Персидские скоморохи. Иран, начало 20 век 8 страница



Моран даже не смог самостоятельно придумать какую-нибудь гадость. Он использовал широко известный эпизод, упоминавшийся в прессе и во многих книгах о Меркьюри. У этой истории немало свидетелей — Дэйв Кларк, сотни зрителей, журналисты. Но только выглядела она совсем иначе.

Во-первых, все произошло не на съёмках видеоклипа «The Time», а на премьере мюзикла «The Time».

Во-вторых, Фредди не продавал мороженое, а разбрасывал его бесплатно, что мгновенно привлекло к нему внимание собравшихся в фойе людей.

В-третьих, он никого, а тем более женщин, не покрывал матом. Трудно даже представить, какой был бы скандал, позволь он себе такое хулиганство в общественном месте.

Следует отметить особенность слуха Майкла Морана — несколько сот человек, включая представителей враждебной Меркьюри прессы, не слышали никакого мата — только он!

Безобидная шутка, ещё одно свидетельство щедрости Фредди, в его трактовке превратилась в мерзкую, похабную выходку! И если верить Морану, то получается, что Фредди, как подзаборному пьянчужке, мат служил связкой слов, вместе с «дорогушей» — в его тексте Фредди матерится чуть ли не через каждое слово. А это ложь — Фредди никогда и нигде не ругался матом, для этого он был слишком воспитанным человеком!

Моран не единственный, кто пытался опошлить эту историю. Многие биографы, ссылаясь на повара Меркьюри Джо Фанелли, пишут, что первоначально Фредди собирался не раздавать, а продавать мороженое, но он якобы не знал, как выглядят мелкие купюры, и потому просто не мог правильно дать людям сдачу.

Джо Фанелли не мог знать, чего хотел Фредди, потому что его там не было. Конечно, Фредди уже много лет пользовался кредитками и чековыми книжками, но неужели человек, несколько лет работавший на Кенсингтонском рынке, забыл, как выглядят деньги?!

Эти люди просто не в состоянии поверить, что обладатель многомиллионного состояния может бесплатно раздать коробку мороженого! Они воспитаны в семьях, где внимательно следят, как бы гость не съел лишний бутерброд, и они никогда не поймут, что на земле есть люди, которым просто нравится делать приятное другим и получать от этого огромное удовольствие! Куда им — они за грош удавятся! И они никогда не простят человека, который мог тратить огромные деньги, чтобы доставить удовольствие совершенно незнакомым людям! Как с точки зрения этих несчастных могли выглядеть действия Фредди? Он бесплатно роздал несколько пломбиров? Да он не умеет пользоваться деньгами! Он устроил шикарную вечеринку? Чтобы нюхать кокаин и предаваться сексуальным оргиям! Он подарил дом другу? Да это его возлюбленный, он заплатил ему за секс! Он раздаёт деньги незнакомым людям? Да он не знал, куда их девать!

… Моран вспоминает запись композиции " La Japanese " (дуэт Меркьюри — Кабалье), часть которой исполнялась на японском языке. Фредди все время сбивался, и японец Кац Ватанабе постоянно поправлял его. «Да кого это волнует!», — рассвирепел однажды Фредди. — «Ну, поставили вы не там ударение и получилось, что вы трахаетесь со шлюхами вместо того, чтобы завоёвывать мир! Кого это волнует!».

То есть Моран хочет сказать, что Фредди сказал похабность в присутствии Монсеррат Кабалье, а это уже из области фантастики — Фредди боготворил эту женщину! Он также все время намекает, что Фредди некорректно себя вёл по отношении к Кабалье, что также является неправдой.

Монсеррат Кабалье имеет в оперном мире репутацию женщины с крутым нравом. Если ей что-нибудь не нравиться, она способна отменить концерт или разорвать контракт. И если бы Фредди позволил себе хоть малейшую бестактность, она немедленно отказалась бы с ним петь. Но она была в полном восторге от совместной работы и отзывалась о Фредди как о самом талантливом и замечательном человеке, с которым ей когда-либо приходилось петь, и в будущем искренне оплакала его смерть.

