Проблемы экономического образования в России



 

Крах административно-командной системы означал и крах старой парадигмы экономического знания. Новое знание нуждалось в новой парадигме. Сегодня по-прежнему находится немало невежественных людей или демагогов, которые пытаются доказывать, что для наших условий нужна «своя» экономическая наука. Думается, что «своей» науки мы уже получили достаточно. Педагогам и родителям, студентам и учащимся необходимо помнить, что как не существует никакой французской или английской математики, так не существует и российской или американской экономической науки. Есть просто экономическая наука. Кроме того, не существуют и различные модели экономической науки – шведская, германская, американская, есть лишь модели экономической политики. Всё мировое академическое экономическое сообщество давно признало, что экономическая наука – это единое множество концепций и теорем, которое даже получило специальное название – mainstream (главное чтение).

Основу экономического знания составляет экономическая теория, которая имеет несколько познавательных уровней. Для экономических факультетов университетов речь идёт, как правило, о трёх уровнях: вводном, промежуточном и продвинутом. Каждый из них включает новые (неповторяемые) множества концепций и теорем. Первые два уровня обычно преподаются в рамках бакалавриата, а третий в рамках магистратуры (либо частично на последнем курсе программы пятилетнего профессионального образования). На неэкономических факультетах университетов преподаётся несколько редуцированный вводный курс теории, который тем не менее служит фундаментальной основой гражданского образования и воспитания личности, основой формирования гражданского менталитета.

В девяностых годах Госкомвуз России собрал элитные команды специалистов, которые в кратчайшие сроки подготовили проект государственных стандартов требований к знаниям студентов, обучающихся на неэкономических факультетах. Однако эти проекты получили в основном отрицательные отзывы ряда кафедр, не желающих менять содержание экономической теории. Тем не менее, ведущие американские специалисты во главе с лауреатом нобелевской премии Джеймсом Тобином дали этим проектам высокую оценку. Далее в борьбу против проектов вступили чиновники, усилиями которых требования к знаниям были заменены на так называемые «дидактические единицы» – перечисление названий 10–12 разделов вводного курса экономической теории. Это полностью размыло стандарт содержания знаний, вводя разрешение на любую степень их редукции, вплоть до 20–30-часовых курсов. В этом убогом виде курс и вошёл во все специальности, не вызвав никакого существенного отклика в экономическом образовании. Более того, в вузах (а затем и в колледжах и техникумах) воспользовались возможностью редукции и довели экономическое образование до 30–50 часов.

Затем разработка стандартов профессионального образования была передана в учебно-методические объединения Госкомвуза, которые и принялись за дело в соответствии со своим уровнем квалификации. В результате, например, для специальностей по направлению «Экономика» содержание экономической теории стало в точности соответствовать тому, что в Госстандарте предписано для специальностей по направлению «Искусство». На сегодняшний же день мы имеем уникально низкий уровень преподавания экономической теории на экономических факультетах большинства российских вузов.

Однако наиболее невезучей в отношении государственного образовательного стандарта по экономике оказалась средняя школа. Здесь, как и всегда, в бой пошла бывшая Академия педнаук, ныне Российская академия образования. Её «умельцы на все руки» засучили рукава и начали разработку стандартов экономического знания, а их всесильные начальники в это время обеспечивали расчистку нового поля от профессиональных конкурентов, то есть от профессиональных экономистов. В итоге стандарты до сих пор не приняты, но появилась опасность, что будут приняты стандарты непрофессиональных авторов.

А тем временем в России с её стереотипами чиновничьего поколения инструкциям правильные стандарты могли бы сыграть основополагающую роль – как бы добровольно-принудительно побудить преподавательский корпус на всех уровнях следовать верному содержанию экономического образования. Но это не произошло, так как одни чиновники пошли на поводу у невежественного большинства, а другие упорно навязывали окружающим своё представление о стандартах, в которые сумели включить все относящиеся и не относящиеся к теме, поставив в один ряд как профессиональные, так и непрофессиональные образовательные блоки.

К числу вопросов, охватываемых государственным образовательным стандартом, относится и вопрос о классификаторе направлений и специальностей высшего профессионального образования. При составлении этого классификатора после битвы осталось полностью за теми, кто придерживался старой парадигмы экономического знания. Дело дошло, на пример, до таких курьёзов, как появление специальности «теоретическая экономика» (вместо экономической теории). Сохранились все нелепые изобретения советских десятилетий, в частности так называемые инженерно-экономические специальности, некогда позволявшие готовить не экономистов, а «командиров социалистического производства», а ныне – выжить административному и преподавательскому корпусу, услуги которого оказались малопригодными в нынешних исторических условиях.

