Детоцентристская и демократическая семьи



К концу 1950-х годов, к моменту завершения демографической революции, благодаря которому рождаемость и смертность были взяты под контроль, патриархальная семья трансформировалась в малую детоцентристскую. В семье по-прежнему главенствовал отец, родители доминировали над детьми, то есть сохранялся авторитарный стиль. Новое состояло в том, что ребенок стал рассматриваться родителями как смысл жизни, как главный объект заботы и привязанности, а также как средство самоутверждения. Отношения между супругами становились более партнерскими, не в последнюю очередь на почве любви к детям, число которых сократилось до одного-двух, редко — трех. При этом отношения между родителями и детьми все еще отличались формализмом; между ними поддерживалась дистанция. Постепенно между родителями и детьми устанавливались эмоционально насыщенные отношения, дети приобретали автономию. К началу 1990-х годов осталось лишь 3,6% семей, состоявших из двух или трех брачных пар; женщины и мужчины стали равны с точки зрения занятости, уровня образования и доходов. Все это способствовало формированию демократической семьи. В идеале в такой семье жизнь концентрируется скорее вокруг брака, чем вокруг детей, хотя им уделяется большое внимание (поэтому данный тип семьи называют также супружеским); семейные отношения и воспитание детей имеют приоритет над профессиональными ориентациями у обоих супругов. Автономные и равноправные супруги имеют равные статусы, что радикальным образом изменяет баланс власти и авторитета в семье. Супруги не приспосабливаются и не пытаются изменить друг друга. Они сохраняют себя и партнера такими, какие они есть, и при этом оказывают всестороннюю поддержку друг другу. Семейные обязанности, включая и домашнюю работу, распределяются равномерно и справедливо. Интересы мужа, жены и детей разнообразнее семейных, а их потребности и круг общения выходят далеко за рамки семьи. Создаются благоприятные возможности для реализации человека как внутри семьи, так и вне ее, а также и для удовлетворения потребностей в заботе, интимности, эмоциональности и стремления к счастью.

 


Современная российская семья

Модель семьи в современном российском обществе вариативна. Она может объединить супругов с детьми, находящихся в зарегистрированном или незарегистрированном браке; пару «мать и ребенок»; бездетных партнеров, не вступающих в брак и ведущих совместное хозяйство; полигамный союз, основанный на религиозных обычаях или новых нравственных нормах, а также однополый фактический брак.

С одной стороны, сохраняется традиционный (патриархальный) вариант при наличии социального контроля и сохранении формальных признаков. С другой стороны, остается популярным вариант эгалитарной семьи, демонстрирующей отход от социоцентрического начала в семье в сторону индивидуально-личностного. По мере увеличения разрыва между формальным и неформальными началами возрождаются модели, известные с древних времен -варианты полигамной семьи, внебрачной кровно-родственной неполной (материнской), внебрачной неформальной полной (конкубинат) либо семьи в открытом браке. Кроме того, растет число семей в повторном браке с детьми от предыдущих браков или бездетных. Наиболее же экстремальным можно назвать такое явление, как гомосексуальные семьи, которые выступают свидетельством кризиса развития семьи, когда традиционная, в сущности, почти библейская модель, сталкивается с изменившимися условиями жизни и в трудных, кризисных испытаниях доказывают свою жизнеспособность.

Следует отметить, что кризис семьи в целом, касается скорее, именно традиционной семьи, которая постепенно уступает место семье современного типа. Процесс этот объективно обусловлен и не может быть обращен вспять. Понимание таких особенностей важно для выбора направлений и приоритетов семейной политики.

В настоящее время проводятся множество исследований в области изучения семьи и брака, по данным которых можно сделать следующие выводы:

Во-первых, современная семья по преимуществу нетрадиционна, демонстрирует сознательный отказ от патриархальности. Все чаще встречаются пары, живущие в незарегистрированном браке. Неофициальная семья успешно конкурирует с официальной. При этом заметно стремление вступить в официальный брак либо раньше оптимального возраста (до 20 лет), либо позже (после 30 лет). И тот, и другой случай ведут к ограничению репродуктивной функции семьи. К тому же в случае ранних браков развод становится наиболее популярным вариантом решения семейных проблем. Те, кто разведен, отрицательно относятся к браку и в подавляющем большинстве не регистрируют свои супружеские отношения в новых семьях. Высокий процент разводов дополнительно инициирует малодетность в семье.

Во-вторых, и мужчины и женщины, в равной степени, сегодня испытывают потребность в интимности, душевности, сочувствии, которая реализовывается в брачно-семейных отношениях. Развод часто становится следствием утраты способности к душевному пониманию, взаимоподдержке и сопереживанию.

