Формы проявления множественности преступлений



ПЛАН

 

ВВЕДЕНИЕ. 3

ГЛАВА I ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПОНЯТИЯ МНОЖЕСТВЕННОСТИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ.. 5

1. Понятие множестенности преступлений. 5

2. Формы проявления множественности преступлений. 12

ГЛАВА II ФОРМЫ МНОЖЕСТВЕННОСТИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ.. 18

1. Повторность приступлений. 18

1.1 Неоднократность преступлений. 22

1.2 Систематичность преступлений. 24

1.3 Совершение преступлений в виде промысла. 26

1.4 Реальная совокупность преступлений. 27

2. ИДЕАЛЬНАЯ СОВОКУПНОСТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЙ.. 44

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 48

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.. 52

 

ВВЕДЕНИЕ

Судебно-следственным органам нередко приходится сталкиваться с такими фактами, когда в поведении виновного обнаруживаются признаки двух и более преступных деяний. В зависимости от характера этих преступных деяний существенно меняется уголовно-правовая оценка поведения субъекта. Так, в одних случаях всё содеянное необходимо квалифицировать по нескольким уголовно-правовым нормам (например, при совокупности преступлений), в других - всё совершенное охватывается лишь одной нормой ( например, при повторности). В ряде случаев меняются и порядок назначения наказания, его тяжесть и порядок отбытия. Очевидно, что в интересах соблюдения законности необходим единообразный подход к решению этих вопросов. Поскольку во всех этих случаях речь идет о сходных моментах, а именно о совершении одним лицом нескольких преступлений, все эти вопросы необходимо рассматривать в комплексе1 . В этом плане несомненно важным, актуальным и практически значимым для науки уголовного права и судебно-следственной практики является исследование проблемы множественности преступных деяний по уголовному законодательству. Это обуславливается тем, что деятельность правоохранительных органов , направленная на сокращение преступности невозможна без постоянной борьбы со случаями совершения одними и теми же лицами множества преступлений, без ликвидации причин и условий, способствующих повторению преступлений2.

В области теоретической разработки проблемы множественности преступлений уголовноправовая наука сделала большой шаг вперед уже начиная с 60-х годов, когда появились работы таких известных ученых как Кафаров Т.М., Кудрявцев В.Н., Малков В.П., Яковлев А.М. и другие.

При множественности преступлений в поведении одного человека иной, нежели при совершении им только одного преступного акта, должна быть оценка характера общественной опасности поведения субъекта и его личности, иной должна быть юридическая квалификация содеяного и, наконец, существенными особенностями должно характеризоваться назначение наказания ( его тяжесть, порядок определения и отбытия и т.д. ).

Между тем следует подчеркнуть, что проблема множественности преступлений и отграничение от нее единичных преступлений всё ещё нуждается в дальнейшем изучении и разработке. Пока что многие её вопросы в теории и на практике решаются разноречиво, что не способствует единообразному применению уголовного закона1 .

В завершение хотелось бы отметить, что проблема множественности не решена ни в УК России, ни в УК России. Поэтому представляется необходимым законодателям обоих государств ввести в свои уголовные кодексы понятие множественности преступлений, определение её форм и разновидностей и пограничных с ней единичных преступлений.

 

ГЛАВА I
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПОНЯТИЯ МНОЖЕСТВЕННОСТИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Понятие множестенности преступлений

Преступление всегда причиняет тот или иной вред общественным отношениям и вызывает негативную оценку со стороны общества и государства. Ещё более отрицательную реакцию вызывают случаи совершения лицом не одного, а нескольких преступлений. При совершении лицом нескольких преступлений, как правило, причиняется больший моральный, физический или материальный вред обществу либо отдельным гражданам, виновный обнаруживает устойчивое отрицательное отношение к интересам государства, общества и отдельных граждан. Многократная преступная деятельность одного и того же лица отрицательно влияет на неустойчивых в моральном отношении граждан, особенно на молодежь, порождая иллюзии о возможности жить за счет общества, совершать преступления безнаказанно.

