Дееспособность малолетних и несовершеннолетних



 

Законодатель, учитывая незрелость жизненного опыта детей, не вполне адекватное отношение их к реалиям гражданского оборота, установил определенный объем детской дееспособности: дееспособность малолетних(то есть детей в возрасте от 6 до 14 лет) и дееспособность несовершеннолетних(в возрасте от 14 до 18 лет). Правда, в литературе высказано суждение, что малолетние являются недееспособными[88]. Однако сам факт, что ст. 28 ГК РФ называется «Дееспособность малолетних», а также предоставленная указанной нормой реальная возможность участвовать в гражданском обороте говорят об ошибочности данного мнения.

ГК впервые установил разграничение недееспособности малолетних до 6 лет и от 6 до 14 лет. Первые полностью лишены дееспособности; вторые в ряде случаев обладают возможностью совершать, исчерпывающий перечень которых содержится в п. 2 статьи.

За включением указанных в п. 2 случаев, все юридические действия за детей, не достигших 14 лет, совершают от имени детей их законные представители – родители, усыновители, опекуны. Последние ограничены в распоряжении имуществом, принадлежащим детям.

Однако ст. 575 ГК РФ предоставила право законным представителям малолетних заключать от их имени договора дарения, предметом которого могут быть только обычные подарки, стоимостью в пределах 5 минимальных размеров оплаты труда. Следует полагать, что к таким сделкам тоже применяются ограничения, установленные ст. 37 ГК, т.е. на их совершение нужно получить согласие органов опеки и попечительства[89].

По сравнению с ранее действовавшим законодательством в п. 2 существенно расширена возможность малолетних от 6 до 14 лет самостоятельно, т.е. без согласия законных представителей, заключать сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды. Малолетние вправе самостоятельно принимать имущество в дар или соглашаться на заключение сделки, направленной к его выгоде. Например, может получить право пользоваться чужим имуществом, безвозмездно обучаться иностранному языку, профессии и т.п.

В п. 2 сохранено правило о возможности малолетних заключать мелкие бытовые сделки. Однако в отличие от ст. 14 ГК 1964 такие сделки могут заключать лишь дети, достигшие 6 лет. Под мелкими бытовыми понимают сделки, заключаемые на небольшую сумму за наличный расчет, исполняемые при их заключении и имеющие целью удовлетворение личных потребностей (покупка продуктов, канцелярских товаров и т.д.). Такие сделки, заключаемые малолетними до 6 лет, являются ничтожными.

Малолетний, достигший шестилетнего возраста, вправе самостоятельно распоряжаться средствами, предоставленными ему для определенной цели или свободного распоряжения законным представителем или, с согласия последнего, третьим лицом. Самостоятельное распоряжение малолетним предоставленными ему средствами ограничено сделками, не требующими нотариального удостоверения или государственной регистрации[90].

Все другие сделки, совершаемые малолетним до достижения 14 лет, ничтожны (ст. 172 ГК) и не порождают для них правовых последствий. Однако в соответствии со ст. 172 ГК. заключенная им сделка может быть в интересах малолетнего признана судом действительной, если она совершена к его выгоде. Признание сделки действительной возможно только по требованию его законного представителя[91].

Для объема дееспособности малолетних весьма характерно полное отсутствие у них деликтоспособности:малолетние не отвечают за причиненный вред, более того, они не отвечают даже по тем сделкам, которые совершают самостоятельно. Имущественную ответственность по сделкам малолетних несут их родители, усыновители или опекуны, которые освобождаются от ответственности, если докажут, что обязательства, возникшие по сделкам малолетних, были нарушены не по вине родителей. В последнем случае, когда родители будут освобождены от ответственности, по обязательствам малолетних вообще никто не будет отвечать. Полное отсутствие у малолетних деликтоспособности позволяет утверждать, что их дееспособность является не только неполной, но и усеченной.

Малолетние не несут гражданско-правовую ответственность за причиненный ими вред, в том числе и по заключенным сделкам. Это традиционное правило основано на том, что они не могут быть признаны виновными. Субъектами ответственности за действия малолетних являются их родители, усыновители, опекуны.

Ответственность за вред, причиненный малолетними, предусмотрена ст. ст. 28 и 1073 ГК РФ.

