Социально-педагогическая поддержка детей группы риска:Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений/ Л.Я.Олиференко, Т.И.Шульга, И.Ф.Дементьева. –М., 2002. С. 234- 239.



Социально-педагогическая поддержка детей группы риска: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений/ Л.Я.Олиференко, Т.И.Шульга, И.Ф.Дементьева. –М., 2002. С. 78- 88.

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ РОССИЙСКОЙ СЕМЬИ: ПРИЧИНЫ НЕБЛАГОПОЛУЧИЯ

НЕБЛАГОПОЛУЧНАЯ СЕМЬЯ КАК ФАКТОР ЖИЗНЕННОГО РИСКА ДЕТЕЙ

 

Семья как объект исследования привлекает к себе внимание целого ряда дисциплин, каждая из которых находит в рамках ее жизнедеятельности свой предмет изучения. Так, история изучает семью в ретроспективе ее развития; экономика рассматривает семью в процессе материального накопления и потребления; психология видит свой предмет в анализе внутрисемейных отношений; демография — в выполнении семьей детородной функции; медицина — в исследовании состояния здоровья членов семьи; социология — в изучении причинно-следственных связей становления и функционирования брака и т. п. Педагогика со своей стороны имеет интерес к семье в связи с ее воспитательной функцией, стремясь поддержать и по возможности развить воспитательный потенциал супругов-родителей.

В средствах массовой информации и научных публикациях советского периода неоднократно обсуждался вопрос, какой из двух институтов воспитания — семья или школа — должен нести основную ответственность за социализацию детей.

Современная социальная ситуация в российском обществе не способствует развитию этой дискуссии. В семье сегодня проблема воспитания отодвигается на второй план, уступая главенство более значимой проблеме: простого выживания детей и взрослых. Школа в силу тех же объективных трудностей ограничивает свою деятельность исполнением первостепенной функции: дать детям знания.

Снижение внимания общества к проблемам воспитания нового поколения привело к чрезвычайно неблагоприятным социальным последствиям, среди которых основные: рост подростковой наркомании, раннее материнство и внебрачные дети, криминализация и преступность несовершеннолетних, насилие над детьми в семье, социальное сиротство. Статистика дает неутешительную информацию о прогрессирующем росте включенности детей в эти асоциальные процессы.

Сегодня, по истечении ряда лет российских реформ, приходится констатировать, что переход страны к новым экономическим условиям осуществляется без четкой концептуальной программы, обеспечивающей синхронность изменения общества в целом и его социальных институтов в частности. В результате такой несогласованности в планировании реформ, отсутствия учета их последствий смена одних общественно-экономических отношений качественно противоположными происходит не поэтапно, а стихийно. Эта особенность современного развития российского общества вызывает естественную растерянность большинства семей, озабоченных поиском своего места в новой социально-экономической системе.

Семья как основополагающий институт в структуре общества особенно чувствительна ко всякого рода реформаторским изменениям государственного масштаба, поскольку их результаты напрямую отражаются на ее уровне жизни, стабильности и воспитательной дееспособности.

Рассматривая семью как институт воспитания детей, сегодня можно выделить ряд особенностей в осуществлении этой функции. Отмечаемые изменения качества воспитания в последнее десятилетие прежде всего связаны с новыми социально-экономическими условиями российского общества.

Так, в результате экономических реформ в стране семья оказалась в нетипичной педагогико-воспитательной ситуации, не имеющей исторических аналогий. Известно, что родители детей-школьников составляют возрастную группу 30 —49-летних представителей общества, которые к указанному возрасту достигают определенной стабильности социального и профессионального положения, обретают уверенность в завтрашнем дне. Перестройка экономических отношений в России отбросила эти семьи за грань среднего прожиточного уровня, разрушила их стереотип самовосприятия, поселила в них неуверенность, низкую самооценку.

Драматизм ситуации усугубляется тем, что материальные и психологические трудности, переживаемые семьей, привели к возникновению совершенно новых проблем воспитательного характера. Неуверенные в себе родители перестают быть авторитетом и образцом для подражания у своих детей. Дети не обращаются к таким родителям за советом и помощью, считая их неудачниками, неспособными к выживанию в новых условиях. Социологические исследования, проведенные в школах Москвы и Московской области, подтверждают эту тенденцию. Поскольку традиционно приоритетным воспитателем детей в семье является мать, проследим, как меняется ее авторитет в зависимости от сферы занятости.

