Социально-психологические исследования влияния длительных плаваний на психическое состояние моряков



Труд и быт моряков, служебные и личные взаимоотношения между членами экипажа, как ни в какой другой из гражданских профессий, жестко регулируются системой формальных прав и обязанностей, закрепленной уставом и должностными инструкциями. Эти детальные, убедительные в своей конкретности «писаные» требования основаны на драматической истории мореплавания, в глубине которой были, кроме того, выработаны разнообразные морские традиции, развитая профессиональная этика, неписаные правила и «законы», приверженность к которым образует профессиональные характерологические особенности моряков.

Казалось бы, в таком древнем виде деятельности, как мореплавание, должны были практическим путем выработаться самые оптимальные формы внутригруппового взаимодействия и эффективного функционирования группы в условиях изоляции. Отчасти это так и есть, поэтому изолированные коллективы самого различного назначения уверенно заимствуют у моряков не только общие принципы руководства, организации труда и быта, но и воспроизводят во многом стилевые характеристики повседневных взаимоотношений, свойственные морякам.

Между тем за последние три десятилетия на флоте произошли коренные технико-технологические преобразования, которые существенно увеличив экономическую эффективность морского транспорта, внесли принципиальные изменения в структуру деятельности судовых специалистов. Широкое внедрение средств механизации и автоматизации трансформировало условия и содержание труда судового экипажа, сделав его по преимуществу операторским[87]; [88]; [89]; [90]. На передний план выдвинулся так называемый «человеческий фактор». В новых условиях повысилась ответственность каждого специалиста за безопасность членов экипажа, увеличилась эмоциональная напряженность и монотонность труда, понизилась двигательная активность при выполнении специалистами своих функциональных обязанностей. Со всей остротой были подняты проблемы профилактики психофизиологического состояния моряков в длительных плаваниях, обеспечения надежности деятельности судовых операторов.

Увеличение быстроходности судов сопровождалось значительным усилением шума и вибрации в судовых помещениях. Возникла проблема пределов переносимости факторов судовой среды, по отношению к которым в организме человека не существует хорошо развитых приспособительных механизмов[91]. Быстрые перемещения судна из одной климатической зоны в другую, частые смены часового пояса препятствуют адаптации, создают необходимость постоянной переадаптации организма к изменяющимся условиям[92];[93].

С увеличением дальности плаваний, с сокращением времени стоянок в портах, с постепенным переходом от дискретного к непрерывному транспортному процессу возрастает длительность непрерывного воздействия на плавсостав ряда неблагоприятных для организма человека факторов судовой обстановки, еще более ограничиваются и без того неширокие возможности общения моряков вне рамок одной и той же малой социальной группы.

Бытовые условия на современных судах весьма комфортабельны (индивидуальные каюты, кинозалы, библиотеки, спортивные залы, бассейны, сауны и проч.), однако в длительном плавании моряки неизбежно подвержены совокупному воздействию комплекса неблагоприятных климатогеографических, производственных, санитарно-гигиенических и социально-психологических факторов судовой обстановки. Интегральная оценка условий труда моряков согласно, существующим классификациям, соответствует самому высокому уровню напряженности [94]; [95].

В ряде зарубежных и отечественных исследований приведены данные о повышенной заболеваемости плавсостава[96]; [97]; [98]; [99]; [100]; [101]. По данным ЦНИИ МФ, ежегодно около 10% плавсостава признается непригодными по состоянию здоровья для работы на судах морского флота. Причина списания — хроническая патология, которая выявляется у моряков чаще всего в период наиболее высокой профессиональной активности (средний возраст списанных по состоянию здоровья — 30-45 лет)[102]. В качестве одной из причин заболеваний часто указывают на несоответствие личностных особенностей моряков выбранной профессии[103]; [104]; [105];[106]. Многие моряки уходят из плавсостава добровольно. Основной процент увольнений выпадает на долю лиц, отработавших на флоте от 4 до 7 лет[107]; [108]. Наиболее распространенные мотивы увольнений, скрытые обычной формулировкой «по собственному желанию», связаны с затруднениями в создании семьи, с желанием непосредственно участвовать в воспитании своих детей, с несовпадением юношеских романтических представлений о жизни моряка и реальным образом жизни, который оказался для личности неприемлемым.