Вина родителей согласно разъяснению, содержащемуся в п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья»[92] заключается в том, что они безответственно относились к воспитанию детей, неправомерно использовали свои права по отношению к ним, попустительствовали или поощрили озорство и хулиганство детей, не осуществляли должного надзора за ними, были невнимательны к детям, результатом чего и явились их противоправные действия, причинившие вред. Необходимо подчеркнуть, что родители несут при этом совместную солидарную ответственность. В данном случае не имеет значения, вместе иди раздельно проживают родители. Раздельное проживание родителей и детей, например, в связи с разводом супругов, выездом родителя за границу или на постоянное место жительства в другой, город и т.п., не освобождает их от гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный ребенком.

Если родители не желают возмещать вред, причиненный малолетними, они обязаны доказать свою невиновность.

К сожалению, нередки случаи, когда малолетние дети остаются без попечения родителей. Это может произойти в результате смерти родителей, лишения их родительских прав, ограничения в родительских правах, признания родителей недееспособными, болезни родителей, уклонения родителей от воспитания детей или от защиты их прав и интересов и т.п. Во всех таких случаях дети могут передаваться органами опеки и попечительства под опеку или надзор воспитательных, лечебных учреждений или учреждений социальной защиты населения[93].

Кроме того, ст. 151 Семейного кодекса РФ разрешила органам опеки и попечительства заключать договор с приемными родителями малолетних о передаче им детей на воспитание. Поэтому вред, причиненный малолетними, находящимися под опекой или надзором воспитательных и иных учреждений или лиц, осуществляющих надзор на основании договора, также должен возмещаться названными учреждениями или гражданами, если они не докажут, что вред возник не по их вине[94].

Так, Решением Волжского районного суда взыскано с родителей Р. В пользу законного представителя несовершеннолетнего Ч. в счет возмещения морального вреда в равных долях по 1500 рублей с каждого.

Президиум Самарского областного суда данное решение отменил, указав следующее.

Удовлетворяя иск, суд исходил из положений п. 1 ст. 1073 ГК РФ, в соответствии с которыми за вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим возраста 14 лет, отвечают его родители, если не докажут, что вред возник не по их вине.

При этом суд не принял во внимание, что Р. (дочь) причинила вред Ч. (избила) в то время, когда оба несовершеннолетних находились под надзором образовательного учреждения – Рощинской средней школы.

Указанное обстоятельство установлено судом при рассмотрении дела и подтверждено объяснениями сторон в судебном заседании.

В соответствии с п. 3 ст. 1973 ГК РФ, если малолетний причинил вред и то время, когда он находился под надзором образовательного, воспитательного, лечебного или иного учреждения, обязанного осуществлять за ним надзор, либо лица, осуществляющего надзор на основании договора, это учреждение или лицо отвечает за вред, если не докажет, что вред возник не по его вине в осуществлении надзора.

В соответствии с пп. «б» п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №3 от 28.04.94 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья», если будет доказано, что причинение несовершеннолетними вреда имело место как по вине родителей или опекунов и попечителей, так и по вине учебных, воспитательных или лечебных учреждений, то вред возмещается по принципу долевой ответственности в зависимости от степени вины каждого.

Решение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.[95]

На правоотношения, возникающие вследствие причинения морального вреда преступными действиями несовершеннолетних, распространяются правила главы 59 ГК РФ.

Так, решением Сызранского городского суда отказано в иске Юдиным о возмещении морального вреда, причиненного несовершеннолетним Мишкиным их сыну, в связи с причинением последнему телесных повреждений.

Президиум областного суда решение суда отменил, указав следующее,

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд сослался на то, что действующим законодательством не предусмотрена ответственность родителей за причинение их несовершеннолетними детьми морального вреда, глава 59 ГК РФ регулирует лишь материальную ответственность родителей.

Этот вывод нельзя признать правильным.

В соответствии с п. 20 Постановления. Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г., при рассмотрении вопросов о компенсации морального вреда, причиненного в результате преступных действий несовершеннолетних, судам необходимо иметь в виду, что на правоотношения, возникающие вследствие причинения морального вреда распространяются правила главы 59 ГК РФ, в частности, предусмотренные ст. 1074 ГК РФ.

