Развитие экономики в европейских странах



 

Принятые в большинстве континенталь­ных стран ЕС экономические модели радикально отличаются ряда иных и, прежде всего, от американс­кой и японской. Сейчас можно уже говорить о своеобразной общей экономической модели Европейского союза, значительно отличающейся от моделей США и Япо­нии[4].

Важнейшей особенностью экономик большинства стран ЕС является активная роль государства и довольно жесткое государственное регулирование рынка. Это проявляется в высокой доле бюджетных расходов в ВВП ЕС, который составляет около 50%.

В отличие от экономик США и Японии, в ВВП ЕС высок удельный вес государственного сектора. Государства стран ЕС выступают не только как регуляторы рынка, но и как активные предприниматели.

Экономическая модель ЕС имеет социально ориентированный харак­тер. Это значит, что в этих странах высок удельный вес различных социальных фон­дов (пенсионного и др.) в ВВП. Пенсии и пособия по безработице в ЕС высоки, что, с одной стороны, дает гражданам надежные социальные га­рантии, а с другой, снижает стимулы к скорейшему поиску новой работы и ложится тяжелым бременем на себестоимость продукции, уменьшая ее кон­курентоспособность на мировых рынках.

Для ЕС характерна своеобразная и эффективная внешнеэкономическая модель, которая во многом компенсирует неконкурентос­пособность европейских товаров на некоторых рынках[5].

Как известно, благополучие развитых стран, вступивших на путь постиндустриального развития, во многом основано на созданном за счет большого удельного веса услуг в ВВП очень емкого внутреннего рынка. Граждане этих стран обмениваются друг с другом дорогостоящими услугами и экспортируют дорогостоящие наукоемкие товары и технологии. Взамен они импортируют относительно дешевое сырье и товары массово­го производства.

При этом, естественно, необходимо как-то поддерживать должный жизненный уровень групп населения, производящих товары мас­сового производства, в частности, продукты питания, энергоносители и т.п. Для этого пригодны два средства: либо дотировать эти производства из бюджета страны, либо искусственно поднять цены внутреннего рынка так, чтобы доходы их производителей соответствовали уровню жизни этих стран.

ЕС широко использует государственную помощьсельскому хозяйству, добывающим отраслям и другим отраслям экономики, себестоимость про­дукции которых значительно превосходит мировые цены. Кроме того, в ЕС уже давно и успешно применяется совершенно необычная внешнеэко­номическая модель, позволяющая без вреда для экономики поддерживать высокий уровень цен на товары массового спроса на внутреннем рынке и одновременно успешно осуществлять экспорт товаров этих групп.

Суть этой модели в следующем. На границе ЕС с определенных групп импортируемых товаров взимаются компенсационные сборы. Их разме­ры таковы, что сумма цены импортируемых товаров и компенсационных сборов уравнивается с ценой внутреннего рынка. Таким образом, при ввозе товаров их цена увеличивается до высоких цен внутреннего рынка, устра­ивающих работающие в данной отрасли предприятия ЕС. Компенсацион­ные сборы, которые платят импортеры, поступают в специальный вне­бюджетный фонд. Если же предприятия этих отраслей экспортируют про­дукцию, то они получают из этого фонда выплаты, равные разности меж­ду ценой на внутреннем рынке и мировой ценой. Здесь очень важно, что взимаемые сборы поступают не в бюджет, а во внебюджетный фонд. Если бы платежи шли в бюджет, то они должны были быть приравнены к обыч­ным импортным пошлинам. А за их размерами внимательно следит ВТО. Компенсационные сборы на некоторые продукты превышают 300% от их цены, и, конечно, пошлины такого размера противоречат правилам ВТО. А вот не поступающие в бюджет компенсационные сборы не противоре­чат правилам ВТО. Во всяком случае, странам ЕС удалось убедить ВТО, что механизм компенсационных сборов вполне соответствует принципам ВТО[6].

Наглядно механизм компенсационных сборов можно представить себе в виде шлюза. Только вместо воды в нем поднимаются и опуска­ются цены. При импорте этот механизм поднимает цены от мировых до внутренних, а при экспорте опускает их от внутренних до мировых.