Известно, что самой не престижной сегодня считается занятость в сфере бюджетных учреждений с их низкой оплатой труда. Наиболее желательным представляется труд в негосударственных, коммерческих структурах. Как оказалось, при занятости матери в бюджетной сфере с ней советуются 68 % школьников. Несколько выше оценивается компетентность матери, работающей на предприятии со смешанной формой собственности: к ней обращаются за помощью 71 % детей. Наконец, 76 % школьников советуются с матерями, работающими в коммерческих, негосударственных структурах.

Переход России на рыночные рельсы привел к появлению в стране реальной безработицы, которая наиболее болезненно отразилась на рассматриваемой здесь самой трудоспособной возрастной группе населения. По данным Госкомстата РФ, из статистически выделяемых семи возрастных групп занятого населения от 15 до 60 лет безработные в возрасте 30 — 49 лет составляют 62 %.

Как было сказано выше, это люди, имеющие детей школьного возраста, в том числе подростков, которым более всего необходим высокий воспитательный авторитет родителей. Излишне говорить, что безработный родитель таковым авторитетом для ребенка быть не может.

В связи с острыми материальными проблемами семьи кардинально изменились в последнее десятилетие взгляды родителей на детский труд. Еще пятнадцать лет назад семья категорически отвергала идею включения в воспитательный процесс трудовой занятости детей с целью заработка денег на карманные расходы. Была популярна воспитательная позиция: «Вы только хорошо учитесь, а зарабатывать деньги — дело родителей».

Рыночные отношения и связанное с ними резкое снижение материального достатка большинства российских семей изменили эти принципиальные основы воспитательного процесса. В таких условиях массовым явлением становится одобряемая родителями трудовая занятость детей. Родители теперь не только допускают, но и приветствуют подключение детей к зарабатыванию денег.

Между тем последствия трудовой занятости детей не всегда можно оценивать только положительно. К примеру, решая вопрос собственной занятости, родители часто исходят сегодня из возможности использования полученной в доперестроечные времена профессиональной подготовки. Они стремятся сохранить привычное место работы даже при невысокой оплате. Срабатывает инерционный мотив поведения, боязнь перемен и риска в непрогнозируемой ситуации рыночных отношений. В таких семьях заработок детей, выполняющих непрестижную, неквалифицированную, но неплохо оплачиваемую работу (чаще всего в форме услуг для «новых русских»: мытье автомашин, работа в коммерческом киоске и т.п.), может приблизить, а порой и превышать заработки родителей. Отсюда возникает угроза падения авторитета родителей в глазах подростка в связи с их финансовой несостоятельностью. С другой стороны, это приводит к смещению в системе жизненных ценностей подростка, к переоценке значимости денег как фактора успеха, снижается его интерес к получению образования. В конечном счете такая тенденция не только сокращает воспитательные возможности семьи, но и приводит к планомерному снижению интеллектуального потенциала всего российского общества.

Отсутствие базовой концепции перспективного развития страны, определяющей национальные приоритеты, создает ситуацию неопределенности при выборе семьей профессии для своих детей. Остается без ответа вопрос родителей о том, какие профессии будут пользоваться спросом в ближайшей перспективе, какая подготовка потребуется детям сегодня. Статистические данные свидетельствуют, что около 50 % всех профессий, получаемых сегодня молодыми людьми в учебных заведениях, остаются невостребованными на рынке труда.

В настоящее время безработная молодежь в возрасте 16 — 29 лет составляет более 32 % от всех зарегистрированных на бирже труда. Есть основания предполагать, что безработица в нашей стране имеет тенденцию к дальнейшему омоложению и будет приобретать все более молодежный характер и женское лицо. Неслучайно поэтому старшеклассники выдвигают одним из главных требований к будущей профессии гарантию от безработицы.

Семья, озабоченная этими ранее совершенно неизвестными ей негативными проявлениями рыночной экономики, пытается сформулировать новые требования к школе, выполнение которых должно, по мнению родителей, помочь детям найти свое место в жизни. Однако, как свидетельствуют исследования, родители весьма неопределенно представляют себе ситуацию в стране. Их пожелания к школе сводятся в основном к тому, чтобы дополнить традиционную программу обучения тремя компонентами: 1) дать детям свободное владение иностранным языком; 2) обучить их навыкам работы с компьютером и 3) познакомить детей с основами бизнеса. Если школа будет строить образовательные программы, ориентируясь лишь на эти узкие пожелания семей, то выпускники смогут найти работу лишь в частных фирмах, занятых международным бизнесом. Заметим попутно, что, по данным американских социологов, лишь 4 % населения имеют врожденную способность к бизнесу.

