АНАТОМИЯ ОРГАНОВ ЧУВСТВ ( тезисы)



      

Органы  чувств являются экстерорецепторами анализаторов зрения, слуха, вкуса, обоняния и осязания.

Проводящий путь зрительного анализатора (схема).

1 — строение сетчатки и формирование зрительного нер­ва (длинной стрелкой показано направление прохождения света в сетчатке); 2—короткие ресничные нервы; 3 — ресничный узел; 4 — глазодвигательный нерв; 5 — добавочное ядро глазодвигательного нерва [парасимпатическое]; 6 — покрышечно-спинномозговой тракт s ; 7 — зрительная лучистость; 8 — латеральное коленчатое тело; 9 — зрительный тракт; 10 — зоительный перекрест; 11 — зрительный нерв; 12 — глазное яблоко Короткие стрелки показывают направление движения нервных импульсов.


Проводящий путь слухового анализатора (схема).

1 — нижние холмики; 2 — покрышечно-спинномозговой тракт; 3 — ядра трапецевидного тела i ; 4 — дорзальноеулитковое ядро; 5 — вентральное улитковое ядро; 6 — улитковая часть преддверно-улиткового нерва; 7 —улитка; 8 — трапецевидное тело; 9 — латеральная петля; 10 — медиальное коленчатое тело; III , IV , VI — черепные нервы.


Проводящий путь анализатора гравитации и равновесия


Проводящий путь органа вкуса (схема).

1 — таламус; 2 — волокна, соединяющие таламус и крючок; 3 — волокна, соединяющие ядро одиночного пути и таламус; 4 — ядро одиночного пути; 5 — вкусовые волокна в составе верхнего гортанного нерва; 6 — вкусовые во­локна в составе языкоглоточного нерва; 7 — вкусовые волокна в составе бара­банной струны; 8 — язык; 9 — крючок.

 

 


Проводящий путь органа обоняния (схема).

1 — concha nasalis superior; 2 — nn. olfactorii; 3 — bulbus olfactorius; 4 — tr. olfactorius; 5 — area subcallosa; 6 — gyrus cinguli; 7 — corpus callosum; 8 — corpus mamillare; 9 — fornix; 10 — thalamus; 11 — gyrus dentatus; 12 — gyrus parahippocampalis [hippocampi]; 13 — uncus.

 

 

                       


Семестр. Анатомия головы и шеи

 

 

Лекция № 1               

             Функциональная анатомия черепа.

Функции и отделы костей черепа.

Эмбриогенез и антропогенез черепа.

Возрастные, половые и индивидуальные особенности черепа.

Конструкция мозгового и лицевого черепа.

Варианты и аномалии развития черепа.

В состав костей черепа входят кости плоские, смешанные и пневматические. Являясь вместилищем для головно­го мозга, органов чувств и опорой для начальных отделов пи­щеварительного тракта и дыхательных путей (полость рта и полость носа), череп подразделяется на мозговой и лицевой отделы.

Каждая из костей черепа имеет на своих поверхностях компактное вещество, а между его наружной и внутренней пластинкой располагается губчатое вещество. Наружная пластинка более твердая, а внутренняя — хрупкая, что даже дало основание называть ее стекловидной. В костях черепа существуют отверстия и каналы, необходимые для прохож­дения сосудов и нервов. Толщина костей черепа колеблется от 3 до 8 мм.

Эмбриогенез черепа.

Со 2-го месяца эмбриональной жизни начинается так на­зываемое эндесмальное окостенение (т.е. на основе соедини­тельной ткани), а с 3-5-го месяца — энхондральное (т.е. на основе хряща). В основании черепа появляются хрящевые закладки по бокам от хорды. Это так называемые хордальные хрящи, черепные перекладины. Наряду с этим форми­руются хрящевые капсулы органов чувств. На 3-м месяце происходит слияние между собой двух указанных типов хрящей. Основу формирующего черепа составляют: 1) заты­лочная кость, имеющая соединение с I шейным позвонком; 2) клиновидная кость, относящаяся к гипофизарной облас­ти; 3) решетчатая кость, связанная с передней частью конеч­ного мозга.

Развитие лицевого скелета связано с висцеральными ду­гами. Процессы происходящего эмбриогенеза определены генетически, соответствующей программой, хотя механиз­мы реализации известны пока не во всех деталях.