Первые отечественные разработки социально-психологических проблем мореплавания были предприняты в рамках быстро развивающейся прикладной науки — морской медицины. В работах Л.М.Мацевич, Б.Ц.Ольшанского, В.П. Полякова, Т.А.Просецкого, Ю.И.Резиной, И.А.Сапова, А.С.Солодкова, Ю.М.Стенько, А.П.Страхова и др. рассматриваются, в частности, социально-психологические аспекты режимов труда и отдыха моряков; вопросы профессионального отбора, формирования и развития коллективов морского транспорта; проблем групповой совместимости; организации труда и досуга в плаваниях; характеризуются особенности общения и взаимодействия членов экипажей; обсуждаются проблемы развития личности моряка, особенности семейных отношений и другие вопросы, относящиеся к компетенции социальной психологии. Во многих публикациях, посвященных вопросам морской медицины и физиологии морского труда, обсуждаются социально-психологические особенности судовой обстановки, которые наряду с факторами иной природы воздействуют в длительных плаваниях на функциональное состояние и работоспособность моряков [109]; [110]; [111]; [112] и др. Речь идет, прежде всего, о факторах «длительного отрыва от Родины и семьи» и «вынужденного пребывания в замкнутом коллективе», т.е. о наиболее существенных признаках групповой социальной изоляции.

Особенности социальной изоляции, как экстремальной социально-психологической ситуации в жизнедеятельности морских экипажей подробно раскрываются в работах В.Н.Парохина, В.Д.Ткаченко, А.А.Мастакова, И.К.Широковой, А.А.Репина, В.Е.Рожнова, А.Ю.Прохватилова, А.И.Еремеевой, утвердивших основные направления исследований в области морской психологии. Длительный отрыв от берегового образа жизни, разлука с семьей, с родными и близкими, половая депривация, ролевая депривация, дефицит и бедность значимой социальной информации, однообразие профессиональной деятельности, ограниченные возможности проведения досуга в плавании, единство зон труда и отдыха, вынужденность общения в течение длительного времени с одними и теми же лицами — все эти условия жизни и деятельности судового экипажа образуют фактор групповой социальной изоляции. В комплексе с другими факторами обитаемости судов социальная изоляция определяет динамику как индивидуальных (психическое состояние), так и групповых (психологический климат) процессов на протяжении длительных плаваний.

При анализе факторов мореплавания нередко делаются попытки выделить какой-либо ведущий фактор, оказывающий, с точки зрения авторов, решающее действие на функциональное состояние членов судового экипажа. Так, В.Н.Парохин и Э.С.Вересоцкий основным в ряду факторов, неблагоприятно воздействующих на моряков, считают длительный отрыв от берега и семьи [113]. По данным некоторых зарубежных исследователей, основной причиной стрессовых состояний и невротизации плавсостава являются не физические факторы судовой среды, а, прежде всего, конфликтные взаимоотношения в экипажах[114]; [115]. Другие авторы объясняют отрицательные изменения функционального состояния моряков, главным образом, воздействием именно экстремальных физических факторов судовой среды[116]; [117].

Поскольку в отношении большей части факторов длительного плавания нельзя еще точно сказать, как и в какой степени каждый из них в отдельности влияет на состояние функций организма и работоспособность моряков[118], поскольку эти факторы действуют одновременно, взаимно дополняя друг друга, правомерной, по-видимому, является оценка изменения состояния при комбинированном воздействии всего комплекса факторов длительного плавания.

По данным В.Н.Парохина, исследовавшего экипажи грузовых транспортных судов, в длительных плаваниях происходят изменения социально-психологических свойств личности. Нарушаются прежде всего те качества, которые являются продуктами общения и деятельности личности в группах и коллективах. В.Н.Парохин наблюдал частные проявления мнительности, эгоистичности, утрату отзывчивости, уживчивости и другие изменения коммуникативных особенностей членов экипажей. К концу длительных рейсов в поведении моряков наблюдались реакции двух типов — либо бурные, агрессивно-наступательные (раздражительность, конфликтность, язвительные шутки, критическое отношение к предписанным правилам внутреннего распорядка, нарушения дисциплины), либо — пассивно оборонительные (замкнутость, неразговорчивость, пассивность). На исходе длительного и трудного плавания моряки в основном страдали не столько от дефицита общения, сколько от избыточного и вынужденного общения с одними и теми же лицами. Это проявлялось в стремлении к уединению, в отказе от коллективных форм проведения досуга. Обострение потребности в одиночестве, усиление интровертивных тенденций В.Н.Парохин считает закономерными реакциями личности в ситуациях длительной групповой изоляции[119]; [120]. Приводимые автором данные о возрастании в динамике плавания показателей интроверсии, нейротизма, депрессии, тревожности могут свидетельствовать о невротизации членов экипажей.

