Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 74 страница



 

любом случае благочестивое замечание об украшении скромного домашнего очага плохо сочеталось с увеличивающим­ ся количеством женщин, которые наводняли города в поисках своего собственного жизненного пути. К 1871 г. незамужние жен­ щины в Москве превосходили по численности одиноких мужчин во всех социальных слоях, за исключением купцов (многие из ко­ торых имели семьи в других городах) и крестьян. Некоторые из этих женщин находили себе работу в качестве телеграфисток, бухгалтерш, кассирш, ретушеров, граверов и часовщиц; однако этих рабочих мест было недостаточно для трудоустройства всех «независимых» женщин.^Стому же эти профессии^еУдовлетво-ряли хорошо образованных дворянок, которые стремились к про­ фессиональной культурной или литературной деятельности. Почти всегда мир активной интеллектуальной деятельности тре­ бовал университетского образования, если не ученой степени.

 

г Г И Н Г Т И Р Н Н Ы М И Г К Л Т П Ч Р Н И Р М бы TfQ, П р « ^ П 7 Т Я В Я Н И Р JT1 n r лгр *окпття-

нйя гимназии и дополнительной педагогической подготовки женщина получала право стать учительницей. Однако спектр возможностей здесь был незначительным: выпускницам разре­ шалось преподавать только в женских прогимназиях и в млад­ ших классах женских гимназий. Было ясно, что дорога к профес­ сиональной карьере лежит через университет2.

 

1 Константинов Н. А. Очерки по истории средней школы. М., 1947. С. 25.

 

Гуръе В. Теория и практика женского образования / / Вестник Европы. 1877.Март. XII. С. 6бЗ; Нива. 1870. Май. I. С. 297-298; Вестник Европы. 1874. Авг. IX.

792; Кечеджи-Шаповалов М.В. Женское движение в России и за границей. СПб., 1902. С. 140, 174; Овцин В. Развитие женского образования. СПб., 1887.

40-41; Лесковский А. Очерк истории высшего женского образования / / На­ блюдатель. 1882. Апр. С. 175-176.


 

125


До 1872 г. эта дорога была закрыта. Без сомнения существова­ ло много различных специализированных учебных заведений для девушек. Но все они предназначались либо для одаренных в области искусства, музыки и балета, либо для подготовки вспо­ могательного персонала (например, акушерок). Кроме того, в Пе­ тербурге и Москве устраивались «публичные лекции». Но они в лучшем случае частично решали проблему, так как из-за неодно­ родного состава аудитории лекции были слишком сложны для одних и слишком поверхностны для других. Таким образом, жен­ щины, стремившиеся к получению высшего образования, долж­ ны были или приобретать его в уже существующих университе­ тах или в своих «собственных» университетах под руководством аккредитованных профессоров. Вступительные экзамены, совме­ стное обучение, получение ученой степени рассматривались ими как^второстепенные по сравнению с основной целью - получени­ ем образования. Женщины в России, также как и повсюду, счита­ ли, что им достаточно только попасть в университетские стены, а все остальное придет со временем. Для инициирования процесса создания женского университета были необходимы только три вещи: сотрудничество нескольких профессоров, разрешение уни­ верситета (что означало и санкцию правительства) и деньги на покрытие расходов. Такое первое настоящее женское высшее учебное заведение появилось в Москве в 1872 году.

 

Это событие произошло благодаря группе московских жен­ щин, которые накопили известный опыт во время феминистских кампаний конца 1860-х гг. XIX в. Они обратились к профессору истории Московского университета Владимиру Герье, который, как и многие умеренные реформаторы, был убежден, что система образования для девушек не дает им достаточной подготовки для того, чтобы стать учительницами, воспитательницами и матеря­ ми. При помощи ректора Сергея Соловьева он получил поддерж­ ку московского генерал-губернатора и официальное разрешение


Дата добавления: 2019-09-02; просмотров: 136; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!