 Основа I висцеральной дуги — челюстной — представле­на нёбноквадратным хрящом, на основании которого форми­руется верхняя челюсть, и так называемым меккелевым хря­щом, служащим моделью для образования нижней челюсти. Из задней части меккелева хряща развиваются такие мелкие косточки среднего уха, как молоточек и наковальня.

Основа II висцеральной дуги — подъязычной, состоящей из подвисочного и собственно подъязычного хрящей, — дает материал для развития стремечка, малых рогов подъязыч­ной кости, шиловидного отростка височной кости.

Из хряща III висцеральной дуги (или I жаберной дуги рыб) развиваются тело и большие рога подъязычной кости, из скелета II и III жаберных дуг — хрящи гортани.

Как уже упоминалось выше, в составе костей черепа имеются так называемые пневматические кости. Содержа­щийся в них воздух располагается в пределах своеобразных вместилищ - параназальных синусов. Последние развиваются после рождения в результате постепенного резорбирования (рассасывания) имевшейся на этом месте костной ткани.

Воздухоносные пазухи представлены в тех местах чере­па, где отсутствуют силы напряжения. Именно эти полости не только облегчают вес черепа, но и охватывают, наподобие муфт, слуховой, вестибулярный, зрительный и обонятель­ные воспринимающие аппараты.

Размеры, форма таких пазух, как и их сообщения друг с другом, весьма индивидуальны. В известной мере, эти по­лости играют роль резонаторов при голосообразовании, бу­дучи связанные с полостью носа, а также роль термоизо­ляторов, сохраняя температуру окружающей среды вокруг указанных рецепторов. Не исключают, что синусы выпол­няют и защитную функцию, противодействуя до некоторой степени локальным сотрясениям. Так, параназальные сину­сы, помимо увлажнения и согревания вдыхаемого воздуха, смягчения толчков, испытываемых головой, поддержания температурного режима, увеличивают обонятельную по­верхность, а выстилающая их слизистая оболочка выделя­ет секрет для увлажнения носовых полостей. В частности, околоносовые пазухи играют фонетическую, обонятельную, респираторную, статическую, механическую и термоизоля­ционную роль.

 После рождения выделяют несколько периодов развития костей черепа: 1-й период — с 0 до 7 лет, когда имеет место его усиленный рост; 2-й — с 7 лет до времени полового созревания — рост относительно замедлен; 3-й период — со времени полового созревания до 20-25 лет, когда вновь наступает усиленный рост.

В состав мозгового черепа входят 8 костей: непарные- за­тылочная, клиновидная, лобная, решетчатая, а также пар­ные — височная и теменная. В полости мозгового черепа располагается головной мозг с оболочками. Мозговой череп развивается в основном из мезенхимы (эмбриональная со­единительная ткань, или ткань внутренней среды, возника­ющая, главным образом, из среднего зародышевого листка), окружающей закладку головного мозга, и четырех головных сомитов.

Особенность костей черепа состоит в том, что в пределах основания они проходят три стадии развития: перепонча­тую, хрящевую и костную; кости же крыши черепа — всего две стадии: перепончатую и костную.

Лицевой череп также образован как парными, так и не­парными костями. По сравнению с мозговым отделом, ли­цевой явно выглядит уменьшенным (у человека лицевой от­дел на 50 % меньше мозговой коробки). В свою очередь, это привело к ослаблению, в отличие от животных, челюстного аппарата, а также уменьшению числа весьма специализиро­ванного «зубного вооружения». При массивной нижней че­люсти была бы невозможна членораздельная речь, для кото­рой необходимы быстрые и мелкие движения. Человек рас­кусывает твердую пищу резцами не в обязательном порядке (питается обычно сваренной едой). Людям не очень нужны сильные мышцы для жевания на лице, как и выступающие костные гребни (к примеру, скуловая дуга), к которым эти мышцы прикреплялись. Так что уменьшение в процессе эво­люции лицевого отдела черепа и уплощение лица способство­вали облегчению черепа. В свою очередь, это, скорее всего, более соответствовало вертикальной походке, да и облегчило развитие членораздельной речи.

 Только нижняя челюсть из костей че­репа подвижна, ибо участвует в образовании парного височно-нижнечелюстного сустава. Еще одна кость в этой области также подвижна — подъязычная, но ее движение происхо­дит лишь за счет окружающих ее мышц шеи.