Случаи совершения одним и тем же лицом нескольких преступлений нередкое явление в судебной практике. Установление того факта, что лицо одновременно или последовательно совершило несколько преступлений порождает перед следственно-судебными органами определенные правовые вопросы, связанные с отграничением отдельного ( единичного) преступления от нескольких, квалификацией содеянного и назначением наказания, правовыми последствиями осуждения за множество преступлений, порядком производства по уголовному делу о нескольких преступных деяниях, выяснением причин и условий, способствовавших совершению множественности преступных деяний и др. Эти и ряд других вопросов охватываются проблемой множественности преступлений по уголовному праву.

Множественность преступлений характеризуется, как правило, умышленной преступной деятельностью. Это обуславливает правовую оценку множественности преступлений как формы преступной деятельности представляющей повышенную общественную опасность.

В действующем уголовном законодательстве не содержится понятия “множественности преступлений”. Понятие множественности преступлений разрабатывается наукой уголовного права, но единообразного подхода к трактовке этого понятия пока нет1 . Так, по мнению А.М. Яковлева, “понятие множественности преступлений находит своё конкретное воплощение в понятиях повторности, рецидива и совокупности преступлений”2. В этом высказывании характеризуются по существу, лишь формы проявления множественности преступных деяний, но не раскрываются существенные признаки этого уголовно-правового понятия, его содержание и объём 1 .

П.С. Дагель множественность преступлений характеризовал как случаи совершения одним лицом двух либо нескольких преступлений2. Этот же признак выделяли в определении множественности Ю.Мельникова и Н.Алиев3. Однако характеристика рассматриваемого понятия будет неточной и неполной, если при этом ограничиться указанием этого признака. Дело в том, что не каждый случай фактического совершения лицом двух и более преступных деяний охватывается уголовно-правовым понятием множественности преступлений4 . Поэтому в определении понятия множественности преступлений, помимо указанного названными признака, должны найти отражение также и другие существенные признаки, позволяющие наиболее правильно охарактеризовать содержание рассматриваемого понятия.

Иную трактовку понятия множественности преступлений даёт В.Н. Кудрявцев. По его мнению множественность преступлений характеризуется тем, что всё совершённое не охватывается одной нормой Особенной части, предусматривающей единичное преступление5 . Однако такой признак множественности, как содеянное не охватывается одной нормой Особенной части, свойственен не всем её разновидностям, а только тем её случаям, которые подпадают под различные статьи уголовного закона и охватываются понятием совокупности преступлений.

По действующему законодательству некоторые разновидности множественности тождественных преступлений охватываются, как правило, одной нормой Особенной части УК. В частности, случаи множественности, охватываемые понятиями неоднократности преступлений ( ч.2 ст.154, ч.2 ст.155-2 УК России и др.); повторности преступлений (ч.2 ст.155-8, ч.2 ст.168, ч.2 ст.169, ч.2 ст.170 УК России и др.) ; систематичности преступлений ( ст.160, ст.162 УК России и др.); совершения преступлений в виде промысла ( ч.4 ст.213 УК России), квалифицируются по одной норме Особенной части УК . В то же время следует иметь в виду и то, что отдельные случаи множественности тождественных деяний не находят отражения в правовой квалификации по соответствующим статьям Особенной части, повышенная опасность их законом не подчёркивается, однако это не означает будто наличие её не имеет никакого правового значения. Например, когда лицо осуждается за два случая умышленного тяжкого телесного повреждения ( ч.1 ст.101 УК России). Поэтому признак, что всё совершённое не охватывается одной уголовно-правовой нормой Особенной части, не может рассматриваться в качестве существенного признака множественности преступных деяний 1.

Е.А. Фролов, Р.Р.Галиакбаров под множественностью преступлений понимали стечение нескольких правонарушений, предусмотренных уголовным законом в поведении одного и того же лица2. Однако термин “стечение в поведении” подчеркивает скорее момент одновременности ответственного лица за несколько преступлений, которая имеет место не при всех случаях множественности преступных деяний, а лишь при таких её видах, как совокупность, неоднократность, систематичность и промысел. Этим понятием не охватываются случаи совершения лицом нового преступления после полного отбытия наказания по предыдущему приговору при наличии у него не снятой или непогашенной судимости.

Определение понятия множественности преступлений, думается, должно отражать не только случаи, когда лицо совершило несколько преступлений, за которые привлекается к уголовной ответственности, но и за те из них, когда оно совершило новое преступление после осуждения за предшествующее деяние.

