СЛУЧАЙ 2: ПОЛ — ПУГЛИВЫЙ АГРЕССИВНЫЙ РЕБЕНОК



 

Пол был очень близок с дедом. Они почти везде ездили вместе на старом пикапе. Когда Полу было четыре года, дедушка умер, и хотя, казалось, нельзя было сказать, что эта потеря сильно травмировала мальчика, он все же сильно скучал по деду. Через два ме­сяца после смерти деда Пол настоял, чтобы мать взяла его на кладбище навестить «По-По». На кладбище Пол вбежал на могильный холмик, опустился на четвереньки и стал говорить с «По-По» сквозь отверстие в надгроб­ном камне. По-видимому, это отверстие было предназначено для вазы с цветами. Поговорив с «По-По» не­сколько минут, Пол готов был идти домой. Две недели спустя, Пол опять настоял, чтобы мама взяла его на кладбище поговорить с «По-По». Таким образом, в последующие два года это стало привычной схемой: раз в две недели часовая поездка на кладбище, чтобы по­говорить с «По-По». В течение последующих двух лет у Пола развился навязчивый страх смерти. Поступив в шесть лет в школу, Пол не мог научиться читать, вел себя агрессивно по отношению к другим детям и был очень пуглив. В Центр игровой терапии его привела мать. Ниже следует протокол первого приема, прове­денного с Полом.

Пол: (Пол открывает дверь игровой комнаты, входит и сразу же начинает лупить Бо-бо — куклу-неваляшку). Что это было такое? Бам! (Ударяет куклу).

Терапевт: Ты ему действительно здорово наподдал.

Пол: Я полицейский. Сейчас я полицейский.

Терапевт: Ты на некоторое время стал полицей­ским.

Пол: Ага. (Ударяет Бобо). Господи! Ты это видел?

Терапевт: Ты ему так наподдал, что он завертелся.

Пол: Я, ты знаешь, кто я на самом деле? По­лиция. Нет. Я вот немножко поиграю с домишкой (кукольным домиком). Он мне что-то нравится.

Терапевт: Он тебе вроде бы и в прошлый раз по­нравился.

Пол: Ага. (Играет с домиком, расставляет мебель). А что случилось с Боломаном (Бобо)? На нем какие-то значки. Терапевт: Как будто кто-то на нем рисовал.

Пол: Думаю, да. (Снова обращается к ку­кольному домику). О, у них есть телеви­зор. Что это? (Обнаруживает солдати­ка, которого кто-то оставил в коробке с игрушками). Кто-то здесь раньше был.

Терапевт: Ты обнаружил, что кто-то здесь был до того, как ты сегодня пришел сюда.

Пол: Кто?

Терапевт: Иногда сюда приходят другие мальчи­ки и девочки.

Пол: О! (Удовлетворенный, возвращается к кукольному домику). Вот этот. Вот здесь пусть пока будет детская, ладно? Где машинка? Мне нужна машинка. О! (Ходит по комнате, ищет машинку, на­ходит ее и приносит в кукольный до­мик). Вот она.

Терапевт: Это та самая машинка, с которой ты играл в прошлый раз.

Пол: Ага. (Колет себя машинкой). Уй! Уй! О, черт! Папе придется купить новый телевизор. Он уже один купил. Это для его кровати. Они только что переехали. (Имеет в виду кукольную семью). 

Терапевт: А, так они только что переехали в новый дом.

Пол: Снова, правда? Телевизор... Они здесь раньше жили, правда?

Терапевт: А теперь они опять будут жить здесь.

Пол: Ага. О, знаешь, что они будут делать?! Они поедут в путешествие. Им нужно сюда забраться. (Берет большой самолет «Фишер Прайс» и начинает усажи­вать в него кукольную семью).

Терапевт: Они собираются куда-то полететь.

Пол: Ты знаешь, куда они на самом деле! едут? Они едут в... (Делает вид, что переворачивает картинку). А теперь пора лететь в Нью-Йорк.

Терапевт: Это далеко-далеко.

Пол: Поспорим, это быстрый самолет. Интересно, что дети думают о том, чтобы полететь. Они будут рады, правда? Правда?

Терапевт: Так им это и в самом деле понравится.

Пол: Я знаю, они собираются лететь на са­молете. Я, пожалуй, их посажу, пра­вильно?

Терапевт: Ты собираешься их посадить туда прямо сейчас.

Пол: Если они не сядут и не наденут спасательные пояса, знаешь, что будет? Они останутся дома. Они тогда не полетят на самолете, верно?

Терапевт: Значит, им придется сделать то, что они должны сделать, иначе они не поедут.