Близкие результаты были получены в исследовании Е.И.Максименко, который в динамике плавания наблюдал у моряков симптомы реактивной неврастении и психогенной депрессии. Проявления самоизоляции и аутичности членов экипажей, возникновение межличностных конфронтаций и асоциальных установок автор трактует как нарушения социальной адаптации, наступающие вследствие неотвратимости контактов «лицом к лицу»[121].

А.А.Мастаков, характеризуя особенности общения в морских экипажах, отметил, что усиление в плаваниях потребности в уединении, помимо пресыщенности однообразием социального окружения, связано со сложностью сохранения в условиях в условиях групповой изоляции необходимой каждому моряку личностной автономии. Потребность в уединении выступает как закономерная реакция личности на непрерывное и однообразное групповое давление, обусловленная стремлением сохранить индивидуальное своеобразие личностного склада, стабилизировать «Я-концепцию». Автор резонно замечает, что речь идет о судах, на которых отсутствуют условия для уединения. Удовлетворить потребность побыть наедине со своими мыслями и чувствами, не привлекая внимания товарищей, в таких условиях очень сложно[122].. Однако, как известно, члены экипажей большинства современных морских судов размещаются в одноместных каютах, поэтому даже легкое желание моряка уединиться может быть вполне и беспрепятственно удовлетворено. Кстати, этим обстоятельством, как и рядом других бытовых удобств, судовая обстановка выгодно отличается от условий, характерных для изолированных коллективов иного назначения. Говоря о потребности в уединении как социально-психологическом феномене групповой изоляции, авторы, к сожалению, обходят вопрос о возможностях, которые предоставляет для ее удовлетворения предметно-пространственная среда обитания.

Нельзя не согласиться с мнением, что одним только размещением экипажа по каютам социально-психологические проблемы моряков не решаются[123]. По данным А.Бакхауза, возможности уединения моряков в комфортабельных каютах приводят к некоторым негативным последствиям: ослабляется сплоченность экипажей, растет конфликтность, чаще наблюдаются проявления эгоцентризма в поведении. Более того, комфортные условия для уединения на судне способствуют, по мнению этого автора, распространению сексуальных перверзий [124].

В исследовании И.К.Широковой показано, что вопреки распространенному мнению, условия длительных плаваний на современных транспортных судах не только не приводят к формированию интровертированности персонала, но, напротив, по мере накопления опыта плаваний повышается коммуникативность, экспрессивность в общении, психологическая контактность членов экипажей. Эти свойства проявлялись на фоне повышенных притязаний в сфере общения [125].

Многие авторы отмечают факты психической травматизации плавсостава, приводящей в динамике плаваний к различным невротическим расстройствам в диапазоне от легких реакций до клинически очерченных форм неврозов [126]; [127]; [128]; [129]; [130]; [131] и др. Польские исследователи при сравнении психологических профилей плавсостава и работников береговых организаций обнаружили у моряков повышение показателей различных форм тревожности [132]; [133]..

Этим данным противоречат данные группы авторов, изучавших психическое состояние моряков транспортных судов в условиях круглогодичной арктической навигации [134]; [135]. У членов экипажей было выявлено снижение показателей нейротизма по Айзенку, общей тревожности по шкале Тейлор, а также показателей «невротической триады» в профиле MMPI. Низкими показателями тревожности характеризуется плавсостав, обследованный И.К.Широковой[136]. В названных работах показаны некоторые типичные изменения поведения моряков в длительных рейсах, проявляющиеся в сфере общения. Отмечены проявления эгоцентризма, затруднения в межличностных контактах, формирование аффективно заряженных идей, аффективная ригидность, чрезмерная и плохо организованная активность и другие признаки, указывающие на нарушение социальной адаптации членов экипажей.

