Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 70 страница



 

то время как нигилистки были более близки с молодыми де­ вушками, которые действительно стремились попасть на уни­ верситетские курсы1.

 

Вторым препятствием, частично обусловленным первым, была враждебная позиция правительства. ^СГинистр просвеще-ния Толстой изначально не симпатизировал идее высшего женского образования; его прагматические, верноподданниче­ ские взгляды на образование вполне соответствовали потреб­ ностям относительно статичного бюрократическоЕан -аграрно-/ го государства^олстой не считал возможным предпринимать цгапГк образованию какой-то определенной части населения только потому, что некоторые его представители выразили же­ лание получить образование. Он выдвинул множество причин, почему было бы нежелательно открывать эти курсы, но все они не удовлетворили подавших петицию. К тому же Толстого привел в ярость тот факт, что половину имен, стоявших под петицией, можно было бы найти в списках тайной полиции. Его последний и наиболее веский аргумент состоял в том, что русские женщины недостаточно подготовлены к изучению университетских курсов. Несмотря на реформу образования, и Министерство, и институты, и мариинские гимназии немного­ го достигли в подготовке своих выпускниц к получению ими высшего образования. Существовало несколько частных жен­ ских гимназий, учебная программа которых соответствовала программе мужских гимназий, но их было мало, они были до­ роги и представляли собой семилетние учебные заведения. Женщинам же необходимо было относительно быстро запол­

 

Штакеншнейдер Е. Дневник и записки. С. 418-421; Анненская А. Из прошлыхлет / / Русское богатство. 1913. Янв. С. 63-65.


 

119


нить пробелы в своем образовании, чтобы подготовиться к по­ ступлению в университеты1.

 

 то время, когда власти рассматривали проблему учреждения женского университета, женщины направили свои усилия на от­ крытие подготовительных курсов.] Они убедили профессора Па-ульсена, преподававшего в университете педагогику, организовать для них вечерние подготовительные курсы. После получения раз­ решения от правительства, которое случайно пропустило это про­ шение, Паульсен и его коллеги в апреле 1869 г. организовали об­ щедоступные курсы в пятой мужской гимназии, находившейся недалеко от того места, где Аларчин мост пересекает Екатеринин­ ский канал (ныне канал Грибоедова). Соответственно названные Аларчинскими, курсы стали первым в России «мостом», ведущим

 

женскому высшему образованию, и одновременно «школой» для целой плеяды впоследствии известных женщин-демократок. Ле­ том 1869 г. группы женщин организовывали в Москве шумные со­ брания, собирали подписи под петициями, что имело такой резо­ нанс, что полиция запретила их проведение. Месяц спустя после открытия Аларчинских курсов, было получено разрешение на соз­ дание в Москве аналогичных курсов, известных как Лубянские (по-цазванию улицы, на которой они располагались)2.

 

—Ш том же году Министерство просвещения приняло реше­ ние о создании университетских курсов для женщиц. Это было компромиссное решение: курсы, на которых уггмерситетские профессора преподавали на популярном уровне, были откры­ ты для посетителей обоих полов. Феминистки после двухлет­ них надежд и трудов были разочарованы; тем не менее, в 1869 г. эти лекции посещало более 700 женщин. Спустя неко­ торое время мужчины просто перестали ходить на них. В янва­ ре 1870 г. курсам выделили постоянное помещение в районе церкви Святого Владимира на Садовой улице, и они получили название Владимирских, хотя официально назывались Пуб­ личные лекции для мужчин и женщин. Такие академические светила как историк К.Н.Бестужев-Рюмин, химик Д.И.Менде­


Дата добавления: 2019-09-02; просмотров: 145; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!