Пол: Правильно. Малышка не будет плакать, потому что она тоже будет счастлива. Спорим! А мама будет... (смеется). Ма­ма и семья слишком большие для само­лета, правда? (Сказал так, хотя вся ку­кольная семья уже сидит в самолете). Они вернулись обратно. (Самолет вообще не сдвинулся с места). Они при­землились прямо около дома, правда?

Терапевт: Итак, они и вправду близко к своему дому.

Пол: (Вынимает кукол из самолета. Возвра­щается к домику). Боже! Быстро это они! Знаешь, что? Знаешь, что папа со­бирается делать? Купить новый грузо­вик.

Терапевт: А, так он собирается купить новый гру­зовик.

Пол: Да. Их двое. И они могли бы ездить на грузовике. Они уже готовы ехать. (Иг­рает с куклами в домике).

Терапевт: И они могли бы ездить на грузовике.

Пол: Могли бы. Могли бы ездить. Дети смот­рят мультики. Малышка... малышка иг­рает. Знаешь, что? После мультиков они пойдут гулять.

Терапевт: Значит, они собираются посмотреть те­левизор, а потом пойти на улицу.

Пол: Папа собирается купить новый грузовик. А вот она (мама) стоит здесь и готовит ужин. Папа не может найти новый гру­зовик. (Достает другой грузовик, воз­вращается в кукольный домик). Вот он. Он собирается этот купить (водит грузовик по полу). Ух ты, это большой гру­зовик, правда? Может, он не купит этот грузовик. О! Ах! Посмотри-ка. Посмот­ри-ка теперь. Папа на работе. Он не мо­жет купить грузовик. Он не нашел.

Терапевт: Он не нашел такой, как ему хочется.

Пол: (Направляясь к ящику с песком). Он хочет найти что-то, что ему когда-нибудь понравится, верно? У тебя есть другой грузовик? Ну, теперь следи за Бэтманом (с разбега кидается на Бобо, яростно щиплет его девять раз за лицо, борется с ним и кидает его на пол). Пусть поле­жит немножко. Я его положу вот на этот стул. (Кладет Бэтмана на стол). Он ушел. Я в него сейчас буду стрелять. (Берет ружья и маленький пластмассовый телевизор). О! Это, наверное, дру­гой телевизор.

Терапевт: Угу!

Пол: (Ставит телевизор в домик). Я думаю, что это папин телевизор.

Терапевт: То есть у него будет специальный телевизор.

Пол: Ага. (Заряжает винтовку шариками для пинг-понга). Эй, где эти кругленькие шарики? (Подбирает шарик). Я его (Бэтмана) сейчас застрелю навсегда, верно? Верно?

Терапевт. Значит, ты знаешь, что будешь сейчас делать. Ты составил план.                       

Пол: Смотри! Готово для Бэтмана? Бэтман сейчас попадет в беду, правда? (Стреляет). Попал! Верно?                

Терапевт: Ты в него с первого выстрела попал.

Пол: Я его еще застрелю. (Прицеливается, стреляет, и не попадает). Хм, лучше пoпробовать из другого ружья. (Пробует ружье с дротиками). Вот другое. Я его нашел. (Стреляет мимо Бобо). Я не попал в него, верно?

Терапевт: Прямо рядом с ним пролетело.

Пол: (Опять стреляет мимо Бобо). Трудно попасть, правда?

Терапевт: Трудно в него попасть с такого расстоя­ния.

Пол: (Стреляет снова и не попадает). Я опять не попал, да? (Подбирает дротики). Когда я в него попаду, угадай, что я сделаю? Я его свяжу и убью. Я ему брюхо, вспорю.

Терапевт: Ты и вправду собираешься убить его?

Пол: (Стреляет и опять не попадает. Опять стреляет в Бобо). Попал! (Подбегает к нему и кладет Бобо на пол, головой под стул, так, чтобы он находился в горизон­тальном положении). Считается, он по­ка мертвый. Ты знаешь, что я собираюсь сделать с Бэтманом? Ах! (Берет рези­новый нож и режет Бобо. Идет на кух­ню и перебирает тарелки). Знаешь, что я собираюсь сделать?

Терапевт: Ты какой-то план придумал.

Пол: Я его собираюсь отравить. (На прош­лом приеме он приготовил отраву и кор­мил ею Бэтмана). Ты знаешь, что я в этот раз собираюсь сделать? Я его опять хочу убить. Я его хочу отравить. Вот именно это я собираюсь сделать. Посмотрим-ка! (Подбирает ружье, подхо­дит к Бэтману, целится ему прямо в ли­цо и стреляет). Ха! Ха! (Подходит к ящику с песком, становится посредине и наполняет ведерки песком). Угадай, что я буду делать?

