Реальная совокупность преступлений.



Реальная совокупность является разновидностью повторности не соединённой с осуждением виновного. Она как и другие виды повторности, характеризуется тем, что виновный различными действиями, как правило разновременно, совершает два и более самостоятельных преступления, которые не укладываются в рамки одного (простого или квалифицированного) состава преступления и квалифицируются по различным статьям или частям статьи уголовного закона. Реальную совокупность могут образовать лишь такие преступления, каждое из которых совершено до осуждения виновного. В связи с этим о реальной совокупности можно вести речь только тогда, когда хотя бы по двум из входящих в совокупность преступлений не истекли сроки давности уголовного преследования3 .

Отличительным признаком реальной совокупности преступлений от таких видов множественности преступлений равнозначного ей порядка, как неоднократность, систематичность или совершение преступлений в виде промысла является та особенность, что при реальной совокупности все самостоятельные общественно опасные деяния , учинённые виновным , не укладываются в рамки одного состава (простого или квалифицированного), предусмотренного уголовным законом, независимо от их однородности или разнородности. Правы Е.А.Фролов и Р.Р.Галиакбаров, утверждавшие, что “ совокупность могут образовать как однородные, так и разнородные преступления”1 . Однако нет единства мнений о том, могут образовать реальную совокупность тождественные преступные деяния. Е.А.Фролов и Р.Р.Галиакбаров считали, что не могут2 . Этой же позиции придерживается Е.Прокопович. Он полагал, что “нет совокупности, когда лицом совершено несколько тождественных преступлений, предусмотренных одной и той же статьёй закона”. Например, должностное лицо в корыстных целях систематически вносит в официальные документы заведомо ложные сведения. В подобных случаях квалифицируется не каждое преступление в отдельности, а содеянное в целом. Факт же неоднократного совершения таких действий не учитывается в качестве отягчающего обстоятельства при назначении наказания3 .

Иную позицию занимал В.П. Малков, указывая, что вывод о невозможности образования реальной совокупности тождественными преступлениями представляется сомнительным. В качестве подтверждения он приводил следующие примеры. Представим себе, что виновный на территории иностранного государства учинил умышленное уничтожение государственного имущества и скрылся на территории России, а здесь учинил такое же уничтожение государственного имущества и был разоблачён. Бесспорно, оба преступных деяния являются тождественными. Считать их однородными только на том основании, что они предусмотрены в различных кодексах было бы излишним формализмом. Однако несмотря на тождественность совершённых деяний, квалифицироваться они должны по совокупности преступлений. Подобного рода совокупность тождественных преступлений в судебной практике нередко встречаются при квалификации краж государственного или коллективного, а также индивидуального имущества, мошенничества, хулиганства и других преступлений.

По совокупности преступлений могут быть квалифицированы тождественные преступления, когда в первом случае виновным совершено лишь покушение на преступление, а затем новое оконченное преступление и, наоборот. В подобных случаях так же всё содеянное не укладывается в рамки одного ( простого или квалифицированного) состава и поэтому для наиболее полного отражения в юридической квалификации специфики, характера и степени общественной опасности содеянного появляется необходимость квалифицировать совершённое по совокупности преступления, если он первоначально при совершении тождественного преступного деяния был одним из соучастников, а позднее учинил такое же преступление в качестве исполнителя4 .

Представляется, что позиция В.П.Малкова по этому вопросу является более предпочтительной . Этой же точки зрения придерживается Пленум Верховного Суда. Так, в постановлении от 27 марта 1992 г. “О судебной практике по делам об изнасиловании и другим половым преступлениям” Пленум указал, что при совершении в одном случае покушения на изнасилование или соучастие в этом преступлении, в другом - оконченного изнасилования действия виновного по каждому из указанных преступлений должны квалифицироваться самостоятельно1 . При этом квалификация по совокупности преступлений не исключает необходимость квалификации второго преступного деяния как повторного преступления, если повторность указана в качестве квалифицирующего признака этого состава преступления.