Антропогенез черепа.

Вполне объяснимо научное положение, что биологическое становление черепа зависело от способа питания и об­раза жизни, в частности от искусственной обработки пищи. У нас и лоб более «выпрямленный», чем у ряда животных; па лицевом отделе черепа человека отсутствуют значительные гребни и выступы, а также сильно развит имеющийся v всех за ухом сосцевидный отросток.

При изучении лицевого черепа выделяются крупные глазницы, а также наружное отверстие полости носа. Его несколько прикрывают срастающиеся друг с другом мелкие носовые кости. У человека нижняя челюсть явно выглядит лёгкой и укороченной по сравнению с черепами антропо­морфных обезьян. В то же время именно человеку присуща треугольная форма подбородочного выступа, которого нет ни v одного вида обезьян, ни у древнейших людей. Не исключе­но, что такой подбородок возник у особей, обладающих чле­нораздельной речью.

                   Возрастные, половые и индивидуальные особенности черепа.

У новорожденных мозговой череп значительно превы­шает по величине лицевой. Это соотношение составляет 8:1. У взрослых, благодаря, главным образом, развитию органов дыхания и пищеварения, происходит увеличение лицевого черепа, и соотношение мозгового черепа к лицевому выражается уже как 2:1.

Становление человека разумного как вида привело к пе­рестройке черепа. На этот процесс наложили отпечаток вер­тикальность положения тела и специализация функций рта. 11ервое привело к смещению точки опоры головы вперед, и второе связано как со становлением органа речи, так и с изменением характера питания. Возникновение и применение орудий труда уже не создавало необходимости в грубой переработке пищи зубами. Последние постепенно перестали быть средством защиты или нападения. Соответствен­но, размеры челюстей, как и вообще лицевой части черепа, \ менялись, а мозговой — возрастали.

Помимо зубочелюстной системы, на строение лицево­го черепа оказывает влияние и рост глазного яблока, в особенности у плода. Именно у него нижняя часть лица отстает в росте, ибо она связана с началом системы органов дыхания и пищеварения, которые, естественно, начинают оказывать свое формообразующее действие только после рождения.

Рельеф жевательных и мимических мышц влияет на индивидуальность нашего лица. Ее можно вычислить; возможности реконструкции мягких тканей лица по черепу неоднократно упоминалось в литературе. Оказалось, что такие внешние признаки, как форма лба, надбровные дуги положение глазной щели, форма лица, можно воссоздать почти анатомически точно. Также и нос: его мягкие ткани коррелируют с костной основой. Менее точна и более условна реконструкция складки верхнего века, контуров крыльев носа, каймы и контуров губ, «оттопыренности» ушных раковин, распределения подкожного жира, складок. Последние признаки криминалисты считают весьма неустойчивыми.

Если раньше детали лица измеряли и сопоставляли, тратя на это месяцы упорного труда, то теперь, призвав на помощь электронно-вычислительную машину, можно закодировать изображение лица человека. Машина, в память которой вводят на первом этапе данные десятков размеров черепов, автоматически выберет нужный портрет, т.е. сформулирует заготовку поверхности головы, создаст что-то среднее для данной этнической группы людей. Затем начинается преобразование эталонной поверхности соответственно предъявленному для опознания конкретному черепу Здесь уже нет автоматизации, а преобладает интуиция и ряд косвенных соображений о характере человека. Машина на этом этапе уже только помогает, но ее возможности таковы что она в состоянии из изображения лица пожилого человека, сделать молодого, из хмурого — улыбающегося.

Таким образом, глазные яблоки, жевательные мышцы железы, содержимое полости носа, зубы — все это оказывает  влияние на рост костей черепа.

На форму черепа также сильно влияют привычки, иногда — обычаи, климатические условия, питание и быт. Так у племен диких индейцев на территории нынешней Бразилии и Мексики существовал обычай искусственно вытягивать черепа, придавая им башенную форму. Для этой цели на голову мальчика (ведь именно он потом будет охотником и воином) уже с самого раннего возраста укладывали не на подушку, а на полено. У племен майя голову сплющивали постепенно деревянными дощечками или особыми по форме че­репами. У лапландцев особенно красивой считалось круглая форма головы, поэтому практиковалось ношение ребенком  соответствующего чепчика. Приведём еще один из методов. Когда мать держала ребенка у себя на коленях, то она давила своей рукой на его лоб, способствуя тем самым направленно­му росту черепа. Об искусственной деформации черепа писали Гиппократ, Геродот, Аристотель, Плиний и др.

