Работа в налоговых гаванях и офшорных центрах



Подавляющая часть зарегистрированных за рубежом не­скольких десятков тысяч компаний с российским капиталом действует в налоговых гаванях и офшорных центрах.

Что такое налоговые гавани и офшорные центры? Во мно­гих странах и на территориях существуют большие, преиму­щественно налоговые, льготы для компаний, осуществляющих с территории этих стран зарубежную хозяйственную деятель­ность. К налоговым гаваням можно отнести, прежде всего те страны и территории, где эти льготы распространяются как на иностранные, так и на национальные компании (Лондон, Нью-Йорк, Делавэр, Калифорния, Швейцария и др.). Офшорные центры — это страны с льготным режимом только для иностранных компаний.

Однако во многих случаях различия между гаванями и цен­трами провести уже невозможно, так как они стираются. К тому же иногда этот весьма льготный режим распространяет­ся не только на операции с зарубежными партнерами. Поэто­му в последние годы эти термины употребляют как синонимы, правда, термин “офшорные центры” употребляется чаще, поскольку английское слово “off shore” (“вне берега”, “в от­крытом море”) хорошо передает хозяйственную направлен­ность таких компаний.

Основой льготного режима в офшорных центрах являют­ся налоговые льготы. Обычно налогами, которые уплачивают офшорные компании, являются регистрационный сбор (при регистрации фирмы), годовой сбор (иногда небольшой подо­ходный налог) и часто еще сбор за перерегистрацию. Регис­трационный сбор колеблется от нескольких десятков до не­скольких тысяч долларов в зависимости от места регистрации, размера акционерного капитала и специализации компании. Ставки годового сбора такие же или еще меньше. Сбор за пере­регистрацию, если он есть, обычно в пределах десятков дол­ларов.

К налогам надо добавить расходы на оформление докумен­тов, открытие и ведение банковских счетов, аренду помеще­ний и адресов, наем местного персонала (если это требуется), услуги связи, аудиторские и секретарские услуги и др. По усредненным данным, в начале 90-х гг. расходы по созданию и регистрации офшорной компании оценивались примерно в 5 тыс. долл., а содержание офшорной компании в первый год ее деятельности — в 2—3 тыс. долл.

Помимо налоговых льгот, для офшорных компаний обыч­но существуют валютные, таможенные, регистрационные льго­ты, а также льготы по отчетности, способам управления и ре­жим конфиденциальности.

Все это вместе взятое делает офшорные компании весьма удобным средством минимизации налогов, а также безопасно­го хранения капиталов. Поэтому в мире насчитывается не ме­нее 1,5 млн. офшорных компаний, прежде всего в Карибском бассейне и Западной Европе, хотя последнюю все больше тес­нят офшорные центры Азиатско-Тихоокеанского региона. Всего же в мире насчитывается почти сто офшорных цент­ров, хотя точно их число оценить сложно, так как во многих случаях они обладают неполным набором традиционных черт офшоров.

Офшорные центры пользуются популярностью среди са­мых различных инвесторов из всех стран мира, но прежде всего принадлежащих к двум категориям.

Во-первых это корпорации, имеющие хозяйственные инте­ресы одновременно в нескольких странах мира, прежде всего ТНК. Именно они являются самыми влиятельными и состоя­тельными клиентами всех офшорных центров содержат там свои холдинги, инвестиционные компании, банки, страховые и другие компании. Помимо ТНК это могут быть и другие интернационально ориентированные фирмы, например российская Государственная инвестиционная корпорация Созданная Указом Президента в 1993 г с целью привлечения российских и иностранных частных инвестиций к крупным инвестиционным проектам в России, Госинкор обладает обширными собственными активами, часть из которых использована для создания на Багамских о-вах страховой компании, гарантирующей своим ино­странным клиентам сохранность их инвестиций в России Раз­мещение подобных компаний за рубежом не только снижает уровень их налогообложения, но и усиливает их интернацио­нальную ориентацию

Во-вторых, это капитал, ищущий не только (иногда не столь­ко) льготного фискального режима, но и большей надежности, чем у себя на родине. Это капиталы, чьи владельцы вывозят их прежде всего из-за политической, социальной и экономи­ческой нестабильности своих стран, из-за неприятия полити­ческого, социального, экономического и фискального климата на своей родине, желающие создать “запасную площадку” или же просто отмыть свои незаконно заработанные средства Ве­роятно, они образуют основную часть российских офшорных компаний Часть владельцев этих капиталов вообще осе­дает на жительство в офшорных центрах, если их устраивает там качество жизни, климат и местоположение. С этой точки зрения особенно популярны у российских инвесторов Кипр, Калифорния, Багамы. Вслед за этим типом инвесторов в офшорные центры приходят и банки из их стран: Инкомбанк, Внешторгбанк, АвтоВАЗбанк, Агропромстройбанк, НГС-банк Пермкомбанк на Кипре, ОНЭКСИМбанк в Швейцарии и Аль­фа-банк на Багамах открыли свои дочерние банки, ориенти­рованные на российских клиентов