Кстати, у Фредди уже был опыт исполнения на японском языке — в 1976 году «Queen» выпустила песню «Let Us Cling Together», в которую были включены куплеты на японском. Он исполнял её на концертах в Токио, с большим успехом. И нет никаких свидетельств, чтобы он кому-либо хамил по поводу японского текста.

Сохранилась видеозапись, сделанная режиссёром Яношем Зомболаи в Будапеште, на которой Фредди репетирует венгерскую народную песню. Все очень мило и благопристойно, никакого хамства.

Хам в этой истории явно не Меркьюри.

Думаю, достаточно информации, чтобы понять, что за человек Моран.

Зачем он это сделал?

Первое, что приходит в голову — зависть. Страшная, доводящая до безумия зависть посредственности к гению. Собственно, кто такой этот Моран? Посредственный музыкант, прославившийся только тем, что работал со знаменитыми людьми — Фредди Меркьюри, Монсеррат Кабалье, Дэйвом Кларком, Клиффом Ричардом. Можете себе представить, как он завидовал Фредди! Его не могло утешить, что его имя стоит рядом с именем Меркьюри как автора песен к альбому «Barcelona», что он считается соавтором песни «All God's People» и упоминается в «Is Everybody Happy»… Много существует видов зависти, но самая мерзкая и подлая из них — та, которой завидуют друг другу творческие люди. Кто хоть раз слышал, какие гадости они говорят о своих более удачливых коллегах за их спиной, тот поймёт смысл шуточного стиха:

У поэтов есть такой обычай —

В круг сходясь, оплёвывать друг друга…

Неудивительно, что это случилось и с Мораном. Свои комплексы и зависть он выдаёт в каждой своей строчке.

Так, он пишет: «В тот самый вечер, когда Монсеррат давала концерт, Фредди запаниковал в моей гримерной. Он меня так раздражал, что я вынужден был выгнать его из комнаты. Не знаю, куда он ушёл, но как только певицу вызвали на бис, она сразу вывела меня на сцену. Именно со сцены я и увидел Фредди, который снова застыл на месте, пока Монсеррат объясняла слушателям, что следующую композицию сочинили для неё он и я. Затем она запела, и успех был ошеломляющим — весь зал аплодировал стоя… После этого Фредди не мог поверить, что я сумел так запросто выйти на сцену и дебютировать с данной композицией, не потеряв хладнокровия».

Психологи называют эту патологию «Синдром Крошки Цахеса», по аналогии со сказкой Гофмана. В этом случае закомплексованный и ничтожный человек присваивает себе достоинства других, более достойных людей, взамен приписывая им собственные недостатки. Так, если такой больной пережил нападение хулиганов и был спасён смелым прохожим, то он потом скажет, что сам обратил хулиганов в бегство и спас трусливого прохожего. Если в гостях на него никто не обращал внимания, а все собрались вокруг обаятельного и остроумного господина, то, вернувшись домой, он расскажет, что был неотразим и пользовался огромным успехом, а про настоящего героя вечера обязательно сообщит, что более скучного и неинтересного человека в том доме не было, и никто к нему даже не подошёл.

Моран демонстрирует именно этот синдром. Скорее всего, все было именно так, как он рассказывал, с одной оговоркой — он поменял ролями себя и Фредди.

Так мы и поверим, что Фредди Меркьюри, человек с 16-летним опытом работы на сцене, запаниковал на концерте, в котором даже не должен был участвовать!

Он всегда отличался отменной сценической выдержкой. Об этом свидетельствовали его коллеги по «Queen» — люди, которые больше, чем кто-либо ещё, видели его в работе. Более того, Фредди сохранял спокойствие, когда психовали все вокруг. Брайан Мэй вспоминал, как один раз вся группа страшно разругалась за полчаса до концерта — достаточно было одного взгляда Фредди, и все расхохотались, мгновенно забыв о ссоре. Фредди никогда не устраивал истерик, наоборот, он гасил все возникавшие вокруг него скандалы. Скорее всего, это Моран запаниковал в гримерной у Фредди, и тот его выгнал.

А каким это образом Монсеррат Кабалье вывела на сцену какого-то аккомпаниатора и «забыла» пригласить туда же всемирно известного певца?!