Ещё хуже обстояло дело с содержанием экономического образования в средней школе. Нашлось немало деятелей от просвещения, которые поощряли и пестовали авторов учебных программ и пособий, поражавших своим невежеством. На книжный рынок хлынул поток макулатуры, содержимое которой порой граничило с анекдотическим. Появились экономические словари для детей в стихах, «фольклорные экономические» изданьица, книжки-сказки для детей якобы с экономическим содержанием. Опережая весь цивилизованный мир, наши писатели создали учебные пособия по экономике для всех классов одновременно, начиная с первого. Затем перешли к детским садам, заглядывая в экономическое образовательное будущее ясельных детей. Эти печальные факты только подтверждают существование невидимой спайки чиновничьего невежества шустрых графоманов. Но есть и обнадёживающее явление, появившееся не благодаря, а вопреки властям от образования. Речь идёт, в частности, о программе «Достижение молодых», учебниках, издававшихся при спонсорской поддержке фонда «Культурная инициатива», некоторых других достойных изданиях и проектах.

Тем не менее о содержании экономического образования по-прежнему полностью не решён. Его острота ощущается сегодня даже больше, чем пять лет назад. Общество должно быть готово к новому витку борьбы за решение этого вопроса, но к борьбе с более серьёзными силами, чем это было в девяностых годах. Если сравнивать шансы на победу в этой борьбе внутри уровней образования, то следует отметить, что их больше в учительской среде, существенно меньше- в среде неэкономических вузов и уж совсем мало- в среде экономических факультетов.

Право производства образовательных услуг

Уровень образовательных услуг в области экономики исчерпывается сегодня одним словом: катастрофа. Пять лет назад поворот колеса истории полностью девальвировал преподавательский корпус России, объем предложения грамотных услуг, их качество упали почти до нулевой отметки, а спрос начал расти экспоненциально. В результате выдача лицензий на экономическое образование была поставлена в Госкомвузе России на поток, и практически не осталось вузов и техникумов, которые не открыли бы у себя экономические факультеты и отделения. Началась откровенная массовая профанация экономического образования.

Давайте вдумаемся в происходящее. Конституция России дает право нашим детям получить достойное высшее образование бесплатно. Однако, реализуя это право в области экономических знаний, они в большинстве случаев на всю жизнь получают суррогат вместо высшего образования. Фактически речь идет о том, что наших детей лишают указанного конституционного права. Конечно, возникшая ситуация когда-нибудь будет исправлена, но, к сожалению, не за счет тех немногих, кто ее создал, а за счет тысяч наших налогоплательщиков. Не возникло никакого существенного лицензионного барьера и для общеобразовательных школ, специализирующихся на экономическом образовании.

Учебные материалы

В девяностых годах мы встретили практически при полном отсутствии учебной литературы и материалов для экономического образования всех уровней. Сегодня положение несколько улучшилось, но не намного. В высшей школе потребность в учебниках (в основном вводного уровня) обеспечивается лишь на 10–15%, при этом лучшая часть этих учебников – американская переводная литература, при полном отсутствии конкуренции учебников внутри одной дисциплины.

В то время как вузовские экономические учебники (как и готовящиеся учебники для техникумов) проходили хоть какой-то фильтр, учебники для общеобразовательных школ первые годы оказались полностью вне контроля профессионалов. Прочно обосновавшиеся в экспертном совете бывшего Министерства образования доктора педагогических наук определяли вопросы содержания экономического образования и раздавали грифы министерства на учебные пособия. Они и сегодня являются основным препятствием для любых изменений к лучшему.

В девяностых годах был сделан первый шаг к улучшению сложившегося положения – был радикально изменен состав экспертного совета. В него вошли профессионалы, но одни делились на две части – те, кто включился в процесс развития экономического образования в школе, и те, кто кому-то лоббировал.

Педагогические кадры

Оставим в стороне проблему нехватки кадров для высшей школы, хотя наличие в ней множества докторов и кандидатов экономических наук никого не должно успокаивать, и обратимся к средней школе. Именно её отличает очевидный энтузиазм тысяч действующих учителей, готовых овладеть основами экономической мысли. В России в целом сегодня тратятся миллионы человеко-часов и миллиарды рублей на 12, 20 и 40-часовые семинары, школы и конференции для учителей, которые вряд ли способны решить проблему с кадрами учителей-экономистов в школе. Пока таких кадров не имеет высшая школа, не появятся они и в средней. Открытие экономических отделений и факультетов во многих педагогических институтах и университетах если и даст результат, то очень не скоро.

Высшая школа экономики, где собран цвет московской экономической мысли, постоянно проводит для московских учителей семинары. ВШЭ разработала содержательный план семинаров, в ходе которых на основе собственных программ, учебников и учебных материалов рассматривается тема за темой, курс за курсом, включая не только экономические дисциплины, но и математику, политологию и т.д. Именно регулярность таких встреч даёт пролонгированный эффект и благотворно действует на содержательную сторону учительской работы.

 


Дата добавления: 2019-07-15; просмотров: 39;