Для многих “гаваней” и “центров” характерен свой набор форм хозяйственной деятельности, вызванный тем, что ино­странные инвесторы открывают здесь фирмы не столько для добычи сырья и производства товаров, сколько для коммер­ческой, финансовой, управленческой и страховой деятельности, или просто для безопасности капитала

Холдинговые компании создаются с целью контролировать другие торговые и производственные компании через владение их акциями, финансировать их и аккумулировать их проценты, дивиденды и роялти. Выгодность размещения холдин­говой компании в налоговой гавани или офшорном центре состоит в том, что учредители холдинга избегают высокого налогообложения в своей стране через перевод своих активов в налоговую гавань, используя последнюю как “перевалочный пункт” для последующего перевода активов в другие страны (через займы и т. д.). Наибольшее число подобных холдингов размещено в Лихтенштейне (около 20 тыс.), Швейцарии (при­мерно 10 тыс.) и Люксембурге (около 2 тыс.). Есть некоторые льготы для холдингов и в Нидерландах — здесь не облагают­ся налогом дивиденды, получаемые местной компанией от участия в капитале других компаний.

Инвестиционные компании создаются в офшорных цент­рах и налоговых гаванях обычно в виде фондов и трастов, активы которых состоят из ценных бумаг, другой собствен­ности и наличности. На основе этих активов они могут выпус­кать и собственные акции. Инвестиционные компании в фор­ме фондов обычно управляются специально созданными для этого на месте дочерними компаниями (учредителями этих компаний являются учредители фондов). Статус фонда тре­бует наличия доверенного лица (им может быть и местный банк) и финансового советника (обычно это брокерская фирма или коммерческий банк из какого-либо крупного международ­ного финансового центра).

Выгодность создания инвестиционных компаний в офшорных центрах состоит прежде всего в том, что в большинстве этих точек нет налога на доходы от прироста капитала, кото­рый снижает доходность финансовых операций. Наилучшими местами для инвестиционных компаний в виде фондов счита­ются Багамы, Каймановы о-ва, Нидерландские Антиллы, Нор­мандские о-ва (Гернси, Джерси, Олдерни) и о. Мэн, в опреде­ленной мере — Люксембург и Лихтенштейн. Создаются они обычно профессиональными финансовыми организациями и лицами (банками, брокерами, трастовыми группами) или про­сто частными инвесторами для себя.

Банки учреждаются в офшорных центрах и налоговых га­ванях прежде всего для открытия и ведения банковских счетов. Для вкладчиков из стран с высокими налогами и жестким ва­лютным контролем, а также для осуществления операций на рынке евровалют. Поэтому много подобных банков зарегистрировано в главных центрах евро-валютного рынка — Люксембурге (центр выпуска еврооблигаций, здесь отсутствуют требования к банковским резервам и действует либеральное законода­тельство в отношении холдинговых компаний, что позволяет эффективно сочетать деятельность банков с деятельностью холдингов), Швейцарии и Лихтенштейне (отсутствует валют­ный контроль, высокая репутация как финансовых центров) а также в Сингапуре, Гонконге, Бахрейне, на Каймановых и Багамских о-вах с их специальными льготами для офшорных банков. Российские банки есть на Кипре и Багамах. На­считывается около 6 тыс. офшорных банков, через которые проходит, по некоторым оценкам, до половины международ­ного движения капитала.

Страховые компании в указанных странах и на террито­риях открываются преимущественно группами компаний для своих нужд. В мире насчитывалось несколько тысяч таких ком­паний, преимущественно на Бермудских и Багамских о-вах, а также о-вах Терке и Кайкос, Мэн, Гернси.

Судовладельческие компании создаются здесь для исполь­зования “удобного флага”. Особенно много таких компаний в Либерии, Панаме, Белизе и Гибралтаре, а из европейских стран — в Сан-Марино, на Мальте, о. Мэн и на Кипре. В офшорном режиме зарегистрирована примерно треть морского торгового флота. У российских и украинских судовладельцев из офшорных центров наиболее популярен Кипр.

