглашений о защите иностранных ка- питаловложений инвестированию иностранного капитала в эко- номику принимающего государства в значительной мере способ- ствуют соглашения об избежании двойного налогообложения. Та- кие соглашения были заключены СССР с Великобританией, Канадой, Испанией, Кипром, Италией, Бельгией, Нидерландами, Данией, Норвегией, Францией, Финляндией, Швецией, Швейца- рией, Австрией, Японией, ФРГ, Малайзией, Индией. Все они яв- ляются действующими для Российской Федерации. Аналогичные соглашения РФ заключила с США, Украиной, Словакией, Ирлан- дией, Словенией, Югославией и Бельгией и другими странами. Эти соглашения призваны разделить налоговую юрисдикцию государств, согласовать наиболее важные в налоговых вопросах термины, установить круг доходов, облагаемых налогами в не- 286 Часть третья. Институты и подотрасли международного частного права скольких государствах, установить налоговый режим, приемлемый для обеих сторон, и, наконец, определить порядок оказания вза- имной помощи в вопросах налогообложения. Все это создает до- полнительные гарантии для иностранного инвестирования. Действующие международные договоры создают единый меха- низм, направленный на защиту иностранных инвестиций, и исходят из некоторых единых принципов правового регулирования инвестици- онных отношений. Инвестиционное законодательство принимающих стран, ис- пользуя этот механизм и эти принципы, носит комплексный ха- рактер и, как правило, представлено специальными инвестицион- ными законами, законами в области валютного регулирования и валютного контроля, трудовым законодательством, регулирую- щим отношения с иностранным элементом, и другими специаль- ными законами. Особенностью инвестиционного законодательства является то, что оно не применяет коллизионный способ регули- рования и его нормы прямо регулируют отношения между ино- странным частным инвестором и государством. В принимающих государствах иностранным инвестициям мо- жет быть предоставлен национальный режим, режим наибольшего благоприятствования или привилегированный режим. При нацио- нальном режиме иностранные инвесторы осуществляют свою дея- тельность на тех же условиях, что и национальные инвесторы, за некоторым исключением. При режиме наибольшего благоприятство- вания иностранным инвесторам предоставляются равные условия осуществления инвестиционной деятельности без предоставления каких-либо преимуществ некоторым из них. Привилегированный ре- жим (режим преференций) заключается в предоставлении некото- рых льгот при ввозе сырья и оборудования, освобождении от та- моженных пошлин и налогов и т. д. для иностранных инвесторов, осуществляющих свою деятельность в слаборазвитых отраслях эко- номики, труднодоступных регионах, географических центрах со слаборазвитой инфраструктурой и требующих крупных вложений капитала. Принимающие государства могут проводить мероприятия по ограничению иностранных капиталовложений, которые сводятся к следующему: 1) запрещение деятельности иностранного инве- стора в определенных отраслях экономики; 2) установление осо- бого государственного контроля за допуском иностранного инве- стора к разработке недр и естественных богатств; 3) обязательное долевое участие государства в создаваемых иностранным инвесто- ром предприятиях; 4) установление специального фискального ре- жима; 5) определение концессионной политики. Государства, проводящие активную политику привлечения иностранных инвестиций, имеют и более развитое инвестицион- Глава 10. Собственность в международном частном праве 287 ное законодательство (КНР, Польша, Венгрия, Аргентина, Мекси- ка и др.). По мнению экспертов ЮНКТАД, стремление транснациональ- ных компаний усилить свою активность в развивающихся странах определяют следующие моменты: высокие темпы экономического роста; низкие издержки на рабочую силу, в том числе высокой ква- лификации; дешевое сырье; улучшающаяся инфраструктура; станов- ление структуры промышленного производства; региональная инте- грация; либеральный режим для инвестиций; благожелательная для предпринимательства политика правительства; создание легальных рынков капитала и бирж; проводимая приватизация 1 . Правовая база для иностранного инвестирования в Россий- ской Федерации прежде всего представлена специальными зако- нами: «Об инвестиционной деятельности в РСФСР» 1991 г., «О соглашениях о разделе продукции» 1995 г., «Об иностранных инвестициях» 1999 г. Кроме того, имеются отдельные отраслевые законы, а также указы Президента и постановления Правительства. Закон об иностранных инвестициях от 14 июля 1999 г. пони- мает под иностранными инвестициями вложение иностранного капитала в объект предпринимательской деятельности на террито- рии РФ в виде объектов гражданских прав, принадлежащих ино- странному инвестору, если такие объекты гражданских прав не изъяты из оборота или не ограничены в обороте в РФ в соответ- ствии с федеральными законами, в том числе денег, ценных бу- маг (в иностранной валюте и валюте РФ), иного имущества, иму- щественных прав, имеющих денежную оценку исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллекту- альную собственность), а также услуг и информации (ст. 2). Правовой режим иностранных инвестиций, а также деятель- ность иностранных инвесторов по их осуществлению, согласно ст. 4 Закона, не может быть менее благоприятен, чем режим для имущества, имущественных прав и инвестиционной деятельности юридических лиц и граждан РФ, лишь за некоторым исключением. Изъятия ограничивающего характера для иностранных инвесторов могут быть установлены федеральными законами только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Изъ- ятия стимулирующего характера в виде льгот для иностранных ин- весторов могут быть установлены в интересах социально-экономиче- ского развития РФ. При этом виды льгот и порядок их предостав- ления устанавливаются законодательством РФ. Закон предусматривает целый комплекс мер, представляющих собой гарантии капиталовложениям иностранных инвесторов. Пе- См.: Бюллетень иностранной коммерческой информации. 1994. 7 июня. 288 Часть третья. Институты и подотрасли международного частного права речень этих мер значительно расширился по сравнению с 1991 г., когда был принят первый российский закон об иностранных ин- вестициях. Среди них гарантии: правовой защиты деятельности иностранных инвесторов на территории РФ; использования ино- странным инвестором различных форм осуществления инвести- ций на территории РФ; перехода прав и обязанностей иностран- ного инвестора другому лицу; компенсации при национализации и реквизиции имущества иностранного инвестора или коммерче- ской организации с иностранными инвестициями; защиты от не- благоприятного изменения законодательства РФ; обеспечения надлежащего разрешения спора, возникшего в связи с инвестици- онной деятельностью; использования на территории РФ и пере- вода за пределы РФ доходов, прибыли и других правомерно по- лученных денежных сумм; права на беспрепятственный вывоз за пределы РФ имущества и информации в документальной форме или в форме записи на электронных носителях, которые были первоначально ввезены на территорию РФ в качестве иностран- ной инвестиции; драва на приобретение ценных бумаг; участия в приватизации; предоставления права на земельные участки, другие природные ресурсы, здания, сооружения и иное недвижи- мое имущество (ст. 5—15). Закон 1999 г., так же как и Закон 1991 г., предусматривает в исключительных случаях возможность национализации ино- странной собственности с выплатой адекватной и своевременной компенсации. Рассмотрим данный вопрос несколько подробнее. Термин «национализация» означает огосударствление, т. е. пере- ход из частной собственности в собственность государства земли, промышленных предприятий, банков, транспорта и т. д. Право государств на национализацию было подтверждено Декларацией об установлении нового международного экономического порядка 1974 г., Хартией экономических прав и обязанностей государств 1974 г. и целым рядом резолюций Генеральной Ассамблеи ООН. В настоящее время право это общепризнанно и не вызывает со- мнений. Спорным остается лишь вопрос о выплате компенсации при национализации. В ходе дискуссии по данной проблеме четко обозначились три концепции. Согласно первой концепции, имеющей значи- тельное распространение среди юристов-международников разви- вающихся стран, в настоящее время не существует правовой нор- мы — ни договорной, ни обычной, — обязывающей быстро и эф- фективно компенсировать убытки иностранного инвестора при национализации 1 . 1 См.: Войтович С. А. Принципы международно-правового регулирования межгосударственных экономических отношений. Киев, 1988. С. 63. Глава 10. Собственность в международном частном праве 289 Однако положение о компенсации содержится и в резолюции 1803/XVI1/ Генеральной Ассамблеи ООН «О неотъемлемом суве- ренитете над природными ресурсами», и в Хартии экономических прав и обязанностей государств, согласно которой государство, осуществляющее национализацию иностранной собственности, «должно выплачивать соответствующую компенсацию с учетом соответствующих законов и постановлений и всех обязательств, которое это государство считает уместным» (ст. 2). В целом придерживающийся этой концепции Э. Хименес де Аречага считает, однако, что обязанность выплачивать компенса- цию вытекает из принципов справедливости и недопустимости несправедливого обогащения1 . В основном же эта концепция признает право иностранных инвесторов на компенсацию в случае национализации, но это право не является бесспорным. Согласно второй концепции выплата компенсации при нацио- нализации является обязательной, и норма эта носит обыч- но-правовой характер. Такой точки зрения придерживается боль- шинство юристов в Европе и Северной Америке, например И. Делупис, М. Мендельсон, О. Шахтер и др. 2 Суть этой концепции состоит в том, что компенсация при на- ционализации обязательна, однако нельзя вести речь о срочной, быстрой, эффективной и адекватной компенсации, а данные же- сткие формулировки сделать более гибкими, мягкими, осторож- ными— «справедливая», «соответствующая», «частичная» компен- сация. Согласно третьей концепции, которая является наиболее рас- пространенной, условия компенсации определяются национализи- рующим государством в соответствии с его национальным правом и с учетом конкретных обстоятельств. Никто не вправе обязать суверенное государство выполнять те или иные условия при про- ведении им своей внутренней политики, осуществлении своих внутренних функций. В настоящее время не существует обычно-правового принципа компенсации, вопрос этот находится в сфере ведения внутригосу- дарственного права, что следует из принципа суверенного равен- ства государств. Законы об иностранных инвестициях были приняты ,практи- чески во всех странах — бывших республиках СССР. Согласно им иностранные инвестиции пользуются полной правовой защитой и им предоставляется национальный режим. Как правило, зако- нами не допускается проведение национализации иностранных 1 Хименес де Аречага Э. Современное международное право. М., 1983. С. 454—455. 2 См., например: Delupis I. Finance and Protectiin of Investments in Developing Countries. 1973. P. 31. 10-602 290 Часть третья. Институты и подотрасли международного частного права инвестиций (например, законами Узбекистана, Казахстана, Эсто- нии). В случае изъятия инвестиций в связи со сложившимися чрезвычайными обстоятельствами (стихийными бедствиями, ава- риями, эпидемиями и т. п.) инвестору выплачивается эффективная и адекватная компенсация. Принятие инвестиционных законов в государствах СНГ способствовало созданию более благоприятно- го инвестиционного климата для иностранных инвесторов и пока- зало их заинтересованность в притоке иностранных инвестиций.