В этом отношении более точны Б.А. Куринов и И.М.Гальперин, которые подчеркивают, что понятием множественности преступлений охватываются как случаи совершения двух и более преступлений до осуждения, так и после осуждения за предыдущее деяние3. И.М.Гальперин пишет, что “множественность преступлений заключается в том, что виновный совершает до привлечения к уголовной ответственности несколько преступных деяний, содержащих признаки различных составов преступлений, либо нескольких преступных деяний, содержащих признаки одного состава, но не характеризующихся внутренней связью, либо, наконец, вновь совершает любое другое преступление после осуждение за предыдущее4 .

При такой трактовке исследуемого понятия весьма удачно показывается, что её образуют не только случаи совершения лицом нескольких разнородных преступлений, но и одинаковых, а также, как до привлечения виновного к уголовной ответственности, так и после осуждения за предыдущее деяние, кроме того здесь предпринята попытка отграничения её от единичного преступления.

Однако в определении И.М.Гальперина не нашли отражение признаками, исключающие множественность преступлений. Такие признаки хотя и неполно имеются в определении понятия множественности, даваемого Б.А.Куриновым5 . “В теории уголовного права, - пишет Б.А.Куринов, - понятием множественности преступлений охватываются случаи совершения лицом двух и более преступлений, по которым не погашена судимость и не истекли сроки уголовного преследования”.

Г.Г.Криволапов справедливо отмечал, что множественности преступлений не имеется, если хотя бы по одному из двух совершенных преступных деяний истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности, либо истекли сроки давности исполнения обвинительного приговора, либо погашена или снята судимость, либо имеется акт амнистии или помилования, погашающий его правовые последствия, а также имело место освобождение от уголовной ответственности в соответствии с законом, либо имеются процессуальные препятствия к возбуждению уголовного преследования1 .

С учетом имеющихся в литературе точек зрения можно выделить следующие общие отличительные признаки множественности преступлений.

Совершение лицом двух и более преступлений. Этот признак является общим для всех случаев множественности преступлений ибо этот признак подчеркивает то общее, существенное, что характерно для всех случаев проявления множественности преступных деяний.

Наличие непогашенных юридических последствий хотя бы по двум преступлениям. При определённых обстоятельствах совершение одним и тем же лицом нескольких преступных деяний не может рассматриваться как свидетельство повышенной опасности виновного и содеянного, а следовательно не влечёт за собой для виновного неблагоприятных уголовно-правовых последствий.

Например, если лицо совершает новое преступление по истечении многих лет после учинения первого преступного деяния, то это является свидетельством отсутствия особой злостности виновного, которая имеет место, как правило, при совершении лицом нескольких преступлений за относительно короткий промежуток времени. Повышенная общественная опасность личности преступника и содеянного при совершении лицом нескольких преступлений за относительно короткий промежуток времени. Повышенная общественная опасность личности преступника и содеянного при совершении нескольких преступных деяний за небольшой период времени обусловливается, в частности, и тем, что причинение вреда обществу за относительно короткий промежуток времени является более ощутимым и опасным. Ущерб, причиненный преступлениями,совершёнными с большим разрывом во времени, как правило, для общества менее ощутим, чем такой же ущерб, причиненный за короткое время. Сказанное обуславливает постановку вопроса о том, что не всякий случай фактического совершения лицом более одного преступления является показателем повышенной общественной опасности содеянного и его личности. А коль скоро множественность преступлений является юридическим выражением повышенной общественной опасности содеянного и преступника, наличия у виновного глубоко укоренившихся антиобщественных взглядов и привычек, определённой жизненной позиции, то при отсутствии указанных признаков нецелесообразно было бы полагать имеющим место само юридическое понятие множественности преступлений и влекущим неблагоприятные правовые последствия. Поэтому в теории уголовного права и судебной практике принято положение , согласно которому множественность преступлений не имеет места, если хотябы по одному из двух деяний истекли сроки давности к уголовной ответственности либо исполнения обвинительного приговора1 .

Обстоятельством, исключающим множественность преступлений, является также погашение или снятие судимости за ранее совершённое преступление.

