Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 127 страница



2 Figner V. I. Les prisons russes. Lausanne, 1911. P. 10.

 

Засулич В. Воспоминания. C. 65-70; Breshkovskaya E. Op. cit. P. 155; Группа «Освобождение труда»: Из архивов Г.В.Плеханова, В.И.Засулич и Л.Г.Дейча: В 6 т. М., 1923-1928. Т. 3. С. 86.


 

207


чем предшествующие радикальные объединения, новая органи­ зация, в отличие от старых, сделала ставку на безотлагательную агитацию в поддержку крестьянских пожеланий и нужд - «земли

 

воли». Однако практически с самого начала «Земля и воля» была ослаблена глубоким внутренним расколом по вопросу о терроре как о главном методе революционной работы. Среди тех женщин, которые резко выступили против акцента работы на «дезорганизации» и насилии, были Засулич, Коленкина и Мария Крылова. Последнюю, которую мы упоминали в связи с мастер­ ской Ивановых, Брешковская описывала как «типичную лич­ ность 1860-х годов», спасшуюся бегством из домашнего темного царства. Происхождение и карьера Крыловой и Засулич были похожи. Обширные конспиративные и технические знания и на­ выки последней позволили ей стать своего рода «хранительни­ цей» партийной прессы и превратили ее в одну из ключевых фи­ гур в «Земле и воле». Она решительно полемизировала со своими коллегами и не дала им возможности превратить партий­ ную газету в рупор терроризма. Когда партия окончательно рас­ кололась из-за этого вопроса, она присоединилась к умеренному крылу организации, назвавшему себя «Черный передел»1.

 

Сторонники террора объединились в организацию под назва­ нием «Народная воля», исполнительный комитет которой, состо­ явший из 28 человек, посвятил себя разработке планов убийства Александра II и тех чиновников, которые стояли на их пути. Из 28 членов около трети были женщины в возрасте от 23 до 30 лет - Вера Фигнер, Софья Иванова (не имевшая отношений к се­ страм Ивановым 1860-х годов), Анна Корба, Татьяна Лебедева, Ольга Любатович, Наталья Олейникова, ее сестра Мария Оша­ нина, Софья Перовская, Елизавета Сергеева и Анна Якимова. Все, за исключением одной - дочери священника Якимовой, вы­ шли из семей дворян и чиновников, в большинстве своем про­ винциальных, все были хорошо образованы. Большинство из них начали антиправительственную деятельность в каком-либо кружке начала 70-х годов XIX в. В Комитете к ним относились как к равным, однако круг их обязанностей и их функции отли­ чались от мужских. Все они, за исключением троих, окончили свою революционную деятельность в тюрьме или на эшафоте2.

 

Брешко-Брешковская Е. Из воспоминаний. С. 219-230; Фигнер В.Н СЗапечат­ ленный труд: Воспоминания. Т. 1. С. 192; Деятели революционного движения в России: Биобиблиографический словарь. II/2.697-698.

Фигнер В.Н. Запечатленный труд: Воспоминания. Т. 1. С. 302. Краткое описа­ ние см.: Stites R. The Question of Woman in Nineteenth Century Russia. Ph. D. Harvard, 1.967. P. 393-406.


 

208


Путь Фигнер к терроризму был медленным и болезненным. После длительного пребывания в провинции она вернулась в Пе­ тербург в унылом настроении, убежденная в бесполезности про­ паганды. «Укажите мне любой путь, - сказала она Льву Дейчу, - укажите мне, как при нынешних обстоятельствах я могу служить крестьянам, и я готова сразу же отправиться назад в деревни». Некоторое время она препятствовала распаду «Земли и воли», пытаясь удержать обе фракции вместе. После их раскола она присоединилась к «Народной воле». В течение следующих пяти лет она отдавала организации всю свою энергию и ум, помогала готовить некоторые террористические акты, содержала конспи­ ративные квартиры и вела пропаганду среди законопослушных граждан. Ее час настал после убийства царя, когда она на протя­ жении двух лет практически в одиночку пыталась уберечь гибну­ щую под ударами полиции и осведомителей партию. Она была еще настолько привержена террору, что начала организовывать еще одно убийство ненавистного полицейского чиновника. Когда же в 1883 г. ее, наконец, арестовали, новый царь, Александр III, сказал: «Слава Богу, что эта ужасная женщина арестована». Цар­ ская жажда мести была удовлетворена - Фигнер была пригово­ рена к пожизненному заключению и провела 22 года в одиночной камере Шлиссельбургской крепости1.


Дата добавления: 2019-09-02; просмотров: 137; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!