 

 


Что касается правового регулирования иностранных инвестиций на территории Российской Федерации, то оно осуществляется Федеральным законом «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»  и другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также международными договорами Российской Федерации.

Субъекты Российской Федерации вправе принимать законы и иные нормативные правовые акты, регулирующие иностранные инвестиции, по вопросам, относящимся к их ведению, а также к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, в соответствии с настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами.

Правовой режим деятельности иностранных инвесторов и использования полученной от инвестиций прибыли не может быть менее благоприятным, чем правовой режим деятельности и использования полученной от инвестиций прибыли, предоставленный российским инвесторам, за изъятиями, устанавливаемыми федеральными законами.

Изъятия ограничительного характера для иностранных инвесторов могут быть установлены федеральными законами только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Изъятия стимулирующего характера в виде льгот для иностранных инвесторов могут быть установлены в интересах социально-экономического развития Российской Федерации. Виды льгот и порядок их предоставления устанавливаются законодательством Российской Федерации.

Филиал иностранного юридического лица, созданный на территории Российской Федерации, выполняет часть функций или все функции, включая функции представительства, от имени создавшего его иностранного юридического лица (далее - головная организация) при условии, что цели создания и деятельность головной организации имеют коммерческий характер и головная организация несет непосредственную имущественную ответственность по принятым ею в связи с ведением указанной деятельности на территории Российской Федерации обязательствам.

Дочерние и зависимые общества коммерческой организации с иностранными инвестициями не пользуются правовой защитой, гарантиями и льготами, установленными настоящим Федеральным законом, при осуществлении ими предпринимательской деятельности на территории Российской Федерации.

Иностранный инвестор, коммерческая организация с иностранными инвестициями, созданная на территории Российской Федерации, в которой иностранный инвестор (иностранные инвесторы) владеет (владеют) не менее чем 10 процентами доли, долей (вклада) в уставном (складочном) капитале указанной организации, при осуществлении ими реинвестирования пользуются в полном объеме правовой защитой, гарантиями и льготами, установленными настоящим Федеральным законом.

Российская коммерческая организация получает статус коммерческой организации с иностранными инвестициями со дня вхождения в состав ее участников иностранного инвестора. С этого дня коммерческая организация с иностранными инвестициями и иностранный инвестор пользуются правовой защитой, гарантиями и льготами, установленными настоящим Федеральным законом.

Коммерческая организация утрачивает статус коммерческой организации с иностранными инвестициями со дня выхода иностранного инвестора из состава ее участников (при наличии нескольких иностранных инвесторов в составе ее участников - в случае выхода всех иностранных инвесторов). С этого дня указанная коммерческая организация и иностранный инвестор утрачивают правовую защиту, гарантии и льготы, установленные настоящим Федеральным законом.

Иностранному инвестору на территории Российской Федерации предоставляется полная и безусловная защита прав и интересов, которая обеспечивается настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также международными договорами Российской Федерации.

Иностранный инвестор имеет право на возмещение убытков, причиненных ему в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации.

Иностранный инвестор имеет право осуществлять инвестиции на территории Российской Федерации в любых формах, не запрещенных законодательством Российской Федерации.

Оценка вложения капитала в уставный (складочный) капитал коммерческой организации с иностранными инвестициями производится в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Оценка вложения капитала осуществляется в валюте Российской Федерации.

Иностранный инвестор в силу договора вправе передать свои права (уступить требования) и обязанности (перевести долг), а на основании закона или решения суда обязан передать свои права (уступить требования) и обязанности (перевести долг) другому лицу в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации.

Если иностранное государство или уполномоченный им государственный орган производят платеж в пользу иностранного инвестора по гарантии (договору страхования), предоставленной иностранному инвестору в отношении инвестиций, осуществленных им на территории Российской Федерации, и к этому иностранному государству или уполномоченному им государственному органу переходят права (уступаются требования) иностранного инвестора на указанные инвестиции, то в Российской Федерации такой переход прав (уступка требования) признается правомерным.

Имущество иностранного инвестора или коммерческой организации с иностранными инвестициями не подлежит принудительному изъятию, в том числе национализации, реквизиции, за исключением случаев и по основаниям, которые установлены федеральным законом или международным договором Российской Федерации.

При реквизиции иностранному инвестору или коммерческой организации с иностранными инвестициями выплачивается стоимость реквизируемого имущества. При прекращении действия обстоятельств, в связи с которыми произведена реквизиция, иностранный инвестор или коммерческая организация с иностранными инвестициями вправе требовать в судебном порядке возврата сохранившегося имущества, но при этом обязаны возвратить полученную ими сумму компенсации с учетом потерь от снижения стоимости имущества.

При национализации иностранному инвестору или коммерческой организации с иностранными инвестициями возмещаются стоимость национализируемого имущества и другие убытки. Споры о возмещении убытков разрешаются в порядке, предусмотренном статьей 10 настоящего Федерального закона.

В случае, если вступают в силу новые федеральные законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации, изменяющие размеры ввозных таможенных пошлин (за исключением таможенных пошлин, вызванных применением мер по защите экономических интересов Российской Федерации при осуществлении внешней торговли товарами в соответствии с законодательством Российской Федерации), федеральных налогов (за исключением акцизов, налога на добавленную стоимость на товары, производимые на территории Российской Федерации) и взносов в государственные внебюджетные фонды (за исключением взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации), либо вносятся в действующие федеральные законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации изменения и дополнения, которые приводят к увеличению совокупной налоговой нагрузки на деятельность иностранного инвестора и коммерческой организации с иностранными инвестициями по реализации приоритетных инвестиционных проектов либо устанавливают режим запретов и ограничений в отношении иностранных инвестиций в Российской Федерации по сравнению с совокупной налоговой нагрузкой и режимом, действовавшими в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации на день начала финансирования приоритетного инвестиционного проекта за счет иностранных инвестиций, то такие новые федеральные законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации, а также изменения и дополнения, вносимые в действующие федеральные законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации, не применяются в течение сроков, указанных в пункте 2 ст. 9 Федерального закона об иностранных инвестициях, в отношении иностранного инвестора и коммерческой организации с иностранными инвестициями, осуществляющих приоритетные инвестиционные проекты за счет иностранных инвестиций, при условии, что товары, ввозимые на таможенную территорию Российской Федерации иностранным инвестором и коммерческой организацией с иностранными инвестициями, используются целевым назначением для реализации приоритетных инвестиционных проектов.

Эти положения распространяются на коммерческую организацию с иностранными инвестициями, если доля, доли (вклад) иностранных инвесторов в уставном (складочном) капитале такой организации составляют свыше 25 процентов, а также на коммерческую организацию с иностранными инвестициями, реализующую приоритетный инвестиционный проект, независимо от доли, долей (вклада) иностранных инвесторов в уставном (складочном) капитале такой организации.

Стабильность для иностранного инвестора, осуществляющего инвестиционный проект, гарантируется в течение срока окупаемости инвестиционного проекта, но не более семи лет со дня начала финансирования указанного проекта за счет иностранных инвестиций. Дифференциация сроков окупаемости инвестиционных проектов в зависимости от их видов определяется в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

В исключительных случаях при реализации иностранным инвестором и коммерческой организацией с иностранными инвестициями приоритетных инвестиционных проектов в сфере производства или создания транспортной либо иной инфраструктуры с суммарным объемом иностранных инвестиций не менее 1 млрд. рублей (не менее эквивалентной суммы в иностранной валюте по курсу Центрального банка Российской Федерации на день вступления в силу настоящего Федерального закона), срок окупаемости которого превышает семь лет, Правительство Российской Федерации принимает решение о продлении для указанного иностранного инвестора и коммерческой организации с иностранными инвестициями срока действия условий и режима.

Правительство Российской Федерации:

- устанавливает критерии оценки изменения в неблагоприятном для иностранного инвестора и коммерческой организации с иностранными инвестициями отношении условий взимания ввозных таможенных пошлин, федеральных налогов и взносов в государственные внебюджетные фонды, режима запретов и ограничений осуществления иностранных инвестиций на территории Российской Федерации;

- утверждает порядок регистрации приоритетных инвестиционных проектов федеральным органом исполнительной власти;

- осуществляет контроль за исполнением иностранным инвестором и коммерческой организацией с иностранными инвестициями взятых ими обязательств по реализации приоритетных инвестиционных проектов в указанные сроки.

В случае неисполнения иностранным инвестором и коммерческой организацией с иностранными инвестициями обязательств, указанных в части первой настоящего пункта, они лишаются льгот, предоставленных им в соответствии с настоящей статьей. Сумма денежных средств, не уплаченных в результате предоставления указанных льгот, подлежит возврату в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Спор иностранного инвестора, возникший в связи с осуществлением инвестиций и предпринимательской деятельности на территории Российской Федерации, разрешается в соответствии с международными договорами Российской Федерации и федеральными законами в суде или арбитражном суде либо в международном арбитраже (третейском суде).

Иностранный инвестор после уплаты предусмотренных законодательством Российской Федерации налогов и сборов имеет право на свободное использование доходов и прибыли на территории Российской Федерации для реинвестирования или для иных не противоречащих законодательству Российской Федерации целей и на беспрепятственный перевод за пределы Российской Федерации доходов, прибыли и других правомерно полученных денежных сумм в иностранной валюте в связи с ранее осуществленными им инвестициями, в том числе:

- доходов от инвестиций, полученных в виде прибыли, дивидендов, процентов и других доходов;

- денежных сумм во исполнение обязательств коммерческой организации с иностранными инвестициями или иностранного юридического лица, открывшего свой филиал на территории Российской Федерации, по договорам и иным сделкам;

- денежных сумм, полученных иностранным инвестором в связи с ликвидацией коммерческой организации с иностранными инвестициями или филиала иностранного юридического лица либо отчуждением инвестированного имущества, имущественных прав и исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности;

- компенсаций, предусмотренных статьей 8 Федерального закона об иностранных инвестициях.

Иностранный инвестор, который первоначально ввез на территорию Российской Федерации имущество и информацию в документальной форме или в форме записи на электронных носителях в качестве иностранной инвестиции, имеет право на беспрепятственный (без квотирования, лицензирования и применения к нему других мер нетарифного регулирования внешнеторговой деятельности) вывоз указанных имущества и информации за пределы Российской Федерации.

Иностранный инвестор вправе приобрести акции и иные ценные бумаги российских коммерческих организаций и государственные ценные бумаги в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумагах.

Иностранный инвестор может участвовать в приватизации объектов государственной и муниципальной собственности путем приобретения прав собственности на государственное и муниципальное имущество или доли, долей (вклада) в уставном (складочном) капитале приватизируемой организации на условиях и в порядке, которые установлены законодательством Российской Федерации о приватизации государственного и муниципального имущества.