Судимость прежде всего является свидетельством наличия состоявшегося факта осуждения лица судом за совершение одного или нескольких преступлений. В сущности судимость представляет собой форму регистрации и учёта подвергавшихся осуждению лиц в целях осуществления контроля за их поведением. Судимость указывает на то, что имело место официальное признание судом от имени государства данного лица виновным в совершении одного или нескольких преступлений. Таким образом, имеющее судимость лицо ранее совершало одно или несколько преступлений.

С учётом сказанного судимость свидетельствует о таком осуждении лица, при котором оно признаётся судом общественно опасным не только в момент совершения преступления, но и при назначении наказания. Назначение наказания виновному означает, что суд считает осужденного общественно опасным также на период исполнения наказания.

В обвинительном приговоре суд от имени государства даёт отрицательную моральную оценку поведения осуждённого и делает ему своего рода предупреждение о недопустимости такого поведения в будущем под угрозой наступления неблагоприятных уголовно-правовых последствий. Таким образом, судимость также означает своеобразное предупреждение осужденному не совершать новых преступлений. Это предупреждение остаётся в силе пока не отпадут основания считать осуждённого представляющим общественную опасность для общества. Обвинительный приговор с назначением наказания также указывает, что суд нашёл нужным подвергнуть осуждённого воздействию наказанием, исполнение которого предполагает осуществление соответствующего общественного и государственного контроля за поведением осуждённого. Следовательно, судимость может рассматриваться и как свидетельство необходимости осуществления контроля за поведением осуждённого со стороны общества.

Общественная опасность осуждённого не всегда утрачивается с отбытием наказания, а поэтому нужда в общественном и государственном контроле за его поведением остаётся и после отбытия им наказания вплоть до полного исправления и перевоспитания. Общественный и государственный контроль за поведением осуждённого в период и после отбытия наказания находит своё проявление в установлении режима отбывания наказания и правовых ограничениях общеправового и уголовно-правового характера. Таким образом, правовые ограничения в отношении осуждённого по существу являются средством контроля за его поведением в интересах предупреждения новых преступлений.

При такой трактовке сущности судимости легко понять, почему множественность преступлений связывается с наличием её у лица за предшествующее преступление. Коль скоро наличие судимости означает, что лицо ранее уже совершило одно или несколько преступлений, представляет общественную опасность, в связи с чем взято под общественный и государственный контроль, предупреждено о недопустимости совершения новых преступлений под угрозой наступления неблагоприятных уголовно-правовых последствий и всё же решается на совершение нового преступления, то это указывает на нежелание его встать на путь исправления, уклонение от контроля, повышенную его общественную опасность. Сказанное даёт основание рассматривать содеянное при указанных обстоятельствах как множественность преступлений и применить к виновному более строгое наказание.

Множественность преступлений, как правило. является показателем повышенной общественной опасности личности виновного. Поэтому он рассматривается как основание для усиления наказания. А поскольку совершивший преступление после погашения или снятия судимости не представляет повышенной общественной опасности по сравнению с лицом, учинившим такое же деяние впервые, то отсутствуют и основания к усилению наказания виновному.

Поэтому погашение или снятие судимости в уголовном праве признаётся обстоятельством, исключающем множественность преступлений1.

Этой же точки зрения придерживается Пленум Верховного Суда России. В постановлении от 29 июня 1990 г. “О практике применения судами общих начал назначения наказания” Пленум разъяснил, что “совершение преступления лицом, ранее совершившим какое- либо преступление, не может рассматриваться в качестве обстоятельства, отягчающего ответственность, если в отношении первого преступления снята или погашена судимость”2 .

Порядок погашения и снятия судимости регулируется ст.55 УК России. Погашение или снятие судимости означает, что уголовно-правовые последствия предшествующего преступления аннулированы и оно не может учитываться в качестве составного элемента множественности преступлений.

По действующему законодательству лицо, совершившее преступление, может быть освобождено от уголовной ответственности либо от наказания актами об амнистии и помиловании. В таких случаях юридические последствия совершённого преступления аннулируются до истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности и срока давности исполнения обвинительного приговора. Поэтому преступление, правовые последствия которого аннулированы актом амнистии или помилования, не может рассматриваться в качестве составной части множественности преступлений. Следовательно, освобождение лица от уголовной ответственности по амнистии и помилованию хотя бы по одному из двух совершенных деяний является обстоятельством, исключающем множественность преступлений.

