Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 126 страница



 

Однако всего этого недостаточно для того, чтобы объяснить переход Засулич к радикализму. В 16 лет она отправилась в Мо­ скву и поступила в один из тех частных пансионов, управляв­ шихся немками и превосходивших по дисциплине и снобизму го­ сударственные институты, с которыми они пытались соперни­ чать. «В семнадцать лет, - говорит Засулич, - я считала себя социалисткой». Однако вряд ли это было больше, чем простое проявление эмоций, усиленное чтением книг и, возможно, идея­ ми двух ее сестер, которые раньше ее приехали в Москву и всту­ пили в мастерскую Ивановых. Сама Засулич не упоминает о пря­ мых контактах с радикалами вплоть до ее поездки в Петербург в 1868 г., где она, как мы уже знаем, присоединилась к последова­ телям Нечаева. Этот союз стоил ей четырех лет (1869-1872) сво­ боды. После разрыва с нечаевцами она быстро получила «билет в народ» - профессию акушерки - и вошла в одну из самых отча­ янных групп, «Киевские бунтари». Лев Дейч вспоминал «Мар­

 

Breshkovskaya Е. Op. cit. Р. 105-111, 135-136; Брешко-Брешковская Е. Из вос­ поминаний / / Голос минувшего на чужой стороне. 1918. Окт.-дек. С. 179; По­пов М.Р. Записки землевольца. М., 1933. С. 119-123.

2 Засулич В.И. Воспоминания. М., 1931. С. 1-16. Рылеев цит. по: Седов М.Г. Ге­ роический период революционного народничества. М., 1966. С. 69.


 

206


фушу» Засулич с ее небрежными манерами шестидесятницы, всегда уткнувшуюся в книгу, скромную и застенчивую, но вместе

 

тем здоровую и счастливую. Ее ближайшей подругой была пре­ тенциозная и скорее бесполая Коленкина, угрюмая, нервная и плохо образованная девушка. Именно она, если верить Дейчу, предложила идею убийства генерал-губернатора и главного про­ курора «Процесса 193»1.

 

Однажды Фигнер сказала, что образованные революционеры рассматривали телесное наказание как величайший позор2. И по­ этому когда по приказу губернатора один из революционеров был подвергнут порке за незначительный проступок, эти две женщины решились на убийство. Целью этого шага было пока­ зать миру, что российские чиновники применяют «турецкое зверство» против своего народа, претендуя при этом на роль ос­ вободителей болгарского народа от него. «Очень сложно убить другого человека», - скажет впоследствии Засулич, которую му­ чили кошмары и опасения, что ее товарищи не одобрят этот по­ ступок. Коленкиной не удалось встретиться с жертвой, а Засулич выстрелом тяжело его ранила. Однако на судебном процессе, ко­ торый власти, чтобы дискредитировать ее поступок, недально­ видно пытались представить как обыкновенное уголовное дело, она была встречена как героиня, так как совершила его без наме­ рения избежать наказания. Засулич была оправдана и сразу уеха­ ла в Западную Европу, где к своему отвращению моментально стала знаменитостью3. Позже она стала смотреть на индивиду­ альный террор как на заблуждение и сделалась стойкой сторон­ ницей умеренных групп «Черный передел» и «Освобождение труда». Однако совершенный ею террористический акт, как и ее оправдание, возмутили консерваторов, еще больше накалили ат­ мосферу в обществе и обострили жестокую борьбу между прави­ тельством и революционерами.

 

Большинство революционных групп и отдельных революций неров, находившихся еще на свободе в 1876-1878 гг., постепенно объединились и создали организацию, получившую название «Земля и воля». Более многочисленная и лучше организованная,

 

Засулич В . Статьи о русской литературе. М., I960. С. 5; Она же. Воспоминания. С. 114, 115; Дейч Л. Южные бунтари / / Голос минувшего на чужой стороне. 1920-1921. XX. С. 54-58.


Дата добавления: 2019-09-02; просмотров: 137; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!