Приобретение иностранным инвестором права на земельные участки, другие природные ресурсы, здания, сооружения и иное недвижимое имущество осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации.

Право аренды земельного участка может быть приобретено коммерческой организацией с иностранными инвестициями на торгах (аукционе, конкурсе), если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации.

Льготы по уплате таможенных платежей предоставляются иностранным инвесторам и коммерческим организациям с иностранными инвестициями при осуществлении ими приоритетного инвестиционного проекта в соответствии с таможенным законодательством Российской Федерации и законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

Иностранный инвестор обязан соблюдать антимонопольное законодательство Российской Федерации и не допускать недобросовестной конкуренции и ограничительной деловой практики, в том числе путем создания на территории Российской Федерации коммерческой организации с иностранными инвестициями или филиала иностранного юридического лица для производства какого-либо пользующегося повышенным спросом товара, а затем самоликвидации в целях продвижения на рынок аналогичного товара иностранного происхождения, а также посредством злонамеренного соглашения о ценах или о распределении рынков сбыта товара либо об участии в торгах (аукционах, конкурсах).

Имущественное страхование риска утраты (гибели), недостачи или повреждения имущества, риска гражданской ответственности и предпринимательского риска осуществляется коммерческой организацией с иностранными инвестициями по ее усмотрению, а филиалом иностранного юридического лица - по усмотрению головной организации, если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации.

Создание и ликвидация коммерческой организации с иностранными инвестициями осуществляются на условиях и в порядке, которые предусмотрены Гражданским кодексом Российской Федерации и другими федеральными законами, за изъятиями, которые могут быть установлены федеральными законами в соответствии с пунктом 2 статьи 4 Федерального закона об иностранных инвестициях.

Юридические лица, являющиеся коммерческими организациями с иностранными инвестициями, подлежат государственной регистрации в порядке, определяемом Федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц.

Что касается филиала иностранного юридического лица, то он создается в целях осуществления на территории Российской Федерации той деятельности, которую осуществляет за пределами Российской Федерации головная организация, и ликвидируется на основании решения иностранного юридического лица - головной организации.

Государственный контроль за созданием, деятельностью и ликвидацией филиала иностранного юридического лица осуществляется посредством его аккредитации в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Федеральный орган исполнительной власти осуществляет аккредитацию филиала иностранного юридического лица.

Филиалу иностранного юридического лица может быть отказано в аккредитации в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Требования к положению о филиале иностранного юридического лица.

1. Головная организация представляет в федеральный орган исполнительной власти, указанный в статье 24 Федерального закона об иностранных инвестициях, положение о филиале иностранного юридического лица и другие документы, перечень и требования к содержанию которых утверждаются Правительством Российской Федерации.

2. В положении о филиале иностранного юридического лица должны быть указаны наименования филиала и его головной организации, организационно-правовая форма головной организации, местонахождение филиала на территории Российской Федерации и юридический адрес его головной организации, цели создания и виды деятельности филиала, состав, объем и сроки вложения капитала в основные фонды филиала, порядок управления филиалом. В положение о филиале иностранного юридического лица могут быть включены другие сведения, отражающие особенности деятельности филиала иностранного юридического лица на территории Российской Федерации и не противоречащие законодательству Российской Федерации.

3. Оценка вложения капитала в основные фонды филиала иностранного юридического лица производится головной организацией на основе внутренних цен или мировых цен. Оценка вложения капитала осуществляется в валюте Российской Федерации. Величина стоимостной оценки вложения капитала в основные фонды филиала иностранного юридического лица должна быть указана в положении о филиале иностранного юридического лица.

4. Филиал иностранного юридического лица имеет право осуществлять предпринимательскую деятельность на территории Российской Федерации со дня его аккредитации.

Филиал иностранного юридического лица прекращает предпринимательскую деятельность на территории Российской Федерации со дня лишения его аккредитации.

В соответствии с Федеральным конституционным законом "О Правительстве Российской Федерации" Правительство Российской Федерации разрабатывает и реализует государственную политику в сфере международного инвестиционного сотрудничества.

Правительство Российской Федерации:

- определяет целесообразность введения запретов и ограничений осуществления иностранных инвестиций на территории Российской Федерации, разрабатывает законопроекты о перечнях указанных запретов и ограничений;

- определяет меры по контролю за деятельностью иностранных инвесторов в Российской Федерации;

- утверждает перечень приоритетных инвестиционных проектов;

- разрабатывает и обеспечивает реализацию федеральных программ привлечения иностранных инвестиций;

- привлекает инвестиционные кредиты международных финансовых организаций и иностранных государств на финансирование Бюджета развития Российской Федерации и инвестиционных проектов федерального значения;

- осуществляет взаимодействие с субъектами Российской Федерации по вопросам международного инвестиционного сотрудничества;

- осуществляет контроль за подготовкой и заключением инвестиционных соглашений с иностранными инвесторами о реализации ими крупномасштабных инвестиционных проектов;

- осуществляет контроль за подготовкой и заключением международных договоров Российской Федерации о поощрении и взаимной защите инвестиций.

Правительство Российской Федерации также определяет федеральный орган исполнительной власти, ответственный за координацию привлечения прямых иностранных инвестиций в экономику Российской Федерации.

 

28. Понятие и признаки внешнеэкономических сделок.
Новое российское законодательство отказалось от господствовавших ранее терминов «внешнеторговая сделка» или «внешнеэкономическая сделка». Лишь в одном случае ГК обращается к внешнеэкономической сделке, устанавливая специальную коллизионную норму по поводу формы этой сделки. Во всех остальных случаях коллизионные нормы определяют применимое право к любым сделкам, к любым договорам, включая и внешне­экономические.
^ Внешнеэкономическая сделка в отличие от других сделок опо­средует предпринимательскую, коммерческую деятельность в сфере международных хозяйственных связей. Правда, в международной практика термин «внешнеэкономическая сделка», как правило, не используется. Более распространенный термин — «международ­ная коммерческая сделка» или «международный коммерческий до­говор».

Несмотря на то, что в разделе VI части третьей ГК РФ отдельно не оговаривается право, подлежащее применению к внешнеэкономическим сделкам, фактически деление всех сделок на внешнеэкономические и невнешнеэкономические в ГК РФ сохраняется.

Среди сделок и договоров международного характера внешнеэкономические сделки занимают особое место.

Во-первых, такая специфика связана с формой сделки. Граж­данский кодекс требует обязательного соблюдения письменной формы внешнеэкономической сделки, что нашло отражение в специальной коллизионной норме (п. 2 ст. 1209).

Во-вторых, большую роль в регулировании международных ком­мерческих договоров (внешнеэкономических сделок) играют между­народные договоры, унифицирующие коллизионные и материаль­но-правовые нормы. Например, Венская конвенция о международной купле-продаже 1980 г. содержит унифицированные материально-пра­вовые нормы, которые применяются не ко всем трансграничным договорам купли-продажи, а только к договорам, оформляющим предпринимательскую, коммерческую деятельность. Конвенция пря­мо устанавливает, что она не применяется в отношении купли-про­дажи товаров для личного, семейного или домашнего пользования.

В-третьих, в сфере международных коммерческих договоров широко применяются обычаи международной торговли, или, если воспользоваться более широким термином — обычаи международ­ного делового оборота, которые часто объединяются общим на­званием «Lex mercatoria».

В-четвертых, в мировой практике сложился особый механизм разрешения споров по обязательствам, вытекающим из международных коммерческих договоров. Речь идет о международных коммерческих арбитражах, которые могут быть институционными (постоянно действующими) и ad hoc (создаваемыми для рассмот­рения конкретного спора).

Таким образом, сделки международного характера подразделя­ются на две группы: внешнеэкономические сделки, опосредую­щие международную предпринимательскую деятельность, и сдел­ки, не имеющие предпринимательского характера, не ставящие целью извлечение прибыли.

Особенности правового регулирования внешнеэкономической сделки требуют раскрытия данного понятия.

На современном этапе в российской доктрине условно можно выделить три основных направления в определении искомой категории.

В рамках первого направления определение внешнеэкономической сделки связывается с двумя факторами - участие в сделке иностранного лица и пересечение товарами, работами или услугами государственной границы.

Сторонники второго направления за основу принимают нахождение коммерческих предприятий сторон в разных государствах. По мнению И.С. Зыкина, к внешнеэкономическим относятся "совершаемые в ходе осуществления предпринимательской деятельности договоры между лицами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах".

К третьему направлению можно отнести взгляды тех авторов, которые определяют внешнеэкономическую сделку посредством указания на разную национальность совершающих ее контрагентов. Существуют и другие подходы.
Думается, что состояние современного российского права и международные договоры РФ дают основания согласиться с точкой зрения И.С. Зыкина и его сторонников.

Во-первых, термин "коммерческое предприятие стороны" используется в ряде международных соглашений с участием России(например, «Принципы меж­дународных коммерческих договоров» (Принципы УНИДРУА)). Так, в соответствии со ст. 1 Кон­венции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. под договором международной купли-продажи следует по­нимать «договор купли-продажи товаров между сторонами, ком­мерческие предприятия которых находятся в разных государст­вах». Аналогичное правило включено в 1980 г. в Нью-Йоркскую конвенцию об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 г., в Гаагскую конвенцию о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров, 1986 г., в Оттавские конвенции 1988 г. о международном финансовом ли­зинге и о международном факторинге и в др. Такое единообразие свидетельствует об общепризнанности данного критерия в мировой практике. Россия является участницей Конвенции 1980 г., а также Оттавской конвенции о международном финансовом ли­зинге 1988 г., поэтому применение этого критерия для определе­ния «международности» договоров является юридически обяза­тельным, во всяком случае, по отношению к другим странам-уча­стницам.

Во-вторых, категория "коммерческое предприятие стороны" известна и законодательству Российской Федерации. Так, согласно Закону РФ от 7 июля 1993 г. N 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже" в международный коммерческий арбитраж "могут по соглашению сторон передаваться споры из договорных и других гражданско-правовых отношений, возникающие при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей...".

В-третьих, ст. 1211 ГК РФ, регламентирующая вопросы подлежащего применению к договору права, оперирует понятиями "место жительства стороны", "основное место деятельности стороны", в то время как государственная регистрация сторон не имеет решающего значения для выбора права, подлежащего применению к договору, хотя и принимается во внимание при выборе "права страны, с которой договор наиболее тесно связан".

На наш взгляд, все это делает достаточно обоснованным за­ключение об использовании критерия местонахождения коммерческих предприятий на территории разных государств в качестве общего критерия для определения внешнеэкономической (между­народной) сделки: сделка будет внешнеэкономической (междуна­родной), если она совершена между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся на территории разных государств.

