Социальная психология как наука



Вся сознательная жизнь человека проходит среди других людей. Еще на самых ранних этапах развития человечества люди собирались в группы, которые способствовали выживанию и развитию. Ученые считают, что многие особенности людей, такие как речь или рефлек­сивное мышление, являются результатом групповой, общественной жизни человека. Закономерности поведения, общения и деятельнос­ти людей, обусловленные включенностью их в социальные (челове­ческие, общественные) группы, а также психологические характери­стики самих социальных групп изучает специальная отрасль психологии — социальная психология. Ее главная задача состоит в том, чтобы исследовать и объяснять, как устанавливаются и функци­онируют межличностные отношения в группе, а также связи между группами и обществом в целом.

Знание основ социальной психологии особенно необходимо современному врачу, т.к. медицина нашего времени все больше насыщается различными техническими средствами диагностики и лечения, идет закономерный процесс специализации, дифферен­циации и технизации лечебного процесса. Особенно важным в этих условиях является сохранение и углубление непосредственного, "лицом к лицу" общения врача с больным человеком, использова­ние положительного терапевтического потенциала их взаимоотно­шений, взаимоотношений больного со своим социальным окру­жением. Для выполнения этого требования врач должен хорошо разбираться в тех межличностных отношениях, которые складыва-

153


ются у него как с пациентами и их родственниками, так и с коллега­ми по лечебному процессу.

Уже давно замечено, что микросоциальные группы (семья, производственный коллектив), в которых протекает наша повсед­невная жизнь, существенно влияют на наше психическое самочув­ствие и здоровье в целом. Постепенно накапливались примеры оказания группой положительного влияния на психическое и сома­тическое здоровье человека. В частности, получили известность гипнотические опыты массового лечения больных с различными заболеваниями австрийским психиатром Францем Антоном Мес­мером (1734-1815). Его теория излечивающего влияния "животного магнетизма", распространяющегося среди людей во время гипно­тического сеанса, в конце концов была забыта и заменена другими гипотезами. Сейчас мы уже знаем, что люди в группах ведут себя по предсказуемым психологическим законам и что группа сама может оказывать целебное воздействие. Развитие и использование групп в терапевтических целях было в большей степени делом вре­мени и возрастания значения всех проблем, связанных с человеком (РудестамК., 1993).

Понятие "группа" является основным, исходным понятием в со­циальной психологии. В обыденном языке это слово используется для обозначения довольно устойчивой и имеющей нечто общее со­вокупности индивидов. Социальные группы обычно подразделяют на условные (или статистические) и реальные.

Условные группы людей выделяются исследователем по опреде­ленному признаку — пол, возраст, профессия, материальное поло­жение, наличие определенного заболевания и т.д. Хотя реальные личности в таких группах и не имеют прямых межличностных отно­шений, но их общие поведенческо-психологические характеристики все-таки можно выделить.

Реальные группы — это группы людей, которые реально суще­ствуют как общности в определенном пространстве и времени, они связаны между собой определенными объективными взаимоотно­шениями и межличностными отношениями. Наибольшей реаль­ной группой является все человечество (класс или нация), а наи­меньшей — группа, состоящая из двух человек (начальник и подчиненный, муж и жена, врач и больной). Все остальные группы по своим размерам расположены в интервале между наибольши­ми и наименьшими группами.

По степени контактности между лицами, входящими в группу, можно выделить группы контактные и неконтактные. Контактная группа — это обычно группа небольших размеров, объединенная

154


общением ("лицом к лицу") на одной территории — бригада, учеб­ная группа, спортивная команда и т.п.

Другим важным критерием оценки всего многообразия групп является их функциональное назначение, которое и определяет коли­чественный состав и структуру группы.

Когда в основе создания группы лежат официальные докумен­ты, говорят об официальной группе — это штат учреждения, боль­ницы или отделения. Деловые (официальные) связи между ее чле­нами образуют внешнюю структуру группы. Внутренняя структура группы отражает процесс неофициальной ее организа­ции, который происходит вследствие психологического, а не право­вого взаимоотношения людей. Высшей формой организованной группы является коллектив, т.е. группа людей, являющаяся частью общества, объединенная общими целями совместной деятельнос­ти, подчиненной целям этого общества.

Неофициальные группы возникают на основе единой направлен­ности психологической мотивации ее членов — симпатии, близости взглядов, убеждений, общности увлечений и т.п. Если исчезают мо­тивации, которые цементируют такую группу, то она непременно распадается.

Социология и социальная психология. Закономерности становле­ния, функционирования и развития социальных общностей и соци­альных отношений в них, а также общества в целом являются предметом социологии (от лат. societas—общество и logos—учение). В настоящее время социология является чрезвычайно разветвленной наукой. На­пример, одной из ее областей является социология медицины, возник­шая на стыке социологии и медицинских наук (организация здравоохра­нения, социальная гигиена, эпидемиология и др.) и изучающая социальную обусловленность здоровья населения. Социальная психо­логия возникла на стыке психологии с социологией. До сих пор дискути­руется вопрос о допустимости ее одновременного существования в рамках каждой из двух "родительских" дисциплин.

Как в социологии, так и в социальной психологии группой обычно принято называть довольно устойчивую совокупность людей, выделя­емую на основе определенного объективного признака — этнических, политических, религиозных или иных реальных различий между людь­ми. Однако в социальной психологии главное значение придается факту осознания человеком своей принадлежности к тем или иным общностям. В сущности, его формирование и осознание себя как личности является результатом пересечения различных групповых влияний. Для индиви­да, входящего в группу, осознание принадлежности к ней осуществля­ется прежде всего через осознание факта некоторой психической общно­сти с другими членами данной группы. В социально-психологической литературе этот феномен иногда называют "Мы-чувством", в отличие

155


от другого образования — "Они" (Поршнев Б.Ф., 1966; Андреева-Г.М., 1994). Таким образом, социальная психология, в отличие от соци­ологии, прежде всего изучает психические явления, возникающие в процессе взаимодействия людей в различных общественных группах.

Социальная психология и идеология. Как две формы обществен­ного сознания социальная психология и идеология имеют и общее, и особенное. Общее состоит в том, что эти формы являются отражением общественного бытия. Здесь мы находим общие психологические и идеологические мотивы, свойственные эпохе и классу. Идеология (гр. idea — понятие, идея и logos—учение) — система политических, пра­вовых, философских, нравственных, религиозных, художественных взглядов, отражающих интересы определенного класса. Нередко иде­ологию противопоставляют общественной психологии как рациональ­ное к иррациональному. В действительности социальная психология шире идеологии. Она включает не только рациональное, но и эмоцио­нальное и волевое начало. По сути она вплетена в саму жизнь и форми­руется ею, а не создается идеологами, преследующими при этом опре­деленные цели — объяснить общественно-исторический процесс и указать пути его дальнейшего развития. Взаимодействие между обще­ственной психологией и идеологией также имеет место и при изучении массовидных явлений психики — нельзя не учитывать господствую­щей в обществе идеологии и ее влияния на ум, чувство и волю масс.

Большие в количественном отношении образования людей раз­деляются на два вида: устойчивые социальные группы, которые сло­жились в ходе исторического развития (нации, классы, профессио­нальные группы) и стихийные группы, которые возникают случайно и существуют кратковременно (толпа, публика, аудитория и другие).

Устойчивые большие социальные группы

В таких группах существуют специфические регуляторы соци­ального поведения, отсутствующие в малых группах. Это нравы, обычаи и традиции, которые создают основу такой важной группо­вой характеристики, как образ жизни членов группы. Определен­ную роль в консолидации больших социальных групп, особенно эт­нических, занимает наличие специфического языка. Влияние сходных социально-экономических условий жизни группы на созна­ние ее представителей осуществляется через личный жизненный опыт каждого члена группы и через общение.

Психологические характеристики группы представляют собой то типическое, что характерно всем индивидам, а не сумму черт, свой­ственных каждой отдельно взятой личности. Ясно, что это типичное

156


не есть одинаковое для всех, но именно общее. В психологической структуре больших социальных групп наибольшее внимание уделя­ется двум параметрам: 1) психическому складу как образованию более устойчивому, включающему социальный или национальный характер, а также нравы, обычаи, традиции и другие уникальные вку­сы и ценности; 2) эмоциональной сфере как более подвижному об­разованию, включающему потребности, интересы и настроения.

Типичные черты психологии представителей больших соци­альных групп фиксированы в нравах, традициях и обычаях, что при­водит к использованию при их изучении методов этнографии. Од­ним из современных форм применения таких методов являются так называемые "межкультурные" (транскультуральные) сравнитель­ные исследования, причем сравниваются не обязательно различные культуры, но и вообще различные социальные группы. При изуче­нии психологии больших социальных групп применяются также ме­тоды, традиционные для социологии и языкознания, включая различ­ные приемы статистического анализа.

Существенный вклад в исследование психологии больших соци­альных групп внесла разработка французской психологической шко­лой концепции "социальных представлений" (С. Московией). Под со­циальным представлением здесь понимается обыденное представление какой-либо группы о тех или иных социальных явлениях, т.е. это спо­соб интерпретации и осмысления повседневной реальности. Социаль­ное представление используется в выработке отношения к нему и спо­собствует своеобразной интеграции группы, как бы "воспитывая" сознание ее членов и формируя у них групповую идентичность. Соци­альные представления, порожденные группой, достаточно долговре-менны, они могут передаваться из поколения в поколение, хотя при определенных обстоятельствах могут, конечно, и меняться со време­нем. Концепция социальных представлений по существу предлагает и метод исследования больших групп — через их анализ познается пси­хологический облик группы.

Концепция социальных представлений помогает более точно опреде­лить и такое понятие, как менталитет. Обычно под менталитетом пони­мают интегральную характеристику некоторой культуры, в которой отражено своеобразие видения и понимания мира ее представителями, их типичных "ответов" на картину мира. Типичный набор социальных представлений и определяет менталитет той или иной социальной груп­пы, ее психологию и соответствующее поведение.

Психология социальных классов. Термин "класс" имеет разное содержание в американской и европейской социально-психологи­ческой литературе. В рамках европейской культуры понятие "класс" чаще всего сопряжено с определением политической принадлежио-

157


сти ("рабочий класс", "буржуазия"), а для американской гораздо привычнее термины "средний класс", "низший класс" и т.п. Это свя­зано с тем, что в их социологических теориях социальная структура общества описывается с помощью такого понятия, как "социоэконо-мический статус", а не "социальный класс". Тем не менее при лю­бом пути анализа структуры психологии больших социальных групп значимым элементом их эмоциональной сферы являются классо­вые потребности и интересы. В ряде случаев к психологии класса относят и так называемые социальные чувства, хотя это понятие общепризнанным в социально-психологической литературе не явля­ется. Наиболее активно социальные "чувства и эмоции" исследуют­ся в рамках гуманистической психологии.

