Защита иных личных неимущественных прав



 

Целью гражданско-правовой защиты личных неимущественных прав граждан является предоставление и обеспечение им физической и интеллектуальной неприкосновенности, а также неприкосновенности внутреннего ми­ра личности, с тем чтобы гражданин имел определенную самостоя­тельность от общества и его социальных и государственных образований. Такая автономия может обеспечиваться предоставле­нием гражданину свободы и неприкосновенности, а также охраной тайны личной жизни.

Гражданско-правовые нормы наряду с нормами других отраслей права направлены на охрану жизни человека в плане не только предот­вращения произвольного лишения жизни, но и регулирования отно­шений, связанных с трансплантацией органов человека, искусственным оплодотворением, искусственным прерыванием бере­менности и пр.

Нормы, направленные на защиту здоровья, призваны обеспечить нормальную жизнедеятельность человека, его физическое и психиче­ское благополучие.

Индивидуальная свобода гражданина обеспечивается предоставле­нием ему ряда личных неимущественных прав, призванных охранять от постороннего вмешательства различные стороны проявления его личности.

Неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна – это право лица по своему усмотрению определять личное поведение в индивидуальной жизнедеятельности. Правовая защита этого блага на­правлена на исключение любого вмешательства в его личную жизнь со стороны других лиц, кроме случаев, предусмотренных законом[7].

Гражданско-правовые средства защиты эффективны в тех случаях, когда нарушение тайны личной жизни, распространение информации о различных сторонах жизнедеятельности гражданина нанесли ему Ущерб. Защита названных благ предполагает обеспечение неприкосно­венности частной жизни, с одной стороны, и сохранение тайн этой жизни, с другой. Неприкосновенность частной жизни предполагает неприкосновенность жилища, средств личного общения, тайны переписки и телефонных переговоров, личной (частной) документации неприкосновенности внешнего облика индивида. Личная и семейная тайна может состоять из сведений, касающихся состояния здоровья усыновления, распоряжения имуществом, денежных сбережений, све­дений о личной (семейной) жизни.

В индивидуальной жизнедеятельности гражданин вправе поступать по своему усмотрению и предоставление ему этой возможности также может быть расценено как способ защиты (самозащиты).

Право свободного передвижения, выбора места пребывания и житель­ства обеспечивается тем, что только сам гражданин может решить по своему личному усмотрению, где и как долго ему проживать, какие места посещать, где будет находиться его постоянное или временное место жительства. Он может свободно перемещаться внутри страны покидать ее пределы и возвращаться вновь. Свобода передвижения предполагает не только изменение мест жительства и пребывания, но и оседлость, неизменность места жительства (нахождения) гражданина в пределах государства (его части), если постоянное пребывание в этом месте соответствует воле и желанию самого гражданина[8].

Право на имя – наиболее существенное из прав, индивидуализиру­ющих личность гражданина. Русское официальное имя состоит из фамилии, имени, отчества и подтверждается официально выданным документом: паспортом, свидетельством о рождении, другими докумен­тами, удостоверяющими личность гражданина. Родившемуся ребенку уже в течение месяца должно быть присвоено определенное имя, достоверно записанное в актовых записях и в свидетельстве о рожде­нии. Неправильная (с ошибкой составленная) запись имени подлежит исправлению в установленном законом порядке. Присвоение чужого имени пресекается различными, в том числе и гражданско-правовыми средствами. Наряду с правом на имя, данное при рождении, гражданину предоставлено право на его перемену, например, в случае неблагозвуч­ности имени, желания гражданина, обоснованного уважительными причинами, изменить фамилию, имя или отчество. Родителям ребенка предоставляется право на выбор имени и, если имя ребенку дано без учета пожеланий родителей, актовая запись должна быть исправлена по заявлению родителей, поданному в пределах установленного срока в органы загса.


Компенсация морального вреда

 

Категория морального вреда поя­вилась в нашем законодательстве сравнительно недавно. В течение длительного времени считалось, что моральный вред в социалистиче­ском обществе возмещению вообще не подлежит. В обоснование этого приводился проникнутый фарисейством аргумент, который сводился к тому, что личность советского человека находится на столь недося­гаемой высоте, что ее никак нельзя оценивать на деньги. Постепенно, однако, и в общественном сознании, и в подходе законодателя к решению этого вопроса произошел перелом. Вначале в специальных нормативных актах, рассчитанных на отдельные случаи, а затем в актах общего кодификационного характера категория морального вреда была узаконена.

Наиболее общей нормой, которая предусматривала возмещение морального вреда, стала ст. 131 Основ гражданского законодательства 1991 года, которая была введена в действие на территории РФ с 3 августа 1992 года. В этой норме впервые была предпринята попытка определить понятие морального вреда, а также закрепить условия и способы его возмещения. Моральный вред в ст. 131 Основ был определен как причинение гражданину физических или нравственных страданий. Из этой характеристики морального вреда следует вывод, что моральный вред может быть причинен только физическому лицу, поскольку фи­зические или нравственные страдания может испытывать лишь психо­физическая особь, но никак не социальная общность, каковой является юридическое лицо. Что же касается условий возмещения морального вреда, то в качестве таковых предусмотрены противоправность дейст­вий, причинивших вред, и вина причинителя вреда. Предусмотрено, что моральный вред возмещается в денежной или иной материальной форме и в размере, определяемых судом, причем независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда. О возмещении вреда речь шла и в ст. 7 Основ, причем в ней предусматривалось возмещение морального вреда, причиненного не только гражданину, о и юридическому лицу в случае распространения сведений, поро­чащих их честь, достоинство и деловую репутацию. Обратим внимание на то, что в ст. 131 Основ возмещение морального вреда предусматривалось независимо от того, причинен ли этот вред посягательством на личное неимущественное право или на имущест­венное право потерпевшего лица[9].