Следует также отметить, что термин "коммерческое предприятие стороны" не совсем корреспондирует с терминологическим аппаратом гражданского законодательства: в соответствии со ст. 132 и 113 ГК РФ термин "предприятие" используется для обозначения соответственно объекта гражданских прав - имущественного комплекса и особого субъекта гражданских прав - унитарного предприятия.

Существуют разночтения в трактовке понятия "коммерческое предприятие стороны" в международных договорах. Так, в английском тексте Конвенции 1980 г. используется термин «place of business» —место коммерческой деятельности. Ясно, что он не равнозначен термину «местонахождение коммерческого предприятия». Последний может быть истолкован в качестве место­нахождения предприятия как гражданско-правового субъекта —юри­дического лица. Под ним обычно понимается местонахождение ад­министративного центра. Поэтому, целесообразнее было в русском тексте использовать термин «место коммерческой деятельно­сти», что способствовало бы достижению аутентичности текстов. Понятие "коммерческое предприятие стороны" может быть раскрыто через обозначение различных форм предпринимательской деятельности лица на территории соответствующей страны.

Приведенные примеры свидетельствуют, что применение кри­терия местонахождения коммерческого предприятия нуждается в толковании. Для достижения единообразия в правовом регули­ровании международных сделок требуется не только создание унифицированных правовых норм, но и создание унифицирован­ных юридических понятий, из которых эти нормы состоят.

Таким образом, с учетом вышеизложенного к международным коммерческим сделкам (или к внешнеэкономическим сделкам) можно отнести сделки, опосредующие предпринимательскую деятельность в сфере международных экономических отношений, совершаемые между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся на территории разных государств.

Таким образом, для отнесения сделки к внешнеэкономической используется два критерия: местно нахождения коммерческих предприятий на территории разных стран и связь сделки с предпринимательской деятельностью.

К сожалению, российские суды и арбитражи не исследуют вопрос, где находится коммерческое предприятие (place of business) конкретного участника спора, а за основу принимают место регистрации компании. Правда, место регистрации компании в большинстве случаев может совпадать с местом ведения ею своего бизнеса. Однако в практике МКАС встречаются дела, в которых местом регистрации некоторых иностранных партнеров являются Швейцария, Кипр, Лихтенштейн, Британские Виргинские острова и прочие известные офшорные территории, что свидетельствует скорее об офшорной природе зарегистрированных там компаний. В соответствии с законами офшорных территорий компании, зарегистрированные на этих территориях, не имеют права вести там свой бизнес и, следовательно, не могут иметь в соответствующих государствах (территориях) свои коммерческие предприятия.

29. Основные виды внешнеэкономических сделок и их предмет.
Внешнеторговые операции представляют собой комплекс основных и вспомогательных (обеспечивающих) видов коммерческой деятельности, т.е. набор технических приемов, последовательное применение которых обеспечивает реализацию договора купли-продажи. Основным их видом являются экспортно-импортные операции. При этом экспортная операция - это деятельность, направленная на продажу товара иностранному партнеру с вывозом товара из страны продавца. Импортная операция представляет деятельность, связанную с закупкой у иностранного продавца и ввозом иностранных товаров, технологий и услуг в страну покупателя для последующей реализации на внутреннем рынке.

Помимо этого, следует отличать операции неторгового характера, «невидимый экспорт»: услуги, туризм, страхование, банковские операции, реализация которых осуществляется на уровне международной торговли.

Разновидностью экспортно-импортных операций являются реэкспортные, которые предусматривают обратный вывоз ранее ввезенного из-за границы товара без какой-либо переработки, и реимпортные - ввоз ранее вывезенного товара, также не подвергавшегося переработке.

Основанием для реэкспорта могут быть несколько ситуаций. Во-первых, использование традиционно сложившихся организационных форм торговли на внешнем рынке, таких, как международные биржи и аукционы. Реэкспорт в этом случае является естественным продолжением торговой операции, требующей для продажи через биржу или аукцион ввоза товара в страну их местонахождения с последующим его вывозом покупателем третьей страны.

Во- вторых, ситуация вынужденного реэкспорта может возникнуть в процессе прерывания нормального хода внешнеторговой операции в случае отказа покупателя оплатить товар в момент прибытия его в порт назначения или состояния банкротства покупателя, наступившего на момент отправки ему товара.

Реэкспорт выступает также составной частью более сложной внешнеторговой операции, например, при реализации крупных проектов строительства объектов за рубежом, требующих закупок отдельных видов материалов и комплектного оборудования в третьих странах, часто минуя завоз его в страну реэкспортера. Реэкспортные операции могут, кроме того, быть использованы с целью получения прибыли за счет перепродажи на различных рынках и разницы в ценах.

Осуществление всех видов основных внешнеторговых операций и их содержание обеспечиваются условиями таможенных режимов, устанавливаемых государствами.

К обеспечивающим внешнеторговым операциям можно отнести транспортные, страховые, финансово-расчетные (предоставление кредита, передачу залога, акцепт переводного векселя), таможенные, подачу заявки на торговую марку или патент. К обеспечивающим операциям относят также посреднические услуги через договоры и соглашения, например, по проведению рекламной кампании, исследованию конъюнктуры рынка, по доставке груза, обеспечению платежных операций через банки и т.п.

Эти операции могут выполняться как самими экспортерами и импортерами, так и другими обслуживающими внешнюю торговлю фирмами и организациями на основании комиссионных соглашений и договоров, в зависимости от сложности основной внешнеторговой операции. Практика свидетельствует, что на одну основную операцию приходится более десяти вспомогательных.

Таким образом, внешнеторговая операция охватывает разнообразные сферы взаимоотношений экономического, финансового и правового характера между партнерами, которые осуществляются на основе заключаемых внешнеторговых сделок. Из общего числа разновидностей внешнеторговых сделок традиционными являются сделки купли- продажи, которые корреспондируются, прежде всего, с предметом продажи и, и следовательно, делятся на две категории: сделки купли- продажи товаров и сделки, предметом которых является оказание услуг за рубежом. Они могут также присутствовать в качестве составного элемента и в международной производственной кооперации или научно- техническом сотрудничестве.

Типы внешнеторговых сделок- подрядные, инжиниринговые, арендные, лизинговые, лицензионные, компенсационные, бартерные и др.

Арендные сделки. Арендные сделки относятся к основным видам сделок купли- продажи услуг (наряду с лицензионными и подрядными) и характерны для торговли машинами и оборудованием. Наибольшее распространение во ВЭД получил финансовый лизинг. Лизинг- форма товарного кредита, один из видов финансирования приобретения оборудования, недвижимости и прочих основных фондов. Финансовый лизинг- это арендная сделка на срок полной амортизации или близкий к периоду полной амортизации. В течение срока аренды арендодателю полностью возмещаются все расходы и обеспечивается получение прибыли за счет арендных платежей. Оперативный лизинг- это сдача в аренду заранее приобретенных арендодателем товаров на определенный срок. При оперативном лизинге арендные ставки обычно выше, чем при финансовом. Это вызвано тем, что арендодатель не рассчитывает амортизировать все свои затраты за счет поступлений от одного арендатора и берет на себя различные риски: коммерческие, морального старения оборудования, возникновения непредвиденных затрат из-за ремонта или простоев техники и т.п.

Компенсационный лизинг - вид аренды, при которой арендная плата производится поставками продукции, изготовленной на арендуемом оборудовании. Международный лизинг - это финансовая сделка, при которой объекты лизинга находятся на территории разных государств.

Договорные условия международных лизинговых сделок отличаются сложной регламентацией прав и обязанностей контрагентов. С целью исключения дополнительных проблем, связанных с несопоставимостью конкретных норм с национальными правовыми системами, а также в целях унификации договорных отношений в лизинговых сделках подписана Конвенция о международной финансовой аренде (1988 г.), положения которой обеспечивают сбалансированность позиций участников сделки и благоприятные условия их реализации.

Сделки подряда.

Международный инжиниринг - предоставление комплекса или отдельных видов инженерных видов инженерных, коммерческих и научно-технических услуг, связанных с проектированием, строительством, вводом объектов в эксплуатацию, разработкой новых технологий, обслуживанием процесса производства. В соответствии с классификацией Европейской Экономической Комиссии ООН различают три вида инжиниринга- консультативный, технологический и строительный.

Консультативный инжиниринг предполагает предоставление услуг и профессиональных знаний при проведении предпроектных исследований, подготовке торгов, проектировании объектов, разработке планов строительства, а также при оптимизации процесса эксплуатации и управления предприятием.

Технологический инжиниринг означает предоставление заказчику технологии, необходимой для строительства объекта и его эксплуатации, разработку проектов по энерго-, водоснабжению, транспорту и др.

Строительный инжиниринг предполагает поставки оборудования, проведения строительных и монтажных работ при сооружении объекта заказчика.

В международной практике оказания инжиниринговых услуг при строительстве и эксплуатации промышленных объектов основным каналом для получения заказов служат международные торги, а основанием для подготовки подрядного контракта выступает тендерная документация.

Подрядная деятельность инжиниринговых фирм заключается в том, что она принимает на себя роль генеральных поставщиков и генеральных подрядчиков при поставках комплектного оборудования и при сооружении объектов.

Тесно сотрудничая с банками, инжиниринговые компании могут финансировать поставки и работы за счет собственных или заемных средств. Крупные инжиниринговые компании могут выступать в качестве руководящего органа консорциума, в которые входят поставщики оборудования и производители работ.

Лицензионные соглашения.

Лицензионные сделки в международной практике характерны при коммерческом обмене технологиями и реализуются обычно на основе заключаемых договоров на передачу ноу-хау. Такие договоры традиционно именуются лицензионными. Это означает, что в данном случае речь идет о так называемой бесплатежной лицензии. Поскольку договор на передачу ноу-хау отличается от лицензионного договора на изобретение, это требует вышеуказанной оговорки.

Лицензия- разрешение на передачу физическими или юридическими лицами (лицензиарами) принадлежащих им прав на использование изобретения, промышленного образца другим физическим или юридическим лицом (лицензиатом).

В международной торговле существует три вида лицензионных соглашений:

о простой лицензии, которая дает возможность лицензиару продавать аналогичные лицензии другим лицензиатам, самостоятельно производить и сбывать продукцию на любом рынке;

об исключительной лицензии, когда лицензиат получает монопольное право на ее использование, включая перепродажу другим организациям в пределах определенной территории.

о полной лицензии, что означает продажу патента, в результате чего лицензиар навсегда лишается права на свое изобретение.

Оплата стоимости лицензий и ноу-хау производится в зависимости от вида сделки, которая оформляется через соответствующие лицензионные соглашения, где оговаривается комплекс дополнительных обязательств по оказанию помощи лицензиатам в применении технических новшеств.