Понятие "социальный характер " более широко представлено в работах неофрейдистского направления. В частности, Э. Фромм (1993) соотносит социальный характер с различными исторически­ми типами самоотчуждения человека — "накопительский" тип эпо­хи раннего капитализма, "рыночный" тип эпохи 20-х годов и т.п. Чаще социальный характер определяется описательно не в терминах научной теории, а в художественных образах (произведения Бальза­ка, Драйзера, Горького). Кроме социального характера, психический склад раскрывается в привычках, обрядах и традициях класса или социальной группы. Все они формируют комплексный признак класса — его образ жизни. Методы исследования этих проблем бо­лее близки к традиционным психологическим методам, поскольку здесь возможно использование методик наблюдения.

Психология этнических групп. В отличие от психологии классов, психологические особенности разных этнических групп изучены более основательно, и выделилась специальная отрасль знаний на стыке социальной психологии и этнографии—этнопсихология. Тра­диция исследования психологии этнических групп восходит в соци­альной психологии к работам В. Бунда по "психологии народов", им предлагалось исследовать этнические группы методом анализа ми­фов, обычаев и языка.

Аналогично, как и в психологии больших групп, в структуре пси­хологии этнических общностей различают устойчивый психический склад (национальные, или этнические, характер, темперамент, тради­ции и обычаи) и эмоциональную сферу (национальные, или этни­ческие, чувства). Кроме того, в этнических группах иногда фиксиру­ются и такие элементы психического склада, как темперамент и способности. Когда говорят о национальном темпераменте, то речь обычно идет лишь о специфических сочетаниях преобладающих ти­пов темперамента в популяции, а не о жестком "привязывании" оп-

158


ределенного темперамента к определенной этнической группе. Еще сложнее стоит вопрос о способностях. Возможность занижения ре­зультатов тестовых испытаний способностей небезосновательно ча­сто считается результатом неадаптированное™ теста к специфичес­ким условиям определенной культуры.

Многими исследователями подчеркивается, что игнорирование этнического контекста в научных исследованиях может давать тенден­циозный материал, который легко используется в различных полити­ческих доктринах. Обычно на уровне обыденного сознания людям свойственны тенденции к стереотипизации при восприятии соци­альных объектов. Возникновение этнических стереотипов исходит из осознания у людей "мы—чувства" и отличий от других групп ("они" — другие). Образ других групп при этом часто упрощается и исходит из прошлого, иногда негативного, опыта общения с ними. Складывающи­еся таким образом стереотипы в дальнейшем влияют на возникнове­ние этнических симпатий и антипатий. Конечно, сам факт осознания особенностей своей этнической группы не содержит в себе предубеж­дения против других групп. Но так дело обстоит до тех пор, пока осуществляется констатация этнических различий. Очень легко от та­кой констатации перейти к оценке другой группы, и тогда-то возмож­ны искажения ее образа. Психологически при этом возникает явление этноцентризма — склонности воспринимать все жизненные явления с позиции "своей" группы.

Стихийные группы

Стихийные группы — это кратковременные объединения боль­шого числа людей, собравшихся вместе по какому-либо поводу и демонстрирующих какие-то совместные действия. Такая "группа" может быть в определенной степени кем-то организована, но чаще возникает стихийно, не обязательно четко осознает свои цели, но тем не менее может быть весьма активной. В современных обществах от действий таких групп часто зависят принимаемые политические и социальные решения. Важным фактором формирования стихийных групп является общественное мнение. Общественное мнение воз­никает по поводу определенных, отдельных событий и часто доста­точно мобильно. Оценки могут быстро измениться под влиянием каких-то новых временных обстоятельств. Исследование обществен­ного мнения — важный ключ к пониманию состояния общества.

В западной социальной психологии характеристики стихийных групп часто описываются как формы коллективного поведения. Учиты­вая, что термин "коллектив" в русском языке имеет весьма специфичес-

159


кое значение, целесообразнее определять этот тип поведения как массо­вое поведение (Андреева Г.М., 1994).

Толпа — образуется на улице по поводу самых различных собы­тий: дорожно-транспортного происшествия, поимки правонаруши­теля и т.п. Длительность ее существования определяется лишь значи­мостью инцидента. В случаях выражения недовольства каким-либо социальным явлением толпа может возбуждаться и переходить к ка­ким-либо действиям, иногда агрессивным. В толпе могут возникать элементы организации, если находится человек, который сумеет ее возглавить. В любом случае элементы организации очень нестабиль­ны и стихия остается основным фоном поведения толпы.

Масса — описывается как более стабильное образование, но с нечеткими границами. Это манифестации, демонстрации и митин­ги. Здесь более высока роль организаторов, которые известны как лидеры тех организованных групп, которые приняли участие в дан­ном массовом действии. Вместе с тем масса, как и толпа, достаточно разнородна, поэтому ее существование может быть неустойчивым.

Публика — кратковременное собрание людей для совместного времяпровождения на стадионе, в большом зрительном зале или на площади перед динамиком при прослушивании важного сообще­ния. В более замкнутых помещениях публику часто именуют аудито­рией. Публика и аудитория собирается ради общей определенной цели, и они более управляемы, но в случае каких-либо инцидентов возможны случаи выхода ситуации из-под контроля организаторов.

Особенности общения и взаимодействия в стихийных группах. Общие черты различных типов стихийных групп позволяют говорить о сходных средствах процессов коммуникации и взаимодействия в них. Общественное мнение здесь дополняется из других, и не только официальных, источников информации. Определенную роль игра­ют слухи и сплетни. У последних свои законы распространения и циркулирования, что также является предметом специальных иссле­дований в социальной психологии. Образовавшийся таким образом сплав суждений начинает функционировать в массе или толпе, играя роль побудителя к действиям. При этом возникает особый эффект доверия именно к той информации, которая получена "здесь и те­перь" без всякой потребности проверки ее достоверности. Именно это и порождает специфические формы общения и взаимодействия.

Психическое заражение — в самом общем виде определяется как бессознательная невольная подверженность индивида опреде­ленным психическим состояниям. Поскольку это эмоциональное состояние возникает в массе людей, то действует механизм много­кратного взаимного усиления эмоциональных воздействий. Осо-

160


бой ситуацией, где усиливается воздействие через психическое за­ражение, является ситуация паники. Своевременному прекраще­нию паники способствуют силы, способные внести элемент рацио­нальности в ситуацию и определенным образом захватить "руководство" в ней.

Внушение — представляет собой особый вид воздействия, свя­занный с целенаправленным, но неаргументированным воздействи­ем одного человека на другого или на группу. Кроме внушения, к способам сообщения относятся информация и убеждение. Только при внушении передача информации основана на некритическом ее восприятии. Многочисленные исследования показывают, что вну­шение в бодрствующем состоянии не менее эффективно, чем в гип­нотическом сне. Человек, осуществляющий внушение, называется сугтестор, а объект внушения—суггеренд. Явление сопротивления внушающему воздействию называют контрсуггестией. Решающим условием эффективности внушения является авторитет суггестора, создающий особый, дополнительный фактор воздействия — дове­рие к источнику информации.

В прикладном плане исследования внушения имеют большое значение для таких сфер, как пропаганда, реклама. Хотя основная черта пропаганды — апелляция к логике и сознанию, однако это не исключает присутствия элементов суггестии. Метод внушения выс­тупает здесь как метод своеобразного психопрограммирования, т.е. относится к методам манипулятивного воздействия.

В области рекламы разработана и особая концепция "имиджа", когда создается специфический "образ" воспринимаемого объекта, когда ра­курс восприятия умышленно смещен и акцентуируются лишь опреде­ленные стороны объекта. Поэтому достигается иллюзорное отображе­ние: между имиджем и реальным объектом существует так называемый "разрыв в достоверности". Имидж, таким образом, выполняет суггес­тивную роль и строится на включении эмоциональных апелляций. Практика создания имиджа используется не только в рекламе, но и в политике, например, в период избирательных компаний.

Подражание—заключается не просто в принятии внешних черт поведения и психических состояний других людей, а в их воспроизве­дении. Подражание является наиболее характерным способом по­знания действительности ребенком, а подражательность — основ­ным свойством его развивающейся личности. На различных этапах жизни ребенка подражание играет различную роль: от слепого копи­рования в младшем возрасте до избирательного и сознательного принятия определенных черт поведения других людей в период взрослости. Именно в детской психологии проводится в настоящее

6 Сидоров П И и др Т. II                                                                        J51


время основная масса экспериментальных исследований подража­ния, научения через наблюдение. Так, исследования подражания ста­ли предметом специальной теории, разработанной в рамках необи­хевиористской ориентации Н. Миллером, Д. Доллардом и А. Бандурой. Описанные ими способы подражания могут прояв­ляться и в ситуации массового поведения. В данных случаях меха­низм подражания выступает в тесной связи с механизмами психи­ческого заражения и внушения.

В "теории подражания" Г. Тарда (1892) подражание абсолютизи­руется и признается фундаментальным принципом развития и суще­ствования общества. Если в животном мире "закон повторения" реа­лизуется через наследственность, то в человеческом обществе через подражание. Оно выступает источником прогресса: периодически в обществе совершаются изобретения, которым подражают массы. Эти изобретения впоследствии входят в структуру общества и вновь ос­ваиваются путем подражания, которое непроизвольно и может быть рассмотрено как род "гипнотизма", когда осуществляется "воспроиз­ведение одного мозгового клише чувствительной пластинкой другого мозга". Социальные конфликты в теории объясняются противоречия­ми между возможными направлениями подражания. Поэтому природа их подобна природе конфликтов в индивидуальном сознании при вы­боре новых образцов поведения.

Подражание можно подразделять на логическое и внелогическое, внутреннее и внешнее, подражание-мода и подражание-обычай, под­ражание внутри одного социального класса и подражание одного клас­са другому. Обычно подражание закономерно осуществляется от внутреннего к внешнему (внутренним образцам начинают подражать раньше: духу религии подражают раньше, чем обрядам), и низшие подражают высшим (провинция — центру, дворянство — королевс­кому двору и т.п.).