Конечно, для успешного действия такого механизма необходимо, что­бы сумма компенсационных сборов, поступающих от импортеров, равня­лась бы сумме выплат из фонда экспортерам. Для этого нужно внимательно следить за структурой экспорта и импорта. Преимуществами механизма ком­пенсационных сборов являются их чрезвычайная гибкость (размер сбора автоматически определяется как разница мировой и внутренней цены) и их, хотя и чисто формальное, признанное соответствие принципам ВТО.

В большинстве стран ЕС у власти находятся партии социальной ориен­тации(социалистические, социал-демократические и т.д.). В их програм­мах четко обозначены цели построения общества, где будут соблюдаться принципы социальной справедливости. Это не означает, конечно, что они собираются построить социализм советского типа. Западные социалисты – убежденные сторонники рынка, но рынка социально ориентированного, с ведущей ролью государства в экономике.

Тем не менее, в современной ситуации большинство «левых» правительств стран ЕС начали и успешно осуществляют либеральные реформы, направленные на уменьшение роли государства и дерегулирование экономики.

Дело здесь в том, что западно­европейские социалисты отнюдь не «упертые» догматики. Они очень прагматичные и здравомыслящие люди, готовые гибко менять свою стра­тегию в зависимости от складывающихся обстоятельств. В современном глобальном мире, в постиндустриальных странах определенная либерали­зация экономики эффективна, и правящие социальные партии вполне ус­пешно проводят либеральные реформы.

Нужно научиться относиться к либерализации и усилению госрегули­рования, национализации и приватизации как к инструментам, выбор ко­торых зависит от складывающейся в стране экономической ситуации, зре­лости неформальных институтов, уровня коррупции и, главным образом, от доминирующих на данном историческом этапе технологий производ­ства и управления[7].

Если политика является концентрированным проявле­нием экономики, то экономика – это концентрированное проявление доминирующего технологического уклада. То есть те или иные экономичес­кие формы и инструменты должны быть адекватны доминирующим техно­логиям иих выбор должен определяться исключительно соображе­ниями экономической эффективности.

Далее рассмотрим модели развития экономики нескольких европейских стран.

Английскаямодель стратегического развития экономики существенно отличается от континен­тальных и ближе к американской.

Ее характерными чертами являются:

· Относительно невысокий удельный вес государства в экономике, да­ющего около 20% ВВП страны. В то же время государство является круп­нейшим инвестором в инновационный комплекс. На него приходится 35% всех затрат на науку;

· Низкий уровень налога на прибыль корпораций и индивидуального подоходного налога;

· Благоприятный инвестиционный климат, благодаря которому в стра­не действует свыше 13 тыс. иностранных компаний. Великобритания при­влекает свыше 30% иностранных инвестиций, направляемых в ЕС, и свыше 40% американских инвестиций в регион;

· Низкий уровень безработицы, составляющий 4,6% экономически активного населения (1,3 млн. чел);

· Низкая инфляция;

· Относительно слабая общественная структура, значительно уступающая французской и немецкой.[8]

Сфера слуг в Великобритании дает 66,8% ВПП, и в ней занято 71,5% трудоспособного населения. На сельское хозяйство приходится лишь 1,8% ВВП, а на промышленность – 31,4%.

Термин «шведская модель» возник в связи со становлением Швеции как одного из самых развитых в социально-экономическом отношении государств. Он появился в конце 60-х годов 20 в., когда иностранные наблюдатели стали отмечать успешное сочетание в Швеции быстрого экономического роста с обширной политикой реформ на фоне относительной социальной бесконфликтности в обществе. Этот образ успешной и безмятежной Швеции особенно сильно контрастировали тогда с ростом социальных и политических конфликтов в окружающем мире. Сейчас этот термин используется в различных значениях и имеет разный смысл в зависимости от того, что в него вкладывается. Некоторые отмечают смешанный характер шведской экономики, сочетающей рыночные отношения и государственное регулирование, преобладающую частную собственность в сфере производства и обобществление потребления.

Испания развивает машиностро­ение и наукоемкое производство. Она умело привлекает иностранный ка­питал, на долю которого приходится 5% ВВП. Испания видит перспекти­ву в создании у себя информационного общества. Производство более 40% ВВП Испании в ближайшие годы будет зависеть от компьютеризации эко­номики и способности страны адаптироваться к требованиям информа­ционного общества. Во внешнеэкономической сфере Испания успешно опирается на цивилизационные связи со странами Латинской Америки, которые видят в ней не только прародину, но и естественного лидера.

