Гражданский кодекс УССР 1922 г.



 

Гражданский кодекс УССР 1922 г. был похож на ГК РСФСР не только идеологической и методологической основой, но также структурой и содержанием. Как тот, так и другой состояли из одинаковых разделов: Общая часть, Вещное право, Обязательственное право, Наследственное право. Количество статей также практически совпадало: 435 статей Гражданского кодекса УССР против 436 — ГК РСФСР. Не отличались структура разделов и их наименование.

Общая часть содержала нормы, посвященные субъектам, объектам права, соглашениям как основному средству установления, изменения или прекращения гражданских правоотношений, исковой давности.

Субъектами гражданского права признавались как физические лица, так и организации (юридические лица). Гражданскую правоспособность могли иметь почти все физические лица, однако статьи 1 и 4 содержали возможность ограничения «по суду в правах». В интерпретации одного из редакторов ГК РСФСР, А.Г. Гойхбарга, это означало, что правоспособность является лишь условно предоставленной способностью, ограничение которой возможно не только в общей форме законодателем, но и в отдельных случаях гражданским судом — в силу ст. 1 ГК. Как отмечал П.И. Стучка, «Можно сказать, что вся наша советская наука гражданского права базируется на этой статье 1 да еще статье 4»2.

Объектами гражданских прав могло быть лишь имущество, не изъятое из гражданского оборота. При этом перечень изъятого из оборота имущества был довольно значительным: промышленные, транспортные и прочие предприятия в целом; оснащение промышленных предприятий, подвижный состав железных дорог, морские и речные суда и летательные аппараты; сооружения коммунальные; строения и т.д.

Значительное внимание было уделено регламентации сделок, которые определялись как действия, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских правоотношений. Сделки могли быть односторонними или взаимными (взаимные сделки — договоры). Кодекс детально регламентировал условия заключения, форму сделок и последствия признания их недействительными.

Правила об исковой давности были довольно типичными, однако для государственных, кооперативных и общественных предприятий и организаций предполагался ряд исключений — ст. 44 и др.

Раздел «Вещное право» включал нормы, посвященные праву собственности, праву застройки и залогу.

Статья 52 упоминала о собственности: государственной (национализированной и муниципализированной), кооперативной, частной. В соответствии со ст. 54 предметом частной собственности могло быть всякое имущество, не изъятое из частного оборота. Решение, в общем, довольно демократическое. Однако если сравнить данную норму с ограничениями, установленными ст.ст. 22, 24 ГК, то окажется, что в совокупности со ст.ст. 55, 56 они лишают предпринимателя возможности осуществлять любую заметную деятельность, основанную на его инициативе, предприимчивости и самостоятельной воле. Другими словами, право частной собственности настолько сужено, что, в конечном результате, его можно считать существующим лишь в виде исключения.

Для защиты права собственности предполагался виндикаци-онный иск. Возможно было также требование устранения всяких нарушений права собственности, хотя бы они и не были связаны с лишением владения. При этом было установлено важное исключение из общего правила: бывшие собственники, имущество которых было экспроприировано на основе «революционного права» или вообще перешло во владение трудящихся до 24 августа 1922 г., не имели права требовать возвращения этого имущества (примечание к ст. 59). Таким образом, независимо от наличия правовых основ лишения имущества в первые годы советской власти, бывшие собственники не имели шансов возвратить его. Вместе с тем для защиты права государственной собственности применялась ничем не ограниченная виндикация (ст. 60). Интересно, что неограниченная виндикация (для ограниченного круга субъектов) обосновывалась сентенцией критикуемого римского права — «где я (собственник) нахожу свою вещь, там я ее виндицирую (отбираю)». (С.Н. Ландкоф).

Кроме права собственности, Гражданский кодекс предусматривал право застройки и залог имущества, которые были, по своей сути, правами на чужие вещи.

Право застройки определялось как право возведения на государственной земле строения и пользование им вместе с земельным участком на протяжении обусловленного срока (ст.ст. 71- 84). Позднее эти статьи были упразднены, а вместо них внедрение норм, закрепляющих право бессрочного пользования земельными участками для возведения на них зданий на правах собственности жилищно-строительного кооператива.

Залог имущества не мог не быть ограниченным в связи с сужением круга объектов частных прав. Поэтому ипотека не предусматривалась. Существовал также ряд ограничений относительно предмета залога (ст. 87). Вне этих ограничений право залога было довольно типичным: допускался залог вследствие договора или специального указания закона, возможным был перезалог, в отдельности обуславливался залог долговых требований, зданий, морских торговых судов, товара в обороте и т.п. Как правило, заложенное имущество передавалось залогодержателю. Исключение из общего правила было сделано для зданий, а также других случаев, предусмотренных соглашением сторон (ст. 92). Следует отметить, что залог зданий напоминал по внешним признакам ипотеку, однако последняя, как отмечалось выше, принципиально не допускалась в советском гражданском обороте.

Раздел «Обязательственное право» состоял из тринадцати глав, однако фактически нормы его были сгруппированы в четыре неравноценных по объему блока: общие положения (гл. I); обязательства, возникающие из договоров (гл. II—XI); обязательства, возникающие вследствие безосновательного обогащения (гл. XII); обязательства, возникающие вследствие причинения другому вреда (гл. XIII). В свою очередь договорные обязательства имели свою «общую» и «специальную» части.