Независимо от способа оформления передачи информации ноу-хау, она в любом случае является самостоятельным объектом внешнеторговой сделки, подпадая под действие норм регулирования особого предмета сделки, и подлежит специальной оценке при фиксации цены контракта.

Виды компенсационных сделок.

Основой компенсационной сделки является международная встречная торговля и ее формы, а также экспортно- импортные операции в рамках производственной кооперации и научно-технического сотрудничества. По видам реализации сделки во встречной торговле разнообразны и классифицируются в зависимости от характера взаимных встречных обязательств, формы компенсации поставок и сроков их исполнения.

Для реализации внешнеторговых сделок в рамках международной встречной торговли обычно рекомендуется рамочное соглашение, в пределах которого заключаются индивидуальные сделки. Рамочное соглашение, называемое иногда соглашением о встречной торговле, представляет договор, который может получить принудительную защиту в праве.

Наиболее типичными компенсационными сделками в международной торговле являются бартерные (на безвалютной основе), коммерческие (с оценкой стоимости) и сделки на основе компенсационного сотрудничества.

Бартерные компенсационные сделки представляют собой простой обмен товарами или услугами (товарообменные операции) без учета их денежной стоимости и реализуются через бартерные соглашения, которые иногда называют компенсационным договором, так как поставка товара одной стороной осуществляется в «компенсацию» поставки другой стороны. Невыполнение одним партнером поставки в соответствии с договором может явиться основанием невыполнения обязательств другим.

Компенсационные сделки на коммерческой основе представляют по сути тот же бартер, только с оценкой стоимости. Они реализуются через соглашения, по которым экспортер заключает отдельный контракт на поставку товара иностранному покупателю и одновременно обязуется закупить определенный объем товара в стране покупателя. Таким образом здесь имеют место два договора купли- продажи: экспорта и встречной закупки. Определение равнозначности стоимости встречных закупок по всему объему экспортной поставки или его части зависит от условий соглашения сторон. Компенсационные сделки на коммерческой основе включают сделки с частичной или полной компенсацией на двух- или трехсторонней основе.

Компенсационные сделки на основе производственного сотрудничества осуществляются в рамках поставок комплектного оборудования и реализуются через компенсационные соглашения. Они предусматривают обязательства экспортера по обеспечению поставки оборудования и технологий на основе долгосрочных кредитов, расчеты за которые осуществляются поставками готовой продукции предприятий или объектов, построенных в стране импортера. Реализация преимуществ компенсационного сотрудничества для участников соглашений зависит от качества планирования и целесообразности создания соответствующего предприятия, глубины проработки технико-экономических обоснований и учета конъюнктуры мирового рынка, а также от предполагаемых сроков строительно-монтажных работ создаваемого предприятия. При экономическом обосновании целесообразности создания компенсационного предприятия весьма сложной проблемой является прогнозирование мировых цен, по которым поставщик будет получать продукцию с построенного объекта в качестве компенсации за свои работы, поставки и услуги.

 

30. Коллизионные вопросы формы внешнеэкономических сделок.
В международном частом праве издавна сложилось правило, что форма сделки (или шире —любого гражданско-правового акта) подчиняется праву места совершения сделки (акта)— locus regit formam actus. В связи с тем, что место совершения сделки может носить случайный характер, в XIX в. сформировалось пра­вило, подчиняющее форму сделки праву страны, которое регулиру­ет само обязательство, вытекающее из сделки, т. е. закон существа сделки—lex causae. Тем более что особенности формы сделки свя­заны с особенностями содержания сделки. Например, несложный договор купли-продажи часто совершается в устной форме, а до­говор подряда на строительство промышленного объекта едва ли возможен в устной форме. В настоящее время применение к форме сделки lex causae получило широкое распространение. Однако, первоначальная формула закона места совершения сделки сохранилась либо в качестве альтернативной, либо в качестве до­полнительной (субсидиарной) привязки. Например, в швейцар­ском Законе о международном частном праве 1987 г. эти два пра­вила сформулированы достаточно лаконично: «Договор считается заключенным в надлежащей форме, если она соответствует праву, применимому к договору, или праву места заключения догово­ра»—п. 1 ст. 124.

Ст.1209 ГК РФ включает в себя коллизионные нормы по вопросам формы сделок, осложненных иностранным элементом. ^ В п. 1 помещены общие предписания касательно таких сделок, в п. 2 и 3 находятся специальные правила в отношении отдельных категорий сделок.

Комментируемая статья распространяется как на односторонние сделки, так и на дву- или многосторонние сделки (договоры). Коллизионные вопросы формы завещания и акта его отмены урегулированы в п. 2 ст. 1224 ГК. Коллизионные аспекты формы договора о залоге регламентируются также п. 5 ст. 10 Закона о залоге.

Раздел VI ГК не предусматривает возможности выбора сторонами договора права, применимого к форме сделки.

Согласно п. 1 комментируемой статьи форма сделки определяется по праву места ее совершения (lex loci actus).

«Форма сделки подчиняется праву места ее совершения. Однако сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права» (ст.1209 ч.1).

Далее дается альтернативная коллизионная привязка, применимая в случае совершения сделки за пределами территории РФ. Такая сделка не может быть признана недействительной из-за наличия пороков формы, коль скоро она является действительной по праву Российской Федерации. Таким образом, в данном случае достаточно соблюдения требований в отношении формы хотя бы одного из двух правопорядков: иностранного (закона места совершения сделки) или российского.

Из-за практической важности и в целях достижения большей ясности регулирования в абз. 2 п. 1 комментируемой статьи уделено особое внимание форме доверенности, являющейся односторонней сделкой. На доверенности также распространяются изложенные выше правила абз. 1 п. 1 комментируемой статьи.

По сути, наиболее значимый вопрос, встающий по поводу формы сделки, - это последствия несоблюдения установленной формы^ . В п. 1 комментируемой статьи с юридико-технической точки зрения находит известное проявление принци п возможного альтернативного применения права разных стран в целях содействия стабильности гражданского оборота путем признания достаточным соблюдения менее строгих требований касательно формы сделки одного из поименованных правопорядков (принцип favor negotii). Другими словами, подлежит применению то право, которое более благоприятно для целей признания сделки действительной.

Тенденция к использованию альтернативных коллизионных привязок к форме сделки вызвана еще и тем соображением, что традиционная привязка к месту совершения сделки сама по себе небезупречна, в частности поскольку такое место может носить достаточно случайный характер по отношению к сделке в целом. Более того, оно может быть и трудноопределимым.

Для применения положений этой статьи необходимо правильная квалификация понятия "форма сделки". С учетом положений действующего гражданского законодательства под формой сделки следует понимать требования к оформлению сделки. К этим требованиям могут быть отнесены не только совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и т.п., но и требование о регистрации сделки в надлежащих случаях. Конкретный перечень таких требований здесь может носить только примерный характер. Они могут различаться в зависимости от применимого права.

По какому праву надлежит определять последствия признания сделки недействительной из-за пороков формы?

^ Последствия несоблюдения формы сделки определяются на основе закона, применимого к форме сделки.

«Несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет недействительность сделки». (п.3 ст. 162 ГК РФ).

Проблема квалификации может вставать и в отношении использованного в п. 1 комментируемой статьи понятия "место совершения сделки".

Сама необходимость прибегать к квалификации понятия "место совершения сделки" вызвана, в частности, расхождениями в позиции государств конти­нентального и англо-американского права в вопросе о моменте заключения сделки: первые — «теории получения» (вступ­ление акцепта в силу связывалось с получением его оферентом), вторые — «теории почтового ящика» (для вступления акцепта в силу достаточно было его только отправить). Первый подход является господствующим. Второй, хотя и утрачивает свое значение, все же отчасти сохраняется, например, в праве Англии и США. С моментом заключения связывается, как правило, и место совершения договора.

Статья 444 ГК признает договор заключенным в месте жительства гражданина или месте нахождения юридического лица, направившего оферту, если иное место заключения не указано в самом договоре.

«Статья 444. Место заключения договора

Если в договоре не указано место его заключения, договор признается заключенным в месте жительства гражданина или месте нахождения юридического лица, направившего оферту».

Представляется, однако, что уяснение смысла рассматриваемого понятия, как оно использовано в разд. VI ГК, должно осуществляться прежде всего с учетом содержания соответствующих коллизионных норм российского права. Материально-правовая норма ст. 444 ГК о месте заключения договора не во всех случаях адекватно отражает смысл указанного понятия, вкладываемый в него в коллизионном регулировании. В ней говорится о том, что признается местом заключения договора, в то время как реальное место заключения договора может не совпадать с местом жительства гражданина или местом нахождения юридического лица, направившего оферту. Реально заключение договора может произойти в стране, которая не является местом жительства или местом нахождения ни одного из контрагентов. Анализ же содержания п. 2 ст. 1197 и п. 3 ст. 1202 ГК показывает, что там по смыслу имеется в виду именно реальное место совершения сделки.

Возникает дилемма: либо пытаться исходить из единообразного понимания содержания понятия места совершения сделки в рамках всего разд. VI ГК или же допустить возможность различного толкования названного термина для целей отдельных статей этого раздела. Последний подход представляется более правильным.

По нашему мнению, с отдельными оговорками можно руководствоваться ст. 444 ГК о месте заключения договора для целей ст. 1209 ГК.

^ Место совершения односторонней сделки определяется должно определяться на основе ч.1 ст. 1217 ГК таким местом можно считать место жительства или основное место деятельности стороны, принимающей на себя обязательства по односторонней сделке (см. также ст. 155 ГК).

В п. 2 комментируемой статьи содержится специальная императивная односторонняя коллизионная норма о форме внешнеэкономических сделок, субъектный состав которых связан с Россией. Такие сделки подчинены российскому праву. Место совершения сделки здесь уже не влияет на применимое право.

«Форма внешнеэкономической сделки, хотя бы одной из сторон которой является российское юридическое лицо, подчиняется независимо от места совершения этой сделки российскому праву. Это правило применяется и в случаях, когда хотя бы одной из сторон такой сделки выступает осуществляющее предпринимательскую деятельность физическое лицо, личным законом которого в соответствии со статьей 1195 настоящего Кодекса является российское право» (ст. 1209 ГК РФ).

Для применения этого правила внешнеэкономическая сделка должна отвечать определенному субъектному составу. В рассматриваемой коллизионной норме предусмотрены два варианта. Согласно первому одной из сторон сделки является российское юридическое лицо. Согласно второму одной из сторон сделки является физическое лицо, которое должно отвечать следующим требованиям: быть предпринимате­лем (лицо, «осуществляющее предпринимательскую деятель­ность») и его личным законом в соответствии со ст. 1195 являет­ся российское право.