Уголовное законодательство предусматривает возможность освобождения лица от уголовной ответственности, если оно может быть исправлено без применения уголовного наказания, по основаниям, предусмотренным ст.ст. 10, 50, 51, ч.2 ст.56, ч.3 ст.170, ч.2 ст. 222 УК России1.

Отсутствие процессуальных препятствий для уголовного преследования также является общим существенным признаком множественности преступлений. Перечень процессуальных оснований дан в законе (ст.6 УПК России).

В соответствии с указанными признаками множественность преступлений можно определить как совершение лицом двух и более преступлений, если по ним не погашены юридические последствия и нет процессуальных препятствий к уголовному преследованию.

 

Формы проявления множественности преступлений

В теории уголовного права вопрос о формах проявления множественности преступлений решается по разному.

Н.И. Загородников и Н.А. Стручков называли понятие множественности преступлений сложным юридическим образованием, состоящим из двух и более самостоятельных преступлений, которые одновременно или последовательно проявляются соответственно либо в идеальной совокупности преступлений, либо в форме повторения преступлений, осуществляемых в виде неоднократности, повторности, систематичности преступного промысла и реальной совокупности преступлений2 .

По мнению В.Н. Кудрявцева, формами множественности являются совокупность, повторность, неоднократность и рецидив преступлений3. П.С.Дагель, А.М.Яковлев ещё более узко трактовали множественность преступлений, включая в это понятие повторность, совокупность и рецидив4.

М.Т.Кафаров предлагал назвать рецидив, повторность и реальную совокупность повторением преступлений на том основании, что все они характеризуются последовательностью и разновременностью совершения. Идеальная совокупность по его мнению, такими признаками не обладает, и поэтому её следует отнести ко второй форме множественности5. Идея двух форм множественности лежит и в основе концепции В.П.Малкова, который считал , что множественность преступлений проявляется в двух основных формах: повторности и идеальной совокупности. Рецидив, неоднократность, систематичность, совершение преступлений в виде промысла и реальную совокупность он относил к разновидностям повторности6.

Е.А.Фролов, Р.Р.Галиакбаров полагали, что действующее законодательство позволяет выделить только две формы множественности преступлений: повторение преступлений (повторность и рецидив) и совокупность преступных деяний. По их мнению, понятием повторения охватываются случаи совершения преступлений во второй раз и более независимо от того, было ли лицо осуждено за первое преступление или нет. Случаи, когда повторение образуется сочетанием деяний ни одно из которых не было предметом судебного разбирательства, они предлагали именовать повторностью, а если хотя бы по одному из ранее совершённых преступлений был вынесен приговор, такое сочетание преступлений называли рецидивом. При этом авторы полагали, что действующее уголовное законодательство неудачно повторение преступлений обозначает термином “повторность”. По их мнению точнее было бы собирательным понятием “повторение” объединить частные понятия “повторность” и “рецидив”1.

Думается, что точка зрения Е.А.Фролова и Р.Р.Галиакбарова близка к истине, однако нуждается в определенных уточнениях. Указанные авторы правильно рассматривали рецидив преступлений как разновидность повторности преступлений. Но нельзя согласиться полностью с трактовкой второй формы проявления множественности преступлений - совокупности. Относя все случаи совокупности преступлений ко второй форме множественности, авторы не учитывают того весьма важного обстоятельства, что по своей социально-психологической и правовой природе различные виды совокупности преступлений существенно отличаются друг от друга, по разному характеризуют степень общественной опасности личности преступника.

В основе множества преступлений, охватываемого понятием реальной совокупности, лежит иной характер общественноопасного поведения субъекта, чем при идеальной совокупности преступлений. Если реальная совокупность, по существу, характеризуется моментом повторения лицом преступных деяний и поэтому может рассматриваться в качестве разновидности повторности, то при идеальной совокупности момент повторения преступлений отсутствует. В случаях идеальной совокупности одним действием или бездействием субъекта совершается не менее двух преступлений. Таким образом, рассматриваемые виды совокупности имеют различное социально-психологическое содержание, что не может не учитываться при решении вопроса о формах множественности преступлений2.