Можно легко прогнозировать дальнейшее развитие событий: большинство выпускников испытают горечь разочарования, стрессы и депрессии, их ждут потерянные годы, неизбежность освоения новой профессии. Такое начало жизненного пути способствует формированию у молодых людей неуверенности в себе, сомнений в своей способности успешно включиться в новые экономические отношения.

Возможности школ учитывать предпочтения населения при разработке программ обучения детей и включать в школьный курс углубленное изучение отдельных предметов заложены в программу реформы российского образования. Однако при всех положительных последствиях, к которым привело расширение самостоятельности школ, довольно часто наблюдается ситуация, когда получаемые через школьную специализацию знания никак не могут быть использованы в месте проживания семьи по причине особенностей экономического развития региона. Поэтому такая специализация способствует оттоку молодежи из районов проживания в поисках работы по профилю полученной профессии. Столь непродуманная образовательная политика может привести к территориальному отдалению молодых людей от своих генеалогических корней, к отчуждению членов семьи друг от друга. Между тем очевидно, что в своих пожеланиях к школе ввести новые предметы семьи в большинстве случаев не стремятся реализовать какие-либо честолюбивые планы в отношении детей. Они просто проявляют естественную родительскую озабоченность будущим трудоустройством своих сыновей и дочерей. Однако способ выражения этой озабоченности свидетельствует о том, что семья испытывает недостаток информации для осуществления осознанной профессиональной ориентации детей.

Известно, что в предшествующие реформам годы около трети всех подростков получали первичную профессиональную подготовку через систему профтехобразования. Семья принимала как данность протекционистскую политику государства, обеспечивавшего бесплатное профессиональное образование детей в ПТУ. Исследования показывают, что вследствие слишком резких социальных перемен большинство семей, использовавших ранее систему ПТУ для своих детей, не сумели перестроить сознание в соответствии с законами рыночной экономики. Они по-прежнему ожидают от государства бесплатной профессиональной подготовки своих детей. Массовое закрытие профтехучилищ изменило лишь направленность этих ожиданий: сегодня такая семья предъявляет эти требования к школе. Возникла достаточно представительная группа родителей, предлагающих усилить прикладной характер обучения в общеобразовательной школе с ориентацией на определенные ремесла. Есть основания предполагать, что такая направленность требований семьи к школьному образованию в ближайшие годы будет усиливаться.

Говоря о качественных особенностях менталитета российской семьи сегодня, было бы неверным рассматривать его изменение в свете одних лишь экономических реформ. Практика показывает, что новые экономические принципы взаимодействия в обществе привели к значительным переоценкам нравственных основ жизни. Рассмотрим несколько примеров такой трансформации в системе ценностей российского общества, в его идеологии.

Пятнадцать лет назад такое понятие, как «коллективизм», употреблялось исключительно в положительном смысле, а его наличие у членов общества весьма приветствовалось. Отсутствие коллективистской ориентации личности рассматривалось как проявление индивидуализма, т.е. буржуазной идеологии. В настоящее время о коллективизме говорят с оттенком неодобрения, отождествляя его со стадностью, отсутствием чувства лидера. И если раньше коллективизм олицетворял приоритет общественных интересов над личными, то современная оценка этого качества свидетельствует о переориентации первичных интересов в нынешнем российском обществе на отдельного индивида.

Другой пример: идеология социализма культивировала проявления скромности, сдержанности в самооценках, осуждала противоположные качества — саморекламу, самохвальство. Сегодня скромность нередко определяется средствами массовой информации как инфантилизм, отсутствие личной инициативы, а значит, неспособность к выживанию в новых условиях.

Аналогичным образом деятельность, направленная на достижение личной экономической выгоды, рассматривалась в прошлом как корыстная и порицалась как «спекуляция». Ныне умение человека извлекать экономическую пользу из определенных обстоятельств становится главным условием успешности его карьеры и называется предприимчивостью. Кардинальным образом изменилось также отношение общества и к другим основополагающим нравственным понятиям, таким как альтруизм, самокритичность и т. п.