Терапевт: Ты можешь мне сказать, что ты будешь делать.

Пол: Вот, я положу Бэтмана сюда. (Роняет ведро, начинает убирать в ящике с пес­ком и вокруг него). Выпустил кровь. Ха! Ха! Выпустил кровь. В этот раз Бэтман действительно умрет, потому что я и в самом деле убью его.

Терапевт: В этот раз ты позаботишься о том, что­бы наверняка убить его.

Пол: Ты правильно говоришь. В этот раз я уж позабочусь, чтобы ты наверняка был убит.

Терапевт: О, и мне тоже достанется.

Пол: Я знаю. Ты Робин.

Терапевт: Ты собираешься убить нас обоих.

Пол: Поспорим, ты прав. Надеюсь, я не про­махнусь. (Голос высокий, ухмыляется).

Терапевт: Я здесь не для того, чтобы в меня стре­ляли. (Пол прицеливается выше головы терапевта и стреляет в стену). Я знаю, тебе хотелось бы застрелить меня. Мож­но стрелять в Бэтмана. (Пол опять стре­ляет выше головы терапевта. Видно, что в терапевта он стрелять не собирается).

Пол: Ох! Я в тебя не попал. (Опять стре­ляет). Аххх, господи! (Начинает играть с телефоном). Знаешь, кому я собираюсь позвонить? Ммм, амм. (Берет другой телефон и набирает номер). Да, Бэтман мертв. Хм, хм, о'кей. (Кладет телефон и направляется в другой конец комна­ты). Эй, я сейчас сочиню песенку, чтобы разбудить Батмана, а? (Играет на ксилофоне и выжидательно смотрит на Бэтмана). Он почти проснулся. (Подходит к Бэтману). Свернул ему шею, да? (Ударяет Бэтмана). Теперь он мертвый. Теперь я опять буду с папой играть. Ми­стер старина папулька. (Играет с ку­клами в Домике и с грузовиком). Вот его новый грузовик. Он будет лучше работать. Он новый телевизор купил, да?

Терапевт. И теперь у них два телевизора

Пол: Правильно. Эй, это работает? Что вот сюда нужно вложить? (Рассматривает телевизор и соображает, куда пристроить деталь).

Терапевт: Вот, ты сообразил, как это сделать.

Пол: Он движется? (Пытается подвинуть экран с картинкой).

Терапевт: Похоже, тебе интересно, работает ли эта штука и в самом деле как настоящая.

Пол: Он не двигается. Папа купил новый те­левизор, да? Для них он мистер папулька.

Терапевт: Папа принес им домой телевизор.

Пол: Чтобы смотреть... чтобы смотреть. Дети увидели новый грузовик, который купил папа. Папа... Дети этого еще не знают Они стали бегать.

Терапевт: Он, похоже, их удивил.

Пол: Дети никогда ничего такого не видели, правда?

Терапевт: Так что они очень удивились.

Пол: Папа собирается, он собирается когда-нибудь его забрать обратно.

Терапевт: Значит, он не может остаться у папы.

Пол: (Сажает кукол в грузовик). Они хотят прокатиться. Где малыш? О! Залезай-ка сюда. (Сажает кукольную семью в дру­гой грузовик). Они повеселятся, да?

Терапевт: Значит, они все заберутся в новый гру­зовик и повеселятся.

Пол: (Медленно возит машинку вокруг ку­кольного домика, подражает звуку мото­ра, остается очень близко к домику), Они почти возле дома, правда?

Терапевт: Они возвращаются.

Пол: Пора им вылезать. (Вынимает кукол из грузовика и сажает их в домик). О, дети говорят: «Ой! Ой!»

Терапевт: Им не хочется вылезать.

Пол: Им не хочется идти домой. Им нравит­ся кататься, правда?

Терапевт: Им здорово понравилось.

Пол: Знаешь, что? Он, может, купит трактор. Ему нужно ездить на работу.

Терапевт: Значит, он купил телевизор, потом но­вый грузовик, а теперь он, может быть, даже купит трактор.

Пол: Они, может, переедут.

Терапевт: Хм. Они, возможно, переедут.

Пол: Ага, может, им через некоторое время снова захочется смотреть телевизор, правда? Папа должен уходить. Мама должна укладывать детей спать, прав­да? (Берет малыша). Поспорим, этот малыш будет лысым, да?

Терапевт: У него на голове ни одного волоска нет.