Массовые социальные движения

Массовые социальные движения — особый класс социальных явлений, обладающий различными уровнями. Это могут быть широкие движения с глобальными целями (борьба за мир, против ядерных испытаний и за охрану окружающей среды), локальные движения, ограниченные определенной территорией или опреде­ленной социальной группой (против использования ядерного по­лигона в конкретной местности или движение за равноправие женщин) и движения с сугубо прагматическими целями в очень ограниченном регионе (за смещение кого-либо из членов адми­нистрации муниципалитета).

162


Любое социальное движение всегда базируется на определен­ном общественном мнении, хотя впоследствии оно само укрепля­ется и формируется по мере развития движения. Всякое социаль­ное движение имеет в качестве цели изменение ситуации и формирует программу. Движение обычно отдает себе отчет в тех средствах, которые могут использоваться для достижения целей, в частности в том, допустимо ли насилие как одно из средств. Всякое социальное движение также реализуется в той или иной степени на различных проявлениях массового поведения — демонстрациях, митингах, съездах и пр.

В социальной психологии важными являются три вопроса: механиз­мы присоединения к движению, соотношение мнений большинства и меньшинства и характеристика лидеров.

Механизмы присоединения к движению могут быть объяснены через анализ мотивов участников движения. Они подразделяются на фундаментальные (определяются условиями существования, статусом конкретной социальной группы и ее отношением к политическому ре­шению или акту законодательства) и сиюминутные (порождены про­блемной ситуацией и основаны чисто эмоциональными реакциями). Их соотношение определяет основательность и прочность движения.

В современной литературе предложены две теории, объясняющие причины присоединения индивида к социальному движению: теория относительной депривации и теория мобилизации ресурсов. В первой утверждается, что человек испытывает потребность достижения цели не в том случае, когда он абсолютно лишен каюого-то блага (права, ценнос­ти), а только тогда, когда он этого лишен частично и может сравнить свое положение с положением других. Вторая теория делает акцент на более "психологические" основания присоединения к движению, утверждая, что человек испытывает потребности идентифицироваться с группой, ощутить себя ее частью и тем самым почувствовать свою силу, мобили­зовать ресурсы. Обе теории страдают односторонностью, переоцени­вая значение лишь одного фактора, и, по-видимому, вопрос о рекрута-ции сторонников социальных движений еще ждет своих исследователей.

Проблема соотношения большинства и меньшинства в любом массовом движении является одной из центральных в концепции фран­цузского социального психолога С. Московией (1984). В любом соци­альном движении, поскольку оно объединяет разнородные группы лю­дей, легко обозначается меньшинство, которое не соглашается с мнением большинства о способах достижения цели или по иным вопросам. Это может ослабить движение и, следовательно, необходим диалог, обеспе­чивающий права меньшинства, перспективы для торжества его точки зрения. Автором предлагаются характеристики условий, при которых меньшинство может рассчитывать на влияние в движении: они должны действовать синхронно, т.е. демонстрировать единодушие участников в каждый данный момент; а их позиции и поведение должно быть стабиль-

6*                                                                                                                163


ными во времени. Только при соблюдении этих условий переговоры меньшинства с большинством могут быть успешными. Необходима проработка и самого стиля переговоров: умение достигать компромис­са, снимать излишнюю категоричность и др.

Лидер массового движения должен обладать особыми чертами: кроме умения наиболее полно выражать и отстаивать цели движения, он должен и чисто внешне импонировать большинству членов дви­жения. Имидж лидера социального движения должен быть предме­том его повседневного внимания. Прочность позиции и авторитета лидера в значительной мере обеспечивает успех движения. Эти же качества лидера способствуют удержанию движения в принятых рамках поведения, не допускающих легкости изменения избранной тактики и стратегии действий.


Глава 26

ПСИХОЛОГИЯ МАЛОЙ ГРУППЫ

Малая группа — это немногочисленное по составу объединение людей, члены которого имеют общую цель и находятся друг с другом в непосредственных личных контактах. Впрочем, как отмечает извес­тный социальный психологМ. Шоу (Shaw M.E., 1964), определение малой группы может быть дано и с точки зрения:

1) восприятия членами группы отдельных партнеров и группы в целом; 2) мотивации членов группы; 3) групповых целей; 4) органи­зационных (структурных) характеристик группы; 5) взаимозависи­мости и 6) взаимодействия членов группы.

Сам М. Шоу основывался в трактовке группы на последнем из выделенных моментов, определяя группу как "двое или более лиц, которые взаимодействуют друг с другом таким образом, что каждое лицо влияет и подвергается влиянию каждого другого лица". Вместе с тем он считает, что, хотя взаимодействие есть существенный при­знак, который отличает группу от простого скопления людей, тем не менее важен и ряд других характеристик, а именно: продолжитель­ность существования, наличие общих целей, развитие групповой структуры и т.п. К этим характеристикам необходимо добавить и та­кое отличительное свойство группы, как осознание ее участниками себя как "мы", т.е. своего членства в группе.

Если исходить из понимания группы, трактуя ее прежде как соци­альную группу, т.е. как элементарное звено структуры социальных от­ношений, как своеобразную функциональную единицу в системе обще­ственного разделения труда, то наиболее емкое определение предложено Г.М. Андреевой (1987): "Малая группа — это группа, в которой общественные отношения выступают в форме непосредствен­ных личных контактов". Позднее (1994) она дает более универсальное определение: "Под малой группой понимается немногочисленная по со­ставу группа, члены которой объединены общей социальной деятельно­стью и находятся в непосредственном личном общении, что является основой для возникновения эмоциональных отношений, групповых норм и групповых процессов".

Это определение носит скорее описательный характер и допускает самые различные толкования в зависимости от того, какое содержание придать включенным в него понятиям. Например, в системе интеракци-онистской ориентации, где исходным понятием является понятие "взаи­модействия", фокус может усматриваться именно в том, что малая группа — это определенная система взаимодействия, ибо слова "общая социальная деятельность" толкуются здесь в интеракционистском

165


смысле. Для когнитивистской ориентации в том же определении отыски­вается другой опорный пункт: не важно, на основе общей деятельности или простого взаимодействия, но в группе возникают определенные элементы групповой когнитивной структуры — нормы и ценности, т.е. самое существенное для группы в когнитивной социальной психологии. В отечественной социальной психологии важное значение придается определению установления факта "общей социальной деятельности", что сразу задает группу как элемент социальной структуры общества, как элементарную ячейку в более широкой системе разделения труда. Наличие в малой группе общей социальной деятельности позволяет ин­терпретировать группу как субъект этой деятельности и тем самым задать определенную теоретическую схему для всего последующего исследования. Малая группа — это не просто "контактная группа", не просто любые случайные контакты между людьми, а контакты, в кото­рых реализуются определенные общественные связи, опосредованные совместной деятельностью.

Выбор определения малой группы связан с вопросом и о ее размерах. Малые группы могут быть разными по количественно­му составу: от 2-3 до 20-30 человек. Принято говорить о нижнем и верхнем количественных пределах группы. Мнение большинства исследователей сходятся на том, что группа начинается с "диады". Существует много исследований в рамках "теории диадического взаимодействия". Применение аппарата математической теории игр позволяет на диадах проигрывать многочисленные ситуации взаимодействия. Ограниченность теории диадического взаимодей­ствия связывают с сильным упрощением реальных процессов, про­исходящих в группе. Присутствие третьего лица в группе создает новую позицию — наблюдателя. Этот новый "третий" элемент мо­жет добавить нечто к одной из позиций в конфликте, сам при этом не будучи включен в конфликт. Таким образом, с теорией диады соперничает теория, признающая нижним пределом малой груп­пы не два, а три человека. Спор о том, диада или триада есть наи­меньший вариант малой группы, может быть бесконечным. Впро­чем, диаду можно рассматривать как лишь одну из разновидностей малой группы и, как показывают исследования, весьма интерес­ный объект социально-психологического анализа.

Что же касается верхнего количественного предела малой груп­пы, то мнения специалистов на этот счет значительно расходятся, о чем свидетельствуют и различные предлагаемые величины. Причем многим авторам присуща произвольность определения их предела. Например, упоминавшийся ранее М. Шоу называет верхним преде­лом группы 20 человек, Дж. Морено, автор социометрической мето­дики, говорит о группах и по 30-40 человек. Есть мнение, что верхний

166


предел группы связан с "магическим числом" оперативной памяти (7±2), открытым Дж. Миллером. Одновременно многие полагают, что акцент при определении верхнего предела малой группы надо делать, исходя из функциональной целесообразности величины группы в различных сферах реальной социальной практики.

Классификация малых групп

Существует огромное разнообразие существующих в обществе малых групп. Неоднозначность определения малой группы породи­ла и множество их классификаций. Наиболее распространенными являются три классификации.

1. Деление малых групп на "первичные" (семья, друзья, соседи и
т.п.) и "вторичные" (группы, которые непосредственных личных кон­
тактов не имеют, а для общения используются "посредники", напри­
мер, радио). В настоящее время эта классификация практического
значения не имеет.

2. Деление малых групп на "формальные" и "неформальные".
В формальной группе заранее четко заданы все позиции ее членов,
они предписаны групповыми нормами. Неформальная группа мо­
жет создаваться внутри формальной, и она складывается стихийно
на основе личных симпатий и интересов. Практически во многих
случаях трудно провести грань между строго формальными и
строго неформальными группами. Поэтому в социальной психо­
логии появились попытки снять эту строгую дихотомию введением
понятия "формальная и неформальная структуры группы" (струк­
тура формальных и неформальных отношений). С другой стороны,
есть попытки разграничения понятий "группа" и "организация".
Всякая формальная группа, в отличие от неформальной, обладает
чертами организации.

3. Деление малых групп на "группы членства" и "референтные
группы". Группа членства рассматривается просто как местопребы­
вание индивида в социуме, далекое от его установок и ценностных
ориентации. В референтной группе человек стремиться сохранить
свое членство в группе. Открытие феномена "референтной группы"
в 1942 году принадлежит американцу Г. Хаймену. Суть этого фено­
мена заключается в высокой степени значимости группы для инди­
вида с точки зрения его ориентации на групповые нормы и ценнос­
ти, влияния группы на систему его установок. Приведенное
понимание термина "референтная группа" отличается от первона­
чальной трактовки Г. Хаймена, полагавшего, что референтная груп-

167


па должна обязательно находиться где-то за пределами группы член­ства. Из большого числа групп лишь немногие выступают для чело­века в качестве референтных.