Все это привело к сумятице, растерянности в умах рядовых представителей российского населения. Поскольку основным хранителем и транслятором социальных и нравственных ценностей является семья, такое резкое изменение ценностных ориентации общества непосредственным образом отразилось на формировании семейной идеологии. Российская семья сегодня испытывает сильное давление со стороны новых общественных норм, диктующих совершенно иную, отличную от старой логику поведения, связанную с изменением экономических и политических условий.

Следует отметить, что семья как основополагающий институт любой общественной системы обладает высокой приспособляемостью к новым жизненным условиям. Что касается российской семьи, то серьезная проверка на прочность ее устоев уже производилась однажды в XX столетии при кардинальном изменении социально-экономических условий жизни в связи с революцией 1917г.

Нынешняя новая проверка ее самосохранительной способности носит еще более беспрецедентный характер, поскольку переход от социалистической экономики к частнособственническим общественным отношениям произведен в крайне сжатые сроки — в пределах пяти лет. Сегодня можно констатировать, что уже имеются определенные признаки, свидетельствующие о первичной адаптации российской семьи к новым рыночным условиям.

Наглядным свидетельством включения российской семьи в рыночные отношения может служить уровень занятости населения в негосударственной сфере. Исследования в Москве и Московской области показывают, что 36 % родителей школьников трудятся сегодня в негосударственной сфере занятости. Причем образовалась определенная прослойка населения, в которой оба родителя работают в коммерческих структурах (около 20 % семей школьников). Каковы последствия такой занятости семьи для осуществления ею воспитательной функции?

Прежде всего, как уже было сказано выше, родители-бизнесмены имеют более высокий авторитет в глазах детей, поскольку являются представителями социально продвинутой группы населения. Они более адекватно оценивают происходящие в обществе процессы и прививают детям практико-ориентированные жизненные цели. Вместе с тем именно эта категория семей с относительно высоким материальным достатком и уровнем стабильности супружеских отношений может испытывать дополнительные трудности в воспитании своих детей. Известно, что коммерческая деятельность связана с нерегламентированным рабочим днем, поэтому родители-бизнесмены более других категорий испытывают трудности в осуществлении социального контроля за детьми. Информированность о том, чем занимаются дети в свободное от школьных занятий время, довольно ограниченна. Столь же неопределенно представляют эти родители круг общения своих детей, их друзей и подруг. Эти проблемы, характерные для российской семьи в целом, в семьях бизнесменов на фоне их относительного финансового благополучия проявляются с большой остротой.

Своя воспитательная специфика формируется в такой семье при наличии в ней неработающей жены-матери. На сегодняшний день в России появилась довольно массовая группа семей предпринимателей, в которых жены трудоспособного возраста предпочитают не работать, а заниматься домашним хозяйством. В Москве и Московской области выявлено 17 % таких женщин. Их постоянное пребывание дома, безусловно, повышает социальный контроль за детьми и одновременно способствует созданию благоприятного психологического климата в семье. Однако здесь возможен и обратный эффект: постоянное пребывание дома при ограниченности социальных контактов сужает интересы женщины, ее кругозор замыкается рамками семьи. В конечном счете это приводит к отчуждению супругов, к дестабилизации семьи. С другой стороны, такая мать, озабоченная исключительно домашними делами, перестает быть интересной для своих детей. Авторитет ее снижается, дети не обращаются к ней за советом и помощью, поскольку не уверены в ее компетентности. Таким образом, более широкие возможности неработающей матери осуществлять социальный контроль за ребенком еще не являются гарантией качественного воспитания детей в семье, а психологическая комфортность жилища, которую с таким успехом обеспечивает неработающая жена и мать, далеко не всегда способствует стабилизации семейных отношений.

Исследования показывают, что одним из действенных средств укрепления семьи и создания доверительных отношений между взрослыми и детьми как основы воспитания является наличие в ней навыков разностороннего общения. Давно известно, что в процессе общения члены семьи реализуют целый спектр разнообразных семейных функций: тут и эмоциональное единение, и обмен информацией, и передача жизненного опыта от старших младшим, и межсупружеская эмпатия, и взаимная моральная поддержка, и ряд других функций. Изучение мотивов разводов убеждает, что основная масса несостоятельных браков расторгнута по причинам недооценки супругами фактора конструктивного взаимного общения или из-за неумения общаться.