Пол: Я знаю. Это значит, что когда-нибудь он будет лысым.

Терапевт: Хм.

Пол: Этот малыш точно будет лысым, прав­да? Мы не хотим, чтобы малыши были лысыми. Они должны что-то сделать. Папа должен идти на работу. Он дол­жен что-то двигать. Может, он купит новый трактор. Поспорим, купит. Ему нужен трактор. Тогда он сможет передвигаться. A! Вот они едут. Вот приехал новый трактор. (Играет с трактором). Я думаю, трактор детишкам понравится. О, боже! Он слишком большой с этим рулем. (Пытается поставить трактор в грузовик).

Терапевт: Он сюда не помещается.

 Пол: Я думаю, ему надо купить другой трактор. У меня есть. Переверни-ка. Ха! (Не может запихать его в грузовик). Сделать задом наперед? Ха. Я думаю, что сегодня он не может купить трактор. Вот для него трактор. (Находит еще один, который подходит). Посмотри-ка на этой трактор. Вот теперь есть трактор. Давай, заводи. Мультики кончились. Они же их посмотрели, да? (Говорит ликующе).

Терапевт: Они рады, что посмотрели мультики.     

Пол: (Начинает грузить мебель в грузовик). Да, но бедная мама не может больше готовить. (Загружает плиту). Она была голодная. Папа был голодный. Знаешь что, они могут передвинуть эту ванную.

Терапевт: Угу: Они могут передвинуть практиче­ски все в этом доме.

Пол: И в грузовике. О, боже! И они пере­двинули, да?

Терапевт: Все вынесли из дома.

Пол: Да. Они решили опять жить здесь. (Опять расставляет мебель в домике).

Терапевт: Значит, они решили выехать, а потом въехали обратно.

Пол: Знаешь, почему? Они скучают по дру­гим мультикам.

Терапевт: Значит, они решили вернуться и по­смотреть еще.

Пол: Я знаю, что папе нужно сделать. (Берет куклу, изображающую папу, и направ­ляется к ящику с песком).

Терапевт: Ты можешь мне сказать, что он соби­рается сделать?

Пол: Ладно. Он собирается... он умер.

Терапевт: О, папа умер.

Пол: Ага. И они его похоронят в песке. (Де­лает ямку в песке и начинает закапы­вать куклу-папу).                                                                                                                                                                       

Терапевт: Он умер, и сейчас его вот здесь хо­ронят.

Пол: Я знаю. Я думаю, им понадобится новый папа, а? (Продолжает засыпать куклу песком).

Терапевт: Значит, если этот папа умер, им нужен другой папа.

Пол: О! Его совсем закопали.

Терапевт: Его уже не видно.

Пол: Он вот здесь. (Кладет воронку на моги­лу вверх носиком). Дети приходили по­смотреть на него. Малышка еще спит. (Идет к домику, достает кукольных мальчика и девочку).

Терапевт: Так, значит, они собираются пойти и посмотреть, где похоронили их папу.

Пол: (Прислоняет голову куклы к концу во­ронки). Они слышат что-то. Ш-ш-ш! (Звук, исходящий из могилы).

Терапевт: Они слышат что-то там, где похоронен папа.

Пол: Да. И угадай, что. Они сейчас его расхоронят обратно. (Вытаскивает куклу из песка). О, боже! Он жив!

Терапевт: Так на самом деле он не умер. Он жив.

Пол: Они ужасно удивились. (В голосе — ис­креннее волнение и радость).

Терапевт: Они удивились и одновременно обрадо­вались.

Пол: О, боже, гляди-ка! Недалеко от их дома разыгрался ураган. Им лучше поспе­шить домой, правда?

Терапевт: Ураганы опасны.

Пол: Я знаю. Ураган может унести дом. Один из них, один из них на кладбище. Это девочка. (Зарывает девочку в песок. Те­рапевту этого не видно).

Терапевт: Значит, девочка осталась на кладбище.

Пол: Ага, ее похоронили.

Терапевт: О, ее похоронили на кладбище.

Пол: Она не хочет... Она не хочет, чтобы ее унес ураган.

Терапевт: Значит, ураган ее здесь не достанет.

Пол: Ураган кончился. О! Посмотри-ка, что случилось! (Колотит по игрушкам возле домика). Боже!

Терапевт: Ураган что-то повредил.

Пол: Ага, но вот это он не повредил. (Пока­зывает грузовик). Все дети должны бы­стро зайти в домик, лечь и отдохнуть. Терапевт: Значит, они надеются, что в домике они будут в безопасности.

