Классический тип: Патриархальная семья



В XVII — XIX веках главной формой семейной организации для всех сословий, не исключая и дворянства, была патриархальная семья. Все ее черты особенно хорошо видны на примере семьи крестьянской, которая была союзом родственным, а не супружеским. Она включала в свой состав три поколения, две брачные пары и более — деда с женатыми и неженатыми детьми, внуков и часто родственников — посторонних, по современным понятиям, лиц, с которыми современный человек согласится проживать совместно только в силу крайней необходимости, например если негде жить.

Семья была вмонтирована в производственный процесс и непосредственно подчинялась его требованиям. Это накладывало свой отпечаток на семейные отношения: они покоились не столько на отношениях эмоциональной привязанности, сколько на производственной зависимости, господстве и подчинении. Мысли о работе, забота о хлебе насущном незаметно пронизывали всю семейную жизнь. Основополагающий принцип такой семьи — разделение труда. Своей организацией она напоминала маленькое абсолютистское государство. Главенствовал большак (обычно самый опытный и старший по возрасту мужчина). Он распоряжался собственностью и трудом домочадцев, распределял и наблюдал за их работой, разбирал семейные споры, наказывал провинившихся, следил за нравственностью, продавал и покупал, заключал сделки, платил налоги, был ответственным перед деревней, обществом и государством за всю семью, которую он же всегда и везде представлял. Члены семьи вступали в соглашения и договоры только с согласия большака; он мог отдавать в работники своих младших братьев, детей и сестер без их согласия. Руководить женской частью дома помогала жена — большуха. Это было необходимо — заботы делились на мужские и женские. Мужчины выполняли работы, требовавшие большой физической силы, сопряженные с риском и выполнявшиеся вдали от дома, — пашня, луг, лес, лошади. Женщинам оставались дети, уход за скотом, птицей и огородом, приготовление пищи и одежды, некоторые полевые работы. Дети помогали с малых лет. Домочадцы знали свое место образовывали строгую иерархию в зависимости от пола, возраста и своей роли. Распределение членов семьи за обеденным столом этот ие-рархизм отражал так: большак — во главе стола, остальные — по статусу.

Характерная черта семьи — коллективизм: общее имущество, совместно труд, стол, отдых... Найти место для личной, частной жизни было очень трудно. Личность поглощалась семьей. Общие интересы семьи главенствовали над индивидуальными, что наглядно проявлялось при вступлении в брак по воле родителей.

Семья не только добывала средства к жизни, выращивала и воспитывала молодое поколение и защищала жизнь и достоинство своих членов. Она выполняла политическую функцию — поддерживала авторитарный и иерархический порядок в семье, общине и обществе, утверждала власть мужчин над женщинами, родителей над детьми, старших над младшими.

Нужно сказать, что внутрисемейные отношения не отличались теплотой, заботой, сердечностью, взаимным уважением. Причины в следующем: домочадцы не были равными партнерами, они жили в атмосфере неравенства, иерархии, субординации. Семья являлась производством, порядок необходимо было поддерживать принудительными мерами. Побои в семье были заурядным делом и потому, что власть нуждалась в демонстрации своей силы, и потому, что тирания в отношении женщин и детей служила компенсацией мужчинам за их покорность перед другими в общественной жизни. Авторитарная жесткость семейных отношений частично объяснялась недостатком самоконтроля, повышенной эмоциональностью и импульсивностью людей того времени. Любви же было мало, потому что любовь основывается на равенстве и независимости, а не на страхе и зависимости.

Крестьянская семья жила под жесткой опекой сельской общины. Ее земля принадлежала общине и находилась в разных местах, чересполосно с владениями других. Поэтому все должны были подчиняться принудительному севообороту, работать одновременно, после уборки урожая пускать чужой скот на свои полосы. Семьи несли коллективную ответственность при выполнении разного рода повинностей и имели много разных общих дел и обязанностей (поддерживали порядок, содержали церковь, ремонтировали дороги и др.). В соответствии с обычаями община могла в любой момент вмешаться в дела семьи, если они принимали оборот, опасный для благополучия, порядка и покоя. Например, если большак начинал пьянствовать, проматывая имущество (общину, связанную круговой порукой, беспокоило снижение платежеспособности семьи), его сменяли. Если раздел семьи вел к уклонению от рекрутства, ему мешали. Если завещание несправедливо разделяло имущество между наследниками (новая семья должна исправно платить налоги и повинности), его не признавали и т. д. Отсутствие автономии делало семью придатком общины, сужало сферу частной, интимной, личной жизни человека.