Вы только представьте себе это — Моран, стоя рядом с Кабалье, разглядывает со сцены расстроенного Меркьюри, которого туда так и не пригласили! Между тем Монсеррат Кабалье представила Фредди публике как автора песни, вызвав бурные аплодисменты. Как потом говорил Фредди, это были его первые аплодисменты в оперном театре.

Моран все время хочет доказать, что автор песен к «Barcelona» на самом деле он, а не Меркьюри, и всячески демонстрирует собственную незаменимость.

Так, рассказывая о беседе Меркьюри и Кабалье, он говорит, что Фредди поставил для Монсеррат запись композиции, которую «мы вместе с ним сочинили». В другом месте он пишет, как Монсеррат объясняла слушателям, что «следующую композицию сочинили для него он и я». Он также утверждает, что только гениальная музыка Майкла Морана (которую на самом деле написал Меркьюри) привела в неописуемый восторг Фредди и сделала осуществимым совместный проект Меркьюри — Кабалье. Так и представляешь себе этого ничтожного человечка, который истошно кричит: «Это я написал эту музыку, я, я, я!».

При этом, точно в соответствии с «синдромом Цахеса», он пытается изобразить Фредди таким же самовлюблённым ничтожеством, как он сам:

"… Фредди, повернувшись ко мне, сказал:

— Как там

наши

нотные записи, дорогуша?

— Наши?

— А как же я? Ведь это

я

должен аккомпанировать ей в «Ковент-Гарден»…".

А чуть выше он пишет:

«… Не помешаю ли я работе ресторана? Я обратился с этим вопросом к метрдотелю. Он же спросил меня, являюсь ли я действительно тем самым джентльменом, который сейчас сочиняет музыку для синьоры Кабалье. Я подтвердил его слова. „Тогда все остальные могут подождать“, — таков был его ответ…».

Короче, Кабалье встречалась вовсе не с Фредди Меркьюри, а с Майклом Мораном, его просила написать музыку и с ним же и собиралась петь. А Фредди на этой встрече явно лишний, он путается под ногами и обиженно спрашивает, как ребёнок, о котором взрослые забыли за беседой — «а как же я?». Осталось только высокомерно ответить: «Иди поиграй, не мешай, когда взрослые разговаривают».

Сама Монсеррат Кабалье говорила, что просила Морана помочь с написанием музыки, но она лишь слегка упомянула об этом. И было это не в Барселоне, а в Лондоне.

Как же он завидует! Как ничтожны его попытки доказать, что он талантливее и главнее Фредди!

Моран сообщает, как Кабалье, придя в восторг от композиции Меркьюри «Exercises In Free Love», сообщает о своём намерении исполнить эту вещь. Тут же он добавляет:

"На миг воцарилось молчание, а затем, похлопывая меня по плечу, она заявила:

— А

вы

будете мне аккомпанировать!".

Учитывая габариты Монсеррат Кабалье, уже смешно представлять себе, как она хлопала Морана по плечу. И как же это ничтожество выдало все свои комплексы! Меня заметили! Меня похвалили! И тут же — это я написал музыку! Я стоял рядом с Монсеррат Кабалье на сцене! Мной все восхищались, меня хвалили, мне аплодировали!

Если верить Морану, то Фредди постоянно ругал его за то, что Моран часто импровизировал в студии без записывающих устройств и тут же забывал свои «чудесные» мелодии!

Так вот в чем дело! Оказывается, у Морана замечательная музыка, куда лучше, чем у Меркьюри. Одна беда — забыл он все. Склероз! И снова, в точности по «синдрому Цахеса», он приписывает себе знаменитую способность Меркьюри импровизировать в студии.

С какой ненавистью он говорит о работе Меркьюри и Кабалье над их совместным альбомом! Оказывается, Меркьюри не знал, что Кабалье не поёт рок-н-ролл, не знал её голосовых возможностей, не представлял себе, что у него и у Кабалье разная техника и манера исполнения и т.д. и т.п. Короче, Меркьюри взял себе задачку не по своим силёнкам. Ошиблась Кабалье — ей надо было петь с Майклом Мораном, и тогда все было бы в порядке! С явным удовольствием Моран добавляет: "Разумеется,

не

могло

быть

и

речи

о создании следующего подобного альбома. «Этого никогда не повторится, дорогуша!», — объявил Фредди с облегчением, когда альбом, наконец, был готов к завершающей записи".