Одним из наиболее сложных при квалификации по совокупности преступлений является вопрос о том, будет ли налицо совокупность преступлений, если совершённые лицом преступные действия предусмотрены одной и той же статьёй УК, но различными статьями или пунктами этой статьи. Ведь по буквальному смыслу ст. 42 УК России к совокупности преступлений относятся лишь те случаи, когда лицо признано виновным в совершении двух и более преступлений, предусмотренных различными статьями Особенной части УК России. О признании самостоятельного характера каждого из преступлений, охватываемых отдельными частями (пунктами) статьи УК, свидетельствует тот факт, что соответствующая часть (пункт) статьи содержит отдельную санкцию. Именно эту особенность законодательной конструкции Пленум Верховного Суда СССР считал определяющей при установлении совокупности преступлений . Так, Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 31 июля 1981 г. “О практике назначения наказания при совершении нескольких преступлений и по нескольким приговорам” указал, что “предусмотренные законом правила назначения наказания по совокупности преступлений применяются в случае квалификации содеянного как по различным статьям, так и по различным статьям (пунктам) одной и той же статьи уголовного закона, предусматривающим отдельные составы преступлений и имеющим самостоятельные санкции2 .

Таким образом, Пленум дал распространительное толкование ст. 42 УК России, говоря о разных статьях при определении совокупности законодатель имел в виду различные составы преступлений3 .

Изучение судебной практики показывает, что входящие в реальную совокупность преступные деяния по-разному характеризуются по субъективной направленности, по способу, времени и месту их совершения , по характеру отношения преступлений друг к другу. А это свидетельствует о том, что различные сочетания преступлений в реальной совокупности по-разному выражают отрицательные (антиобщественные) качества, навыки и привычки личности преступника, его общественную опасность.

Теория уголовного права давно подметила указанные различия и выдвинула определённые критерии деления совокупности на виды. Правильное понимание различных случаев реальной совокупности способствует уяснения вопросов отграничения её от сложных единичных преступлений , даёт возможность решать процессуальные вопросы и индивидуализировать наказание виновному1 .

Вопрос о видах реальной совокупности применительно к действующему уголовному законодательству поставлен и удачно решён А.М.Яковлевым. Он различал два вида реальной совокупности: 1) реальную совокупность преступлений, связанных определенным образом друг с другом; и 2) реальную совокупность, где преступления связаны между собой только фактом совершения их одним и тем же лицом2 .

Как показывает практика связь между преступными деяниями, входящими в реальную совокупность первого вида, состоит в том, что одно из них выступает в качестве условия, средства , способа совершения другого преступления, либо одно из них является средством или способом сокрытия другого преступления, либо они совершены по одним и тем же мотивам и т.п3 .

Подобного рода случаи реальной совокупности вызывают трудности при отграничении их от единичных сложных преступлений. Примером такого рода реальной совокупности будет следующий случай: Широкобоков, будучи в нетрезвом состоянии , зашёл в квартиру незнакомых ему граждан. Увидев, что в квартире кроме гражданки Б. никого нет, он пытался её изнасиловать, однако этому помешала мать потерпевшей, вошедшая в квартиру. Когда потерпевшая и её мать пытались выпроводить Широкобокова из квартиры, он начал выражаться нецензурными словами, ударил мать потерпевшей по голове и толкнул её на кровать, пытался ударить потерпевшую стулом, сорвал с окна штору. Будучи выдворенным из квартиры, он выломал замок и опять ворвался в квартиру, где продолжал выражаться нецензурными словами и ударил Б. кулаком по голове. В следствии сильного нервного потрясения потерпевшая Б. заболела психическим заболеванием. В действиях Широкобокова имеется реальная совокупность преступлений, предусмотренных ст. 17,ч.3 ст.117 и ч.2 ст.206 УК России4 .