Чаще всего историю научных исследований малой группы датиру­ют 1897 годом. В этом году американский психолог Н. Триплет опубли­ковал результаты экспериментального исследования, в котором показал меньшую эффективность индивидуального действия, выполняемого в одиночку, чем в условиях группы. Однако прошло несколько десятиле­тий, прежде чем эксперимент и строгое эмпирическое исследование ста­ли основой социально-психологического исследования.

В 20-е годы XX столетия неудовлетворенность умозрительными схемами направила исследователей на поиски объективных фактов по функционированию групп. Не утратили своего значения до настоящего времени в социальной психологии некоторые положения психолога США Ф. Оллпорта (1924), хотя, как ни парадоксально, сам Оллпорт не считал, что имеет дело с реально существующими группами. По его мнению, реально существуют лишь отдельные индивидуумы; что же касается групп, то они трактовались им как "совокупность идеалов, представлений и привычек, повторяющихся в каждом индивидуальном сознании и существующих только в этих сознаниях".

К концу 30-х — началу 40-х годов исследуются групповые нормы (Шериф М., 1936; Ньюкомб Т., 1943), складывается печально извест­ная "теория черт" лидерства (правда, делаются и первые попытки отой­ти от упрощенного понимания этого феномена), оформляется социомет­рическое направление исследования групп. Особый вклад в развитие психологии малых групп в эти годы внес эмигрировавший в США из фашистской Германии К. Левин. Он явился основоположником крупно­го научного направления, известного под названием "групповая дина­мика". Широко известны его представления о группе как "динамичес­ком целом, обладающем свойствами, отличными от свойств составляющих его частей или суммы последних".

Основные направления в зарубежной групповой психологии. К началу 70-х годов в зарубежной социальной психологии сложилось де­вять крупных подходов, определявших развитие групповой психоло­гии: теория поля, интеракционистская концепция, теория систем, социо­метрическое направление, психоаналитическая ориентация, общепсихологический подход, эмпирико-статистическое направление, формально-модельный подход и теория подкрепления.

Теория поля. Это направление берет начало в работах К. Левина, утверждавшего, что поведение личности есть продукт поля, или ина­че — жизненного, социального пространства личности. Структур­ные свойства этого поля представлены понятиями, заимствованными из топологии и теории множеств, а динамические свойства — поняти­ями психологических и социальных сил. Важнейшим методом анализа сил психологического поля явилось создание в лабораторных усло-

168


виях групп с заданными характеристиками и последующее изучение функционирования этих групп. Позднее вся совокупность исследо­ваний в этом плане получила название "групповой динамики", а весь теоретический контекст — конструкции теории поля — был почти полностью отвергнут.

Интеракционистская концепция. Согласно этому подходу, груп­па есть система взаимодействующих индивидуумов и функционирова­ние последних описывается тремя основными понятиями: индивидуаль­ной активностью, взаимодействием и отношениями между членами группы. Выполненные в рамках этого направления работы посвящены в основном исследованию структурных аспектов группы.

Теория систем. Данный подход близок к предыдущему и развивает представление о группе как системе. Главное различие между ними зак­лючается в используемых элементах анализа. Теория систем описывает группу как открытую систему взаимозависимых позиций и ролей.

Социометрическое направление связано с именем Дж. Морено (1958), который исходил из идеи о том, что в обществе можно выделить две структуры отношений: макроструктуру и микроструктуру. Макро­структура, по Морено, есть своеобразное "пространственное" размеще­ние индивидов в различных формах их жизнедеятельности, а микрострук­тура означает структуру психологических отношений индивида с окружающими его людьми. Все напряжения и конфликты, в том числе и социальные, обусловлены несовпадением микро- и макроструктур. Для него это несовпадение означает, что система симпатий и антипатий не впи­сывается в рамки заданной индивиду макроструктуры: ближайшим ок­ружением оказываются не обязательно приемлемые в психологическом отношении люди. Задача состоит в перестраивании макроструктуры та­ким образом, чтобы привести ее в соответствие с микроструктурой. Хотя наивность схемы очевидна, сама социометрическая методика, выявляю­щая симпатии и антипатии, получила широкую популярность. На ее осно­ве возникло целое направление исследований, хотя и не обязательно в рамках теоретической концепции Морено. Правда, возможности социо­метрической методики не следует переоценивать и ее нельзя рассматри­вать как общий универсальный метод изучения малых групп.

Психоаналитическая ориентация. Базируется на идеях 3. Фрейда и его последователей, фокусируя внимание главным образом на мотива-ционных и защитных механизмах личности. 3. Фрейд первым включил идеи психоанализа в групповой контекст в своей работе "Психология масс и анализ человеческого «Я»" (1925). Он интересовался группами с позиций изучения психологии масс, подчеркивая тенденции участников группы следовать за сильными лидерами, идентифицироваться с ними. Сам Фрейд не особенно симпатизировал групповой психотерапии, одна­ко его последователи попытались перенести методы индивидуального анализа на групповую психотерапевтическую практику. Основным критерием, с помощью которого психоанализ может быть в принципе отдифференцирован от других видов психотерапии, есть перенос, кото-

169


рый означает чувства и поведение больного по отношению к аналитику и которые основаны на инфантильных желаниях больного по отноше­нию к родителям. Существует и противоположный процесс — контрпе­ренос, который относится к широкому спектру реакций аналитика на больного. Реальная связь между аналитиком и больным является осно­вой терапевтического союза. Эти и другие идеи психоанализа легли в основу ряда теорий групповой динамики.

Общепсихологический подход — состоит в предположении, что многие представления о человеческом поведении, накопленные в об­шей психологии, применимы к анализу группового поведения. Это касается таких процессов, как научение, мотивация, явления когнитив­ной сферы и др.

Эмпирико-статистическое направление — подчеркивает необ­ходимость выведения основных понятий групповой теории из резуль­татов эмпирического наблюдения и статистических процедур, напри­мер факторного анализа. Подобное понимание обусловило широкое применение процедур, разработанных в области тестирования лично­сти. Например, Р. Кэттелл известен исследованиями не только в облас­ти психологии личности, но и разработками социально-психологичес­кого характера.

Формально-модельный подход — использует приемы математи­ческого моделирования групповых процессов, но, как отмечают неко­торые зарубежные исследователи, представители этого направления больше интересуются проблемами внутренней согласованности своих моделей, нежели степенью их соответствия естественным ситуациям. Вероятно, поэтому это направление мало что внесло в понимание группового процесса.

Теория подкрепления — базируется на идеях скиннеровской кон­цепции оперантного обуславливания. Поведение в группе здесь рас­сматривается как функция двух переменных: вознаграждений и наказа­ний. Идеи теории подкрепления легли в основу двух крупных теорий малых групп, авторы которых — Д. Хоманс, Д. Тибо и Г. Келли.

Исследования групп в отечественной социальной психологии. Решающую роль в их становлении сыграли труды В.Н. Бехтерева, кото­рый в 1910 году впервые в России сформулировал предмет и задачи "общественной" психологии. И сегодня представляют интерес его мыс­ли о функциях коллективных целей, согласования индивидуальных и выработки коллективных действий и др. В период 20-30-х годов в иссле­дованиях коллектива обнаруживалось сильное влияние рефлексологи­ческих концепций В.Н. Бехтерева, сформулированных им в книге "Кол­лективная рефлексология" (1921). Разработка многих теоретических положений о природе коллектива также связана с именами Д.Б. Элько-нина и А.С. Макаренко.

В современной отечественной социальной психологии выделяют как минимум четыре крупных исследовательских подхода: деятельностный

170


подход (Петровский А.В., 1979; Ярошевский М.Г., 1978, Андреева Г.М., 1980), социометрическое направление (Коломинский Я.Л., 1976 и др.), параметрическую концепцию (Уманский Л.И.,1975идр.)и организаци­онно-управленческий подход (Кузьмин Е.С., 1967 и др.).

Структура и феноменология малой группы

Основными элементами групповой структуры являются: соци­альный статус, социальная роль, групповая норма. Кроме того, важ­ными составляющими любой малой группы являются феномены "группового давления" и "групповой сплоченности".

Социальный статус (от лат. Status — положение, состояние) — это положение субъекта в системе межличностных отношений, оп­ределяющее его права, обязанности и привилегии. Один и тот же человек в различных группах (на работе, в семье, среди друзей) мо­жет иметь разный статус. Некоторые статусы предписаны человеку с рождения (пол, национальность, фамилия семьи), другие определя­ются тем, что человек осуществил в своей жизни (получение специ­альности, вступление в брак). Наивысшим статусом в малой группе характеризуется ее лидер и руководитель.

Социальной ролью называют ожидаемое поведение человека, обусловленное его статусом. Роль—это круг функций и видов пове­дения, которые считаются подходящими для данного члена группы и реализуются в определенном социальном контексте.

Поскольку человек исполняет одновременно несколько ролей (в семье, среди друзей и др.), то между ролями могут существовать конфликты. Они связаны с ситуациями, когда нужно одновременно удовлетворять противоречащим требованиям двух или более ро­лей — ролевой конфликт.

Можно выделить формальные роли, которые определяются в орга­низации, и роли неформальные, которые возникают в процессе взаи­модействия людей. Примерами последних являются роли типа: "душа компании", "козел отпущения", "домашний клоун", "добродетельный моралист" и др. Появление неформальных ролей предполагает дли­тельные взаимосвязи, что характерно первоочередно для малых групп. С развитием группы возникают различные групповые роли.

Как внешние, так и внутренние факторы побуждают человека к освоению той или иной социальной роли. Внешние побудители — это своеобразное психологическое давление значимых для человека людей, но большее значение имеют внутренние мотивы (выполне­ние каких-то желаний возможно через овладение человеком опреде-

171


ленной роли, дающей ему определенные права и льготы; овладение ролью позволяет ему приобрести социально-психологическую за­щищенность, получить признание и др.).

Групповая норма понимается как некоторое правило, регулятор развертывающихся в группе отношений. Нормы, как принятые пра­вила поведения, руководят действиями участников и позволяют при­менять санкции к неприемлемым для данной общности формам по­ведения. В настоящее время собран большой экспериментальный материал по: а) влиянию и значению норм, разделяемых большин­ством группы, б) влиянию и значению норм, разделяемым мень­шинством группы, в) изучению последствий отклонений индивидов от групповых норм.

