Пролетарская семья — «переходный» тип



В последней трети XIX века возник еще один тип семьи — пролетарский. Поначалу такая семья отличалась от крестьянской в одном пункте: она не являлась местом производства, хотя долго еще выполняла производственную функцию. Большинство рабочих либо имели собственную землю в деревне, либо были связаны с деревенскими родственниками и помогали им в страду. Многие держали скот, имели собственные огороды; почти все сами производили одежду, заготавливали топливо и продукты питания. Пролетарские семьи были преимущественно малыми. Однако супруги редко жили отдельно и самостоятельно, чаще — со взрослыми и женатыми детьми, престарелыми родителями или другими родственниками. Среди рабочих был распространен обычай сдавать комнаты, «углы» или койки постояльцам ради дополнительного дохода. Открытость, сращивание с посторонними жильцами сближало пролетарскую семью с крестьянской и отличало от семьи буржуазной. Рабочие любили открытость, ведь жить одним было тоскливо, скучно и непривычно. Близость с другими людьми давала ощущение теплоты и защищенности; к тому же в болезни и старости рабочие должны были опираться на свои силы, ибо социальная помощь со стороны государства отсутствовала. Жены и дети рабочих в большинстве случаев тоже работали, при этом на женщинах лежала вся домашняя работа. Ввиду длинного рабочего дня -10 часов и больше, они лишь в незначительной степени могли контролировать своих детей. Нередко до достижения подросткового возраста дети отправлялись в деревню. Также и при наступлении старости рабочие возвращались в деревню на покой. Процент семейных среди рабочих был намного ниже, чем среди крестьян. Откладывание брака порождало эмоционально-сексуальную неудовлетворенность, способствовало свободе нравов и развитию проституции.

Таким образом, в пореформенное время в семейной жизни всех классов происходили важные перемены. Кроме перечисленных можно отметить несколько других важных изменений. До середины XIX века в брак вступали, как правило, по прямому указанию родителей, с помощью сватовства, через помолвку и свадьбу с учетом семейных интересов. В последней трети XIX — начале XX века молодежь стала участвовать в выборе супруга, руководствуясь склонностями и другими личными соображениями. Одновременно цели контактов расширились: к поиску супруга добавились развлечение, эмоциональная связь, получение удовольствия и пр. Наконец, идея брака на всю жизнь стала подвергаться эрозии, появилась возможность замены партнера через развод в случае, если он злоупотреблял властью, не хранил верность, надолго уезжал, не исполнял супружеские обязанности. В наибольшей степени эти перемены затронули семьи высшего и среднего классов, в наименьшей — крестьян и городские низы (т. е. около 90% населения страны).

Пролетарская семья при Советской власти

В первое послереволюционное десятилетие институт семьи отрицался, провозглашалось равноправие женщин, освобождение их от домашней работы и воспитания детей, полное обобществление семьи. В этом направлении действовали и пропаганда, и новое семейное законодательство. Однако скоро стало ясно, что государство не может взять на себя функции семьи, а население не склонно от нее отказываться. Семья как институт была официально реабилитирована. На женщин была возложена священная обязанность: увеличивать численность строителей социализма, — одновременно наравне с мужчинами трудясь на производстве. Однако патриархально-авторитарная семья не была реабилитирована ни идеологически, ни фактически, ее эрозия продолжалась, хотя вплоть до Отечественной войны она оставалась преобладающей формой семейной организации. Активное вовлечение женщин в общественное производство, экспроприация земли у крестьян, снижение рождаемости, миграция миллионов сельских жителей в город, индустриализация деревни, развитие медицинских, дошкольных и школьных учреждений, создание системы социального обеспечения — все способствовало утверждению малой семьи, ее отделению от производства, повышению статуса женщин и детей, гуманизации семейных отношений. Но в двух аспектах наблюдался регресс: во-первых, увеличилась опека семьи со стороны производственного коллектива и разных общественных организаций — профсоюза, комсомола, партии, и, во-вторых, широкое распространение получила сексофобия. Презрение к сексуальным переживаниям, ханжеское отношение к телу, запрещение эротического искусства получили невиданный прежде размах, а применительно к сталинской эпохе можно говорить прямо о крестовом походе против секса.


Дата добавления: 2019-07-15; просмотров: 46;