Половые особенности черепа

У мальчиков толщина костей черепа на 8-11 % превышает таковую у девочек. До периода полового созревания отли­чить череп мальчика от черепа девочки нельзя, да и в после­дующие годы это не всегда четко удается сделать. У мужчин не только сам череп более крупный, но и прикрепляющиеся
к нему мышцы более массивны по сравнению с таковыми v женщин. Лицевая часть черепа весьма развита, скулы тол­ще, подбородок обычно выдается, лоб более наклонен назад, надглазничные дуги сильнее развиты, чем у женщин. У последних, как правило, вообще нет такой массивной скуловой
дуги. Всё вышесказанное обусловлено биомеханическими свойствами костной ткани.

Общепризнанно, что у женщин череп более легкий, по­тому он более изящен, величина и масса его меньше, а места прикрепления мышц выглядят, по сравнению с черепом
мужчин, более сглаженными. Кроме того, лоб у женщин почти прямой, лобные бугры выражены лучше, глазницы высокие и темя более уплощено, а затылок гладкий и круглый. Но
все перечисленные признаки далеко не постоянны.

Череп новорожденного отличается не только меньшей, чем у взрослого, лицевой частью, но и наличием родничков - остатков перепончатой стадии развития черепа. Обыч­но имеется два парных и два непарных родничка. К первым '•сносится клиновидный, располагающийся в месте соедине­ния большого крыла клиновидной кости с лобной и теменной, и сосцевидный — в месте соединения теменной кости, затылочной и сосцевидного отростка височной кости. К не­парным родничкам относится задний (или затылочный), расположенный в месте соединения обеих теменных костей и чешуи затылочной, и передний (лобный) — между лобной и    обеими теменными костями.

Обычно лобный родничок зарастает на 2-м году жизни остальные — на 2-м месяце жизни или даже раньше. В области родничков черепа наиболее интенсивно растет головной мозг. Также функционально значимо, что при прохождении головки ребенка через родовые пути матери в области родничков элементы крыши черепа несколько механически смещаются, в результате чего объем относительно крупной головки уменьшается. Важно и то, что из-за своей податливости роднички выравнивают внутричерепное давление.

Уже после родов деформация головки постепенно сглаживается. У всех приматов, включая антропоидов, роднички закрываются до рождения.

Кроме того, у маленьких детей почти отсутствует большинство воздухоносных пазух. Поверхности костей при этом ровные, гладкие, но в особенности различия касаются преобладания величины мозгового черепа над лицевым в связи с развитием головного мозга. Детей даже образно называют «головастиками» из-за величины черепа. Если у новорожденного на долю массы черепа приходится до 42,5 % массы костей, то у взрослого — всего лишь 13 %.

По мере роста ребенка хрящевая ткань черепа замещается на костную. Но неправильно было бы считать, что рост черепа после формирования швов прекращается. В соответствии с увеличением головного мозга он продолжается по краям костей и в длину, и в ширину, заканчиваясь ко времени полового созревания и даже позднее. Костное веществ при этом как бы нарастает снаружи, одновременно утолщается и губчатое вещество костей. Даже в 40-50 лет можно видеть медленно зарастающие швы, причем процесс этот иногда продолжается до 80-летнего возраста.

Постепенно разница между величиной мозгового и ли­цевого отделов черепа сглаживается. Зависит это от укрупнения челюстей и появления на них зубов, развития воздухоносных пазух. Годам к 12-25 мозговой отдел черепа становится более широким, а лицевой — удлиняется. Роль родничков сводится также к выравниванию внутричерепного давления, возникающего при увеличении массы мозга, и для костей черепа ребенка в связи с незавершенностью развития характерны тонкость, гибкость и эластичность.

При рахите родничок крупный и зарастает позже указаннного срока. Место большого родничка примерно до полутора лет может оказаться замещенным мелкими косточка­ми. Дополнительные некрупные костные фрагменты встре­чаются в области по форме плоских, чешуйчатых, но более всего зубчатых по виду и непрерывных фиброзных по строению швов. Обычно такие «вставочные косточки» несиммет­ричны. Встречаются, правда редко, еще мелкие косточки около мыщелков затылочной кости, в районе подбородка пли соприкосновения отделов затылочной кости, на одной стороне черепа иногда скуловая дуга может оказаться двой­ной или же отсутствуют маленькие слезные косточки, как и носовые.