Размер компенсации, морального вреда определяется судом с учетом характера физических и нравственных страданий потерпевшего, степени вины несовершеннолетнего причинителя вреда и лиц, осуществляющих надзор за ним, а также имущественного положения виновных лиц и других заслуживающих внимания обстоятельств.

С учетом изложенного, решение суда нельзя признать правильным[96].

Таким образом, закон и судебная практика исходят из презумпции (предположения) вины родителей, усыновителей, учреждений, осуществляющих опеку или надзор, и других лиц в отсутствии надзора за своими детьми.

Однако если будет установлено, что причинение вреда малолетними имело место, как по вине родителей, так и по вине учреждений, обязанных осуществлять опеку или надзор над малолетними, или лица, осуществляющего надзор по договору, то вред должен возмещаться по принципу долевой ответственности в зависимости от степени вины каждого[97].

В Семейном кодексе РФ урегулирован вопрос о месте жительства малолетнего ребенка при раздельном проживании родителей (ст. ст. 41, 43, 55, 65). В Гражданском кодексе РФ дано понятие места жительства и урегулирован вопрос о месте жительства детей, не достигших возраста 14 лет, независимо от того, совместно или раздельно проживают родители ребенка (ст. 20). О месте жительства детей в возрасте от 14 до 18 лет в ГК ничего не сказано.

Много проблем возникает в правоприменительной деятельности судов и других органов, соответственно разрешающих споры о месте жительства детей либо содействующих этому.

Согласно ст. 27 Конвенции ООН о правах ребенка государства – участники в соответствии с национальными условиями и в пределах своих возможностей принимают необходимые меры по оказанию помощи родителям и другим лицам, воспитывающим детей, в осуществлении права каждого ребенка на уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития ребенка, и, в случае необходимости, оказывают материальную помощь и поддержку программ, особенно в отношении обеспечения питанием, одеждой и жильем.

В силу ст. 27 Конституции РФ, ст. 18 ГК, положений Закона «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» место жительства избирается гражданами по своему усмотрению. Совершеннолетний гражданин России может реализовать это право, а вот ребенок, не достигший 14-летнего возраста, такой возможности не имеет[98].

В соответствии с п. 2 ст. 20 ГК местом жительства детей в возрасте до 14 лет признается место жительства их законных представителей (родителей, усыновителей, опекунов).

Следует отметить, что при определенных обстоятельствах наличие либо отсутствие у ребенка права на жилое помещение не влияет на его место жительства. Этот вывод основан на анализе законодательства, регулирующего формы устройства ребенка, оставшегося без попечения родителей. Место жительства усыновителей, опекунов (попечителей), приемных родителей будет признано местом жительства ребенка, независимо от того, имеет он либо не имеет права на другое жилое помещение. Нахождение ребенка в воспитательном, лечебном учреждении, учреждении социальной защиты населения на полном государственном попечении свидетельствует о его месте жительства. Эти лица и учреждения решают самостоятельно вопрос о месте жительства ребенка. Таким образом, критерии, характеризующие понятия «место жительства» и «жилище» совершеннолетних лиц и детей, изменчивы и могут не совпадать. В данном случае в отношении ребенка не действует критерий добровольного выбора места жительства, характерный для совершеннолетних граждан.

Ребенок в возрасте до 14 лет не участвует лично в определении места жительства, хотя при разрешении некоторых вопросов, касающихся, например, устройства его в семью и в этом случае связанных с местом жительства, требуется согласие ребенка, достигшего возраста 10 лет (ст. ст. 132, 143, 154 СК). Обычно это право реализуют родители, иные законные представители, органы опеки и попечительства.

Если родители ребенка проживают в различных государствах, они также по соглашению между собой определяют место его жительства. В случае спора между ними следует руководствоваться законодательством государства, на территории которого они и ребенок постоянно проживают, а при отсутствии совместного места жительства родителей и детей – законодательством государства, гражданином которого является ребенок (ст. ст. 6, 163 СК)[99].

Таким образом, можно сказать, что малолетние наделены достаточно широкими правами, для своего возраста, кроме этого законодательство не предусматривает для него никаких обязанностей.

Значительно большим объемом дееспособности наделены несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет.