Отсутствие навыков общения — недостаток не одной только российской семьи; это проблема всех цивилизованных народов мира. Под разными названиями (конфликтология, коммуникативность, социальный контакт) общение является предметом пристального изучения и анализа целого ряда научных дисциплин — психологии, социологии, педагогики, правоведения и т.д. Частнособственнический путь развития, по которому ныне движется российское общество, основывается, прежде всего, на расширении деятельности в сфере малого бизнеса (услуги, торговля, ремесла). Эта сфера занятости требует от работника хорошо развитых навыков межличностного общения, ибо процветание такого бизнеса обусловлено способностью производителя убедить потенциального покупателя приобрести продукт его труда. В условиях социалистического общественного производства, когда роль личностных факторов непосредственного производителя сводилась к минимуму (человек — «винтик»), навыки конструктивного общения были большей частью утеряны.

Наблюдения показывают, что российская семья на своем непродолжительном личном опыте взаимодействия в условиях рынка успела оценить значимость навыков общения для успешной профессиональной деятельности. Неслучайно социологические исследования выявляют пожелания большинства родителей ввести в школах обучение детей навыкам общения. Выражая такое нетипичное требование к школе в качестве первостепенного, родители тем самым демонстрируют понимание современных жизненных реалий и пытаются к ним адаптироваться. Такая тенденция свидетельствует, что российская семья в новых экономических условиях не сидит, сложив беспомощно руки, а ведет неустанный поиск путей включения в изменившуюся действительность. Столь активная позиция российской семьи в трудной жизненной ситуации сегодняшнего дня позволяет надеяться на то, что институт семьи выживет и сохранится несмотря на пессимистические прогнозы некоторых ученых. Беда лишь в том, что на пути усвоения российской семьей нравственных и иных принципов жизни, заимствованных у развитых стран, утрачиваются глубоко индивидуальные собственные социальные нормы, отражающие национальные традиции российского народа.

Следующая проблема не является исключительно воспитательной проблемой российской семьи, а носит всеобщий характер. Сегодня часто употребляется термин «гуманизация» в приложении к разным сторонам жизни (в том числе к образованию). Актуализация этого термина к началу XXI в. в развитых странах мира свидетельствует о том, как меняется система ценностей человечества. Известно, что прошедшее столетие знаменовалось интенсивным развитием науки и техники, отодвинув в системе ценностных ориентации на второй план межличностные отношения. Основу жизни цивилизованных сообществ составляли, прежде всего, ценности материального ряда: красивый дом, модная мебель, автомобиль последней марки, отдых на лучших курортах мира и другие внешние атрибуты престижа. Однако владение этими материальными ценностями далеко не всегда определяло психологическую комфортность личности, не давало ощущения счастья. К концу века наблюдается возврат к ценностям эмоционального характера: повышается значимость взаимопонимания, моральной поддержки, эмпатии, взаимопомощи и т.п. Все эти термины укладываются в емкое понятие «гуманизация межличностных отношений».

В рамках семьи требование гуманизации особенно уместно, так как должно проявляться практически во всех сферах ее жизнедеятельности. К сожалению, исследования фиксируют, что около трети семей школьников не отвечают этому принципу. В таких семьях царит взаимное равнодушие, отсутствие интереса членов семьи друг к другу, даже рукоприкладство. Госкомстат свидетельствует, что за один только 1995 г. в результате семейных ссор было совершено 791 тыс. преступлений между родственниками, причем 21 % пострадавших — дети. Становится очень распространенным бегство детей из дома: 57 % детей в приемниках-распределителях ушли из семьи добровольно или были изгнаны.

Именно в этих семьях довольно часто отмечаются случаи сексуальной эксплуатации детей, т.е. использования их для сексуальных услуг за деньги. Такие преступления семьи против своих детей особенно распространились в России с 1990 г., в результате чего, например, первичная заболеваемость венерическими болезнями у подростков возросла с 1990 по 1994 г. в 26 раз. Эти проявления крайних форм семейного неблагополучия в значительной степени связаны со снижением внимания государства к семьям группы риска.

В прошлые десятилетия такая семья была объектом профессионального внимания правоохранительных органов и находилась под жестким контролем общества. Сегодня обретенная в процессе демократизации свобода понимается такой семьей как безнаказанность. Отсутствие правовой базы для борьбы с подобными асоциальными проявлениями привело к негативным последствиям более широкого масштаба, связанным с судьбой нового поколения — детей. О массовости этих последствий предлагаем судить по статистике насилия над детьми в семье: ежегодно около 2 млн российских детей жестоко избиваются родителями, 50 тыс. детей убегают из дома, 2 тыс. оканчивают жизнь самоубийством.