С возрастом также формируются контрфорсы (от латинского «против» и «сила») — места, до некоторой степени препятствующие распространению сотрясений и механических толчков, испытываемых при ходьбе, беге, жевании. Их конфигурация напоминает кольца. В основании черепа контрфорсов насчитывают семь: в каждой из трех черепных ямок по два а также утолщенные края большого затылочного отверстия

Уже выяснено, что именно в местах наличия контрфорсов происходит соединение опор компактного вещества, необходимых как система передачи напряжений, как систем амортизации, а также стабилизации давления. Ряд контрфорсов продолжается от альвеолярного отростка верхней челюсти до различных отделов лицевого скелета. Среди них выделяют следующие: 1) лобно-носовой контрфорс на боковой стенке полости носа. Он уравновешивает силы давления и тяги, действующие в направлении снизу вверх; 2) скуловой контрфорс — уравновешивает силы, образующиеся при жевании и действующие снизу вверх, спереди назад и снаружи внутрь; 3) крылонёбный контрфорс, образованный соответствующим отростком и бугром верхней челюсти, — уравновешивает силу, развивающуюся при жевании большими коренными зубами, т.е. по направлению снизу вверх и сзади наперед; 4) нёбный контрфорс, скрепляющий правую и левую верхнечелюстные кости в поперечном направлении.

Важно отметить, что величина черепа у человека может быть разной. Отсюда различают людей «длинноголовых» (долихоцефалов), «короткоголовых» (брахицефалов) и «среднеголовых» (мезоцефалов). Эти различия определяются при помощи специального показателя — индекса:

Ч.И. = ширина черепа : на длину черепа х 100

Ширина черепа – это расстояние по горизонтали между наиболее удаленными точками над наружными слуховыми проходами. Обычно этот показатель колеблется в предела 14—16 см.

 Длина черепа — расстояние от области глабеллы (надпереносья) до наиболее выдающейся кзади части затылка — составляет, как правило, 18,5—19,3 см. Вычисленный таким образом индекс у долихоцефалов равен 76,0-77,9, у брахицефалов — 84,0-85,9, у мезоцефалов — 80-81.

A.M. Горький любил повторять, что выступающие ску­пы мордовца, достались ему от бабушки. У другого писателя, Марка Твена, не было столь отличительных признаков на голове. Более того, когда он под вымышленным именем пришел для определения своих духовных качеств к соответ­ствующему «специалисту», то тот выискал у него на черепе колоссальную «шишку осторожности», весьма маленькую «шишку храбрости», а там где полагалось быть «шишке юмора», там вообще оказалась... «впадина». Рассерженный Твен вновь нанес визит тому же специалисту через 3 меся­ца, точно информировав его уже о том, кто перед ним: все «впадины» превратились в «горы», в особенности оказалась выдающейся «шишка юмора».

Все определения подобного рода появились благодаря распространению взглядов австрийского врача-невропатолога Франца Иосифа Галла.

На рисунке лица Галла не видно каких-либо возвышений на его черепе, но то, что это был гениальный человек, сомне­ний не вызывает. Еще в школьные годы ему показалось, что  его сверстники, которые обладали хорошей памятью и четко отвечали по грамматике и географии, имели выпуклые глаза. Галл в конечном итоге пришел к заключению, что: склонности человека врожденные; проявление наших инстинктов, склонностей, интеллектуальных способностей и моральных качеств обусловле­но материальными и органическими факторами; каждый инстинкт, каждый талант гнездится в определенной части мозга. Отсюда следует уже большее или
меньшее развитие этих частей нервной ткани, образующих
как бы маленькие мозги, или «органы», что и проявляется
на внешней поверхности черепа. Определенные участки заведуют в области лба такими «дарами», как наблюдатель­ность, философское умозрение, приветливость, остроумие,
подражательная способность, теософический восторг, музы­кальные способности. В задней части головы находятся центры  животных побуждений, родительской и детской любви, дружеской приверженности, храбрости, убийства, хитрости и осторожности, высокомерия и упрямства. В итоге: 37 «органов». Если все из них нанести на голый череп разными красками, то тот уже предстанет в виде своеобразной политической карты мира. Череп, как считал Галл, — это вообще лишь покров, главное — мозговое вещество, содержащее умственное и нравственное, конечно же, не одинаково развитое. При этом определенные участки коры головного мозга, а соответственно, и черты интеллекта (выпуклость!) развиты хорошо, другие — хуже.