Феномен группового давления. Его часто в социальной психоло­гии именуют феноменом конформизма. Само слово "конформизм" в обычном языке означает "приспособленчество" и на уровне обыден­ного сознания приобретает некоторый негативный оттенок. В соци­ально-психологической литературе больше говорят о конформности или "социальном влиянии", имея в виду чисто психологическую ха­рактеристику позиции индивида относительно позиции группы, при­нятие или отвержение им определенного стандарта, мнения, свой­ственного группе, меру подчинения индивида групповому давлению.

Функционирование групп зависит во многом от согласия их чле­нов относительно каких-то фундаментальных жизненных ценностей. Различают внешнюю конформность ("подчинение"), когда мнение группы принимается индивидом лишь внешне, и внутреннюю (под­линный конформизм, "идентификация"), когда индивид действитель­но усваивает мнение большинства. Внутренняя конформность и есть результат преодоления конфликта с группой в ее пользу. При "интернализации" мнение других просто совпадает с системой цен­ностей данной конкретной личности.

Противоположным конформности являются понятия "независи­мость" или "самостоятельность позиции". Ее нельзя смешивать с позицией негативизма. Лишь на первый взгляд негативизм выглядит как крайняя форма отрицания конформности. Негативизм не есть подлинная независимость, а напротив—это специфический случай конформности, когда индивид ставит своей целью любой ценой про­тивостоять мнению группы. Здесь он фактически зависит от группы, т.е. "привязан" к групповому мнению, но лишь с обратным знаком. Истинной позицией, противостоящей конформности, является именно самостоятельность.

Дальнейшие исследования феномена конформности привели к вьшоду о том, что давление на индивида может оказьшать не только

172


большинство группы, но и меньшинство. В соответствии с этим ста­ли выделять два вида группового влияния: нормативное (давление оказывает большинство, и его мнение воспринимается членом груп­пы как норма) и информационное (давление оказывает меньшин­ство, и член группы рассматривает его лишь как информацию, на основе которой он должен сам осуществить свой выбор).

Отклонение членов группы от установленных в ней стандартов и норм поведения сопровождается применением к отклоняющимся определенных санкций в виде насмешек, угроз и пр. "Групповое дав­ление" в группе выполняет следующие функции: а) помогает группе достичь ее цели, б) помогает группе сохранить себя как целое, в) по­могает членам группы выработать "реальность" для соотнесения с ней своих личных мнений, г) помогает членам группы определить свое отношение к социальному окружению, что обеспечивает адап­тацию в социуме.

Феномен групповой сплоченности. Курт Левин (1947) определяет групповую сплоченность как "тотальное поле сил, формирующее у участников чувство принадлежности к группе и желание в ней ос­таться". Большинство исследователей придерживаются мнения, что основой групповой сплоченности является эмоциональная сторона системы межличностных отношений в группе. Социометрия симпа­тий и антипатий позволила даже предложить специальный "индекс групповой сплоченности" как формальную характеристику малой группы. Иногда сплоченность анализируется на основе частоты и прочности коммуникативных связей, обнаруживаемых в группе. Существует ряд работ, которые в изучении феномена сплоченности придают особое значение характеру групповых целей.

В отечественной социальной психологии исследования спло­ченности группы опираются на изучение влияния на ее совместную деятельность членов группы. Все большее сплачивание группы здесь основано не на увеличении эмоциональной привлекательнос­ти, а на все большем включении индивидов в процесс совместной деятельности. В данном случае речь идет не о совместимости людей в группе, а именно о сплоченности. Совместимость и сплоченность между собой тесно связаны, хотя и означают разные аспекты харак­теристики группы.

Этапы и модели развития малой группы

По мнению отечественного социального психолога Г.М. Андре­евой, "причины возникновения малой группы лежат вне ее и вне индивидов, ее образующих, а в более широкой социальной системе",

173


т.е. они задаются внешними по отношению к группе факторами, на­пример, условиями развития какого-либо социального института или организации, в рамках которых возникает малая группа. Что же касается преимущественно психологических детерминант вхожде­ния в определенную социальную группу, то можно говорить о пре­стижности профессии, стремлении индивидов к удовлетворению потребностей в общении и т.п.

Возникшей социальной группе предстоит дальнейшая жизнь, и главной задачей социально-психологического анализа является изучение тех процессов, которые происходят в жизни группы. Здесь уместно использование термина "групповая динамика", в отличие от статики группы, например, ее количественного соста­ва. Совокупность динамических процессов ("групповая динами­ка "), которые происходят в группе в какую-то единицу време­ ни, знаменуют собой движение группы от стадии к стадии, т.е. ее развитие.

Реальные группы в определенном смысле "проживают" свою собственную жизнь, длительность которой, естественно, не может быть сравнима с существованием больших групп, включенных в ход исторического развития. Идея развития группы впервые была обозначена в психоаналитической концепции на базе психотера­певтической практики (в так называемых Т-группах или группах тренинга). Там выделено 2 фазы развития группы, на каждой из которых группа решает определенный набор проблем. Каждая кон­кретная группа может по-разному реализовывать общую модель развития или же просто распадаться, если поставленная цель не достигается. В последние годы для описания процесса группового развития введено особое понятие "социализация группы", по ана­логии с процессом социализации индивида. Также вьщелены опре­деленные критерии, на основе которых можно сравнивать различ­ные стадии в развитии группы.

Двухмерные модели развития группы. Обобщив ряд исследова­ний, посвященных изучению стадий развития различных терапевти­ческих, тренировочных, естественных, профессиональных и лабора­торных групп, Б. Такмен предложил двухмерную модель развития группы. Жизнедеятельность группы рассматривается в двух измере­ниях: а) деловая, или инструментальная, активность и б) эмоцио­нальная, или экспрессивная, активность. В каждой из этих сфер выде­ляется четыре последовательных этапа.

В сфере межличностной активности это: 1) стадия "проверки и зависимости", предполагающая ориентировку в характере действий друг друга и поиска взаимоприемлемого поведения в группе; 2) ста-

174


дия "внутреннего конфликта", когда нарушается взаимодействие и отсутствует единство между членами группы; 3) стадия "развития групповой сплоченности", когда достигается гармонизация отноше­ний в группе, исчезают межличностные конфликты; 4) стадия "фун­кционально-ролевой соотнесенности", когда образуется ролевая структура группы, являющаяся своеобразным "резонатором", по­средством которого "проигрывается" групповая задача.

В сфере деловой активности это: 1) стадия "ориентировки в за­даче", связанная с поиском группой оптимального способа решения задачи; 2) стадия "эмоционального ответа на требования задачи", связанная с противодействием группы требованиям задачи в силу несовпадения личных намерений каждого члена группы с общей задачей; 3) стадия "открытого обмена ревалентными интерпретаци­ями", когда происходит максимальный и адекватный обмен инфор­мацией, позволяющий партнерам глубже понять намерения друг друга, предлагаются альтернативные трактовки информации; 4) ста­дия "принятия решений", когда возникают конструктивные попытки успешного решения задачи.

Эти две сферы активности взаимосвязаны, изменения в одной сфере сопровождаются изменениями в другой. Однако в экстре­ мальных условиях часто не удается четко дифференцировать ин­струментальные и экспрессивные компоненты групповой актив­ности. Отличительными признаками экстремальности являются следующие: ограниченность индивидуальных и групповых пере­мещений, стресс, изоляция от внешнего мира. В этих условиях группа проходит три основных стадии: ознакомления, дискуссий и ролевых ориентации. Ознакомительная стадия обычно непродол­жительная и связана с ориентировочными и исследовательскими реакциями членов группы. Стадия дискуссий достаточно продол­жительна и при ее завершении возникают структурные контуры группы с первыми признаками разделения на роли и элементами коалиционирования. На стадии ролевых ориентации группа скла­дывается в некую целостную систему.

Одномерные подходы к развитию группы делают акцент на опи­сание динамики группы при решении задач инструментального типа (модель Марби Е.) или эмоциональной динамики группообразования (Волков И.П.).

При решении задач инструментального типа выделены: латентная фаза (ознакомление с задачей), адаптационная фаза (соотнесение воз­можностей группы с требованиями задачи), интегративная фаза (объе­динение общих усилий, координация индивидуальной и групповой стратегии действий) и фаза достижения требуемого решения.

175


В модели эмоциональной динамики группообразования также выде­лены фазы: первичного восприятия и ознакомления (формируется пер­вое впечатление о партнере), фаза сближения (формирование оценки и самооценки, актуализация установки на совместное действие), фаза со­вместного действия (принятие межличностных ролей и определение ста­туса в общении) и фаза "сцепления" (укрепление чувства общности "мы", формирование норм общения).

В отечественной социальной психологии проблема развития группы получила свое специфическое решение в психологичес­ кой теории коллектива. Особенности этого подхода обусловле­ны определенной традицией исследования коллектива в отече­ственной науке. Эти традиции связаны не только с идеологической подоплекой (в работах К. Маркса впервые была высказана мысль о том, что коллектив есть форма организации людей социалистичес­кого общества), но и с активными исследованиями многочислен­ных коллективов, которые возникали в 20-30 годы в новом обществе (Андреева Г.М., 1997).

В настоящее время подчеркивается, что термином "коллектив" обозначается особое качество группы, высший уровень ее развития. Однако важнейший признак коллектива — это не любая совместная деятельность, а только социально-позитивная деятельность, отвеча­ющая потребностям общества. Поэтому, по мнению А.С. Макарен­ко, первым признаком коллектива как группы особого рода является именно его направленность. Такой подход предполагал и неизбеж­ность ряда стадий, которые проходит группа на пути к коллективу. В отечественной социальной психологии существует несколько "мо­делей" развития группы как коллектива.

Стратометрическая концепция группы (Петровский А.В., 1979)— типология групп строится по двум главным критериям: а) степень опосредованности межличностных отношений в группе содержани­ем совместной деятельности, б) общественная значимость совмест­ной деятельности.

Развитие группы описывается как движение в континууме: кол­лектив (высокие позитивные показатели по обоим критериям) — корпорация (высокий позитивный показатель по первому и высокий негативный показатель по второму критериям). В центральной точке располагается диффузная группа—общность, в которой практичес­ки отсутствует совместная деятельность.

Модель группы состоит из трех страт (слоев), каждый из которых характеризуется определенным принципом, по которому в нем строятся отношения между членами группы. В первом слое реали­зуются прежде всего непосредственные контакты между людьми,

176


основанные на эмоциональной приемлемости или неприемлемос­ти; во втором слое эти отношения опосредуются характером совме­стной деятельности; в третьем слое, названном ядром группы, разви­ваются отношения, основанные на принятии всеми членами группы единых целей групповой деятельности. Этот слой соответствует выс­шему уровню группы, и его наличие позволяет констатировать, что перед нами коллектив.