Важность семьи для индивида подтверждает и тот факт, что именно в семье люди с большей уверенностью планируют рождение детей, чаще занимаются их воспитанием, а психологическая удовлетворенность жизнью повышается с увеличением числа детей в семье. Таким образом, только устойчивая, формализованная семья создает благоприятные и необходимые условия для воспитания и социализации детей.

В иерархии ценностей исследования зафиксировали такие тенденции, как первенство интимно-личностных мотивов, доминирование материально-экономического фактора в функционировании семейной группы.

В-третьих, еще одна тенденция в брачно-семейной сфере – смена типа лидерства. Все заметнее утверждаются партнерские отношения.

Исследования подтвердили, что социальной нормой стали неполные семьи, незарегистрированные браки, семьи, где воспитываются внебрачные дети, семьи с неявным лидерством, партнерские. Определяется явная тенденция к индивидуализации и эгалитаризации, несмотря на что российское общество остается в своей основе традиционным и коллективистским.

Ситуация в брачно-семейной сфере такова, что возвращение семьи к успешному и экономически стабильному функционированию станет возможным только после выхода из экономического кризиса и создания благоприятных условий для социально желательного варианта ее структуры.

 


Заключение

 

Старая патриархальная семья, которую некоторые поклонники старины призывают возродить, была одним (конечно, не единственным) из важных источников авторитаризма в России на всех уровнях — от семейного до государственного. По мере гуманизации и демократизации отношений в семье происходили изменения отношений в обществе и государстве, и наоборот — по мере демократизации общества и государства происходила демократизация семейных отношений. Зачатки институтов гражданского общества появились в России в конце XVIII века и были ограничены средой дворянства и интеллигенции — тех социальных групп, которые были, во-первых, лично свободны, а во-вторых, не знали большой патриархальной семьи крестьянского типа и воспитывались в семьях, напоминавших демократические. Эти ростки к 1917 году превратились в целую систему, в основном ограниченную средой высшего и среднего класса, где были распространены демократические семьи. Именно эти классы формировали основу гражданского общества — многочисленные общественные организации, общественное мнение и парламент. Под давлением и при участии этих же социальных групп российская государственность прошла путь от петровского абсолютизма начала XVIII века до парламентской монархии в начале XX века.

После 1917 года, когда носители либерально-демократических отношений были уничтожены, высланы, дискредитированы и отстранены от власти, государство стало опираться на рабочих и крестьян, в среде которых преобладали патриархально-авторитарные отношения. В России произошла частичная реставрация старого авторитарного режима. Общественные перемены – критика сталинизма, попытки рыночных реформ, ревизия марксизма, диссидентское движение – начались с конца 1950-х годов, что совпало со временем существенных изменений в семье. Семейная жизнь в советской стране не была свободна от общественного контроля и все же пользовалась большей свободой сравнительно с другими институтами. Благодаря этому во второй половине 20 века именно городская семья стала уникальным местом, где признавались такие ценности, как индивидуальность, свобода, собственность, независимость, право выбора. Человек, воспитанный в такой семье, ощущал потребность в индивидуальной автономии, в открытом обсуждении наболевших проблем, в институтах гражданского общества. Если до сих пор политические и экономические реформы в стране не дошли до своего логического конца, то это в значительной мере потому, что не завершилось становление демократической семьи и демократической личности. Общество не может быть по-настоящему демократическим, если в семье одни ее члены угнетают других, независимо от оттого, кто угнетается - мужчины, женщины, дети или старики. В этом смысле дальнейшая демократизация семьи продвинет демократизацию общества. Но это длительный процесс, нужно время, чтобы он завершился.

Можно констатировать, что семья начала 21 века уже не сможет вернуться к той модели, которая была ей привычна полтора-два десятилетия назад. Модернизация затронула все сферы ее жизнедеятельности, породив широкое многообразие моделей семьи, каждая из которых удовлетворяет потребности определенной части российского общества и, следовательно, имеет право на жизнь.

 


Используемая литература

1. «Развитие социологии в России»/ред. Е.И.Кукушкиной 2004 г.

2. «Историко-социологический анализ семейной политики в России 20 век». М.В. Рабжаева. ж. Социс 2004 г.№ 6.

3. «Государственная семейная политика и ее особенности в России» А.В.Артюхов. ж. Социс 2002 г. № 7.

4. «Семья на пороге 21 века». Ю.А. Гаспарян 1999г.

5. «Модель семьи в условиях трансформации российского общества» Л.В. Карцева ж. Семья в России 1999 г. №1-2.

 


[1] Б.Миронов, доктор исторических наук.


Дата добавления: 2019-07-15; просмотров: 69;