Основные модели страхования ответственности за причинение вреда.



существуют две модели реализации страховой защиты при страховании ответственности за причинение вреда.

Согласно первой модели, которая встречается в некоторых странах, обязательство по возмещению вреда и страховое обязательство разделяются и каждое исполняется самостоятельно в определенной последовательности. Первоначально осуществляется рассмотрение требований потерпевшего к причинителю вреда и производство им за свой счет выплат по возмещению причиненного вреда. И лишь затем причинитель вреда, действуя уже в качестве страхователя, являющегося выгодоприобретателем, предъявляет свои требования к страховщику о возмещении того убытка, который возник у него вследствие выплат, произведенных в порядке возмещения вреда потерпевшему. По этой схеме расчеты с потерпевшим причинитель вреда осуществляет самостоятельно в рамках отношения, возникающего в связи с причинением вреда, и без всякой связи с имеющимся у него договором страхования. Страховое возмещение выплачивается страхователю в рамках страхового правоотношения как реакция на возникновение у него реального ущерба, вызванного привлечением к ответственности за причинение вреда. Как мы видим, выгодоприобретателем здесь выступает сам страхователь, а страховая выплата выполняет функцию возмещения ущерба, причиненного этому страхователю страховым случаем, т.е. той выплатой, которая произведена им в результате привлечения его к ответственности за причинение вреда потерпевшему.

Согласно второй модели обязательство по возмещению вреда и страховое обязательство исполняются по существу одновременно: при привлечении причинителя вреда к ответственности вступает в силу механизм исполнения страховщиком своей обязанности по выплате страхового возмещения, которое выплачивается непосредственно потерпевшему, выступающему в качестве выгодоприобретателя.

По поводу различных моделей страхования ответственности за причинение вреда М.И. Брагинский пишет: "...в принципе возможны две конструкции договора страхования ответственности за причиненный вред: простая, при которой в договоре участвуют только страховщик и страхователь, и сложная - по модели договора в пользу третьего лица".

Российское страховое законодательство придерживается второй модели.

В соответствии с Гражданским кодексом договор страхования риска ответственности за причинение вреда считается заключенным в пользу лиц, которым может быть причинен вред. Причем данное правило является настолько неукоснительным, что действует даже в тех случаях, когда договор заключен в пользу страхователя или иного лица, ответственного за причинение вреда, либо в договоре вообще не сказано, в чью пользу он заключен. Следовательно, при данном страховании в роли выгодоприобретателя всегда выступает потерпевший. И это правило является императивным.

Все это означает, что договор страхования ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, относится к разновидности договоров в пользу третьего лица, в качестве которого выступает потерпевший. Но поскольку лицо, которое окажется потерпевшим, заранее предугадать невозможно, то при данном страховании возникает особая юридическая конструкция - заключение договора в пользу не указанного в этом договоре третьего лица.

Таким образом, лицо, являющееся в обязательстве вследствие причинения вреда потерпевшим, выступает в договоре страхования в качестве выгодоприобретателя, имеющего право на предъявление непосредственно страховщику требования о выплате страхового возмещения.

Вроде бы все ясно и понятно.

Однако всю эту ясность и понятность снимает п. 4 ст. 931 ГК. Согласно данному пункту выгодоприобретатель вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы. Причем имеет он на это право не во всех случаях, а лишь когда:

а) ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно;

б) возможность такого требования предусмотрена законом;

в) это предусмотрено договором страхования такой ответственности.

В связи с этим возникают как минимум два вопроса. Первый - как соотносятся п. п. 3 и 4 настоящей статьи. Согласно п. 3 ст. 931 ГК потерпевший во всех случаях имеет право требования к страховщику, поскольку в договоре страхования ответственности за причинение вреда он при всех обстоятельствах выступает в качестве выгодоприобретателя. Однако согласно п. 4 этой же статьи право требования потерпевшего к страховщику ограничено определенными случаями.