При заключении брака среди крестьян материальные расчеты имели значение, но ими дело не ограничивалось. Браки устраивались родителями, которые прежде всего принимали в расчет статус и славу семьи, из которой происходили новобрачные, затем личные качества невесты и жениха и лишь в последнюю очередь их взаимные склонности. «Выбирай жену не в хороводе, а в огороде». «Выбирай корову по рогам, а девку по родам (по родителям)». Браки были всеобщими и ранними. Вне брака оставались практически только инвалиды — около 3% крестьян. О планировании числа детей не задумывались. Сексуальная жизнь определялась физическими возможностями.

Появление буржуазной семьи

До середины XIX века семьи мещан и ремесленников были очень похожи на крестьянские, но не во всем. В России женщинам дозволялось помогать мужьям-ремесленникам, поэтому жены были вовлечены в производство, хотя и домашняя работа традиционно лежала на них. В городе представители разных сословий жили вперемежку, поэтому контроль за ними со стороны сословных обществ был меньше. Мещане и ремесленники сравнительно свободно передвигались в пределах и вне пределов города, работали каждый на своем рабочем месте; их средства производства находились в их собственности, а не принадлежали обществам и цехам. Благодаря этому эти слои сравнительно далеко продвинулись по пути освобождения семейной жизни от опеки общества.

Купеческие, или предпринимательские, семьи до конца XVIII века мало отличалась от мещанских. В XIX веке различия стали увеличиваться. У богатых купцов 1-й и 2-й гильдий семьи становились малыми и приобрели автономию от общества. Гильдии и купеческие общества после отмены в 1775 году круговой поруки слабо влияли на купцов. Так семейная жизнь постепенно отделялась от производства. Купчихи помогали мужьям, но все-таки в основном занимались домом и детьми. Дети подключались к бизнесу позже, чем у мещан и крестьян. Домочадцы имели личные помещения, вели индивидуальную жизнь, много времени проводили вне дома. Отношения между ними становились более уважительными и гуманными, семейная жизнь превращалась в закрытую от посторонних сферу, в которой находилось больше места интимности. Так постепенно складывался новый тип семьи, который принято называть буржуазным. Возраст вступления в брак у мужчин был выше, а у женщин ниже, чем у мещан и крестьян, разница в возрасте супругов часто была большой. Люди, несвязанные браком, встречались среди купечества достаточно часто.

Дворянская семья в XVIII — первой половине XIX века в некоторых отношениях была похожа на буржуазную малую семью: разделение деловой и частной жизни, освобождение жен и детей от производственного труда, более интимный характер отношений между супругами, поздние браки у мужчин и ранние у женщин. Но кое в чем дворянская семья напоминала крестьянскую. Дом часто включал родственников, приживалок, нянь, слуг, гувернеров, которые не отделялись резко от семьи, а иногда прямо включались в нее. Патриархально-авторитарный характер семейных отношений являлся нормой. Сами семейные отношения являлись делом не только личным, но и общественным. Потому и зависимость от мнения дворянского общества была высокой.

В пореформенное время в семьях всех сословий наметились изменения. Происходило сжатие семьи до супружеской пары с детьми. Даже у крестьян большая семья осталась идеалом старшего поколения, а молодые отдавали предпочтение малой семье: она давала им больше свободы и инициативы. Обнаружились попытки ограничить рождаемость, робкие у крестьян, более результативные у рабочих и мещан; у состоятельных дворян и обеспеченной интеллигенции можно говорить о начале планирования числа детей. В снижении рождаемости проявился примечательный факт — роль родильной машины перестала удовлетворять даже крестьянок. Семейные отношения становились гуманнее, голоса женщин и детей звучали громче и требовательнее, и даже крестьяне были вынуждены с ними считаться. Появилась новая пословица: «В старые годы бывало — мужья жен бивали; а ныне живет, что жена мужа бьет». Возраст вступления в брак повышался, больше появлялось людей, избегавших брака.

Дворянство и интеллигенция культивировали идеалы буржуазной семьи. Вот ее классические черты: отделение деловой жизни от частной, освобождение жен и детей от обязательного труда; распределение ролей: мужчина — кормилец, жена — возлюбленная и мать. Семья закрыта от посторонних и автономна от общества. Личность становится более индивидуальной, отношения между супругами и детьми носят более интимный характер, важное место занимает эмоционально-эротическая сфера. Дом делится на семью и чужих семье лиц (если таковые в доме проживают). Семья полностью освобождается от производственной функции и выступает исключительно как потребляющая единица. Дом обретает значение убежища, в котором можно укрыться от суровой конкуренции и хозяйственных забот, расслабиться и психологически реабилитироваться. В общем, «мой дом — моя крепость».


Дата добавления: 2019-07-15; просмотров: 55;