Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 40 страница



2 Ссылки на конкретные страницы см. в статье, упомянутой в предыдущей снос­ ке.


 

72


вопросах секса, предложили продолжить социальные преобразо­ вания, развивать новые формы женской свободы, перестроить се­ мью. Подобные искренние намерения оценивались как непри­ стойные крайности теми, кто понимал их только наполовину. Михайлов говорил о Жорж Санд как о «несчастном, хотя и вы­ зывающем сочувствие феномене переходного характера тех вре­ мен». Это привело к тому, что Мишле и Прудон пытались дис­ кредитировать любую реформу настоящего, используя грехи феминисток прошлого. Однако большинство их доводов, как правильно отмечал Михайлов, опирались на аналогию с доциви-лизованными обществами, что было модным среди эссеистов того времени. Он признавал, что в таких «естественных» общест­ вах женщины всегда были подчинены мужчинам. Далее Михай­ лов допускает, что это было присуще тем обществам, для кото­ рых были характерны насилие и грубая сила. Между тем консерваторы отказываются признать, что «естественное» со­ стояние уже в прошлом, что мужчины стали более цивилизован­ ными. Грубая сила больше не является добродетелью. Тем не ме­ нее, женщины по-прежнему находятся в подчинении и рабстве. Почему?

 

На доводы Прудона о слабости женского организма Михай­ лов возражал, что наука сделала силу ненужной; что чтение книги или настройка телескопа требуют меньших затрат энер­ гии, чем один тур вальса. Домашнее хозяйство и «обществен­ ные» заботы требуют от жены, принадлежащей к высшему клас­ су, большей активности, нежели при обучении или выполнении рутинной кабинетной работы. Физическая слабость отныне не является недостатком в «современном» мире. По сути, это был все тот же аргумент, апеллировавший к достижениям цивилиза­ ции - женщина с пистолетом может убить мужчину с топором...

 

Аргумент Мишле о «биологической немощи» - ранняя версия фрейдовской «анатомия - это судьба» - был более серьезен и до сегодняшних дней преследует феминисток. С некоторой интел­ лектуальной непоследовательностью, Михайлов предположил, что «цивилизация» (понятие, которому в данном случае он при­ давал отрицательное значение) ответственна за слабость и тем самым за болезненность менструирующей и беременной жен­ щины. Гинекологические заболевания были не причиной жен­ ской пассивности, а ее результатом. Доводы в пользу природной неполноценности женщин все те же, писал он, что использова­ лись американскими плантаторами и апологетами расизма от науки, утверждавшими расовую неполноценность негров. Одна­ ко, продолжал он, если беременная женщина и негр кажутся


 

73


неспособными соревноваться одна с мужчиной, другой - с бе­ лым мужчиной, то это лишь потому, что никто им не позволял этого делать1.

Является ли женщина в интеллектуальном отношении ниже мужчины от природы? Утвердительно на этот вопрос отвечали многие выдающиеся женщины-писательницы XIX в. (Вклад Прудона в это мнение состоял в его утверждении, что, пока жен­ щина любит, она не способна мыслить, а когда она беременна или когда у нее менструация, у нее нет даже своей воли). Где женщи­ ны гомеры, Шекспиры или донателло? На этот довод Михайлов отвечал, что творческий гений нуждается в жизненном опыте и наблюдении за окружающим миром. Женщины же были прико­ ваны к дому, изолированы от общества и им было отказано в раз­ витии их творческих возможностей. Мужчины лишили их зре­ ния, слуха, свободы и исключили их из интеллектуальной деятельности, пичкая вместо этого дамскими романами и сенти­ ментальной чепухой. Критики женщин, утверждал он, перепута­ ли причину со следствием.


Дата добавления: 2019-09-02; просмотров: 136; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!