Ю.Н.Юшков выделял три вида проявления множественности преступлений: повторность, совокупность и фактическую множественность преступлений, под которой подразумеваются случаи неоднократного совершения лицом преступлений, которые, несмотря на очевидно более высокую степень общественной опасности по сравнению с единичным преступлением , в квалификации содеянного отражения не находят3. К случаям фактической множественности преступлений он относил последовательное причинение одним и тем же преступником нескольким лицам тяжких телесных повреждений, совершение лицом два и более раз особо злостного хулиганства и т.п.

Однако вряд ли можно признать удачной его попытку введения в научный оборот новой категории фактической множественности преступлений. Во-первых, понятие фактической множественности должно предполагать какую-то юридическую множественность преступлений. Но необходимости в подобном делении множественности на фактическую и юридическую нет, поскольку множественность преступлений - юридическое, уголовно-правовое понятие. Во-вторых, в зависимости от того, получили или не получили отражение в правовой квалификации случаи совершения лицом нескольких преступлений, они не перестают оставаться повторностью преступлений, влекут за собой предусмотренные законом уголовно-правовые последствия для виновного и совсем не нуждаются в новом наименовании. Поэтому предложенная Ю.Н.Юшковым правовая категория “фактической множественности преступлений” является искусственной и ненужной для следственно-судебной практики и действующего уголовного законодательства. Оно не отражает какой-либо специфической формы преступного поведения виновного1.

Большинство авторов полагают, что множественность преступных деяний своё конкретное проявление находит в повторности преступлений, их совокупности и рецидиве. Так, И.М.Гальперин писал, что “видами множественности преступлений являются совокупность, повторность (неоднократность) и рецидив преступлений2. Однако такое выделение видов множественности преступных деяний не может быть признано приемлемым по той причине, что оно строится не на одном, а на нескольких лежащих в различных плоскостях классификационных критериях. Под повторностью преступлений по действующему уголовному законодательству подразумевают не только случаи совершения лицом двух и более преступлений до привлечения его к уголовной ответственности, но и учинение нового преступления после осуждения за предыдущее деяние (примечание к ст. ст. 81 и 140 УК России).

Вместе с тем реальная совокупность является , по существу либо общей , либо однородной повторностью преступлений. Этой же точки зрения придерживался и Верховный Суд СССР. В постановлении от 11 июля 1972 г. “О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества” указывается, что “хищение следует считать повторным во всех случаях, когда лицо ранее совершило одно из преступлений, указанных в примечании к ст. 81 УК России, безотносительно к тому, было ли оно за них осуждено. Хищение не может квалифицироваться как повторное, если с виновного снята судимость за ранее совершённое преступление в порядке амнистии или помилования либо снята или погашена, а также, если к моменту совершения хищения истекли сроки давности уголовного преследования за ранее совершённое преступление”3.

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что нет достаточных оснований для рассмотрения рецидива, совокупности и повторности как форм множественности однопорядкового класса4.

В качестве критерия для выделения форм множественности преступлений, необходимо использовать не юридический признак, а социальный, то есть сопряжено ли множество преступлений с моментом повторения.

При совершении множества преступлений, соединённых с их повторением, в сознании виновного каждый раз происходит борьба мотивов. В свою очередь неоднократность таких “побед“ указывает на особую устойчивость антиобщественных взглядов виновного, его повышенную общественную опасность. При идеальной совокупности преступлений нет повторения преступления, естественно, нет и повторной борьбы мотивов.

Наиболее правильной точкой зрения относительно проявления форм множественности преступлений является позиция В.П. Малкова, который выделял только две основные формы множественности: повторность преступлений и их идеальную совокупность1. Идеальная совокупность в судебной практике встречается сравнительно редко, но это обстоятельство не может поколебать вывода о том, что она является самостоятельной формой проявления множественности преступлений.

По другим классификационным признакам правового и социального характера названные основные формы проявления множественности преступлений, в свою очередь, могут быть подразделены на определенные разновидности. Такое деление имеет непосредственное практическое значение, ибо различные разновидности множественности преступлений по разному характеризуют степень общественной опасности личности виновного. Общественная же опасность виновного зависит от характера и тяжести совершённых преступлений, числа совершённых деяний, разрыва во времени между совершёнными преступлениями, характера и мотивов содеянного, наличия факта признания лица особо опасным рецидивистом и других обстоятельств.

