Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 58 страница




изменить отношение к проституции и признать ее «социальным бедствием». Отношение правительства к этому вопросу, равно как

 

отношение царской власти к проблемам целомудрия и адюльте­ ра, было двояким. До 1843 г. полиция практически не контролиро­ вала проституцию, вмешиваясь только в случаях жестокого обра­ щения с проститутками и вымогательства. После 1843 г. к этим полицейским функциям добавилась еще работа в системе поли­ цейского и медицинского контроля - регистрация и обследование проституток специально назначенными врачами. Зарегистриро­ ванным проституткам выдавался хорошо известный «желтый би­ лет» как символ их профессии и знак контроля за их деятельно­ стью. Женщины, работавшие в публичных домах, подвергались регулярному медицинскому обследованию (чего не скажешь об их клиентах), а одиночки, если они хотели сохранить лицензию, должны были периодически посещать специальный медицинский пункт для освидетельствования. Таким образом, царская админи­ страция, выступая против проституции по религиозным и нравст­ венным соображениям и объявив ее вне закона, оказалась одно­ временно органом, и выдававшим проституткам лицензии, и инспектирующим их, и боровшимся с торговлей женщинами1.

 

Что же можно было сделать? Время от времени, тот или иной чиновник предлагал свой план по уменьшению количества про­ ституток. В 1868 г. поступило предложение всех проституток изолировать, перерегистрировать и обложить налогом. Однако и этот, и другие подобные планы, нацеленные на устранение поро­ ка, были уже испробованы во всем мире и привели лишь к посто­ янно возрастающей статистике инфекционных заболеваний. «Общественное мнение» едва ли могло помочь. В 1859 г. Добро­ любов писал, что порок можно остановить лишь усилением нрав­ ственной стороны женского образования и устранением семей­ ной тирании. В том же благочестивом духе звучало предложение журнала «Время» о гражданском воспитании «истинного челове­ ческого достоинства» женщин. Даже такой практичный человек как Николай Михайловский, занимавший консервативную

 

О легальном статусе проституции см.: Женское право. СПб., 1873. С. 320. Впервые государственное регулирование проституции было разработано и вве­ дено в наполеоновской Франции. Этот закон, равно как и свойственный ему язык (carte, dispensaire, visit forsee), распространились по всей Европе, достигнув в 1843 г. России. В 1864 г. в Великобритании законы о государственном регули­ ровании проституции сразу натолкнулась на аболиционистскую кампанию фе­ министок, требовавших как их отмены, так и отмены их легального основания - Актов о венерических заболеваниях. Stanton Т. The Woman’s Question in Europe: A Series of Original Essays. N.Y., 1884; Strachey R. Struggle. N.Y. 1930. P. 194.


 

100


позицию в этом вопросе, не мог предложить ничего лучше, кроме установления тотального и монопольного контроля со стороны правительства. Поскольку секс и нищета, порождающие прости­ туцию, не могут быть устранены в скором времени, говорил он, то контролируемые государством публичные дома, «так сказать, отдушина для безнравственности», должны быть сохранены для того чтобы остановить деградацию и распространение болезней1.

 

концу 1860-х гг. экономический фактор стал основным, хотя и не единственным, способствовавшим росту проституции. Известная феминистка Надежда Стасова была шокирована жесто­ кой логикой матерей, посылавших своих дочерей продавать себя: «В прошлую ночь моя дочь принесла домой пять копеек». Кузне­ цов и Шашков, писатели, которые в большей степени, нежели другие, привлекли внимание общественности к этой проблеме, полагали нищету основной причиной проституции; и что наибо­ лее Важно, они оба пытались увязать проблему проституции с ее социальной основой, то есть со статусом женщины в обществе, «гКорень зла лежит в основах социального быта.., - писал Шаш­ ков, - существование проституции и ее неразлучного спутника - сифилиса прямо ведет к категорической постановке вопросов о основных социальных переменах и, прежде всего, к вопросу о свободе и равноправности женщины». Кузнецов выразил это бо­ лее полно: «Нет сомнения в том, что с образованием женщины и расширением сфер ее деятельности, как тайная, так и публичная проституция постепенно исчезнут»2. На рубеже десятилетий публичное обсуждение проблемы проституции, несомненно по­ могло делу борьбы за женские права, так как драматизировало женский вопрос, который уже порядком всем наскучил. Связав конкретное общественное зло с масштабными социальными и экономическими причинами, Кузнецов, Шашков и другие сфор­ мулировали мнение о природе подобной проблемы, разделяемое тремя поколениями русских радикалов. Кроме того, они, способ­ ствовали установлению идеологической границы, которая разде­ лила тех, кто хотел помочь жертвам этого социального зла, и тех, кто желал искоренить проституцию как явление. Это разделение четко проявилось в истории трех основных откликов на женский вопрос: в феминизме, нигилизме и радикализме.


Дата добавления: 2019-09-02; просмотров: 137; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!