Вот так. Фредди, оказывается, надорвался на непосильной работе и сам был не рад, что связался с Кабалье. А почему же они были в таком восторге друг от друга? Почему записали такой прекрасный альбом? На самом деле Фредди не повторил ничего подобного по другой, более прозаической причине — он был тяжело болен и вскоре умер.

Не удивительно, что эти воспоминания были опубликованы. Они в точности соответствуют официальной линии, изображающей из Фредди нытика, истерика и ничтожество. Кроме того, надо же было обгадить его гениальную работу с Кабалье — такой уровень таланта невозможно вынести, нельзя простить! И поэтому можно все, даже позволять такому ничтожеству оклеветать гения.

Следует отметить ещё один немаловажный момент. Моран не только показал себя закомплексованным ничтожеством — он невольно выдал свою… сексуальную ориентацию!

Рассказывая о первой встрече с Меркьюри в студии «Abbey Road», Моран говорит о Фредди: «Он выглядел очень мужественно в футболке».

Ничего удивительного, если бы это сказала женщина. Но в устах мужчины такой отзыв мягко говоря, подозрителен. Далее Моран снова возвращается к теме фигуры Фредди:

«Обладая далеко не идеальным телосложением, на сцене он преображался, заставляя вас поверить в то, что он рослый мужчина с фигурой атлета».

По поводу «не идеального телосложения» — тут явно чувствуется зависть Морана. И что это за странный интерес к мужским достоинствам Фредди?

Учитывая, что подсознательно Моран все время меняется ролями с Фредди, обращаешь внимание на подчёркнутую женственность, жеманность, некоторую нервность и истеричность, которая приписана Фредди, а на самом деле принадлежит Морану — она характерна именно для творческих гомосексуалистов. Стиль речи Морана полностью выдаёт в нем гея, как и словечки, все время мелькающие в его тексте. Например, Фредди, по словам Морана, называл его «девочкой» — а это словечко из гей-сленга, означающее пассивного сексуального партнёра. Но Фредди нигде и никогда не называл ни одного мужчину «девочкой» — в данном случае провокация та же, как и с «дорогушей».

А ещё Моран выдал свою безграмотность. Возьмём хотя бы следующие его фразы: «У Фредди от её слов аж челюсть отвисла», «он был немного озабочен тем, что не знал, как закончить песню». Неудивительно, что Фредди в его тексте изъясняется, как пьяный грузчик — Моран всего лишь показал свой собственный культурный и интеллектуальный уровень.


* * *

Западногерманская актриса Барбара Валентин и Фредди познакомились в Мюнхене, где Фредди одно время жил и работал. В 1985 году они стали появляться вместе в общественных местах. Журналистам Фредди говорил, что им хорошо вместе и Барбара даёт ему спокойствие, он может ей открыться, как никому другому. Барбара Валентин также снялась в видеоклипе «Queen» «It's A Hard Life».

После возвращения Фредди Меркьюри в Лондон его отношения с Валентин почти прекратились, они виделись всего несколько раз, однажды она была на его дне рождения.

Точно не известно, кем была Барбара Валентин для Фредди. Может быть, она была его возлюбленной, а может быть — просто приятельницей, которую он попросил сопровождать себя в общественных местах, дабы пресечь слухи о гомосексуализме. Но важно не это. Важно то, что после смерти Меркьюри Барбара Валентин предала его, выступив с «остренькими» скандальными воспоминаниями, которые теперь по достоинству украшают многие биографии.

Что она за человек, говорит тот факт, что она навсегда исчезла из жизни тяжело больного Фредди, когда стало ясно, что он больше не может ни развлекать её, ни устраивать шикарные вечеринки.

Но этого ей было мало, и она с удовольствием рассказала о покойном Фредди гадости, перед которыми меркли даже самые смелые фантазии жёлтой прессы.