Однако у страны немало проблем. Число безработных в стране превы­сило 3,5 млн. чел., что составило почти четверть трудоспособного населе­ния. Такой уровень безработицы трудно представить в любой другой стра­не Европейского союза.

Германская модель стратегического развития экономики восходит к периоду объединения стра­ны во времена «железного» канцлера Бисмарка (19 в.). Он явился не только объединителем Германии под властью Пруссии, но и инициатором введе­ния современной пенсионной системы. Таким образом, в Германии с мо­мента ее объединения утвердились принципы приоритета государствен­ных интересов при социальной ориентации государства. В совершенно жуткой и уродливой форме эта традиция была продолжена и немецким фашизмом, который сочетал идеи тысячелетнего рейха и национальной исключительности с привлекательной социалистической риторикой.

После второй мировой войны Германия лежала в руинах. Тогда Л. Эрхард провозгласил курс на социально ориентированный рынок, который вместе с колоссальной американской помощью, предоставленной по плану Маршалла, привел к удивительно быстрому восстановлению экономики страны, названному «немецким чудом». Собственно вся послевоенная эко­номическая история Германии протекала под знаменами Л. Эрхарда.

Для современной экономики Германии характерны:

· Ярко выраженная постиндустриальная экономика с удельным весом сферы услуг в ВВП 64,4%, при 34,5% промышленности и 1,1% сельского хозяйства;

· Мощное государство, удельный вес бюджета которого в ВВП пре­вышает 50%, и большие налоги. В Германии на налоги идет 65% прибыли, тогда как в США только 45%, а в Великобритании 45%;

· Четкая социальная ориентация экономики, при которой отчисления в социальные фонды превышают 80% фонда оплаты труда. Немецкая ра­бочая сила - самая дорогая в мире, она стоит в среднем больше 12 долл. за час. В Германии больше всех в Европе праздничных дней. Все это удоро­жает немецкую продукцию и снижает ее конкурентоспособность;

· Субсидирование государством убыточных отраслей: угольной, сталелитейной, судостроительной отраслей промышленности и сельского хо­зяйства;

· Сильная интеграция немецкой экономики в мировую. Германия находится на втором месте как по экспорту (10% мирового), так и по импор­ту (8% мирового). Ее экспорт составляет 23,6% ВВП;

· Низкий уровень иностранных инвестиций, составляющий только 7,5% общих вложений, тогда как для Нидерландов он равен 35, а для Великоб­ритании – 25%;

· Высокий уровень безработицы, составляющий более 10% трудоспособного населения. Для Германии характерен значительный импорт рабо­чей силы. Туда едут привлекаемые высокими заработками рабочие Тур­ции, Греции, стран Восточной Европы;

· Высокий уровень вывоза капитала. Немецкие предприниматели пред­почитают выносить трудоемкие части производства за рубеж не только в развивающиеся страны с дешевой рабочей силой, но и в развитые страны с меньшими сборами в социальные фонды;

· Огромные затраты на выравнивание уровней жизни восточных земель, присоединенных 3 октября 1990 г., и западных земель. Эта програм­ма оценивается в 2 трлн. марок и тяжелым бременем ложится на бюджет страны. Введен даже специальный «налог на солидарность», доходы от которого идут на выполнение программы выравнивания доходов[9].

Отметим некоторые характерные для итальянской экономической модели черты:

· Италия имеет крупнейший среди развитых стран государственный сектор, контролирующий 50% экономики и 70% банковской системы. При­шедшее к власти в 1992 г. правительство телемагната-либерала Берлускони провело некоторые реформы, например, продало 36,5% государственных акций Banko di Roma за 1,1 млрд долл. Однако, в целом, модель итальян­ской экономики осталась неизменной;

· Для итальянской модели характерен упор на мелкий и средний бизнес. Около 70% занятых работают в компаниях с численностью меньшей 50 чел., а 30% всех занятых в экономике – индивидуальные предпринимате­ли. В католической Италии удалось создать атмосферу глубокого уваже­ния к частному предпринимательству, в отличие от ее соседки Франции;