В следующей главе будет дана подробная правовая характеристика форм и разновидностей множественности преступных деяний.

 

ГЛАВА II
ФОРМЫ МНОЖЕСТВЕННОСТИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Повторность приступлений

 

В литературе по уголовному праву имеются отдельные определения понятия повторности преступлений. Под повторностью преступлений в широком смысле слова понимают случаи совершения нового преступления лицом, ранее совершившего какое-либо преступление, если при этом не погашены юридические последствия предыдущего деяния1.

Термин “повторность” образован от глагола “повторять”, “повторить”, то есть сделать что-либо во второй или очередной раз, что в уголовно-правовом смысле означает совершить второе, третье правонарушение и более. Следовательно, главным признаком понятия повторности является его количественно-качественная характеристика. Она определяет юридические, социальные и другие стороны и опосредования повторности (социальный аспект преступления, личностные качества его субъекта , объективные факторы совершения правонарушений и т.д.), она должна определять и уголовно-правовые понятия, отражающие её особенности в названных и других аспектах, поскольку при прочих равных условиях именно количество совершённных преступлений может повлиять на квалификацию содеянного и выбор виновному меры наказания. Количественная сторона повторности имеет такое же значение, как, например, действие (бездействие) в объективной стороне состава преступления, без которого, как известно, невозможно ни одно общественно опасное деяние. В ней заложена степень общественной опасности содеянного и личности преступника. Из этих общих положений должна исходить нормотворческая деятельность законодателя и судебно-следственная практика2 .

По действующему законодательству понятие повторности имеет неодинаковый смысл. Наиболее широкое содержание этому понятию придается в п.1 ст.41 УК России. Согласно этому пункту отягчающим ответственность обстоятельством при назначении наказания признаётся совершение преступления лицом, ранее совершившим какое-либо преступление. При этом суду предоставлено право в зависимости от характера первого преступления не признавать за ним значение отягчающего обстоятельства.

Иной смысл понятию повторности преступлений придаётся в примечаниях к ст. ст. 81 и 140 УК России. Так в примечании к ст. 81 УК России предусматривается, что “повторным в ст. 81-84 и 86-2 признаётся преступление, совершённое лицом, ранее совершившим любое из преступлений, предусмотренных этими статьями или статьями 69, 86, 86-1, 140-144, 223, 228-3, 229-2 настоящего Кодекса”. Примерно таким же образом содержание понятия повторности определяется в примечании к ст.140 УК России.

Однако более узкое содержание рассматриваемому понятию придаётся, например, в ч. 2 206 УК России. В этом случае под повторностью понимается совершение лицом нового аналогичного преступного деяния.

Различие в понимании повторности преступлений в указанных случаях проводится по характеру совершаемых лицом преступлений. Если же отвлечься от признака сходства, тождества совершенных деяний, то в остальном всем этим случаям повторности преступлений характерны общие признаки. Это обстоятельство, даёт основания именовать рассмотренные случаи множественности преступных деяний повторностью преступлений.

По смыслу закона повторность предполагает такие случаи, когда одно и тоже лицо совершает преступное деяние, по крайней мере, не менее двух раз. Этим понятием охватываются также случаи, когда совершено более двух преступлений1 .

Повторность преступлений предполагает совершение одним и тем же лицом не менее двух раз таких общественно опасных деяний, каждое из которых является уголовно-наказуемым, то есть преступлением. Повторность преступлений, как форма проявления множественности преступных деяний предполагает совершение преступлений с известным разрывом во времени, то есть разновременно. Разновременность преступных деяний является специфическим признаком рассматриваемой формы множественности преступлений. Момент разновременности учинения преступных деяний при повторности подчёркивается в п.1 ст. 41 УК России и примечаниях к ст.ст. 81 и 140 УК России, указанием на совершение преступления лицом, ранее совершившим какое-либо преступление. Таким образом, для наличия повторности необходимо не просто установить факт совершения лицом не менее двух преступлений, а то, что одно из них совершено ранее, чем другое.