Параметрический подход (УманскийЛ.И., 1971). Главными соци­ально-психологическими параметрами группы, которые характери­зуют признаки ее развития, являются следующие: а) содержание нравственной направленности группы, б) организационное един­ство группы, в) групповая подготовленность в сфере той или иной деятельности, г) психологическое единство. В зависимости от выра­женности каждого из этих параметров группа располагается по уровню своего развития в континууме: коллектив — антиколлектив (группа замкнутая, с внутригрупповой антипатией, конфликтностью и агрессивностью). Средняя точка — группа-конгломерат, состоя­щая из незнакомых людей. Продвижение группы к позитивному по­люсу предполагает прохождение ею стадий кооперации и автономи-зации. Движение в направлении отрицательного полюса классифицируется по двум уровням: дезинтеграции и "интраэгоиз-ма". В качестве обязательных параметров коллектива называются: направленность коллектива, организованность, подготовленность и психологическая коммуникативность.

Механизмы групповой динамики

Исследователи групповой динамики выделяют несколько меха­ низмов этого процесса.

1. Внутригрупповые противоречия и их разрешение как меха­низм перехода группы с одного уровня на другой.

Существует несколько типов противоречий внутри группы. Это противоречия: а) между возрастанием потенциальных возможнос­тей группы и ее актуальной деятельностью, б) между растущим стремлением каждого члена группы к самореализации и самоутвер­ждению и одновременно усиливающейся тенденцией включения личности в групповую структуру и интеграции ее с группой, в) меж­ду поведением лидера и ожиданиями в отношении его поведения членов группы. Периодически возникающее рассогласование этих противоречивых тенденций приводит к дестабилизации группы и

177


конфликту. Конструктивное разрешение конфликтов приводит к раз­витию группы.

2. "Идиосинкразический кредит" представляет собой своеоб­
разное разрешение группы на отклоняющееся от групповых норм
(девиантное) поведение. Такое поведение, по Е. Hollander (1958), ха­
рактеризуется как идиосинкразическое, т.е. с "повышением чув­
ствительности" группы к внедрению и принятию в ее жизнедея­
тельность элементов нового (инноваций). Инновации, в свою
очередь, являются условием перехода группы на другой уровень.

3. Психологический обмен состоит в обоюдном удовлетворении
участниками взаимодействия в группе определенных социальных
потребностей друг друга. Психологический обмен, как и общение,
является необходимым условием построения и развития системы
межличностных отношений в группе.

Лидерство и руководство в малых группах

В социальной психологии принято различать понятия "лидер" и "руководитель группы". Их различия можно обозначить по следую­щим параметрам.

1. Лидер призван осуществлять регуляцию межличностных отно­
шений, в то время как руководитель осуществляет регуляцию офици­
альных отношений.

2. Лидерство возникает стихийно, а руководитель назначается или
избирается.

3. Явление лидерства нестабильно и зависит от настроения груп­
пы, в то время как руководство — явление более стабильное.

4. Руководство подчиненными, в отличие от лидерства, обладает
гораздо более определенной системой различных санкций, которых
в руках лидера нет.

5. Процесс принятия решения руководителем более сложен и
опосредован множеством обстоятельств, не обязательно кореня­
щихся в данной группе, в то время как лидер принимает более непос­
редственные решения.

6. Сфера деятельности лидера — в основном группа, а сфера дей­
ствия руководителя шире, поскольку она представляет группу в бо­
лее широкой социальной среде.

7. Лидерство констатируется в условиях микросреды (группа),
руководство — элемент макросреды, т.е. оно связано со всей систе­
мой общественных отношений.

178


Лидер немыслим в одиночку, он выдвигается в конкретной си­туации, принимая на себя определенные функции. Остальные члены группы принимают лидерство, т.е. строят с лидером такие отношения, которые предполагают, что он будет вести, а они бу­дут ведомыми.

Хотя по происхождению лидер и руководитель различаются, в психологических характеристиках их деятельности существуют об­щие черты. Строго говоря, лидерство есть чисто психологическая характеристика поведения определенных членов группы, руковод­ство в большей степени есть социальная характеристика отношений в группе, прежде всего с точки зрения распределения ролей управле­ния и подчинения. В отличие от лидерства, руководство выступает как регламентированный обществом процесс.

Теории происхождения лидерства. Существует три основных те­оретических подхода в понимании происхождения лидерства.

"Теория черт " ("харизматическая теория" от слова "харизма", т.е. "благодать", которая в религии трактуется как нечто снизошедшее на человека) акцентирует внимание на врожденных качествах лидера, т.е. обладании им определенным набором личностных черт. Многие авто­ры пытались выделить такие черты лидера, создавались системы тес­тов. В 1940 г. К. Берд составил список из 79 черт, таких, как инициа­тивность, общительность, чувство юмора, уверенность и др. Однако в целом эта задача оказалась неразрешимой. Разнобой был даже относи­тельно таких понятий, как "сила воли" и "ум". Разочарование в теории черт было настолько велико, что в противовес была даже выдвинута теория "лидера без черт".

"Ситуационная теория лидерства " пришла на смену теории черт. В новой концептуальной схеме теория черт не отбрасывается полнос­тью, но утверждается, что в основном лидерство — продукт ситуации. В конкретной ситуации лидером становится человек, превосходящий других в определенных качествах, необходимых в данной ситуации. Та­ким образом, черты, качества лидера оказываются относительными. Ж. Пиаже подверг критике эту теорию, т.к. при таком подходе снимает­ся вопрос об активности личности лидера, он превращается в какого-то "флюгера". Тем не менее, ситуационная теория приобрела популяр­ность, на ее основе проведено много экспериментов.

"Системная теория лидерства " рассматривает лидерство как процесс организации межличностных отношений в группе, а лидера как субъекта управления этим процессом. При таком подходе лидерство интерпретируется как функция группы, и изучать его нужно с точки зрения целей и задач группы, хотя структура личности лидера также не должна сбрасываться со счетов. Системная теория имеет преимущества перед другими, т.к. учитывает обе крайние точки зрения предыдущих концепций. Ее можно применять и при изучении не только лидерства, но

179


и руководства. Большинство отечественных исследований лидерства осуществлено в рамках, близких к данной модели.

Стиль лидерства. Традиционно выделяют "авторитарный", "демократический" и "попустительский" стили лидерства, пред­ложенные К. Левиным. Имеется в виду психологический рисунок типа принятия решения, и речь не идет о каком-либо политичес­ком контексте.


Основные стили лидерства Стиль лидерства  Формальная сторона

Авторитарный Деловые, краткие распоряже­ния. Запреты без снисхождения, с угрозой. Четкий язык, непри­ветливый тон. Похвала и пори­цания субъективны. Эмоции не принимаются в расчет. Показ приемов—не система. Позиция лидера — вне группы.

Демократический Инструкции в форме предло­жений. Не сухая речь, а това­рищеский тон. Похвала и по­рицание — с советами. Распоряжения и запреты — с дискуссиями. Позиция лиде­ра — внутри группы.

Попустительский Тон — конвенциональный (со­глашательский). Отсутствие похвалы, порицаний. Никакого сотрудничества. Позиция ли­дера — незаметно в стороне от группы.


Содержательная сторона

Дела в группе плани­руются заранее во всем их объеме. Опре­деляются лишь непос­редственные цели, дальние — неизвест­ны. Голос руководи­теля —решающий.

Мероприятия плани­руются не заранее, а в группе. За реализа­цию предложений от­вечают все. Все разде­лы работы не только предлагаются, но и обсуждаются.

Дела в группе идут сами собой. Лидер не дает указаний. Разде­лы работы складыва­ются из отдельных интересов или исхо­дят от нового лидера.


В стиле лидерства выделяют как минимум две стороны: содержа­ние решений, предлагаемых лидером группе, и техника (приемы, способы) осуществления этих решений. При исследовании пробле­мы лидерства большим упрощением считается деление лидерства на "официальное" и "неофициальное" с представлением о том, что хо-

180


роший руководитель должен быть и лидером. При обнаружении не­соответствия дается рекомендация заменить руководителя и назна­чить на его место лидера. Такая рекомендация зачастую приводит к дезорганизации деятельности группы, поскольку лидер не всегда способен выполнять функции руководителя.

Эффективность деятельности группы

Процесс принятия группового решения тесно связан с пробле­мой лидерства и руководства, потому что принятие решения — одна из важных функций руководителя, а организация группы на принятие такого решения — особенно сложная задача. Тот факт, что групповые решения во многих случаях являются более эф­фективными, чем индивидуальные, давно известен в социальной психологии. Не только в социальной психологии, но и в повсед­невной практике разработаны различные методики принятия групповых решений.

При исследовании этой проблемы социальная психология долж­на ответить на следующие принципиальные вопросы: что такое групповое решение или, иными словами, как объединяются индиви­дуальные мнения членов группы в единое решение? Какую роль играет предшествующая дискуссия? Действительно ли групповое решение всегда лучше, чем индивидуальное? Каковы для группы по­следствия принятия такого решения? Все эти вопросы изучены в со­циальной психологии неравномерно. Так, наиболее исследована на экспериментальном уровне роль групповой дискуссии К. Левиным. Эксперимент был осуществлен в США в рамках прикладного иссле­дования в годы Второй мировой войны. В условиях экономических затруднений снизилось количество пищевых продуктов и вместо мяса населению предлагались многочисленные субпродукты, но домохозяйки игнорировали новшество. Цель исследования состояла в сравнении эффективности на мнение домохозяек традиционной формы рекламы (лекция) и новой — групповая дискуссия. Оказа­лось, что через неделю изменение мнения зарегистрировано всего лишь у 3% домохозяек, в то время как в тех группах, где прошли групповые дискуссии, — 32%.

В последующем проведено много подобных экспериментов и в результате их выявлены две важных закономерности:

1) групповая дискуссия позволяет столкнуть противоположные позиции и тем самым помочь участникам увидеть разные стороны проблемы, уменьшить сопротивление новой информации;

181


2) если решение инициировано группой, то оно является логи­ческим выводом из дискуссии, поддержано всеми присутствую­щими, его значение возрастает, так как оно превращается в груп­повую норму.

В социальной психологии изучаются различные формы групповых дискуссий: совещание, "мозговая атака" ("брейнсторминг"), метод си-нектики и другие.