Компании обрабатывающей промышленности учреждают­ся в тех странах и на тех территориях, где действуют свобод­ные зоны. Наибольшее количество таких компаний в свободной зоне Шеннона (Ирландия), где их насчитывается свыше 300.

Торговые компании обычно базируются в тех офшорных центрах, которые географически близки к основным регионам их деятельности. Для российских торговых компаний с их ори­ентацией преимущественно на Европу особенно притягатель­ны офшорные центры этого региона. Наиболее популярна следующая базисная схема их деятельности.

Российская компания А покупает у европейской компании В товар для продажи в России. Если владельцам компании А также принадлежит офшорная компания С, то покупку то­вара в Европе можно оформить на компанию С, которая, в свою очередь, перепродаст товар компании А. По этой схеме компания С, купив товар по минимальной цене у В, в дальнейшем может варьировать отпускную цену и добиться оп­тимального для компании А соотношения таможенной пошли­ны на товар и всех налогов, которые А заплатит по этой схеме. В обратной последовательности по этой схеме может быть про­ведена и экспортная операция.

Если вначале российские инвесторы предпочитали созда­вать офшорные компании за рубежом лично или с помощью местных посреднических секретарских, юридических и фи­нансовых компаний, то теперь они прибегают преимущественно к услугам таких посредников в самой России.

Только в Москве сейчас регистрационные услуги предлага­ют несколько десятков компаний. Ряд зарубежных юридичес­ких агентств предпочитают действовать на российском рынке на комиссионных началах через лично известных им россий­ских частных лиц. Комиссионные вознаграждения за каждого клиента достигают 100—150 долл. Аудиторские и юридичес­кие конторы многих офшорных центров все чаще команди­руют своих эмиссаров в основные деловые центры России для поисков новых клиентов на регистрацию.

Набор регистрационных услуг на российском рынке регис­трации и обслуживания офшорных компаний достаточно широк и включает консультирование, регистрацию фирм за рубежом, наем номинальных директоров, секретарей и акцио­неров, предоставление почтового адреса, средств связи и поме­щений для фирм, ведение корреспонденции, аудиторского и бухгалтерского учета, открытие банковских счетов, проведение собраний акционеров и директоров фирм, подготовку годовых отчетов, заключение контрактов и другие заказные услуги.

Услуги по регистрации и управлению офшорными компа­ниями оказываются на договорной основе по контрактам на один год или более длительные сроки. Платежи осуществля­ются обычно в СКВ, предпочтительно с полной или частичной предоплатой. По имеющейся информации, цены регистраци­онных услуг в России в полтора-два раза выше среднемировых. При фиксированных ставках государственных сборов в офшорных центрах большую амплитуду цен регистрации трудно объяснить только различиями в наборе предоставляе­мых услуг. Речь идет, по-видимому, о явно завышенных ко­миссионных в пользу регистрационных агентств, превышающих в России тарифы материнских юридических компаний по ре­гистрации на 15, 25, 50% и более.

Нет проблем с обычной и ускоренной регистрацией любых видов офшорных компаний практически во всех ведущих офшорных центрах мира, и российские предприниматели широко пользуются открывшимися возможностями.

В 80-е и 90-е гг. число офшорных центов быстро росло, преимущественно за счет новых стран и территорий, особен­но в Азии и Океании. В 1994 г. офшорный режим ввела Вен­грия, и не исключено, что в ближайшие годы офшорные цен­тры будут созданы в других бывших социалистических странах, например в Прибалтике или Средней Азии. В России уже соз­дан первый офшорный центр, в Ингушетии. Для этого 30 января 1996 г. был подписан Федеральный закон “О центре международного бизнеса "Ингушетия"”.

Правда, на Западе усиливается критическое отношение многих крупных стран к офшорным центрам (хотя на своей территории некоторые из этих крупных стран — США, Ве­ликобритания — имеют собственные офшорные центры). В результате снижается уровень конфиденциальности банков­ских счетов в Швейцарии и на Кипре, возможно увеличение налогообложения в Люксембурге, с 1996 г. перестает быть офшорной зоной Мальта (она планирует вступить в ЕС), усили­вается нажим ЕС на офшорный режим британских владе­ний в Европе — Нормандских о-вов, Гибралтара, о. Мэн. Скептически относятся к офшорным центрам Карибского бассейна и власти США — главной страны-инвестора в этих офшорных центрах. Но одновременно растет число офшорных центров в Тихом океане.

В целом у потенциальных российских инвесторов будет еще большая, чем раньше, возможность выбора офшорных стран и территорий. Вероятно, в России возрастет число компаний, предлагающих услуги по регистрации и ведению офшорного бизнеса за рубежом, возрастет и предлагаемый ими набор услуг, а расценки при этом из-за усиления конкуренции мо­гут снизиться.