Иной характер связи между преступными деяниями имеет место в случаях реальной совокупности второго вида. Здесь одно преступное деяние не обусловливает другое, не связано друг с другом ни местом, ни временем посягательства. Например, Бабий совершил грабёж индивидуального имущества , а через несколько дней угнал без цели хищения автомашину. Суд правильно квалифицировал его действия по ч.1 ст. 141 и ч.1 ст. 215-3 УК России5 .

В интересах правильного отграничения единого сложного преступления от реальной совокупности преступлений, связанных определённым образом друг с другом, по мнению В.П.Малкова следует различать:

1.Случаи реальной совокупности, в которой одно преступное деяние является условием или создаёт условия для совершение другого преступления. Примером такого рода реальной совокупности могут быть случаи изготовления огнестрельного или холодного оружия ( ст.222 УК России) и совершение разбоя (ст. 86 или 142 УК России).

2. Случаи реальной совокупности , в которой одно преступление является способом или средством совершения другого преступления. К такого рода реальной совокупности относятся, например, должностной подлог и хищение государственного или коллективного имущества.

3. Случаи реальной совокупности, в которой одно преступление является способом или средством сокрытия другого преступления либо средством избежания ответственности за него. К такого рода случаям реальной совокупности относятся хищение и обман покупателей; нарушение правил безопасности движения, повлекшее причинение потерпевшему тяжкого или средней тяжести телесного повреждения и оставление потерпевшего в опасном для жизни состоянии; совершение хулиганства и последующее сопротивление работнику милиции, члену общественного формирования по охране общественного порядка либо посягательства на их жизнь и другое.

4. Случаи реальной совокупности, в которой совершённые преступления не находятся в соотношении условия, способа, средства совершения либо сокрытия одного деяния другим, но характеризуется своеобразным единством времени и места посягательства. К такой совокупности относятся случаи, например, когда лицо совершает изнасилование, а затем открыто похищает у потерпевшей ценности; совершает угон мотоцикла, а затем умышленно повреждает его основные узлы и бросает.

5. Случай реальной совокупности, характеризующийся однородностью мотивов посягательства. Поскольку эти случаи реальной совокупности характеризуются очевидной разновременностью совершения преступлений, то трудностей при отграничении их от сложных преступлений не встречается. Например, лицо вначале совершило кражу индивидуального имущества, а через месяц - разбой, направленный на завладение государственным имуществом.

Что касается случаев реальной совокупности второго вида, объединённых лишь субъектом преступления, то их отграничение от единых сложных преступлений не вызывает каких-либо затруднений, а поэтому выявление специфических особенностей отдельных разновидностей совокупности лишено практического смысла в интересующем нас аспетке1 .

Что же касается соотношения понятий реальной совокупности и повторности, то на этот счёт существует по крайней мере три точки зрения. С.Г.Закутский считал, что совокупность и повторность взаимоисключающие понятия равнозначного порядка2 . Г.Тимейко полагал, что при совершении двух и более разнородных или однородных самостоятельных преступлений всегда одновременно возникают повторность и совокупность1 . В.Н.Кудрявцев настаивал на том, что повторность и совокупность пересекающиеся понятия2 . По его мнению возможна совокупность преступлений, которая не даёт повторности. Наиболее предпочтительной является вторая точка зрения, сторонником которой является Г.Тимейко. Реальная совокупность преступлений и возникает-то в результате повторности учинения преступных деяний. Поэтому не может быть такой совокупности, которая не содержит признаков повторности преступлений, если иметь в виду реальную совокупность, а не идеальную. Любая реальная совокупность даёт в то же время повторность преступления, которая в одних случаях имеет значение квалифицирующего признака, а в других - значение отягчающего обстоятельства3.

2)Повторность преступлений,связанная с предшествующим осуждением виновного и её разновидности.

Вторым видом повторности является повторность преступлений, которая связана с предшествующим осуждением виновного. Такая повторность является более опасной, так как виновный совершает новое преступление после того, как он уже предстал перед судом, получил от имени государства отрицательную моральную оценку своему поведению и предупреждение не совершать других преступных деяний.

