Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 197 страница



 

Специфика феминистского движения того времени на Западе заключалась в явной «дефеминизации», что использовалось его противниками. Изящная и женственная Коллонтай не одобряла тех феминисток, которые стригли волосы, ходили по улице, ши­ роко шагая, и радовались, что женщины-носильщики работали на равных с мужчинами. Николай Бердяев в своей «Метафизике любви» (1907), признавая права женщин, тем не менее выразил опасение, что борьба за них может привести к мужеподобности ее участниц. «Все эти девушки с курсов дантистов, - писал он, -

 

1 Лухманова НА. Недочеты жизни современной женщины. М., 1904. С. 47; Сборник памяти Анны Павловны Философовой: В 2 т. Пг., 1919. С. 11, 32; Жен­ ский вестник. 1908. Сент. С. 193-196; 1910. Апр. С. 89-92. Женское дело. 1910. Апр. 8. С. 15-16. Райх цит. по: Женский вестник. 1906. Февр. С. 39; Мирович Н. Из истории женского движения в России. С. 43-44. О взглядах американских феминисток на секс см.: Kraditor A. The Ideas of the Women Suffrage Movement, 1890-1920. P. 96-100,115-116.


 

319


утратили видимость своего пола, в истерике спешат на каждое собрание и создают впечатление агрессивности и лишенных сво­ его Я созданий, которые стремятся превзойти третьесортных мужчин». С большей симпатией к феномену маскулинизации от­ носился психолог В.Агафонов, который рассматривал его как не­ избежный побочный продукт «социального прогресса» и выра­ зил надежду, что мужчины будущего «перестанут искать в своих возлюбленных «вечную женственность». В том же ключе Тырко­ ва говорила о «расширении», а не об утрате женственности, как об окончательном результате эмансипации1.

 

Чтобы составить окончательное мнение о русском феминиз­ ме, необходимо учесть необычайно мощное противостояние как правых, так и левых сил. Никакое другое движение того времени не оказывалось в столь сложном и угрожающем положении меж­ ду двумя противоборствовавшими силами. Угроза справа была по крайней мере привычна для феминисток; аргументы консер­ ваторов были традиционными и бесконечно повторяющимися. Ярким выразителем подобных взглядов был германский импера­ тор Вильгельм II, который в своей часто цитируемой речи зая­ вил, что женщинам не хватает холодной объективности, необхо­ димой в политике и внешнем мире, поэтому их сфера - церковь, дети и кухня. Нападки же слева, как отметила Шабанова, были чем-то новым и раньше неизвестным, привнесенным, как и сам феминизм из-за границы, но не из англосаксонского мира, а из континентальной Европы. Феминисткам было трудно осознать эту проблему и справиться с ней. Они видели свою цель в полу­ чении избирательных прав, но не в пролетарской революции. Вполне возможно, что если бы они имели право голоса, то смог­ ли бы усилить демократический процесс в России, хотя примеры других стран дают немного оснований для этой веры. Феминист­ ка Щепкина, отвергая призывы Коллонтай к буржуазным жен­ щинам присоединиться к пролетарскому движению, предельно честно суммировала все различия между ними. Существуют, пи­ сала она, два основных вида человеческой деятельности: индиви­ дуальный и коллективный. Феминистки, обладая более широки­ ми возможностями, временем и средствами самовыражения, предпочитают оставить свой собственный след в деле, которому

 

Коллонтай AM . Положение женщины в эволюции хозяйства. М., 1922. С. 111; Бердяев Я. Новое религиозное сознание и общественность. СПб., 1907. С. 176; Агафонов В. Половой вопрос / / Современный мир. 1908. Апр. С. 21-22; мнениеТырковой взято из ее речи на Съезде по образованию женщин: Труды 1-го Все­ российского Съезда по Образованию Женщин. С. 1-2.


Дата добавления: 2019-09-02; просмотров: 126; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!