В отличие от правоспособности, дееспособность почти всегда возникает по достижении определенного возраста, который предусмотрен законом[100].

Дееспособность – это способность физического лица как субъекта гражданского права своими действиями осуществлять принадлежащие ему права и обязанности.

Для того чтобы быть дееспособным, человек должен осознавать и правильно оценивать характер и значение совершаемых им действий, как юридических фактов, то есть это правовое свойство субъекта зависит от умственного состояния человека. Законодательством большинства стран установлено, что дееспособным в полном объеме гражданин становится по достижении установленного в законе возраста, то есть совершеннолетия.

В гражданском праве России дееспособность гражданина в полном объеме наступает по достижении совершеннолетия.

Отметим, что по сравнению с ранее действовавшим законодательством (ст. 13 1964) в ГК снижен возраст, с которого возникает частичная дееспособность несовершеннолетних. По достижении 14 лет они вправе совершать сделки с согласия своих законных представителей (родителей, усыновителей, опекунов). Согласие может быть заменено последующим одобрением сделки в письменной форме. Нарушение этого правила может быть основанием для признания судом сделки недействительной. Такие сделки относятся к оспоримым.

В ряде указанных в п. 2 случаях несовершеннолетний вправе совершать сделки самостоятельно. Наибольшее значение имеет право самостоятельно распоряжаться своими заработком, стипендией и иными доходами. К последним относятся и доходы от предпринимательской деятельности[101].

ГК расширил круг других сделок, в которых несовершеннолетние могут участвовать самостоятельно. Кроме мелких бытовых сделок и сделок, направленных на безвозмездное получение выгоды, не требующих нотариального удостоверения или государственной регистрации, они вправе самостоятельно осуществлять права авторов и изобретателей или иных охраняемых законом результатов интеллектуальной деятельности.

По Закону о приватизации жилищного фонда несовершеннолетние приобретают право собственности или являются участниками общей собственности на приватизированные квартиры[102].

Несовершеннолетние вправе вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими. Указание в подл. 3 п. 2 на необходимость совершения таких сделок «в соответствии с законом» означает, что действия несовершеннолетнего совершаются с учетом специальных норм, регулирующих деятельность кредитных учреждений, следует полагать, что в случаях, когда вклад внесен другим лицом на имя несовершеннолетнего, последний может распоряжаться им только с согласия законных представителей[103].

Впервые в законодательстве четко установлено, что лица от 14 до 18 лет несут самостоятельную имущественную ответственность по всем сделкам заключенным ими как самостоятельно в соответствии с п. 2, так, и с согласия законных представителей. Ответственность за причиненный ими внедоговорный вред определен в 1074 ГК.

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет должны лично возмещать причиненный ими вред (ст. 1074 ГК РФ). Их родители, попечители, приемные родители, воспитательные, учебные и т.п. учреждения, осуществлявшие за ними надзор или попечительство, считаются невиновными и, в принципе, от ответственности освобождаются[104].

Но так как несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет обычно являются учащимися и не имеют своего заработка или имущества, достаточных для возмещения вреда, они не в состоянии данный вред возместить. Даже если некоторые подростки и работают, то их материальное положение таково, что не позволяет им возмещать вред в полном объеме. Именно по этой причине закон разрешает возлагать на родителей, попечителей, воспитательные и другие учреждения, под надзором которых находился несовершеннолетний, обязанность полностью или частично возмещать за него вред, впрочем, названные лица могут быть освобождены от ответственности, если докажут отсутствие своей вины в причинении вреда несовершеннолетним.

Обязанность родителей, попечителей и соответствующих учреждений по возмещению вреда прекращаются по достижении подростком совершеннолетия либо в случаях появления у него имущества и денег, достаточных для возмещения вреда, либо когда подросток, достижения совершеннолетия стал полностью дееспособным (п. 3 ст. 1074 ГК РФ)[105].

Представляется, что несовершеннолетний, достигший 14 лет, имеющий доходы, достаточные для приобретения имущества, должен быть наделен завещательной правоспособностью, так как в соответствии с п. 2 ст. 26 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе самостоятельно, без согласия родителей (усыновителей, попечителя) совершать ряд сделок, в том числе распоряжаться своими заработком, стипендией и иными доходами.