В уголовном законодательстве отсутствует определение понятия рецидива преступлений. Вместе с тем установление понятия рецидива, его обязательных признаков имеет огромное практическое и теоретическое значение для квалификации и назначения наказания, для организации борьбы с преступностью, так как формы и методы предупреждения рецидивной преступности, исправления и перевоспитания преступников-рецидивистов во многом специфичны4 .

В юридической литературе о понятии рецидива преступлений высказывают различные суждения. Так, по мнению М.Д. Шаргородского, “... в тех случаях, когда преступник совершил новое преступление после осуждения и полного отбытия наказания за первое, имеет место рецидив. Если же преступник совершил второе преступление после осуждения, но до полного отбытия наказания за первое , то это будет не рецидив, а совокупность наказаний5 . А.А.Пиотковский считал, что уголовным рецидивом может быть признано только повторное преступление, которое было совершено виновным уже после отбытия наказания, назначенного ему по приговору суда за ранее совершённое преступление6 .

Под рецидивом , по мнению А.С. Шляпочникова, следует понимать повторное совершение преступления лицом, отбывающим или отбывшим меру наказания за предыдущее преступление1 . Как полагали А.М.Яковлев и В.Н.Кудрявцев и другие учёные, в основу определения понятия рецидива должен браться признак судимости виновного за ранее совершённое им преступление, а отбытие наказания по предыдущему приговору не обязательно2 .

Ряд учёных криминалистов рассматривали рецидив как вид множественности преступлений в уголовном праве и понимали под ним совершение нового преступления лицом после того, как оно уже было осуждено за предыдущее3 , либо совершение нового преступления при наличии судимости за ранее совершённое преступление4 .

Анализ законодательства и высказанных точек зрения о понятии рецидива преступлений даёт основание для формулирования обязательных признаков рецидива в уголовном праве.

Рецидив - термин латинский, означает “возвращающийся”. Толковый словарь русского языка объясняет этот термин как возобновление, возвращение, повторение чего-нибудь (обычно не желательного), например преступлений.

Одним из обязательных признаков рецидива является повторность совершения преступления. Повторное преступление может быть по форме вины как совпадающим, так и не совпадающим с предыдущим преступлением. Для наличия рецидива не имеет значения ни тяжесть, ни характер совершённых преступлений, ни вид, ни размер наказания.

Совпадение форм вины имеет значение для квалификации содеянного и решения вопроса о признании лица особо опасным рецидивистом. Это случаи, когда наступление определённых правовых последствий закон связывает с умышленной формой вины, когда между первым и последующими преступлениями, совершёнными данным субъектом, имеется определённая связь, свидетельствующая о продолжении прежнего антиобщественного поведения со стороны конкретного субъекта, несмотря на отбытое (отбываемое) наказание. Несовпадение форм вины при рецидиве преступлений не оказывает влияния на квалификацию содеянного, но может повлиять на вид и размер наказания, на режим отбывания наказания в исправительно-трудовом учреждении, если за последующее преступление, как и за предыдущее, назначается наказание в виде лишения свободы.

Рецидив, как и иные разновидности повторности преступлений, могут образовать тождественные, однородные и разнородные преступления. В то же время между рецидивом и другими видами повторности имеется существенное различие. Это различие обусловлено тем, что лицо совершает новое (повторное) преступление после того, как оно уже было осуждено за ранее совершённое. Таким образом, следующим обязательным признаком рецидива является совершение повторного преступления лицом, ранее судимым за совершение предшествующего преступления1 .

По вопросу о времени возникновения судимости высказаны различные мнения: А.Ф.Зелинский исходил из того, что лицо считается судимым со времени вступления приговора в законную силу2 , В.В.Ераскин и Л.Ф.Помчалов придерживались мнения, что лицо считается судимым со времени провозглашения обвинительного приговора3 .