Пол: И она велит ей тоже войти и отдохнуть, пока папа купит грузовик. (Подводит грузовик). Ах, ох! Ураган кончился. Угадай-ка. Папа сейчас удивится. Уга­дай-ка. Сейчас он займется Бэтманом.

Терапевт: Теперь опять пришло время для Бэтмана.

Пол: (Идет к Бэтману и пытается надеть на себя наручники). Ой-ой, они поймали меня, правда?

Терапевт: Тебя кто-то поймал.

Пол: Полиция. (По-прежнему пытается зако­вать руки за спиной в наручники).

Терапевт: О, тебя поймала полиция. Хм.

Пол: За то, что я убил Бэтмана.

Терапевт: Итак, ты убил Бэтмана, и полицейский тебя схватил.

Пол: Ага. Бэтман теперь жив. Ух! Неудиви­тельно, что я их не могу надеть, если у меня руки за спиной. Вот. (Дает тера­певту наручники, чтобы он ему помог терапевт застегивает их ему сзади). О'кей, я в тюрьме.

Терапевт: Итак, полицейский заковал тебя в на­ручники и посадил в тюрьму.

Пол: Я знаю. Сначала он должен что-то сде­лать. Он не может никого убить. Его ок­ружила полиция, и он должен вот это (нож) убрать.

Терапевт: Значит, они его окружили, и он никого не может убить.

Пол: Ага. Им придется убрать нож. Бэтман жив. Лучше его поднять. (Ставит Бэт­мана).

Терапевт: Так, теперь он в порядке.

Пол: Но сначала подожди. (Двигает Бэтмана по комнате). Так. Ой, ой, теперь меня выпустили из тюрьмы. Помогите! (Пы­тается снять наручники). Ой, ой! (На­ручники врезались ему в запястья).

Терапевт: Иногда эти штуки режут.

Пол: Да. (Снимает наручники).

Терапевт: Но ты их снял.

Пол: Угадай-ка. Я теперь полицейский. Я бу­ду полицейским, ладно?

Терапевт: Итак, теперь ты будешь человеком с на­ручниками.

Пол: Я теперь полицейский. Я Бэтман, и я посажу тебя в тюрьму, о'кей?

Терапевт: Ты можешь изобразить, что кто-то де­лает это, а я буду смотреть.

Пол: О'кей. Так. У мистера полицейского не­приятности, правда? (Пытается сцепить наручники).

Терапевт: Похоже, трудно ему их сцепить.

Пол: Нет. У него получилось. Сейчас у него никаких неприятностей нет.

Терапевт: У тебя получилось.

Пол: Угу, я придумал. (Прищемляет наручни­ки на карман).

Терапевт: Хм. Ты придумал, как это сделать. Пол, сегодня нам осталось еще пять минут в игровой комнате.

Пол: О-оо! (Не хочет заканчивать. Шумно стреляет, бегает по комнате и падает на пол. Изображает, что он борется с кем-то). Он попался, верно?

Терапевт: Он тебе попался.

Пол: (Несколько минут борется с воображае­мым противником).

Терапевт: Ты и в самом деле очень стараешься.

Пол: Ага, я знаю. Он сильный.

Терапевт: Он и в самом деле сильный, но ты с ним борешься.

Пол: Я его победил.

Терапевт: А-а-ах! О'кей. (Идет к двери и откры­вает ее).

Как это часто бывает в игровой терапии, на втором приеме можно проследить несколько тем. Очень важ­ным для Пола, очевидно, является телевизор — это вид­но из его многочисленных замечаний по поводу телеви­зора. Тема переезда, необходимости покинуть безопас­ную обстановку дома, звучала в сценах путешествия на самолете, в котором люди не улетели, автомобильной поездки, во время которой Пол держался ближе к до­мику, и в его заявлениях о том, что семья собирается переехать, за которыми следовала погрузка мебели на грузовик и поспешное замечание: «Они решили опять жить здесь».

Другая тема — это его игра и утвержде­ние, что смерть не может быть окончательной: «Счи­тается, что он немножко побудет мертвым». Кульмина­цией этой темы стало захоронение в песке фигурки отца и разговора куклы-мальчика с погребенным от­цом. Эта сцена имела драматическое сходство с поезд­ками Пола на кладбище и его «разговорами» с дедом. После того, как Пол стал получать игровую терапию, он только один раз попросился на кладбище — это сви­детельствует о существенных изменениях в его лично­сти. На пятом приеме Пол объявил: «Мой По-по умер, ты ведь знаешь». Это было первым отчетливым призна­ком того, что Пол принял смерть своего деда.

 


Дата добавления: 2019-07-17; просмотров: 22;