Таким образом, остро стоит вопрос о защите прав ребенка в неблагополучной семье. Справедливости ради следует отметить, что подобные асоциальные явления не прошли мимо внимания законодательных органов: в Государственной думе был рассмотрен закон «О предотвращении насилия в семье». С его принятием усиливается ответственность псевдородителей, злоупотребляющих своими правами по воспитанию детей.

Возвращаясь к проблемам гуманизации отношений в российских семьях, отметим появление весьма положительной тенденции последних лет, связанной с взаимодействием двух поколений — родителей и детей. Для этого обратимся к опыту прошлых десятилетий. Социологические опросы школьников пятнадцатилетней давности рисуют нам образ подростка — слегка инфантильного, ориентированного на свои узколичньге интересы и далекого от проблем собственной семьи. Исследования последних лет отмечают значительные перемены в личностном портрете подростка. В числе первых трех жизненных проблем современного российского старшеклассника весьма устойчивое место занимает его обеспокоенность здоровьем своих близких. Таким образом, в ближайшей ретроспективе произошло существенное качественное изменение Ценности семьи для детей. По-видимому, это связано с более высокой включенностью детей в обсуждение текущих проблем семьи сегодня, в результате чего приходит понимание ими возможности потери родителями здоровья и катастрофических последствий, грозящих при этом семье.

Наконец, есть еще одна отмечаемая исследованиями положительная сторона воздействия рыночных отношений на семью. Развитие негосударственного сектора занятости позволило обоим супругам осуществлять свою трудовую деятельность совместно на одном предприятии, что для многих семей оказалось наиболее пред-почтительным. С одной стороны, общее место работы позволяет более успешно решать проблему семейного заработка, так как совместный труд повышает производительность труда и способствует более высокой материальной оплате. С другой стороны, в сферу трудовой деятельности переносится специфически домашняя функция семьи — взаимопомощь и поддержка, основанные на доверии друг к другу. Эти новые условия труда супругов в значительной степени повышают сплоченность семьи и способствуют ее стабилизации, что, в свою очередь, позитивно влияет на воспитательный процесс.

Таким образом, можно говорить и о наметившихся положительных тенденциях в осуществлении воспитательной функции современной семьи, связанных с реформированием российской экономики.

Подводя итог сказанному выше, попытаемся сделать основные выводы.

Вывод первый: переход России на качественно иной путь развития экономики существенным образом отразился на жизнедеятельности семьи. Сегодня пока рано говорить об окончательных социальных последствиях, но материальное положение семей на данный момент по многим показателям оставляет желать лучшего.

Вывод второй: ухудшение финансового положения семьи, связанное с падением престижа ряда профессий, обусловило сокращение воспитательного потенциала родителей.

Вывод третий: государственная политика в области занятости своими неопределенными действиями не дает гарантии от безработицы, не формирует свой социальный заказ семье и школе на профессиональную подготовку молодежи.

Вывод четвертый: недостаточное внимание государственных функциональных институтов к семьям группы риска ведет к криминализации российского общества за счет расширенного воспроизводства этими семьями подобного себе потомства.

Вывод пятый, основной: национальные интересы России требуют безотлагательных мер по социальной поддержке семьи как главной составляющей структуры общества и приоритетного субъекта воспитания детей.

Контрольные вопросы и задания

1. Как отразились социально-экономические реформы последнего десятилетия на качестве воспитательного потенциала российской семьи?

2. Считаете ли вы воспитательные проблемы российских семей в последние годы объективным процессом или они связаны скорее с индивидуальными особенностям отдельных семей7

3.  Рассматриваете ли вы трудовую занятость подростков как благо или зло? Почему?

4 Приведите примеры ваших собственных наблюдений изменения нравственных ценностей российского общества в последние годы.

5 Как меняется воспитательный авторитет семьи для детей в связи с занятостью родителей в государственной и негосударственной сферах деятельности? Считаете ли вы справедливой такую оценку детей?

6. Считаете ли вы, что рост жестокого обращения с детьми связан с особенностями жизни российской семьи в последние годы или рассматриваете эту тенденцию как объективный процесс? Почему?

Социально-педагогическая поддержка детей группы риска:Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений/ Л.Я.Олиференко, Т.И.Шульга, И.Ф.Дементьева. –М., 2002. С. 234- 239.


Дата добавления: 2019-07-17; просмотров: 111; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