Интересно отметить, что структура и методология этого раздела ГК УССР (как и других советских гражданских кодексов) очень напоминали книгу II Немецкого гражданского кодекса. Много общего было и в их содержании.

Обязательство определялось как отношение, вследствие которого одно лицо (кредитор) имеет право требовать от другого лица (должника) совершения определенного действия, в частности, передачи вещей или уплаты денег, или воздержания от действий (ст. 107).

Особое внимание отводилось договорным обязательствам. В соответствии со ст. 130 договор признавался заключенным, если стороны пришли к соглашению по всем существенным его условиям. Существенными признавались — предмет договора, цена, срок, а также все те условия, «в отношении которых по предшествующему заявлению одной из сторон может быть достигнуто соглашение». Подробно определялся порядок заключения договоров и момент возникновения договорных обязательств.

В качестве средств обеспечения договорных обязательств были названы неустойка (ст.ст. 141, 142) и задаток (ст. 143). Обращает на себя внимание подобие этого решения тому, что имело место в Немецком гражданском кодексе: нормы о залоге — это «Вещное право», задаток и неустойка — «Обязательственное право» (общие положения обязательственного права), поручительство названо среди отдельных видов договоров. Аналогичным является и содержание соответствующих норм (с поправкой на «конспективность» Гражданского кодекса УССР).

Среди отдельных видов договоров названы: имущественный наем, купля-продажа, мена, заем, подряд, поручительство, поручение (сюда же отнесены нормы о доверенности), комиссия (нормы о ней включены были в Гражданский кодекс специальным законом от 16 октября 1925 г.), товарищество, страхование.

Весьма оригинальным был подход к регулированию товариществ. Кодекс предусматривал существование нескольких их видов: простого товарищества, полного товарищества, товарищества на веру, товарищества с ограниченной ответственностью, акционерного общества (паевого товарищества) — ст.ст. 276-366. Простое товарищество представляло собой обычный договор товарищества, известный еще римскому и более поздним системам права (ср., например, § 705-740 Немецкого гражданского кодекса). Другие его виды, упоминавшиеся в ГК УССР, являются юридическими лицами.

Следует обратить внимание на некоторые отличия прошлой классификации обществ от современной. Так, «общество на вере» теперь называется «коммандитным обществом», общество с ограниченной ответственностью — сейчас «общество с дополнительной ответственностью», категория «акционерное общество» охватывала понятия собственно акционерного общества и общества с ограниченной ответственностью в современном их понимании в украинском законодательстве.

Поскольку вскоре потребность Советского государства в хозяйственных обществах отпала вообще, нормы, посвященные им, уже представляли даже не теоретический, а скорее — исторический интерес. Некоторое значение сохранили лишь акционерные общества. Однако, действовали они на основе не норм Гражданского кодекса, а в соответствии с Положением об акционерных обществах от 17 августа 1927 г. Могли создаваться только государственными организациями, учреждениями или предприятиями и применялись, в основном, для деятельности за границей, «в странах народной демократии».

Последний раздел Гражданского кодекса был посвящен вопросам наследственного права.

Здесь следует иметь в виду, что декретом от 11 марта 1919 г. наследование было упразднено вообще, а потом, декретом от 21 марта того же года, восстановлен, но с ограничениями размера наследства (суммы), круга наследников и объема прав, передаваемых по наследству (наследственное имущество переходило к наследникам в пользование, а не на праве собственности).

Гражданский кодекс более либерально подходил к решению этих вопросов, предусмотрев, что имущество может перейти к наследникам на праве собственности, если имеются два условия:

1) сумма наследства не превышает 10 тыс. руб.;

2) наследниками являются жена (муж), дети, внуки, правнуки, усыновленные и прочие лица, которые являются нетрудоспособными и находятся на содержании умершего не менее 1 года до дня смерти. Постепенно возможности наследования были несколько расширены: упразднен предельный размер наследства, расширен круг наследников по закону и возможность распорядиться имуществом на случай смерти путем завещания.

В конечном итоге наследственное право выглядело таким образом: наследование было возможно как по закону, так и по завещанию; действовало правило об определенной свободе завещательных распоряжений (но с ограничением круга наследников по завещанию требованием соблюдения условий их выбора, а также обязательной долей).

Наследниками по закону могли быть три очереди родственников:

1 — дети (в том числе усыновленные), жена, нетрудоспособные

родители;

2 — трудоспособные родители;

3 — братья и сестры умершего.

Каждая предыдущая очередь отстраняла от наследования последующую. Внуки и правнуки наследовали по праву представления (ст. 418 ГК).

Завещание должно было быть подписано завещателем, а если он был неграмотным — рукоприкладчиком. Несоблюдение нотариальной формы влекло недействительность завещания.

Для принятия наследства предоставлялся срок в 6 месяцев. Если же за это время наследство не была принято или все наследники отказались от наследства, то наследственное имущество переходило в собственность государства, как выморочное (ст. 433). При этом государство по долгам наследодателя отвечало лишь в пределах действительной стоимости наследственного имущества.

 


Дата добавления: 2019-07-15; просмотров: 45;