В п. 3 комментируемой статьи установлены специальные императивные коллизионные нормы, касательно сделок в отношении недвижимого имущества. Эти нормы пользуются приоритетом над правилами п. 1 и 2 комментируемой статьи.

Согласно п. 3 комментируемой статьи форма данных сделок определяется по праву места нахождения недвижимого имущества. Далее там же отдельно выделен вопрос о недвижимом имуществе, внесенном в государственный реестр в Российской Федерации. Форма сделок с подобным имуществом определяется по российскому праву. Это последнее правило является, таким образом, односторонней коллизионной нормой.

«3. Форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество, а в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, российскому праву» (ст.1209 ГК РФ).

Имеются пользующиеся приоритетом над нормами разд. VI ГК международные договоры с участием Российской Федерации, где затрагиваются вопросы формы сделок.

Нельзя не отметить, что решение вопросов о форме внешне­экономических сделок как коллизионно-правовых, так и матери­ально-правовых, предусмотренное в российском праве и в Согла­шении 1992 г. между странами — членами СНГ, в значительной степени расходится с новыми тенденциями, складывающимися в мировой практике. В континентальном и англо-американском праве нет никаких императивных требований к форме сделок, в том числе внешнеэкономических,—они могут совершаться и в письменной, и в устной форме (какие-то требования могут устанавливаться только для определенных видов сделок). Эта практика нашла отражение в Венской конвенции о договорах ме­ждународной купли-продажи товаров 1980 г. Согласно ст. 11 «не требуется, чтобы договор купли-продажи заключался или под­тверждался в письменной форме или подчинялся иному требова­нию в отношении формы. Он может доказываться любыми сред­ствами, включая свидетельские показания».

31.Коллизионные вопросы содержания внешнеэкономических сделок.
Обязательственный статут

Обязательственный статут-это право, подлежащее примене­нию к обязательствам, вытекающим из односторонних сделок и договоров. Раздел VI ГК РФ содержит целую систему коллизи­онных норм, с помощью которых следует определять применимое к обязательствам право. Например, к договору купли-продажи применимым правом будет право страны, где находится место жи­тельства пли основное место деятельности продавца, или к догово­ру подряда применимым правом будет право страны, где находит­ся место жительства или основное место деятельности подрядчика и т.д.

Из приведенных примеров видно, что, устанавливая право, применимое к договорным обязательствам, коллизионные нормы формулируют свои объемы самым общим образом, не раскрывая их содержание: «договор купли-продажи», «договор подряда» или просто «договор». Между тем за этими терминами стоят понятия, обладающие богатым юридическим содержанием. Поэтому непре­менно возникает вопрос о пределах применения избранного пра­ва. Какой круг вопросов, связанных с договором, регулируется правом, применимом к данному договору?

В самом общем виде договор — это соглашение сторон об ус­ыновлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Понятно, что права и обязанности являются Центральным элементом договорных обязательств и они, разуме­ли, входят в сферу действия обязательственного статута. А по какому праву должны рассматриваться другие вопросы, не менее важные для договорных обязательств? Например, форма договора, способность лица обязываться по договору, действительность и недействительность договора.

Поставленный вопрос, несмотря на практическую важность решался в основном доктринально с учетом судебной и арбит­ражной практики. Новая российская кодификация международного частного права восполняет этот серьезный пробел, что следует оценить как одно из ее достоинств. В разделе VI ГК есть специальная статья под названием «Сфера действия права, подлежащего применению к договору» (ст. 1215). Из названия ясно, что речь идет о сфере действия обязательственного статута примени­тельно к любому гражданско-правовому договору. Это подтвер­ждается дополнительно тем, что абз. 1 ст. 1215 содержит весь пе­речень статей, определяющих применимое право к договорным обязательствам, кроме самой ст. 1215 (ст. 1210—1214. 1216).

Право, применимое к договорам, решает следующие вопросы, связанные с договором:
толкование договора;
права и обязанности сторон договора;
исполнение договора;
последствия неисполнения иди ненадлежащего исполнения договора;
прекращение договора;
последствия недействительности договора.

При всем разнообразии вопросов, включенных в сферу дейст­вия применимого права, обращает на себя внимание то обстоя­тельство, что все они связаны с правами и обязанностями сторон договора. Даже такой элемент, как последствия недействительно­сти договора, касается прав и обязанностей: либо появляются но­вые права и обязанности, либо изменяются предусмотренные до­говором права и обязанности. Поэтому за основу определения границ сферы действия обязательственного статута может быть взят главный элемент договорного обязательства — права и обя­занности сторон договора. Все остальные вопросы, прямо не свя­занные с правами и обязанностями, не входят в сферу действия обязательственного статута. Форма договора, способность лица обязываться по договору и пр. подчиняются праву, избранному на основании других коллизионных норм, с помощью других колли­зионных привязок. Правда, обязательственный статут в качестве lex causae (закон страны, регулирующий существо отношения) может выполнять функцию коллизионной привязки: основания взимания, порядок исчисления и размер процентов по денежным обя­зательствам определяются по праву страны, подлежащему применению к соответствующему обязательству (ст. 1218).

^ Автономия воли (lex voluntatis)

Стороны вправе договориться о применении к договорным обязательствам права какого-либо государства. Право сторон на выбор является выражением общепризнанного положения об «автономии воли» сторон. В МЧП «автономия воли» выступает в качестве формулы прикрепления (коллизионного принципа), которая занимает главенствующие позиции в договорных обязательствах.

«Автономия воли» как способ выбора права, компетентного регулировать договорные обязательства, закреплена во всех меж­дународных договорах, касающихся данного вопроса.

Принятие разд. VI ГК является новым этапом в развитии «автономии воли», где ей посвящена отдельная ст. 1210 ГК РФ:

«1. Стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору. Выбранное сторонами право применяется к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество без ущерба для прав третьих лиц».

Из этого следует, что соглашение сторон о применимом праве возможно в двух вариантах: оговорка о применимом праве, вклю­ченная в текст самого договора, или отдельное соглашение о применимом праве.

Одним из часто возникающих в практике является вопрос о форме выражения воли сторон. В ст.1210 ГК РФ говориться о том, что стороны могут прямо выразить свою волю относительно права, применимого к их отношениям, в самом договоре, отдельном документе или документах или уже в процессе рассмотрения спора в суде или арбитраже, что фиксируется в протоколе заседания.

Однако выбор права не является обязанностью сторон (в ст. 1210 подчеркнуто, что стороны договора могут выбрать пра­во), и на практике они этим правом часто не пользуются. В та­ком случае законы многих государств и международные договоры предусматривают возможность использовать «молчаливо выражен­ную» волю сторон, т. е. когда из содержания сделки, из обстоя­тельств, сопутствующих ее совершению, следует, что стороны имели в виду подчинить свое обязательство праву какого-либо государства. Важно подчеркнуть, что применение молчаливо вы­раженной воли сторон возможно только тогда, когда нет сомне­ний в ее содержании.

В законе сказано «2. Соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть прямо выражено или должно определенно вытекать из условий договора либо совокупности обстоятельств дела». Последнее фиксирует гибкую коллизионную привязку. Для ее применения суд или арбитраж должны тщательно и всесторонне изучить и проанализировать все обстоятельства, сопутствующие заключению и исполнению договора, - переговоры, переписку, место и время подготовки, подписания и исполнения договора, валюту договора и валюту платежа и т.д.

Значительный и практически важный круг вопросов связан с пределами выражения воли сторон. Здесь есть несколько аспектов: 1)пространственные пределы, 2)временные пределы и пределы, 3)связанные с содержанием обязательств.

1) Вопрос о пространствен­ных пределах сводится к следующему: могут ли стороны выбрать в качестве применимого права право любого государства, т.е., без ограничений, либо их выбор ограничен кругом определенных го­сударств, с которыми договор имеет какую-либо связь. Законы большинства государств, а также международные договоры, унифицирующие коллизионное регулирование договорных обязательств, пространственно не ограничивают волю сторон. По этому пути идет и российское гражданское законодательство. Из текста приведенного выше п. 1 ст. 1210 следует, что стороны могут выбрать в качестве применимого право любого государства.

2) Временные пределы связаны с периодом, когда стороны могут выбрать право. Как уже указывалось, стороны могут выбрать пра­во при заключении договора или «в последующем» (п. 1 ст. 1210). «В последующем» можно понимать как в любое время после за­ключения договора, в том числе ипри обращении в суд в случае возникновения спора. Однако здесь возникает весьма важный во­прос об обратной силе волеизъявления сторон. В новом законе он реша­ется в соответствии с распространенной в мире практикой (п. 3 ст. 1210): во-первых, такой выбор имеет обратную силу и считает­ся действительным с момента заключения договора: во-вторых, при этом не должны ущемляться права третьих лиц. «3. Выбор сторонами подлежащего применению права, сделанный после заключения договора, имеет обратную силу и считается действительным, без ущерба для прав третьих лиц, с момента заключения договора».

3) Основные ограничения автономии воли обусловлены содержа­нием договорных обязательств. Прежде всего, такое ограничение связано с содержанием обязательственного статута, т.е. на какой круг вопросов распространяется избранное сторонами право.

^ Следующее возможное ограничение автономии воли, связан­ное с содержанием договорного обязательства, сводится к тому, должно ли распространяться избранное сторонами право на все договорное обязательство в целом, или стороны вправе подчинить избранному праву по своему усмотрению отдельный вопрос из договорного обязательства или группу вопросов (например, права и обязанности сторон будут определяться российским правом, я последствия неисполнения договора будут рассматриваться по английскому праву). В доктрине данная проблема получали название "расщепление коллизионной привязки". В п.4 ст. 1210 ГК РФ сказано, что «стороны договора могут выбрать подлежащее применению право как для договора в целом, так и для отдельных его частей». До недавнего времени отношение к расщеплению во многих странах было негативное. Основное возражение заключалось в неприемлемости нарушения единства обязательственного статута сделки. Однако последние унификационные акты в сфере МЧП включают такую возможность. В частности, Римская конвенция 1980 г. содержит соответствующее положение, которое и послужило основой для российской формулировки. Необходимо подчеркнуть, что использование расщепления ни при каких обстоятельствах не должно приводить к противоречивому результату: например, применение одной правовой системы к правам и обязанностям продавца и другой правовой системы - к правам и обязанностям покупателя. Речь идет о подчинении отдельной правовой системе вполне автономной части правоотношений, безболезненно отделимой от остальной части. Например, если различные части договора подряда исполняются в разных странах, то вполне допустимо подчинить эти части различным правовым системам. В любом случае рекомендуется пользоваться этим инструментом в исключительных случаях и весьма продуманно.