· Италия является самой регулируемой страной Западной Европы, в которой действуют свыше 150 тыс. экономических законов, а организация новой компании еще недавно могла занять около трех лет из-за бюрокра­тической волокиты. Коррупция, несколько уменьшившаяся после приня­тых против нее энергичных мер (операция «Чистые руки» и т.п.), остается бичом итальянской государственной системы. Нелегальный рынок дает бо­лее 30% общих оборотов, и в этом имеется большое сходство с ситуацией в России;

· Для итальянской экономики характерен кластерный тип размещения производства. Сейчас в центре Италии возник гигантский кластер, состоящий из мириадов средних и малых фирм, производящих текстиль, одежду, мебель, обувь и т.д. Их конкурентное преимущество заключается в территориальной близости друг к другу и возможностях сотрудничества и кооперации. Этот кластер получил название «третьей Италии» в отли­чие от крупнонромышленной северной и аграрной южной.

· В Италии имеются заметные региональные различия в экономике и уровне жизни. Развитый север страны по всем показателям существенно от­личается от отсталого юга. В трех областях Италии – Ломбардии, Пьемон­те и Венеции – производится 40% ВВП страны, а одна Ломбардия дает 30% всего экспорта. Если в этой области на душу населения приходится 24 тыс. долл. годового дохода, то в Колабрии и Сицилии – около 14 тыс. долл.[10].

Современная Италия - это постиндустриальная страна, в которой сфе­ра услуг дает свыше 68% ВВП.

Успех, достигнутый на итальянском пути развития, объясняется уме­лым сочетанием мощнейшего государственного предпринимательства в стратегических отраслях промышленности и поощряемого государством мелкого и среднего бизнеса в других отраслях промышленности.

Характерными чертами французской экономической модели являются:

· Исключительно большое значение государства в экономике. Через государственный бюджет проходит около 54% ВВП. Чиновничество Франции – самый влиятельный класс. Престиж чиновничьей карьеры очень высок. Государ­ственные служащие получают заработную плату большую, чем доходы в частном бизнесе. Они не подлежат сокращению и уходят на пенсию в 50-55 лет с пенсией, большей, чем их заработная плата;

· Во Франции весьма развито государственное индикативное планирование. Государственное дирижирование экономическим оркестром и регулирование рынка остаются важными составляющими французской экономической политики, хотя в последние годы их роль заметно умень­шилась;

· Государственный сектор Франции занимает весьма значительное место. В нем работают 24% всех занятых в экономике. Франция дает убе­дительный пример успешного государственного предпринимательства и опровергает распространенное в либеральных кругах мнению о заведо­мой неэффективности государственных корпораций;

· Очень остро стоит проблема безработицы. Число безработных составляет около 12% экономически активного населения. Пособие по без­работице превышает среднюю заработную плату, и безработные не торо­пятся с поиском нового места приложения своих сил;

· Иностранная рабочая сила вместе с семьями оценивается в 4,5 млн. чел. Она оказывает значительное давление на французский рынок труда;

· Франция ориентирована на построение «государства благоденствия». На социальные нужды здесь тратится около 20% ВВП страны, больше всех в мире. Это дает трудящимся высокую степень социальной защиты, но тяжелым бременем ложится на налогоплательщиков[11].

Экономика Франции, как и других промышленно-развитых стран, основана на принципе свободного предпринимательства и торговли. В наше время Франция живет в условиях рыночного хозяйственного механизма, однако степень свободы ценообразования задается объективными экономическими законами, а также государственным регулированием. Несмотря на действие принципа свободного установления цен, государство во Франции может прямо регулировать цены на некоторые товары и услуги: на сельскохозяйственную продукцию, газ, электроэнергию, транспортные услуги. Оно может также осуществлять контроль за ценами в условиях конкуренции.

В соответствии с Законом Франции от 24 января 1984 года № 84-46 «О деятельности и контроле за деятельностью кредитных учреждений» (в редакции Закона Франции от 13 июля 1993 года № 9324 «О статусе Банка Франции») во Франции действует система регулирования банковской деятельности. В соответствии с Законом Франции от 13 июля 1993 года № 93-24 о статусе Банк де Франс последний является государственным банком, на который возлагается обязанность определять кредитно-денежную политику государства. Банк де Франс обладает исключительным правом кредитной и налично-денежной эмиссии.


Дата добавления: 2019-07-15; просмотров: 42;