О положительных изменениях личности, происходящих в периоды плаваний, сообщает В.И. Куликов, который наблюдал повышение толерантности моряков, позволяющее безболезненно преодолевать стрессовые ситуации судовой обстановки. Вместе с тем автор отметил признаки дезадаптации моряков к обычному береговому быту и социальному окружению[137].

Специфический уклад жизни моряка оказывает формирующее влияние на личностные структуры. По данным И.К.Широковой, с одной стороны, развиваются целесообразные приспособительные свойства (ответственность, самоконтроль, реалистичность, терпимость), с другой — свойства, свидетельствующие о своеобразной личностной деформации (фрустрированность, консерватизм, пониженный порог восприятия психотравмирующих ситуаций). Соотношение этих тенденций существенно зависит от режима труда и отдыха экипажей, от профессионального опыта моряков. Невротические реакции характеризуют состояние моряков, не имеющих опыта длительных плаваний. После 4-5 лет работы на флоте изменяется тип личностного реагирования на факторы судовой обстановки, причем в ходе адаптационной перестройки наибольшие изменения претерпевают коммуникативные свойства (возрастают групповые ориентации), усиливаются именно те тенденции (стремление к социальным контактам), реализация которых в длительных рейсах затруднена[138].

Исключительный интерес вызывают работы В.Д.Ткаченко, посвященные вопросам динамики психических и социально-психологических функций рыбаков, находящихся в длительных рейсах[139]; [140]; [141]; [142]. Характеризуя особенности эмоционального состояния рыбаков, автор выделил и описал феномен «морской ностальгии», показал, как на фоне частичной сенсорной и социальной изоляции возникает состояние «пресыщенности», развивается чувство томительного ожидания конца рейса, постепенно ухудшается настроение, накапливается усталость. Автор предложил модель динамики формирования экипажа рыболовного траулера, описал фазы развития взаимоотношений, соответствующие различным этапам рейса. Данная работа проводилась в комплексе с физиологическими, гигиеническими, биохимическими и экономическими исследованиями, что позволило обосновать рациональные режимы труда и отдыха на рыболовецких судах определенного типа.

Зачастую авторы склонны распространять свои выводы на весь плавсостав морского флота. Между тем, назначение судна, его типовые конструктивные особенности, конкретные географические зоны эксплуатации образуют специфические комбинации факторов. Поэтому неудивительно, что результаты психологических исследований, проведенных в динамике длительных плаваний, не всегда совпадают.

Резюме

Подведем итоги нашего краткого обзора отечественных и зарубежных исследований изолированных групп.

К настоящему времени накоплен значительный опыт исследований трудовых коллективов, функционирующих в условиях относительной социальной изоляции. В условиях изоляции значительно острее, чем в обычных коллективах, встают проблемы устойчивости эмоционально-динамического настроя группы (социально-психологического климата), приобретают новые черты процессы общения и взаимодействия людей, возрастает значимость групповых норм в деловой и бытовой сферах, значительно возрастает роль информационно-коммуникативных процессов в управлении коллективом.

Особенности групповых процессов изолированного коллектива взаимосвязаны с динамикой психического состояния его членов, которое может ухудшаться при длительном воздействии тех или иных неблагоприятных факторов среды обитания, характеризующих и конкретизирующих любую из описанных в специальной литературе ситуаций групповой изоляции (воспитательные и исправительные колонии, подразделения военнослужащих, полярные экспедиции, геологические партии, коллективы гидрометеостанций, экипажи подводных лодок, экипажи рыбопромысловых, транспортных и ледокольных судов, космические экипажи и др.). При этом во всех случаях фактор относительной социальной изоляции имеет самостоятельное значение, вызывает специфический комплекс переживаний, наряду с другими факторами определяет динамику психофизиологических состояний и работоспособности людей, а также процессы группового взаимодействия.

Для оценки конкретных условий относительной социальной изоляции решающее значение имеет так называемый «социальный контекст» или положение, которое занимает индивид или группа в системе общественных отношений.