Ограничение автономии воли возникает при выбо­ре права иностранного государства в силу оговорки о публичном порядке, а также в связи с применением императивных норм. П.5 ст.1210 ГК РФ «Если из совокупности обстоятельств дела, существовавших на момент выбора подлежащего применению права, следует, что договор реально связан только с одной страной, то выбор сторонами права другой страны не может затрагивать действие императивных норм страны, с которой договор реально связан».

 


32. Принцип «автономии воли сторон» и его значение в МЧП.
^ Автономия воли (lex voluntatis)

Стороны вправе договориться о применении к договорным обязательствам права какого-либо государства. Право сторон на выбор является выражением общепризнанного положения об «автономии воли» сторон. В МЧП «автономия воли» выступает в качестве формулы прикрепления (коллизионного принципа), которая занимает главенствующие позиции в договорных обязательствах.

«Автономия воли» как способ выбора права, компетентного регулировать договорные обязательства, закреплена во всех меж­дународных договорах, касающихся данного вопроса.

Принятие разд. VI ГК является новым этапом в развитии «автономии воли», где ей посвящена отдельная ст. 1210 ГК РФ:

«1. Стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору. Выбранное сторонами право применяется к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество без ущерба для прав третьих лиц».

Из этого следует, что соглашение сторон о применимом праве возможно в двух вариантах: оговорка о применимом праве, вклю­ченная в текст самого договора, или отдельное соглашение о применимом праве.

Одним из часто возникающих в практике является вопрос о форме выражения воли сторон. В ст.1210 ГК РФ говориться о том, что стороны могут прямо выразить свою волю относительно права, применимого к их отношениям, в самом договоре, отдельном документе или документах или уже в процессе рассмотрения спора в суде или арбитраже, что фиксируется в протоколе заседания.

Однако выбор права не является обязанностью сторон (в ст. 1210 подчеркнуто, что стороны договора могут выбрать пра­во), и на практике они этим правом часто не пользуются. В та­ком случае законы многих государств и международные договоры предусматривают возможность использовать «молчаливо выражен­ную» волю сторон, т. е. когда из содержания сделки, из обстоя­тельств, сопутствующих ее совершению, следует, что стороны имели в виду подчинить свое обязательство праву какого-либо государства. Важно подчеркнуть, что применение молчаливо вы­раженной воли сторон возможно только тогда, когда нет сомне­ний в ее содержании.

В законе сказано «2. Соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть прямо выражено или должно определенновытекать из условий договора либо совокупности обстоятельств дела». Последнее фиксирует гибкую коллизионную привязку. Для ее применения суд или арбитраж должны тщательно и всесторонне изучить и проанализировать все обстоятельства, сопутствующие заключению и исполнению договора, - переговоры, переписку, место и время подготовки, подписания и исполнения договора, валюту договора и валюту платежа и т.д.

Значительный и практически важный круг вопросов связан с пределами выражения воли сторон. Здесь есть несколько аспектов: 1)пространственные пределы, 2)временные пределы и пределы, 3)связанные с содержанием обязательств.

1) Вопрос о пространствен­ных пределах сводится к следующему: могут ли стороны выбрать в качестве применимого права право любого государства, т.е., без ограничений, либо их выбор ограничен кругом определенных го­сударств, с которыми договор имеет какую-либо связь. Законы большинства государств, а также международные договоры, унифицирующие коллизионное регулирование договорных обязательств, пространственно не ограничивают волю сторон. По этому пути идет и российское гражданское законодательство. Из текста приведенного выше п. 1 ст. 1210 следует, что стороны могут выбрать в качестве применимого право любого государства.

2) Временные пределы связаны с периодом, когда стороны могут выбрать право. Как уже указывалось, стороны могут выбрать пра­во при заключении договора или «в последующем» (п. 1 ст. 1210). «В последующем» можно понимать как в любое время после за­ключения договора, в том числе ипри обращении в суд в случае возникновения спора. Однако здесь возникает весьма важный во­прос об обратной силе волеизъявления сторон. В новом законе он реша­ется в соответствии с распространенной в мире практикой (п. 3 ст. 1210): во-первых, такой выбор имеет обратную силу и считает­ся действительным с момента заключения договора: во-вторых, при этом не должны ущемляться права третьих лиц. «3. Выбор сторонами подлежащего применению права, сделанный после заключения договора, имеет обратную силу и считается действительным, без ущерба для прав третьих лиц, с момента заключения договора».

3) Основные ограничения автономии воли обусловлены содержа­нием договорных обязательств. Прежде всего, такое ограничение связано с содержанием обязательственного статута, т.е. на какой круг вопросов распространяется избранное сторонами право.

^ Следующее возможное ограничение автономии воли, связан­ное с содержанием договорного обязательства, сводится к тому, должно ли распространяться избранное сторонами право на все договорное обязательство в целом, или стороны вправе подчинить избранному праву по своему усмотрению отдельный вопрос из договорного обязательства или группу вопросов (например, права и обязанности сторон будут определяться российским правом, я последствия неисполнения договора будут рассматриваться по английскому праву). В доктрине данная проблема получали название "расщепление коллизионной привязки". В п.4 ст. 1210 ГК РФ сказано, что «стороны договора могут выбрать подлежащее применению право как для договора в целом, так и для отдельных его частей». До недавнего времени отношение к расщеплению во многих странах было негативное. Основное возражение заключалось в неприемлемости нарушения единства обязательственного статута сделки. Однако последние унификационные акты в сфере МЧП включают такую возможность. В частности, Римская конвенция 1980 г. содержит соответствующее положение, которое и послужило основой для российской формулировки. Необходимо подчеркнуть, что использование расщепления ни при каких обстоятельствах не должно приводить к противоречивому результату: например, применение одной правовой системы к правам и обязанностям продавца и другой правовой системы - к правам и обязанностям покупателя. Речь идет о подчинении отдельной правовой системе вполне автономной части правоотношений, безболезненно отделимой от остальной части. Например, если различные части договора подряда исполняются в разных странах, то вполне допустимо подчинить эти части различным правовым системам. В любом случае рекомендуется пользоваться этим инструментом в исключительных случаях и весьма продуманно.

Ограничение автономии воли возникает при выбо­ре права иностранного государства в силу оговорки о публичном порядке, а также с связи с применением императивных норм. П.5 ст.1210 ГК РФ «Если из совокупности обстоятельств дела, существовавших на момент выбора подлежащего применению права, следует, что договор реально связан только с одной страной, то выбор сторонами права другой страны не может затрагивать действие императивных норм страны, с которой договор реально связан».

 

33.Право, подлежащее применению к внешнеэкономической сделке при отсутствии соглашения сторон о выборе права.
Закон наиболее тесной связи

В ст. 1211 рассматривается вопрос о праве, подлежащем применению к договору при отсутствии соглашения сторон о выборе права

«1. При отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве к договору применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан».

Положения этой статьи имеют очень важное практическое значение, в отличие от ранее действовавшего законодательства, она не устанавливает отдельных и отличающихся по своему содержанию коллизионных норм, определяющих право, применимое к договорным обязательствам вообще, и коллизионных норм, определяющих право, применимое к определению прав и обязанностей сторон по внешнеэкономическим сделкам (ч. 1 ст. 166 Основ гражданского законодательства). Вводится общий коллизионный принцип регулирования -гибкая коллизионная привязка.

^ Принцип "наиболее тесной связи" провозглашен в ГК в качестве субсидиарного для определения применимого права к правоотношениям с иностранным элементом (ст. 1186 ГК).

^ Принцип "тесной связи" вызывал и вызывает критические замечания в первую очередь в связи со своей неопределенностью, нечеткостью и невозможностью предсказать, какое право суд или арбитраж сочтет "наиболее тесно связанным" с конкретным правоотношением. Несмотря на это принцип "тесной связи" все чаще применяется на практике. Для облегчения определения права страны, с которой правоотношение наиболее тесно связано, в национальные и международные акты включаются дополнительные критерии.

«2. Правом страны, с которой договор наиболее тесно связан, считается, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, право страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора».

Не всегда просто определить основное место деятельности стороны. Если определение "места жительства" в российском законодательстве содержится в ст. 20 ГК, то определение "основного места деятельности" стороны отсутствует и установление его содержания в большой степени зависит от конкретных обстоятельств дела.

^ Исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора или характерное исполнение (по терминологии Римской конвенции 1980 г. в МЧП трактуется следующим образом: "то, что характеризует контракт, - это не уплата денег, а встречное исполнение", т.е. характерное исполнение - это то исполнение, за которое платят деньги.

Пункт 3 комментируемой статьи также не предлагает какого-либо общего определения характерного исполнения, а предусматривает, что следует понимать под такой стороной в отношении каждого из 19 включенных в этот пункт договоров, например продавца в договоре купли-продажи, арендодателя в договоре аренды и т.д.

Положения ч.3 не носят императивного характера, там сказано, что сторона признается решающей для исполнения договора, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела. Таким образом, окончательное решение этого вопроса оставлено на усмотрение суда.

Пункт 4 комментируемой статьи касается определения права страны, с которой наиболее тесно связаны договоры, на которые не распространяется общая презумпция.Для названных в этом пункте договоров с учетом их специфики предусматриваются специальные приемы определения права, с которым они имеют наиболее тесную связь. Используя терминологию комментаторов Конвенции о праве договорных обязательств, на договоры, перечисленные в п. 4 комментируемой статьи, распространяется специальная презумпция, в отличие от общей презумпции, применяемой к договорам, предусмотренным в п. 3 данной статьи.

К таким договорам относятся договор строительного подряда и договор подряда на выполнение проектных и изыскательских работ, частично совпадающие с перечнем договоров. В отношении этих договоров правом страны, с которым они наиболее тесно связаны, считается право страны, где в основном создаются предусмотренные соответствующим договором результаты. Специальная презумпция для определения права страны, с которой договор тесно связан, предусмотрена для договора простого товарищества, который впервые включен в ГК. В данном случае в качестве специальной презумпции названо право страны, где в основном осуществляется деятельность такого товарищества.

Специальный подход к определению права, с которым имеется тесная связь, предусмотрен для договоров, заключенных на аукционе, по конкурсу или на бирже. Предполагается, что таким правом является право страны, где проводится аукцион, конкурс или находится биржа.

Предусмотренные в п. 4 специальные презумпции применяются, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора или совокупности обстоятельств дела.

Пункт 5 комментируемой статьи посвящен определению применимого права к договору, содержащему элементы различных договоров ("смешанный договор"). Например, в контракте наряду с поставкой определенного оборудования может предусматриваться его монтаж, техническое обслуживание, предоставление разрешения на использование определенной технологии, т.е. сочетаться элементы договоров купли-продажи и подряда, а также лицензионного договора.