Брейнсторминг ("мозговая атака") предложен А. Осборном (США) и предназначен для продуцирования идей и решений в группе из 7-10 человек различных профессий. В группе есть лишь несколько человек, сведущих в рассматриваемой проблеме. Группа разбивается руководите­лем на две части: "генераторов идей" и "критиков". Вначале нужно как можно больше предложить вариантов решения проблемы без критичес­кого их осмысления, даже нереальных, фантастических. Чужую идею нельзя критиковать, можно только хвалить и развивать, все фиксируется на магнитофон. Затем все собранные идеи передают группе экспертов ("критиков"), которые начинают сортировать предложения. Вначале от­сеивают непригодные решения, откладывают спорные, безусловно при­нимают очевидные. При повторном анализе обсуждают спорные предло­жения. Как правило, ценных идей оказывается примерно 10%, часть из которых может быть реализована. Возможности метода вначале сильно переоценивались; сейчас полагают, что абсолютизация брейнсторминга при принятии решения нецелесообразна.

Метод синектики (буквально — соединения разнородного) пред­ложен У. Гордон (США) и внешне похож на "брейнсторминг", т.к. на первом этапе требуется выработать также как можно больше разнооб­разных, а в данном случае прямо противоположных предложений реше­ния проблемы. Для этого в группе выделяются "синекторы" — своеоб­разные затравщики дискуссии. Дискуссию ведут именно они, хотя и в присутствии группы. Оптимальное их число 5-7 человек. Они начинают дискуссию, впоследствии в нее включаются и другие члены группы, но задача синекторов — наиболее четко формулировать противополож­ные мнения: группа должна "видеть" две возникшие крайности в реше­нии проблемы, с тем чтобы всесторонне оценить их. При "синектичес-ком штурме" предусмотрено обязательное выполнение четырех приемов аналогии: прямой (как решаются сходные задачи), лично-эмпа-тийной (войти в образ объекта и рассуждать с его точки зрения; допус­кается даже такая аналогия, когда один из синекторов отождествляет себя с каким-либо техническим процессом — током воды, вращением вала и т.п.), символической (придумать краткий наглядный образ зада­чи), фантастический (как эту задачу решит волшебник).

Морфологический анализ заключается в выделении главных ха­рактеристик объекта — оси, на которые "нанизывают" всевозможные варианты-элементы решения. В поле зрения при этом могут попасть и неожиданные сочетания, которые едва ли бы пришли в голову.

182


Метод контрольных вопросов предусматривает применение списка наводящих вопросов типа: "А если все сделать наоборот?", "А если изменить форму объекта?", "А если увеличить (уменьшить) объект?" и так далее.

В теоретическом плане при сравнении ценности принятия ин­дивидуальных и групповых решений обнаружен чрезвычайно ин­тересный феномен, получивший название "сдвиг риска ". До об­наружения этого феномена психологи придерживались мнения, что группа приводит к усреднению, "нормализации" индивидуаль­ных мнений, в том числе и при принятии групповых решений. Од­нако это предположение не подтвердилось, если в задаче содержал­ся элемент риска.

В эксперименте испытуемым (группы по 5-7 человек) предлага­ли задачи, где в решениях бьш выбор привлекательного, но трудно выполнимого решения, т.е. с высоким риском неуспеха ("журавль в небе") или можно было бы принять менее привлекательное реше­ние, но с высокой вероятностью исполнения ("синица в руках"). Ока­залось, что при индивидуальном принятии таких решений чаще вы­бирался безопасный вариант, но при принятии решения группой предпочтителен был вариант с более высоким риском.

До сих пор идут споры относительно объяснения этого феноме­на, т.к. они затрагивают важные и более общие вопросы о том, может ли группа быть рассмотрена как нечто, стоящее над индивидами, можно ли вообще прогнозировать какой-либо продукт групповой деятельности на основе знания индивидуальных вкладов в него.

Что касается качества принимаемых групповых решений, то ус­тановлено, что его преимущество перед индивидуальным решением зависит от стадии принятия решения: на фазе нахождения решения индивидуальное решение более продуктивно, на фазе разработки (доказательства правильности) выигрывают групповые решения. Возможность совершенствования процесса принятия группового решения пытаются развивать при помощи социально-психологичес­кого тренинга. Из трех основных форм тренинга (открытое общение, ролевая игра, групповая дискуссия) только групповая дискуссия яв­ляется одной из наиболее развитых форм.

На качество решения влияет еще один фактор, получивший на­звание "групповой дух" (или "групповоемнение "). Этим термином обозначается такая высокая степень включенности в систему груп­повых ценностей и представлений, что она может мешать принятию правильного решения. Очевидность этого правильного решения приносится в жертву единодушию группы. Наиболее значимыми факторами формирования "группового духа" являются: очень вы-

183


сокая сплоченность группы, ярко выраженное наличие "мы-чув-ства", изоляция группы от альтернативного источника информации и высокий уровень неопределенности одобрения индивидуальных мнений членами группы.

Групповая дискуссия приводит к своеобразному явлению поля­ризации группы: противоположные мнения усиливаются, а "сред­ние" исчезают. Групповая поляризация также противоречит идее об усреднении в групповом решении индивидуальных решений. Это дало основание предположить, что "сдвиг риска", открытый Стоне-ром, можно трактовать более широко—как "сдвиг выбора", осуще­ствляемый в ходе принятия группового решения.

Эффективность деятельности группы обычно оценивается по производительности труда. Другой не менее важный показатель — удовлетворенность членов группы трудом в группе. Следует по­мнить, что различают две стороны удовлетворенности деятельнос­тью в группе: удовлетворенность системой межличностных отно­шений и удовлетворенность собственно трудом. Существует и еще один трудновыявляемый в лабораторных условиях критерий ус­пешности деятельности группы—это критерий общественной зна­чимости задачи.

Групповая терапия

Существует много определений групповой терапии. Еще в 1932 году Якоб Морено определял групповую терапию как лечение лю­дей в группе. В современной литературе это понятие используется в трех значениях.

1. Групповая терапия рассматривается как совместная деятель­
ность пациентов в лечебных целях, направленная на активацию боль­
ных, отвлечение от фиксации на болезненных проявлениях, расшире­
ние круга интересов, развитие навыков общения и т.п. (трудотерапия,
двигательная и спортивная терапия, музыкотерапия, терапия искусст­
вом — арттерапия, различные виды терапии занятостью, "клубы быв­
ших пациентов" и др.).

2. Групповая терапия как психотерапия, использующая отдель­
ные психотерапевтические приемы (гипноз, аутотренинг, убеждение
и др.) в группе больных. В ряде случаев этот вид терапии называют
еще коллективной психотерапией. При коллективной психотерапии
взаимодействия и взаимовлияния между участниками терапевти­
ческого сеанса не используются. Практически единственными груп­
повыми феноменами, которые учитывает здесь врач, являются

184


групповая (взаимная) индукция и подражание. Существует мне­ние, что данный вид терапии правильнее называть массовой психо­терапией, учитывая специфическое значение термина "коллектив" как высшей формы социального объединения людей в отечествен­ной литературе.

3. Групповая терапия как вид групповой психотерапии, где ста­вится цель использования влияния в лечебных целях на больного самой группы, ее внутренних динамических процессов — "груп­ повой динамики ". Принципиально важно отметить, что групповая психотерапия не является самостоятельным направлением в психо­терапии, а представляет собой лишь специфический метод, где ос­новным инструментом психотерапевтического воздействия высту­пает вся группа пациентов. Теории, на которых базируются методы групповой терапии, так же разнообразны, как и теории методик индивидуальной психотерапии. Групповая психотерапия особенно показана больным с невротическими состояниями. Обычная про­должительность терапии составляет 1,5—2 месяца при 1,5-часовых занятиях 5 раз в неделю. Частота сеансов в неделю может быть реже указанной, но в этих случаях общая продолжительность терапии обычно увеличивается. Для ускорения динамики группы иногда практикуют увеличение продолжительности одного сеанса тера­пии от 5 часов до нескольких дней подряд ("марафон"). Типичным примером является "марафон в выходные дни" продолжительнос­тью 24—48 часов.

При групповой психотерапии психотерапевтическая группа проходит определенные фазы, или стадии, своего развития. Фазы могут иметь различную продолжительность, однако первые две обычно занимают от 20 до 30% времени работы психотерапевти­ческой группы.

Первая фаза (зависимость и ориентировка) представляет со­бой период образования группы, совпадает с поступлением па­циентов в клинику и их адаптацией к новым условиям. Она харак­теризуется в целом пассивным, зависимым от врача поведением, ожиданиями и высоким уровня напряжения. Характерны вопро­сы типа: "Что будем делать?", "Что это за лечение?", "Как это мне поможет?". В литературе эту фазу также часто называют "фазой неуверенности", "псевдоинтеграции", "поиска смысла", "регрес­сивности" и др.

Вторая фаза (конфликты и протест психотерапевту) также характеризуется высоким уровнем напряжения, но поведение паци­ентов из пассивного становится активным, аффективно заряженным скрытой или явной агрессией по отношению к психотерапевту. Про-

185


исходит борьба за лидерство, распределяются роли, обостряются внутригрупповые конфликты и растет сопротивление. Психотера­певту следует помнить, что в сущности здесь речь идет не столько о конфронтации группы с психотерапевтом, сколько о конфронтации пациентов со своими собственными ожиданиями. Конечно, напря­жение в группе должно контролироваться врачом, но опыт показы­вает, что попытки психотерапевта избежать этой фазы или снизить "накал чувств" в ней снижает психотерапевтический потенциал группы, искажает групповой процесс, превращая его в индивиду­альную психотерапию в группе или ведет к директивной позиции психотерапевта. В литературе эту фазу также часто называют "фазой растормаживания агрессивности", "фазой бунта".

Третья фаза (развитие и сотрудничество) характеризуется процессом структурирования группы, упрочением групповых норм, целей и ценностей, формируется групповая сплоченность. Эмоциональная напряженность в группе снижается, борьба за ли­дерство отступает на второй план, диалоги становятся более откро­венными и доверительными. У членов группы появляется чувство безопасности и уверенности в том, что группа их защитит. Отноше­ния с психотерапевтом нормализуются.

Четвертая фаза (целенаправленная деятельность) представля­ет собой фазу активно работающей группы. Группа может активно решать собственно психотерапевтические задачи, становится зрелой социальной системой ("рабочим коллективом"). Ее члены размыш­ляют, советуются, принимают решения. Налаживается положитель­ная обратная связь, которая не нарушается даже в тех случаях, когда к обсуждению сознательно допускаются отрицательные эмоции и конфликты. Для этого периода характерно использование приобре­тенного опыта и во внеклинических ситуациях.