Эти правила действовали до 1 января 1995 года. С этой даты на смену им пришли нормы о моральном вреде и его возмещении, зафиксированные в ГК. Статья 151 ГК определяет моральный вред по существу так же, как и Основы гражданского законодательства 1991 г а именно как причинение гражданину физических или нравственных страданий. Наряду с этим законодатель по-разному подходит к случаям причинения морального вреда посягательством на принадлежащие гражданину личные неимущественные права либо иные нематериаль­ные блага, с одной стороны, и посягательством на те права и интересы гражданина, которые не охватываются категорией нематериальных благ, с другой. Если моральный вред причинен гражданину посягатель­ством на принадлежащее ему нематериальное благо, то он, при наличии предусмотренных законом условий, возмещается независимо от того предусмотрено ли такое возмещение специальным законом или нет. В указанных случаях достаточным основанием для возмещения вреда служит ст. 151 ГК А вот если моральный вред причинен посягательст­вом на какое-либо материальное благо, которое находит свое выраже­ние в имущественном праве, то он подлежит возмещению лишь тогда, когда существует специальный закон, такое возмещение предусматри­вающий. Таковым законом является, в частности, Закон РФ «О защите прав потребителей». В случаях, подпадающих под действие этого зако­на, моральный вред потерпевшему лицу возмещается независимо от того, причинен ли он посягательством на нематериальное благо или на имущественное право. Таким образом, в ст. 151 ГК, по сравнению со ст. 131 Основ, круг случаев, в которых моральный вред подлежит возмещению, сужен. Указанное обстоятельство нужно учитывать, если моральный вред был причинен после 1 января 1995 года. В ст. 151 ГК предпринята попытка найти ориентиры, из которых суд мог бы исходить при определении размеров компенсации морального вреда. Суд при­нимает во внимание степень вины нарушителя, иные заслуживающие внимания обстоятельства, а также учитывается степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностя­ми лица, которому причинен вред. В самом деле, один человек легко раним и остро переживает неправомерное вторжение другого лица в сферу его нематериальных и имущественных прав и интересов. А другому лицу все как «с гуся вода», и он довольно спокойно реагирует на действия, наносящие ему какой-либо урон. При этом, поскольку возмещение морального вреда является мерой гражданско-правовой ответственности, надлежит исходить из тех оснований ответственности, которые должны быть налицо в том или ином конкретном случае. Так, если ответственность наступает независимо от вины (например, за вред, причиненный источником повышенной опасности), то и моральный вред, в принципе, подлежит возмещению независимо от вины.

Но, пожалуй, наиболее сложным является вопрос, кому именно «оральный вред может быть причинен: только гражданину или также юридическому лицу. Из определения морального вреда, данного в ст. 151 ГК, и условий его возмещения может быть сделан вывод, что моральный вред может быть причинен только физическому лицу. Повторим еще раз: юридическому лицу физические и нравственные страдания вроде бы причинены быть не могут. Однако в ст. 152 ГК, предусматривающей защиту чести, достоинства и деловой репутации, сказано, что правила о защите деловой репутации гражданина, соответ­ственно, применяются и к защите деловой репутации юридического лица. А в числе этих правил предусмотрены не только возмещение убытков, но и компенсация морального вреда. Опираясь на эти поло­жения, Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 20 декабря 1994 года № 10, специально посвященном вопросам компенсации морального вреда, разъяснил, что правила, регулирующие компенса­цию морального вреда в связи с распространением сведений, пороча­щих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридических лиц (см. п. 5 постановления). Иными словами, Пленум склоняется к тому, что моральный вред может быть причинен и юридическому лицу в тех случаях, когда распространены сведения, порочащие деловую репута­цию юридического лица, и этот моральный вред подлежит возмещению. Однако в последнее время чаша весов склоняется в пользу того, что моральный вред юридическому лицу, исходя из самой категории мо­рального вреда как причинения физических и нравственных страданий, причинен быть не может. В тех случаях, когда деловой репутации юридического лица нанесен урон распространением каких-либо поро­чащих сведений, юридическое лицо может требовать возмещения при­чиненных ему убытков, в том числе и в виде упущенной выгоды. Но размер этих убытков, разумеется, должен быть доказан. А это значи­тельно сложнее, поскольку размер причиненного морального вреда не подлежит столь же точной дозировке, как размер убытков[10].


Заключение

 

Нематериальные блага защищаются нормами Гражданского кодекса и другими законами. В ГК помимо норм гл. 8 отметим, прежде всего, ст. 19 («Имя гражданина»), ст. 857 («Банковская тайна»), ст. 946 («Тайна страхования»), § 2 гл. 59 («Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина»), ст. 1123 («Тайна завещания»).

Защита личных неимущественных прав, обеспечивающих физическое и психическое благополучие личности, осуществляется Законом о трансплантации органов, Федеральным законом от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», Основами законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. № 5487-1 и др.

Право на имя защищается мерами, предусмотренными нормами ст. 30, 32, 58, 59, 134 Семейного кодекса и законов об актах гражданского состояния, об электронной цифровой подписи.

Права на тайну и неприкосновенность частной жизни обеспечиваются нормами законов об информации и о праве на свободу передвижения.

На требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмотренных законом.

Использование предусмотренных в ст. 12 ГК способов защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения. Такой способ защиты, как признание права, неприменим в отношении прав, которые возникают с момента рождения и существуют до конца жизни (право на имя, право на честь, право на неприкосновенность частной жизни и др.); не всегда возможно восстановление (или полное восстановление) неимущественного права (например, восстановление права на здоровье в случае утраты человеком какого-либо органа).


Глоссарий

 


Дата добавления: 2019-07-15; просмотров: 42;