По мере увеличения возможностей (внешних условий) и способностей индивида (внутренних условий) действовать в условиях изоляции целенаправленно, по мере возрастания социальной значимости этой деятельности усиливается социальная активность субъекта. Уровень социальной активности оказывается фактором, препятствующим возникновению негативных изменений психического состояния субъекта в изоляции. С другой стороны, социальная активность как отношение личности к условиям ее социальной деятельности является центральной, системообразующей характеристикой всего компонентного состава психического состояния и, следовательно, в свою очередь, может быть подвержена влиянию этих условий и изменяться во времени. Причем конкретные проявления и направленность изменений социальной активности субъекта находятся в зависимости от продолжительности изоляции и определяются прежде всего общественной значимостью и личностным смыслом выполняемой деятельности, а также объемом и частотой непосредственных и опосредованных социальных контактов в конкретных условиях относительной социальной изоляции.

Зависимость динамики функционального состояния членов изолированного трудового коллектива от уровня мотивации, общественной значимости деятельности, от уровня идентификации личности с группой, степени интериоризации групповых целей и прочих параметров внутригрупповой активности, по существу, остается неизученной.

Не одинаковые по степени выраженности, по срокам наступления, иногда даже разные по направленности изменения в состоянии членов изолированных групп указывают на необходимость анализа условий социальной изоляции в каждом конкретном случае. Эти условия включают не только формально социологические параметры (численность, половозрастная и профессионально-квалификационная структуры группы), но и климатогеографические, физические, проксемические и другие особенности среды обитания.

Важнейшей социально-психологической характеристикой экипажа морского судна является мера относительной групповой изоляции, которая определяется как различиями в степени информационного обмена, возможностями периодического межгруппового взаимодействия, так и сложившейся в экипаже системой межличностных отношений, численностью экипажа, возможностью в случае необходимости его покинуть.

Поскольку в отношении большей части факторов длительного плавания нельзя еще точно сказать, как и в какой степени каждый из них в отдельности влияет на психическое состояние моряков, поскольку эти факторы в естественных условиях действуют единовременно, взаимно дополняя друг друга, правомерной является оценка изменения состояния при комбинированном воздействии всего комплекса факторов длительного плавания. Упомянутая специфичность фактора социальной изоляции требует большой осторожности при экстраполяции и обобщении данных, полученных в тех или иных конкретных условиях.

В целях социально-психологического обоснования рационального ограничения продолжительности плавания на ледоколах в условиях круглогодичной арктической навигации необходимо, во-первых, охарактеризовать социально-психологические тенденции, отражающие динамику функционального состояния членов экипажей в период длительного плавания; во-вторых, на основе методов социально-психологической диагностики личности определить профессиональные особенности кадрового состава экипажа, постоянно работающего в условиях длительной социальной изоляции; в-третьих, оценить относительную тяжесть основных гигиенических, психофизиологических и социально-психологических факторов, воздействующих во время длительного плавания на функциональное состояние, работоспособность и здоровье моряков; и, наконец, разработать социально-психологические критерии определения оптимальной и допустимой продолжительности плавания на ледоколах и обосновать соответствующие рекомендации.

В полевом исследовании проверялись следующие гипотезы:

1. Групповая социальная изоляция является одним из основных факторов, определяющих динамику функционального состояния персонала ледоколов в длительных плаваниях.

2. Профессиональная деятельность в особых условиях групповой социальной изоляции формирует и развивает у моряков сходные социально-типические личностные особенности, характеризующие профессиональную группу в целом, которые проявляются, в частности, в типичных изменениях социальной активности личности в динамике длительного плавания.

3. По мере увеличения продолжительности непрерывного плавания показатели социальной активности персонала ледоколов в основных сферах жизни и деятельности будут изменяться к худшему.

4. Социально-психологическими критериями определения оптимальной и допустимой продолжительности плавания на ледоколах являются показатели самооценки функционального состояния моряков, показатели эффективности профессионального функционирования специалистов, показатели адекватности эмоциональных реакций и поведения в ситуациях межличностного взаимодействия и общения, характеристики восприятия членами экипажей общегрупповой психологической атмосферы, изменения социальной активности членов экипажа в сфере организованного досуга.

5. В длительном непрерывном плавании при комбинированном воздействии всей совокупности факторов судовой обстановки произойдет изменение показателей функционального состояния моряков, которое можно будет зарегистрировать соответствующими методами на социально-психологическом уровне структурной организации состояния человека.


 


Дата добавления: 2019-07-15; просмотров: 22; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