Гражданско-правовое положение несовершеннолетних, относящихся к рассматриваемой возрастной группе, не является неизменным, а носит ярко выраженный динамичный характер. Уже отмечалось, что принадлежащий несовершеннолетнему лицу объем дееспособности может быть резко сужен вследствие ограничения или лишения его права самостоятельно распоряжаться своими доходами. Возможны изменения и в прямо противоположном направлении. Так, в случае вступления несовершеннолетнего в брак данное лицо приобретает дееспособность в полном объеме (п. 2 ст. 21 ГК РФ). К другим факторам, влияющим на правосубъектность несовершеннолетних данной возрастной группы, относится достижение ими 16-летнего возраста, с которым связано возникновение права стать членом кооператива (п. 2 ст. 26 ГК РФ). С этого же момента у несовершеннолетних появляется возможность приобрести дееспособность в полном объеме путем эмансипации, возможной в тех случаях, когда несовершеннолетний работает по трудовому договору, в том числе и по контракту, или с согласия родителей, усыновителей или попечителя занимается предпринимательской деятельностью (п. 1 ст. 27 ГК РФ). В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 1 июля 1996 г. №6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» закреплено, что эмансипированные обладают в полном объеме гражданскими правами и несут обязанности, в том числе самостоятельно отвечают по обязательствам, возникшим вследствие причинения вреда, за исключением тех прав и обязанностей, для приобретения которых федеральным законом установлен возрастной ценз»[106].

Эмансипация весьма подробно исследуется[107], но неоднозначно оценивается современными учеными: «В условиях рыночной экономики институт эмансипации содействует обретению несовершеннолетними гражданами экономической самостоятельности, развитию их способностей и навыков участия в трудовой и предпринимательской деятельности»[108]. Имеется и прямо противоположное мнение, в соответствии с которым прибегать к эмансипации «надлежит лишь в исключительных случаях, при сложившейся крайне неблагоприятном материальном положении несовершеннолетнего, его семьи»[109].

Необходимо отнести дела об эмансипации к исключительной подведомственности суда, а также того, что несовершеннолетний может инициировать процесс эмансипации без предварительного согласия своих родителей (усыновителей, попечителя). Соответственно, предлагается, вместо абзаца 2 п. 1 ст. 27 ГК РФ законодательно закрепить абзац следующего содержания: «Объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипация) производится по решению суда, при его личном участии в судебном заседании».

В п. 4 предусмотрена возможность судебного ограничения несовершеннолетнего или лишения его права самостоятельно распоряжаться своими заработком, стипендией, иными доходами. Основанием обычно служит явно неразумное распоряжение средствами, пользование их, например, на спиртные напитки, азартные игры и т.д. Истцом могут выступать законные представители, орган опеки и попечительства. Рассмотрение судом дел об ограничении дееспособности несовершеннолетнего осуществляется в соответствии со ст. 258 – 262 ГПК. При ограничении возможности самостоятельно распоряжаться доходами подросток может совершать такие сделки с согласия законных представителей, а при лишении его права совершать такие сделки его доходами распоряжаются законные представители. Указный порядок неприменим в отношении несовершеннолетних, которые признаны полностью дееспособными вследствие вступления в брак (ст. 21 ГК) и эмансипации (ст. 27 ГК).

Родители не вправе совершать сделки с несовершеннолетним ребенком, за исключением передачи ему имущества в качестве дара или в безвозмездное пользование, а также представлять ребенка (давать согласие) при заключении сделок между ребенком и близкими родственниками родителей (п. 3 ст. 60 СК РФ, ст. 37 ГК РФ). В то же время в п. 3 ст. 60 СК РФ не упоминается ст. 39 ГК РФ, предусматривающая ответственность опекуна или попечителя, в том числе при нанесении убытков ребенку, в связи с ненадлежащим исполнением родителями правомочий по распоряжению имуществом ребенка. Однако применение данной нормы (ст. 39 ГК РФ) возможно в случаях, когда родители в корыстных целях своими виновными действиями причинили убытки ребенку. Данное обстоятельство обусловлено тем, что родители так же, как и опекуны или попечители, являются законными представителями ребенка, и на них вполне могут быть распространены соответствующие нормы.

 


Дата добавления: 2019-07-15; просмотров: 54;