«5. К договору, содержащему элементы различных договоров, применяется, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, право страны, с которой этот договор, рассматриваемый в целом, наиболее тесно связан» (ст.1211 ГК РФ).

^ Постановка коллизионного вопроса отдельно в отношении каждого вида договора, включенного в смешанный договор, способна привести к тому, что по существу единая сделка будет регулироваться различными правопорядками. Такой подход чреват значительными осложнениями из-за вероятного несовпадения содержания разных национальных норм материального права и трудностей их одновременного согласованного применения. Во избежание указанных неблагоприятных последствий п. 5 комментируемой статьи исходит в качестве общего правила из предпочтительности рассмотрения договора в качестве единого целого при определении применимого к нему права. Общая коллизионная привязка к праву страны, с которой договор наиболее тесно связан, сохраняет свое действие. Задача суда при определении применимого права - рассматривать данные элементы в их совокупности с учетом их наличия в едином договоре в целях его урегулирования, насколько это возможно, материально-правовыми нормами одного правопорядка.

Как прямо предусмотрено в комментируемом пункте, изложенное общее правило действует, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела.

Пункт 6 комментируемой статьи является новым для российского законодательства.

В нем сказано: «6. Если в договоре использованы принятые в международном обороте торговые термины, при отсутствии в договоре иных указаний считается, что сторонами согласовано применение к их отношениям обычаев делового оборота, обозначаемых соответствующими торговыми терминами» (1211 ГК РФ). В п. 6 комментируемой статьи используется широко распространенная за рубежом трактовка обычаев в качестве подразумеваемых условий договора. Другими словами, употребляется юридико-технический прием, в соответствии с которым презюмируется вхождение обычаев в состав волеизъявления сторон по сделке, коль скоро из самого договора не вытекает иного.

В силу изложенного подхода обеспечивается приоритет обычая делового оборота соответственно над диспозитивной нормой закона или международной конвенции, поскольку стороны могут отступить от такой нормы в своем соглашении, а обычай как раз и рассматривается как условие, включенное в договор.

       Пункт 6 комментируемой статьи применим, коль скоро в договоре содержатся принятые в международном обороте торговые термины. К ним прежде всего относятся такие обозначения, как: франко-завод (EXW), франко-перевозчик (FCA), фас (FAS), фоб (FOB), каф (CFR), сиф (CIF) и др. Названные выше 13 обозначений урегулированы в разработанном МТП документе, носящем название "Международные правила по толкованию торговых терминов", или сокращенно (исходя из наименования на английском языке) - "Инкотермс".

 

 

34.Понятие и основные виды регуляторов внешнеэкономических сделок.

Существенной специфической чертой внешнеэкономических отношений является объединение в единую систему различных по субъектной структуре отношений, обусловливающих применение различных методов и средств правовой регламентации. Существует два уровня отношений: во-первых, отношения между государствами и иным и субъектами международного права (в частности, между государством и международными организациями) универсального, регионального, локального характера; во-вторых, отношения между физическими и юридическими лицами разных государств (к которым относятся и так называемые диагональные отношения – между государством и иностранными физическими и юридическими лицами). Именно отношения между физическими и юридическими лицами имеют решающее значение в осуществлении внешнеэкономической деятельности.

Первые регулируются нормами международного (публичного) права, вторые – национальным правом каждого государства, и прежде всего международным частным правом. Однако нормы международного права, регулируя межгосударственные отношения во внешнеэкономической сфере, играют все более важную роль в регламентации частноправовых отношений. Отсюда первой отличительной чертой правового регулирования внешнеэкономических сделок является тесное взаимодействие правовых норм различной системной принадлежности, то есть норм международного и национального права.

Второй отличительной особенностью правового регулирования внешнеэкономических сделок является взаимодействие норм различной отраслевой принадлежности национального права. Свою политику в области внешнеэкономической деятельности государство проводит главным образом через нормы публичного права. Определяющим является конституционное право.

Принципиальные основы государственной деятельности во внешнеэкономической сфере, закрепленные в Конституции Российской Федерации, были конкретизированы в ряде специальных законов конституционного характера. Федеральный закон от 8 декабря 2003 года «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» (с изм. От 22 августа 2004года) установил принципы осуществления государственной внешнеторговой политики, порядок ее осуществления российскими и иностранными лицами, права, обязанности и ответственность органов государственной власти и конкретизировал распределение компетенции в этой области между Федерацией и её субъектами. Федеральный закон от 14 апреля 1998 года «О мерах по защите экономических интересов Российской Федерации при осуществлении внешней торговли товарами» определил соответствующие меры (защитные, антидемпинговые, компенсационные) и установил порядок их введения и применения.1 Федеральный закон от 1998 года «О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами», исходя из особенностей такого сотрудничества, установил порядок участия в нем разработчиков, производителей продукции военного назначения и других субъектов.2

Кроме конституционного права, в регулировании внешнеэкономической деятельности значительную роль играют и другие отрасли публичного права: административное право (прежде всего такая его подотрасль, как таможенное право), финансовое право (особенно такие его подотрасль, как налоговое, валютное право).

Понятно, что нормы различных отраслей публичного права непосредственно не регулируют отношения между сторонами внешнеэкономической сделки. Но частноправовые последствия норм публичного права бесспорны: при осуществлении обязательств по внешнеэкономической сделке стороны обязаны руководствоваться нормами публичного права. Нарушение норм публичного права ведет к юридической невозможности исполнения частноправовой сделки.

Главным регулятором внешнеэкономических сделок является гражданское право. В силу своей природы внешнеэкономическая сделка связана с гражданским правом разных государств. Отсюда – особая роль международного частного права. Несмотря на значительные успехи, достигнутые мировым сообществом в унификации права международной торговли, коллизионный способ регулирования отношений по внешнеэкономическим сделкам, в том числе и посредством национальных коллизионных норм, сохраняет свои позиции.

Третьей особенностью регулирования внешнеэкономических сделок является широкое распространение форм так называемого негосударственного регулирования. Главной формой такого регулирования являются контрактные условия: заключая сделку, стороны свободны в установлении взаимных прав и обязанностей по сделке. Однако эта свобода не беспредельна. Она ограничивается, во-первых, нормами публичного права, во-вторых, общей диспозитивностью гражданского права («что не запрещено, то разрешено»), в-третьих, императивными нормами гражданского права. Существенная роль в системе негосударственного регулирования принадлежит обычаям международной торговли, под которыми понимаются единообразные устойчивые правила, сложившиеся в практике, но не имеющие обязательной юридической силы. Термин «обычаи международной торговли» - обобщающий. Он охватывает все применяемые в международной торговле правила неюридического характера. В зависимости от их значимости, уровня применения выделяют три группы подобных правил.

Первая группа включает: правила общего характера, наиболее значимые; правила, которые могут применяться к любым видам внешнеэкономических сделок. Их, собственно, и называют обычаем.

Вторая группа – правила, применяемые в отдельных областях международного делового сотрудничества, в торговом обмене определенными группами товаров. Их часто называют обыкновениями.

Третья группа – заведенный порядок. Это обычные правила, сложившиеся между конкретными партнерами в отдельной сфере международного предпринимательства.

Рассмотренная классификация носит достаточно условный характер: обычные правила международной торговли легко перетекают друг в друга.

К формам негосударственного регулирования следует отнести также судебную и арбитражную практику. Её роль заключается: в уяснении содержания и толкования норм применимого права (международного и национального) и обычаев международной торговли; в обеспечении единообразного применения унифицированных норм в области международной торговли; в обеспечении согласованного применения правовых норм различной системной и отраслевой принадлежности; в создании предпосылок для развития и совершенствования и международно-правовых, и национально-правовых норм, регулирующих внешнеэкономические сделки.

Таким образом, правовое регулирование внешнеэкономических сделок представляет собой достаточно сложную систему, состоящую из разных по своей природе, но тесно взаимосвязанных и взаимодействующих элементов: норм международного публичного права, норм национального, прежде всего международного частного права, и норм негосударственного регулирования.

 

35. Венская конвенция ООН 1980 года о договорах международной купли-продажи товаров и ее применение.
Основным источником регулирования отношений внешнеэкономических сделок является Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 11 апреля 1980 г.) (ВК 80), для РФ ее нормы действуют с 1991 года. Венская конвенция применяется к договорам купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах, если:

– эти государства являются участниками ВК 80;

– согласно нормам МЧП применимо право государства – участника ВК 80.

То обстоятельство, что коммерческие предприятия сторон находятся в разных государствах, не принимается во внимание, если это не вытекает ни из договора, ни из имевших место до или в момент его заключения деловых отношений или обмена информацией между сторонами.

Ни национальная принадлежность сторон, ни их гражданский или торговый статус, ни гражданский или торговый характер договора не принимаются во внимание при определении применимости ВК 80.

ВК 80 не применяется к продаже:

– товаров, которые приобретаются для личного, семейного или домашнего использования, за исключением случаев, когда продавец в любое время до или в момент заключения договора не знал и не должен был знать, что товары приобретаются для такого использования;

– с аукциона;

– в порядке исполнительного производства или иным образом в силу закона;

– фондовых бумаг, акций, обеспечительных бумаг, оборотных документов и денег;

– судов водного и воздушного транспорта, а также судов на воздушной подушке;

– электроэнергии.

Договоры на поставку товаров, подлежащих изготовлению или производству, считаются договорами купли-продажи, если только сторона, заказывающая товары, не берет на себя обязательства поставить существенную часть материалов, необходимых для изготовления или производства таких товаров.

ВК 80 не применяется к договорам, в которых обязательства стороны, поставляющей товары, заключается в основном в выполнении работы или в предоставлении иных услуг.

ВК 80 регулирует только заключение договора купли-продажи и те права и обязательства продавца и покупателя, которые возникают из такого договора. В частности, поскольку иное прямо не предусмотрено ВК 80, она не касается:

– действительности самого договора или каких-либо из его положений или любого обычая;

– последствий, которые может иметь договор в отношении права собственности на проданный товар.

ВК 80 не применяется в отношении ответственности продавца за причиненные товаром повреждения здоровья или смерть какого-либо лица. Стороны могут исключить применение ВК 80 либо отступить от любого из ее положений или изменить его действие. При толковании ВК 80 учитывается ее международный характер и необходимость содействовать достижению единообразия в ее применении и соблюдению добросовестности в международной торговле. Вопросы, относящиеся к предмету регулирования ВК 80, которые прямо в ней не разрешены, подлежат разрешению в соответствии с общими принципами, на которых она основана, а при отсутствии таких принципов – в соответствии с правом, применимым в силу норм МЧП.


Дата добавления: 2020-04-25; просмотров: 183; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!