Второй вопрос - в чем смысл права требования возмещения вреда, о котором говорит п. 4, в соотношении с правом требования выплаты страхового возмещения, на которое может претендовать выгодоприобретатель в соответствии с п. 3 этой же статьи. Что же имеет право требовать потерпевший от страховщика: возмещения причиненного ему вреда, выступая при этом субъектом деликтного обязательства, или страховой выплаты, выступая при этом выгодоприобретателем в страховом обязательстве?

Совершенно очевидно, что страховая выплата и выплата в порядке возмещения вреда - это разные денежные выплаты, имеющие как разные основания, так и разных плательщиков. Основанием для страховой выплаты выступает договор страхования, плательщиком является страховщик, а получателем - выгодоприобретатель. Основанием выплаты в порядке возмещения вреда выступает обязательство, возникшее вследствие причинения вреда (деликтное обязательство), плательщиком выступает лицо, ответственное за причинение вреда, получателем - потерпевший.

Надо сказать, что специалисты в области страхового дела, пытаясь разобраться в данной ситуации, попали в довольно затруднительное положение.

Так, В.А. Рахмилович полагает, что в данном случае выгодоприобретатель (он же потерпевший) имеет право требовать от страховщика выплаты страхового возмещения лишь в случаях, предусмотренных п. 4 ст. 931 ГК, о котором было сказано выше. В остальных случаях правом требования выплаты страхового возмещения обладает только страхователь, который в дальнейшем, по-видимому, должен передать полученное выгодоприобретателю. В то же время он отмечает, что трудно сказать, чем обусловлены такое ограничение прав выгодоприобретателя и сложность передачи страхового возмещения лицу, которому оно все равно должно быть передано полностью и безусловно в силу императивной нормы закона. "Если никто, кроме потерпевшего, выгодоприобретателем быть не может, - пишет В.А. Рахмилович, - то вряд ли есть основания отступать от общего правила о договорах в пользу третьего лица, дающего право этому третьему лицу самому требовать от должника исполнения обязательства".

В отличие от приведенной точки зрения Ю.Б. Фогельсон пытается найти объяснение в категории "возмещение вреда". Он полагает, что содержащаяся в данном пункте норма позволяет выгодоприобретателю обратиться к страховщику не только за выплатой страхового возмещения, но и непосредственно за возмещением вреда, т.е. норма п. 4 не ограничивает, а расширяет права потерпевшего - выгодоприобретателя, позволяя ему в некоторых случаях требовать от страховщика то, что по общим правилам гражданского оборота он должен требовать от другого лица.

С последней точкой зрения вряд ли можно согласиться. Как правильно отмечает сам же Ю.Б. Фогельсон, обязательство по выплате страхового возмещения и обязательство по возмещению вреда - два совершенно разных обязательства. Они различны и по основаниям возникновения, и по составу участников, и по правилам осуществления, и по правовым последствиям.

В итоге следует признать, что ГК одновременно устанавливает два довольно противоречивых решения. В соответствии с п. 3 ст. 931 ГК потерпевший, являясь выгодоприобретателем в страховом обязательстве, имеет право на получение от страховщика страховой выплаты (причем при всех обстоятельствах), а согласно п. 4 этой же статьи потерпевший имеет право требовать от страховщика возмещения вреда (причем лишь в некоторых случаях).

Отсюда вытекает и теоретическая оценка данного вида страхования. "Суть страхования ответственности, - указывает Н.М. Фомичева, - состоит в том, что страховщик принимает на себя обязательство возместить ущерб, причиненный страхователем третьему лицу или группе лиц". Примерно в этом же духе высказывается и Л.Н. Литвинова, которая пишет следующее: "Объектом страхования является гражданская ответственность страхователя, носящая имущественный характер. Иными словами, лицо, причинившее ущерб, обязано полностью возместить убытки потерпевшему, то есть третьему лицу. При страховании гражданской ответственности данная обязанность перекладывается на страховщика, а страхователь может лишь преследоваться по закону за свои противоправные действия по отношению к третьему лицу" .

 


Дата добавления: 2019-07-17; просмотров: 44;