В целях единообразного понимания и применения законодательства в судебной практике Пленум Верховного Суда России в постановлении от 12 октября 1989 г. “О выполнении судами России законодательства и руководящих постановлений Пленума Верховного Суда России, направленных на борьбу с рецидивной преступностью”, разъяснил, что под ранее осуждавшимся к лишению свободы следует понимать лицо, которому вступившим в законную силу приговором суда было назначено наказание в виде лишения свободы, подлежащее отбыванию в исправительно-тудовом учреждении. При этом лицо признается осуждавшимся к лишению свободы независимо от того, отбывало ли оно фактически это наказание или по каким-либо причинам не отбывало4 .

Таким образом, законодатель под осуждением понимает вступление приговора в законную силу. Момент вступления приговора в законную силу, с одной стороны, является отправной точкой для отсчёта течения времени судимости, а с другой - сопряжён с наступлением всех последствий, обусловленных наличием обвинительного приговора.

На основании изложенного, под рецидивом в уголовном праве следует понимать совершение повторного преступного деяния лицом, ранее осуждённым за другое преступление, при условии наличия у него непогашенной или не снятой в установленном законом порядке судимости.

Задача глубокого изучения рецидивной преступности не может быть реализована без уяснения тех её свойств, которые присущи отдельным группам проявления рецидива. Учёт этих черт, признаков даёт основание для научной классификации рецидивных преступлений, подразделяя их на определённые виды.

а) По характеру преступлений, охватываемых рецидивом, в уголовно-правовой науке различают общий и специальный рецидив. В юридической литературе различные авторы, употребляя термины “общий рецидив” и “специальный рецидив” вкладывают в их содержание неодинаковый смысл5 . Одни авторы понимали под общим рецидивом совершение лицом ранее судимым, любого нового преступления 6 , другие - совершение разнородных преступлений 7 .

 Существует и иная трактовка, согласно которой общий рецидив охватывает сочетание разнородных, а также однородных и тождественных преступлений, если они не предусмотрены законом в качестве квалифицирующих признаков состава преступления. “Общий рецидив (совершение любого нового преступления лицом, ранее осужденным за какое-либо преступление) ,- писал В.Н.Кудрявцев, - не имеет квалифицирующего значения и рассматривается так же , как и общая повторность, в качестве отягчающего ответственность обстоятельства”. Далее В.Н.Кудрявцев отмечал, что “в настоящее время наше уголовное законодательство знает два вида специального рецидива после осуждения (например, ч.2 ст.206 УК России) и совершение нового преступления при условиях, предусмотренных в ст.26 УК России1 . Согласно приведённому положению не все тождественные и однородные преступления могут образовать специальный рецидив, а лишь те которые предусмотрены в нормах Особенной части УК как обстоятельства, усиливающие ответственность преступника. Однородные и тождественные преступления, которые в случаях рецидива не рассматриваются законодателем в качестве квалифицирующего обстоятельства, относятся, таким образом, к общему рецидиву. Частично совпадает с мнением В.Н.Кудрявцева позиция Е.А.Фролова и Р.Р.Галиакбарова, которые понимали под специальным рецидивом совершение лицом, ранее судимым, нового тождественного или в случаях, специально указанных в законе, однородного преступления2 .

С точки зрения уяснения характера рецидива такое деление вряд ли можно считать удачным. Дело в том, что как общий, так и специальный рецидив - категории объективные, не зависящие от законодательного формулирования уголовно-правовой нормы. Между тем, относится ли та или иная повторность преступлений, в том числе и рецидив, к квалифицирующему обстоятельству или не относится, зависит от воли законодателя, учитывающего целый ряд различного рода факторов. Если придерживаться указанной классификации, то пришлось бы отнести некоторые сочетания одних и тех же преступлений к различным видам рецидива.

Думается, что рассматриваемая дифференциация случаев рецидива основана на учёте методов уголовно-правовой регламентации ответственности рецидивистов. Разумеется, и такой критерий может быть положен в основу деления рецидива на виды. Однако, подобная классификация не может заменить по своему значению дифференциации, покоящейся на учёте характера преступлений. Нельзя признать достаточно правильным понимание общего рецидива как совершение любых преступлений. При такой трактовке по существу стирается различие между общим понятием рецидива и специальным3 .