Причем ученый доктор говорил не о каких-то понятных лишь специалистам хитростях, а о чисто человеческом, о свойствах каждого. Неудивительно поэтому, что взгляды хо­рошего лектора и как ученого, в общем-то, честного человека не просто не прошли незамеченными, а взволновали весьма многих. В обществе стало модным и даже пикантным удовольствием оценивать как душевные свойства, так и слабости собравшихся, исходя из карт Галла.

Как определить, что у человека на голове лучше разви­то? Галл и его сторонники для этой цели просто ощупывали выступающие части черепов обыкновенных людей, а так­
же преступников, эксцентричных или замечательных лю­дей . Способ, как сами понимаете, весьма примитивный и не очень-то научный.    .

Отнюдь не без влияния френологии похищались черепа Баха, Моцарта, Доницетти, Гайдна, Бетховена. Френологи­ческие лекции в США, где активно проповедовалась «новая наука о разуме», собирали сотни слушателей.

Френология происходит от греческого слова, обозначаю­щего психические особенности человека, вместилище интеллекта. Много ей способствовало ошибок и еще больше обма­нутых надежд.

Казалось бы, зачем вспоминать обо всех этих давно имев­ших место прецедентах, пытавшихся оправдать уголовную биологическую предначертанность человека. Но подобные рецидивы случаются иногда и в наше время. Приходится встречать ссылки на претендующие на научность труды об особенностях характера, определяемых по строению лба, ушей, носа, верхней нижней челюстей. Еще раз подчеркну: форма черепа не соответствует форме мозга!

Следует, однако, не забывать, что заслугой Галла, справедливо осмеянного за «шишки», якобы соответствующие ве­личине интеллекта, явилось представление о том, что различные извилины головного мозга несут неравнозначную функ­цию, другими словами — в коре полушарий головного мозга локализованы различные по функции центры. Работы Галла способствовали одной из попыток классифицировать человеческие характеры. Он также стремился выявить особенности психики людей различных национальностей.

На выбитой в честь Галла медали начертано: «Он нашел инструмент души!». Это, конечно, преувеличено. Но именно этот путаник — а в какой науке все идет лишь по прямой? — догадался о связи структуры мозга с его отправлениями, спо­собствовал развитию антропометрии, дальнейшим анатомическим и клиническим исследованиям.

Обычно у 5 человек на 1000 в затылочной области черепа можно видеть участок, окаймленный по краям швами. Его называют «костью инков», ибо на черепах древнего и ны­нешнего населения Перу она встречается в 5-6 % случаев. Это проявление индивидуальности, и никоим образом не свидетельствует о какой-нибудь особой умственной деятельности, хотя имелись работы, где со всей се­рьезностью пытались доказать «несовершенство» коренных жителей Австралии, готтентотов (народность Юго-Западной и Южной Африки), негров именно по времени зарастания черепных швов, особенностям их конфигурации. Если бы нечто подобное утверждал Платон — древнейший философ — куда ни шло, но в наше время... Он, кстати, был убежден, «что касается швов, то различия в их формах обусловлены силой круговращения мысли и питанием: если противоборство того и другого сильнее, швов больше. А если оно слабее, швов меньше. О черепе словами Пушкина можно сказать:

О, жизни мертвый проповедник,

Вином ли полный иль пустой,

Для мудреца как собеседник

Он стоит головы живой.

 Необходимо отметить, что емкость мозгового от-дилп черепа равна у мужчин 1350—1400 см3, а у женщин из за меньшей величины размеров тела — в среднем на 10 % меньше. Следует учитывать, что эти цифры крайне индиви­дуальны.

    Неблагодарна и бесперспективна задача судить по форме ширине, длине и объёму черепа об умственных способностях человека, о превосходстве одних людей над другими, о склонностях к преступлению.


Лекция №2.


Дата добавления: 2019-09-13; просмотров: 83;