Понятием повторности преступлений охватываются как случаи, когда лицом разновременно совершены два и более преступления, за которые оно ещё не подвергалось уголовной ответственности , так и случаи совершения нового преступного деяния после осуждения за предыдущее2 . Такая трактовка вытекает из закона, согласно которому под повторностью понимается совершение преступления лицом, ранее совершившим какое-либо преступление. По смыслу п.1 ст.41 УК России под ранее совершившим преступление подразумеваются как правонарушители, учинившие разновременно несколько преступлений и ещё не привлекавшиеся к уголовной ответственности, так и лица, которые уже были осуждены за совершённое преступление, отбывают наказания либо отбыли его.

Трактовка понятия повторности, как случаев последовательного совершения лицом нескольких преступлений до осуждения и после осуждения, имеет важное предупредительное значение, так как оказывает соответствующее воздействие на обе категории преступников ( осуждавшихся и неосуждавшихся)3 .

Наиболее спорным в теории уголовного права является вопрос о том, какими по характеру деяниями может быть образована повторность преступлений? Одни авторы полагают, что повторность образуется только тождественными преступлениями. Другие указывают, что она может быть образована тождественными преступлениями, а при прямом указании закона и однородными. Высказано также мнение, что следует различать повторность тождественных, однородных и разнородных преступлений. В связи с этим возникает вопрос об определении тождественных, однородных и разнородных деяний. Тождественными являются такие преступные деяния, которые полностью совпадают по наиболее существенным признакам в рамках простого (без отягчающих и смягчающих обстоятельств) состава. Это означает, что деяния имеют одинаковые объекты посягательства, юридически одинаковые способы посягательства, тождество формы и вины субъекта. Так, тождественными следует считать тайное изъятие государственного имущество (кража) и такое же хищение, совершённое тем же субъектом с применением технических средств. Оба эти преступления совпадают по наиболее существенным юридическим признакам. То же обстоятельство, что одно из них совершено с применением технических средств не меняет тождества этих преступлений 1. Однородными признаются такие преступления, у которых непосредственные объекты являются тождественными или сходными и которые к тому же характеризуются одной формой вины2 . Например, однородными, в соответствии с эти определение, следует считать такие преступления, как дача взятки ( ст.170 УК) и получение взятки (ст.168 УК). Разнородными являются преступные деяния, различающиеся между собой по существенным юридическим признакам. Это значит, что к разнородным преступлениям относятся все другие преступления, которые не охватываются понятием тождественных или однородных3 .

Представляется, что повторность, как форма множественности преступных деяний, может быть образована тождественными, однородными и разнородными преступлениями4 .

В теории уголовного права вопрос о разновидностях повторности преступлений решается по разному. Наиболее распространённым является деление повторности на общую и специальную. В основание такого деления кладется характер преступлений. Под общей повторностью понимается совершение лицом любого нового неоднородного преступления. Общая повторность не влияет на квалификацию преступления. Иногда она может рассматриваться лишь как обстоятельство, отягчающее ответственность при назначении наказания. В соответствии с п.1 ст.41 УК России суд вправе в зависимости от характера первого преступления не признать за ним значение отягчающего обстоятельства.

Под специальной повторностью понимается совершение лицом тождественного или однородного преступного деяния. Специальная повторность в ряде случаев выделяется в законе в качестве квалифицирующего признака, что влечёт за собой квалификацию по соответствующей части статьи УК с более суровой санкцией1 .

В зависимости от того, подвергалось ли лицо осуждению за ранее совершённое преступление или нет, повторность преступлений может быть подразделена на две разновидности: 1) повторность, не связанную с осуждением за ранее совершённое деяние и 2) повторность, связанную с осуждением за ранее совершённое деяние (рецидив). Такое деление первой основной формы множественности преступлений на разновидности имеет непосредственное практическое значение, ибо действующее уголовное законодательство в ряде случаев придаёт определённое правовое значение либо повторности преступлений, связанное с предшествующим осуждением виновного (рецидиву), либо повторности не связанной с осуждением2 .

1)Повторность преступлений, не связанная с предшествующим осуждением виновного и её разновидности.

Действующее уголовное законодательство позволяет выделить следующие разновидности повторности, не соединённые с предшествующим осуждением виновного: а) неоднократность, систематичность и совершение преступления в виде промысла; б) реальную совокупность преступлений3 .

Рассмотрим более подробно названные разновидности повторности преступлений.


Дата добавления: 2019-07-15; просмотров: 114;