В связи с изложенным более правильным представляется понимание общего рецидива как совершение лицом после осуждения разнородного преступления. Под специальным рецидивом подразумевается совершение после осуждения нового однородного или тождественного преступления4 .

Общему рецидиву в уголовном законодательстве придаётся значение обстоятельства отягчающего ответственность при назначении наказания (п.1 ст.41 УК России). Специальному рецидиву придаётся значение квалифицирующего обстоятельства. Вместе с тем специальный рецидив может иметь значение отягчающего обстоятельства.

б) Основываясь на количественных показателях преступных деяний, образующих рассматриваемый вид повторности преступлений, случаи рецидива можно подразделить на: простой (однократный) рецидив, когда преступление совершается лицом, осуждённым ранее лишь один раз и сложный (многократный) рецидив, когда совершается новое преступление лицом, ранее судимым два раза и более1 . При прочих равных условиях вторая разновидность рецидива свидетельствует о более высокой общественной опасности преступной деятельности рецидивиста, а также, как правило, является объективным выражением большей стойкости антисоциальных настроений индивида, его антиобщественной ориентации. Ведь известно, что антисоциальные взгляды, привычки и навыки складываются у человека не сразу, не в одно мгновение, а представляют собой результат более или менее длительного воздействия комплекса различных по своему характеру неблагоприятных обстоятельств. Процесс влияния на личность отрицательных факторов может продолжаться после того, как у него уже сформировалась антисоциальная ориентация. А содержание и степень последней могут быть различны.

При характеристике общественной опасности рецидивиста, неоднократно привлекающегося к уголовной ответственности, представляет интерес его эмоциональная реакция на угрозу наказания. Для рецидивистов указанной категории характерным является растущее с каждым новым преступлением безразличие к угрозе уголовно-правовой репрессии. Преступник всё с меньшими, а нередко без каих-либо колебаний, идёт на совершение очередного преступления, ибо сдерживающие начала постепенно угасают. Притупляются антикриминогенные мотивы не только нравственного порядка, но и чувство страха перед законом. А если рецидивист и испытывает под час известны колебания до совершения преступления, то они обусловливаются соображениями “технического характера”, то есть соображениями возможности реального достижения желаемого в той или иной конкретной жизненной ситуации. Антиобщественные, в том числе преступные, навыки и привычки становятся своеобразным жизненным кредо рецидивиста. Многократный рецидив вырабатывает у субъекта определённый опыт преступной деятельности, используемый ими как в целях реализации своих преступных замыслов, так и для того, чтобы избегнуть разоблачения.

Очевидно, этими свойствами личности рецидивистов следует объяснить характерную для сложного рецидива тенденцию увеличения общественной опасности преступлений по мере роста числа судимостей субъекта.

Изложенное позволяет заключить, что целенаправленная и эффективная борьба с рецидивной преступностью требует тщательного анализа, в частности , количественных показателей соотношения простого и сложного рецидива, а равно изменений, происходящих в их соотношении1 .

в) По степени общественной опасности преступлений, охватываемых рецидивом, А.М.Яковлев подразделял на рецидив тяжких и менее тяжких преступлений2 . Данная классификация рецидива, основывающаяся на указанном критерии, заслуживает внимания. Она позволяет, в частности, глубже уяснить структуру и характер рецидивной преступности. Не выяснив соотношения тяжких и менее тяжких преступлений в общей массе рецидивных преступлений, нельзя верно оценить и динамику рецидива. Вместе с тем, правильное уяснение картины рецидивной преступности с учётом упомянутых показателей позволяет разработать и претворить в жизнь необходимые меры по дальнейшему совершенствованию форм и методов борьбы с рецидивной преступностью.