Существуют группы, в которых акцент делается на поддержание и совершенствование социальных навыков, на облегчение опреде­ленных симптомов или разрешение нереализованных внутрипси-хических конфликтов. В центре внимания могут быть пациент в группе, взаимодействие между людьми в группе или группа как единое целое. Использование методов групповой психотерапии может помочь решить как индивидуальные, так и межличностные проблемы. Терапевтические факторы групповой терапии включа­ют в себя идентификацию, универсализацию, принятие, альтруизм, перенесение, оценку реальности и обсуждение. Группы представ­ляют собой формы, внутри которых воображаемые страхи и пере­носимые искажения могут быть непосредственно подвергнуты ис­следованию и коррекции.

186


Группа может быть гомогенной или гетерогенной, в зависимо­сти от проблем пациентов. Гомогенные группы включают в себя участников, стремящихся уменьшить вес тела или бросить курить или имеющих одни и те же проблемы, связанные с соматическим или психическим состоянием, например с посттравматическим стрессовым расстройством или с расстройствами, вызванными злоупотреблением психоактивными веществами. Специальные группы предназначены для пациентов с различными симптомами. Для пациентов с психотической симптоматикой, которым необхо­димо структурирование и прямое направление их мыслей, будет неэффективным пребывание в группах, ориентированных на дос­тижение инсайта. Состояние пациентов с параноидными симпто­мами, антисоциальными расстройствами и злоупотреблением психоактивными веществами может улучшиться после групповой терапии, но пребывание в гетерогенных группах, ориентированных на достижение инсайта, для них также неэффективно. Как правило, включение в группы пациентов с тяжелой психотической симпто­матикой и суицидальными идеями не дает эффекта.

Анонимные алкоголики — пример высокоструктурированной, уп­равляемой на равноправных условиях группы, которая организована для людей со схожей главной проблемой. В группах акцент делается на обмене опытом, на ролевых моделях, обсуждении ощущений и сильном чувстве единения и взаимной поддержки. Также существуют аналогич­ные группы анонимных наркоманов и анонимных пациентов с сексуаль­ной патологией.

Семейная терапия. Семейная терапия основана на теории, в соот­ветствии с которой семья является системой, стремящейся сохранить состояние равновесия вне зависимости от степени дезадаптации. Эта теория называется ориентацией на семейные системы, а используемые в ее рамках методы сосредоточены прежде всего на семье, а не на от­дельном пациенте. Таким образом, вся семья становится пациентом, в отличие от члена семьи, который может быть идентифицирован как больной. Одной из главных целей семейного психотерапевта является определение гомеостатической роли, иногда патологической, которую отдельный пациент играет в конкретной семейной системе. Одним из примеров является ребёнок, который идентифицируется семьей как пациент, а в действительности обеспечивает поддержание семейной си­стемы, будучи включённым в супружеский конфликт как "козёл отпу­щения", судья или даже суррогатный супруг(а). Задача психотерапев­та состоит в том, чтобы помочь семье понять сложность сути происходящего в этом треугольнике процесса и обратиться к глубин­ному конфликту, который лежит в основе неправильного, разруши­тельного отношения к ребенку. Методы, используемые при этом, включают переструктурирование и позитивное представление (пози-

187


тивное осознание всех негативно выражаемых чувств или поведенчес­ких реакций), например "этот ребёнок невыносим" превращается в "этот ребёнок отчаянно пытается оградить или защитить вас от по­следствий того, что он или она считают несчастным браком".

К другим целям семейной терапии относятся изменение дезадаптив-ных правил, которые действуют в семье, формирование более глубоко­го осознания динамики взаимоотношений между поколениями, установ­ление равновесия между личными и семейными факторами, установление взаимного прямого контакта и общения, искоренение вза­имных обвинений и представления кого-то из членов семьи в качестве "козла отпущения".

Терапия пар, или брачная терапия. Примерно 50% пациентов уча­ствуют в психотерапии главным образом из-за проблем, связанных с браком. Терапия пар, или брачная терапия, представляет собой эффек­тивный способ помочь каждому из пациентов достичь самопознания при решении беспокоящих вопросов. Эта терапия охватывает широкий диа­пазон методов лечения, направленных на укрепление чувства удовлет­воренности от супружеской жизни или коррекцию нарушений, возни­кающих в браке. Как и в случае с семейной терапией, в качестве пациента выступают супружеские пары, а не каждый из них в отдельности.

Лечение средой. Многодисциплинарный терапевтический подход, используемый в стационарных условиях. Термин "лечение средой" от­ражает идею, согласно которой любая деятельность, происходящая в палате, ориентирована на усиление способности пациента выживать в обществе. Терапия средой, как правило, групповая. Одновременно мо­жет использоваться терапия творчеством и трудотерапия. Использу­ются управляемая деятельность терапевтических групп, встречи в рам­ках общины, групповые выезды и социальные мероприятия.

 


Глава 27

ЗАКОНОМЕРНОСТИ ОБЩЕНИЯ

И ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ЛЮДЕЙ

Психологические и общественные отношения

Взаимодействие человека с окружающим миром осуществляет­ся в системе объективно существующих отношений, которые скла­дываются между ним, живой и неживой природой, другими людьми. Проблема отношений имеет в психологии большое практическое значение, и в нашей стране она активно разрабатывалась В.Н. Мяси-щевым(1949).

Связь с внешним миром существует и у животных, но только для человека эта связь выступает как отношение к окружающему. Важ­нейшей составной частью всей системы отношений являются меж­ личностные (интерперсональные) отношения. Отношения зависи­мости, подчинения, сотрудничества, взаимопомощи и другие отношения неизбежно и закономерно возникают в любой реальной группе людей. Следует к этому добавить, что не только каждый инди­вид вступает в отношения, но и целые группы людей также вступают в отношения между собой. Последние чаще всего определяют как социальные (общественные) отношения. Таким образом, человек оказывается субъектом многочисленных и разнообразных отноше­ний, и во всем этом многообразии отношений различают межгруп­повые (социальные, общественные) и межличностные (психологи­ческие) отношения.

Общественные отношения исследуются социологией, где выде­ляют экономические, политические, идеологические и другие виды отношений. Такие отношения строятся не на основе симпатий или антипатий, а обусловлены объективно и носят безличный характер. Если здесь и осуществляется между индивидами какое-то взаимодей­ствие, то сущность его сводится к взаимодействию их как носителей определенных "социальных ролей", которые они выполняют в своей социальной группе.

Социальная роль всегда несет на себе печать общественной оценки: общество может одобрять или не одобрять некоторые со­циальные роли (например, не одобряется такая социальная роль, как "преступник"). Важно подчеркнуть, что это одобрение или неодобрение относится не к конкретному лицу, а лишь к конкрет­ному виду социальной деятельности. Указывая на роль, мы отно-

189


сим человека к определенной социальной группе, идентифициру­ем его с группой.

Сама по себе социальная роль не определяет все поведение че­ловека в деталях. Усвоение ее зависит от многих обстоятельств — индивидуальных особенностей человека, его воспитания и обуче­ния. Поэтому общественные отношения, хотя и являются безлич-ностно-ролевыми, в своем конкретном проявлении все равно име­ют личностную окраску. В социологии и политической экономии можно абстрагироваться от нее, однако в социальной и политичес­кой психологии этот личностный аспект роли является предметом специального анализа. Любая социальная роль всегда оставляет не­который "диапазон возможностей" для своего исполнителя, что часто называют "стилем исполнения роли". Именно этот диапазон и является основой для построения внутри системы безличных об­щественных отношений — отношений второго рода, т.е. психологи­ческих, межличностных.

Межличностные отношения, в отличие от общественных отно­шений, складываются на эмоциональной основе, т.е. на основе опре­деленных чувств, возникающих у людей друг к другу- Поэтому их можно рассматривать как фактор "психологического климата" груп­пы. В социальной психологии чувства чаще всего сводят в две боль­шие группы: конъюнктивные, т.е. сближающие, объединяющие лю­дей, и дизъюнктивные, т.е. разъединяющие, антипатийные чувства. Главным методом исследования межличностных отношений являет­ся метод социометрии, предложенный американским исследовате­лем Я. Морено (1958). Сущность методики заключается в выявлении системы симпатий и антипатий путем определенных "выборов" из состава группы своих членов по заданному критерию. Результаты заносятся в таблицу — социометрическую матрицу, что позволяет рассчитывать различного рода социометрические индексы как ин­дивидуальные, так и групповые.

Общение и его структура

Как общественные, так и межличностные отношения раскрыва­ются и реализуются в общении. Вне общения просто немыслимо человеческое общество. Корни общения лежат в материальной жизнедеятельности индивидов. Идея единства общения и деятель­ности особо подчеркивается в отечественной психологии, хотя иногда общение интерпретируют даже как особый вид деятельнос-

190


ти. Но в любом случае все признают недопустимость их отрыва друг от друга при анализе.

Общение это многоплановый процесс установления и разви­ тия контактов между людьми, порождаемый потребностями в совместной деятельности. Он включает в себя обмен информаци­ ей, выработку единой стратегии взаимодействия, восприятие и понимание другого человека. Другими словами, в структуре обще­ния можно выделить три его взаимосвязанных стороны: коммуника­ционную, интеракционную и перцептивную.

Имеются другие классификации структуры и функций общения. Например, Панферовым В.К. (1987) предложено различать шесть функций:

1) коммуникативная функция — осуществление взаимосвязи лю­
дей на уровне индивидуального, группового и общественного взаи­
модействия;

2) информационная функция состоит в обмене информацией между
коммуникантами;

3) когнитивная функция состоит в осмыслении значений на основе
представлений, воображения и фантазии;

4) эмотивная функция общения проявляется в эмоциональной свя­
зи индивида с действительностью;

5) конативная функция состоит в управлении и коррекции взаимных
позиций коммуникантов — уточняются цели, мотивы и программы по­
ведения, взаимная стимуляция и взаимный контроль поведения;

6) креативная функция общения состоит в развитии людей и
формировании новых отношений между ними через механизмы взаи­
мовлияния — подражание, эмоциональное заражение, внушение и
убеждение.

Общение страдает, если нарушена хотя бы одна из функций. При анализе реального общения полезно провести диагностику представ-ленности этих функций, а затем принять меры для их коррекции.


Дата добавления: 2019-07-15; просмотров: 15; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