Вот как она описывает их знакомство. Оно происходит в одном из мюнхенских гей-баров (кстати, если рассматривать все лжесвидетельства, то получается, что Фредди познакомился со всеми своими друзьями исключительно в этих почтённых заведениях). Фредди находился там с большой компанией. Кто-то из компании задел Барбару, вспыхнула ссора, Фредди подошёл извиниться, и завязался разговор. Им оказалось интересно общаться, и беседа продолжилась… в сортире все того же гей-бара! Барбара курила, сидя на унитазе (животрепещущая подробность!), Фредди стоял рядом, и они разговаривали. Когда они собрались уходить, оказалось, что бар заперт и все уже ушли. Утром их выпустила уборщица…

Почему персонал не проверил туалет и вообще, что дамочка делала в мужском туалете и как её туда пустили, она, конечно, не объясняет. Странный гей — увидел бабу и сразу бросил свою компанию…

Кстати, а что делала дамочка в заведении для геев?!

Эта история — чистый вымысел, и это понятно даже ребёнку.

Далее Барбара так разъяснила характер их общения: «У меня с Фредди не было нормальных сексуальных отношений. Он же голубой, а я нормальная. Нам просто было весело друг с другом».

Действительно весело.

Как это прикажете понимать — «не было нормальных сексуальных отношений»?! А какие были? Ненормальные? Извращённый секс? Почему бы просто не сказать: «Между нами не было секса, мы были друзьями»? Что это за формулировка?

Чуть позже становиться понятно, что она имела в виду. Потом она скажет, что она часто лежала с Фредди в постели, но секса между ними не было — он, мол, не мог заснуть один, ему надо было, чтобы кто-то был рядом…

Ещё лучше. Дамочка, значит, служила Фредди грелкой. А ещё она говорит, что рядом с ней в той же постели нередко находился усатый мужик, иногда два. И тогда непонятно, зачем нужна она, если есть другая грелка… Она что, подбадривает? Участвует в оргии?

Фредди и Барбара, оказывается, постоянно развлекались как могли, бегая по гей-клубам. Целыми сутками Фредди предаётся дикому разгулу и гомосексуальным развлечениям. Вечерами он отправляется в гей-клубы — снимать мужиков. А больше всего «ему нравились мужики с огромными руками — граблями и большими лицами, так называемые „водители-дальнобойщики“. Некоторые оставались только на одну ночь, другие становились постоянными любовниками. Большинство из них были невероятно глупы, порою попадались просто тупицы. Я часто говорила Фредди, что человек такого уровня и интеллекта не должен сходить с ума по поводу очередного красавчика. Но он откровенно признавался, что они нужны ему только для постели, а не для интеллектуальных бесед… Фредди достаточно было щёлкнуть пальцем, и пара красивых мальчиков немедленно шла за ним».

Стоп. Пока всех не стошнило, ненадолго прервёмся от чтения этого дешёвого порноромана. Похоже, эта дамочка льстит Фредди. Ведь если хотя бы десятая часть этой помойки — правда, в таком случае все мужчины мира, независимо от сексуальной ориентации, должны поставить Фредди памятник и назвать его —

гиганту

большого

секса

.

Давайте посмотрим рабочее расписание Фредди Меркьюри на… ну, скажем, на 1985 год:

 

Январь

— турне по Бразилии.

Февраль

— запись сольного сингла «Foolin Around». Работа над сольным альбомом «Mr. Bad Guy».

Март

— продолжается работа над сольным альбомом. Выпуск сольного сингла «I Was Born To Love You» и съёмки одноимённого видеоклипа. Один из съёмочных дней завершился в 5 часов утра.

Апрель

— турне по Австралии и Новой Зеландии. Выпуск альбома «Mr. Bad Guy».

Май

— турне по Японии. Выпуск концертной видеокассеты «Live On Rio».

Июнь

— запись сольных синглов «Made In Heaven» и «Living On My Own». Фредди заболел от переутомления.

Июль

— выступление «Queen» на благотворительной рок-акции «Live Aid». Выступлению предшествуют интенсивные репетиции, продолжающиеся по 12 часов.


Дата добавления: 2019-09-13; просмотров: 61;