Градация рецидива в зависимости от степени тяжести совершённых преступлений помогает верно оценить соответственно и степень общественной опасности рецидивиста. Конечно, мера социальной опасности последнего определяется не только степенью тяжести, образующих рецидив преступлений, но и рядом других факторов (количеством судимостей, характером совершённых преступлений, временем, истекшим с момента отбытия наказания до совершения нового преступного деяния и др.). И это необходимо иметь в виду при организации борьбы с рецидивом. Однако, это отнюдь не исключает, а, напротив, предполагает необходимость точного определения степени социальной опасности преступлений, входящих в рецидив.

Говоря о значении дифференцации рецидива при указанной классификации, следует отметить, что она помогает с учётом степени общественной опасности преступника решить проблему индивидуализации ответственности рецидивистов.

г) Степень общественной опасности преступлений,входящих в рецидив, может быть отражена также при подразделении рецидива в зависимости от формы вины: рецидив умышленных преступлений, рецидив неосторожных преступлений, рецидив преступлений, совершённых и умышлено, и по неосторожности. Положительная сторона такого деления рецидива заключается в том, что она позволяет, как правило, судить не только о степени опасности преступлений, составляющих рецидив, но и в известной мере об интенсивности антисоциальных свойств субъекта. Вместе с тем указанная классификация не лишена и недостатков, которые сводятся главным образом к тому, что подразделение рецидива по формам вины не всегда может отразить большую общественную опасность умышленных преступлений по сравнению с неосторожными. В каждую из названных групп могут войти преступления, одинаковые по степени опасности или первая группа (умышленные преступления) будет объединять преступления менее тяжкие чем вторая (неосторожные преступления)3 .

д) По степени общественной опасности различают рецидив пенитенциарный и особо опасный1 . Под пенитенциарным рецидивом понимают совершение лицом, отбывшим наказание в виде лишения свободы, нового преступления, повлекшее повторное осуждение к лишению свободы и его отбывание2 . Наиболее опасную разновидность рецидива представляет особо опасный рецидив. Признание лица особо опасным рецидивистом обусловливает наступление серьёзных правовых последствий.

В законодательстве используется лишь понятие особо опасного рецидивиста. Для признания лица особо опасным рецидивистом и констатации наличия особо опасного рецидива в соответствии со ст.26 УК России необходимо, чтобы: 1) лицо ранее осуждалось к лишению свободы и отбывало его за умышленные преступления из числа указанных в п.п. 1, 2, 3 ч.1 ст. 26 УК России; 2) вновь совершило новое умышленное преступление (из числа преступлений, перечисленных в ч.1 ст.26 УК России); 3) было осуждено за него к лишению свободы на срок свыше трёх лет, не ниже пяти лет либо независимо от срока наказания; 4) было судимо два, три и более раз к лишению свободы.

Применительно к п. 4 ч.1 ст.26 УК России особо опасным рецидивистом может быть признано лицо, которое, отбывая наказание в виде лишения свободы за совершение одного из преступлений, перечисленных в п. п. 2 и 3 ч. 1 ст. 26 УК России, совершит любое умышленное преступление, за которое оно осуждается к лишению свободы на срок не ниже пяти лет.

Решая вопрос о признании лица особо опасным рецидивистом, суд учитывает личность виновного, степень общественной опасности совершённых преступлений, их мотивы, степень и характер участия в совершении преступлений и другие обстоятельства дела.

Только при наличии всех этих условий суд в соответствии со ст.26 УК России может признать лицо особо опасным рецидивистом. Судимости за преступления, совершённые лицом в возрасте до восемнадцати лет, а также судимость, которая снята или погашена в установленном законом порядке, не учитывается при решении вопроса о признании лица особо опасным рецидивистом3 .

В зависимости от того, было осуждённым отбыто наказание за ранее совершённое преступление к моменту учинения нового следует различать два основных вида рецидива: рецидив до полного отбытия наказания по предыдущему приговору и рецидив после полного отбытия наказания по предыдущему приговору. Указанные разновидности рецидива могут заключать в себе признаки общего, специального, простого, сложного, особо опасного рецидива и др.

Примером общего, многократного, умышленного рецидива будет дело Колесникова, осужденного 17 мая 1994 года по ч.1 ст.101 УК России к двум годам шести месяцам лишения свободы, ранее судимого 17 февраля 1988 г. по ч.3 ст. 222 УК России и приговоренного к трём годам лишения свободы, и 26 ноября 1991 г. по ч.1 ст. 140 УК России - к двум годам лишения свободы1 .

Выше было рассмотрено уголовно-правовое (легальное) понятие рецидива. В юридической литературе рецидиву придаётся, однако и другое значение. Под рецидивом понимается совершение лицом, ранее совершившим какое-либо преступление, нового преступного деяния без учёта того подвергался или нет виновный осуждению за предыдущее преступление. Данная точка зрения получила в теории уголовного права наименование фактического рецидива2 .

Идея фактического рецидива была выдвинута Б.С Утевским ещё в 20-х годах. Он считал неправильным понимание рецидива как повторной судимости3 . Однако и понятие фактического рецидива в литературе раскрывается разноречиво. Так, А.М. Яковлев писал, что “... когда преступление совершается во второй и более раз после отбытия наказания за предыдущее, но судимость за это преступление снята или погашена, имеет место так называемый “фактический рецидив””4 .

В последнее время всё чаще упоминается о криминологическом рецидиве. В одних случаях понятие криминологического рецидива отождествляется с рецидивом фактическим5, в других - между этими понятиями отмечается определённое различие. Так А.Х.Кунашев писал, что “в самом общем значении рассмотрение рецидива как возврата к преступлению основывается на криминологическом его понятии, как социального факта, заключающегося в повторном либо многократном совершении виновным новых преступлений, безотносительно к фактам осуждения за ранее совершённые преступления и отбывания наказания”. По его мнению, криминологическое понятие рецидива может совпадать с понятием легального рецидива, когда совершается новое преступление после осуждения за ранее совершённое преступление при не снятой и не погашенной судимости. В случаях же совершения разнородных преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, криминологическое понятие рецидива проявляется как совокупность преступлений, а при совершении однородных деяний - как повторность6 .

Не признаёт конструкцию фактического рецидива А.Ф.Зелинский. По его мнению, понятие рецидива преступлений должно быть единым для всех правовых наук, что, однако, не исключает дифференциации его видов, обладающих одним и тем же родовым свойством: неоднократностью применения правовых мер воздействия к преступнику. Он полагал, что при изучении рецидива в криминологии должны учитываться случаи, когда за ранее совершённые преступления к преступнику были применены меры общественного воздействия, меры административного взыскания, меры воспитательного воздействия, а также случаи совершения повторного преступления, когда погашена или снята судимость. С учётом этого А.Ф. Зелинский криминологическим рецидивом считал “совершение нового преступления лицом, ранее осуждённым или подвергнутым иным законным мерам воздействия за предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние, независимо от наличия или отсутствия судимости у виновного1 .

По мнению В.П.Малкова понятие фактического и криминологического рецидива являются несовпадающими понятиями. Первое из них по объёму шире и богаче, чем второе2 .

Рассмотрение рецидива в криминологическом и фактическом смыслах имеет, конечно, немаловажное значение с точки зрения более глубокого уяснения рецидива как социального явления, подготовки научно обоснованных рекомендаций по совершенствованию законодательства и разработки конкретных мер предупреждения рецидивной преступности. В то же время необходимо отметить, что интересы законности, гарантии прав и законных интересов граждан несовместимы с механическим перенесением выводов и положений криминологии в область уголовного права. Уголовно-правовые меры должны применяться в точном соответствии с законом и , если криминологические выводы не нашли закрепления в законе, не соответствует, а тем более противоречат ему, они не могут применяться судом3 .


Дата добавления: 2019-07-15; просмотров: 118;