Однако будет ли быстро расти в дальнейшем число самих офшорных компаний с российским капиталом? Ответ на это вопрос будет определяться масштабами бегства капитала из России. Масштабы этого бегства за 1995 г. можно было оценить в несколько десятков млрд. долл. (легальный и нелегаль­ный вывоз), что является мощной финансовой базой для роста офшорного бизнеса. В свою очередь, бегство капитала из России объясняется тремя группами факторов: нестабильностью ситуации (политической, социальной, хозяйственной); высо­ким уровнем налогообложения, сильной криминализацией хо­зяйственной жизни в России.

Первая группа факторов является ведущей, как об этом свидетельствует мировая история бегства капитала. Поэтому стабилизация ситуации в России (точнее, уменьшение неста­бильности, так как нестабильность — характерная черта пе­реходного периода) может резко уменьшить размеры бегства капитала, особенно если это будет сопровождаться ощутимым экономическим ростом, сулящим немалые прибыли частному российскому капиталу. На базе стабилизации в сочетании с экономическим подъемом возможен и возврат значительной части “убежавшего” капитала обратно в Россию, поскольку этот капитал имеет прежде всего российский опыт хозяйство­вания. О возможности подобного возврата части капитала го­ворит и нынешний опыт Аргентины, Бразилии и Мексики, ранее стран — рекордсменов по бегству капитала. Усиливший­ся приток иностранного капитала в эти страны базируется, как считают, прежде всего на возвращении ранее ушедшего из этих стран национального капитала.

Однако две другие группы факторов вряд ли могут быть ослаблены в ближайшее время. Высокие налоги в России, как и в других государствах с сильной социальной ориентацией, порождены прежде всего таким долговременным фактором, как психология социального патернализма с его высокими со­циальными государственными расходами, которые оборачи­ваются высокими налогами. Сильная криминализация хозяй­ственной жизни (“много воруют”), как кажется, становится также характерной чертой российской экономической модели. Поэтому стремление уйти от высоких налогов, желание спря­тать за рубежом нелегально заработанные средства будут еще Долго питать российский офшорный бизнес.

Правда, можно предположить, что российское государство будет постепенно перекрывать каналы для бегства капитала. Так для нелегального вывоза капитала стало весьма ощути­мым введение с 1994 г. валютного контроля за поступлением валютной выручки от экспорта товаров (если в 1993 г. за грани­цей оставалась четверть выручки от экспорта, то в 1995 г. — не более 4%.).

 

 

Список используемой литературы:

Ансофф И. Стратегическое управление: Пер. с англ. М.: Эко­номика, 1989.

Архангельский И. Ю., Голубович А. Д., Иванов М. М. США условия для бизнеса (рекомендации предпринимателям). М.: Межд. отн., 1991.

Богатырев А. Г. Инвестиционное право. М.: Российское право, 1992.

Булатов А. С. Как основать компанию на Западе (практи­ческие советы российскому предпринимателю). М.: Межд. отн.,1993.

Голосов В. В. Теории вывоза капитала. М.: Мысль, 1977.

Голубович А. Д., Горбунов A. P., Стерлина В. В. Создание компаний за рубежом (рекомендации предпринимателям). М.: Менатеп, 1991.

Григорьев Ю. А., Зеленоборский В. П. Основы анализа и кон­троля коммерческой и финансовой деятельности акционерных обществ с участием внешнеторговых объединений за грани­цей: Учебное пособие. М.: ВАВТ. 1984.

Гришаев С. П. Правовая охрана изобретений, промышлен­ных образцов, полезных моделей в России и за рубежом. М.: ЮКИС, 1993.

Зигель Э. С. и др. Пособие ЭРНСТ энд ЯНГ по составлению бизнес-плана. Пер. с англ. М.: Джон Уайли.энд Санз, 1995.

Зубченко Л. А., Мухетдинова Я. М. Как инвестировать за рубежом. М.: Ритм, 1992.

Кашин В. А. Своя фирма за рубежом. М.: СП МЛИ, 1991. Международное предпринимательство; анализ зарубежно­го опыта. М.: Наука, 1992.

Минаев С. Закон сохранения денег. М.: коммерсантъ Власть №30(331) 3 августа 1999.

Портер М. Международная конкуренция: Пер. с англ. М.: Межд. отн., 1993.

Синецкий Б. И. Вопросы организации и деятельности сме­шанных обществ за границей с участием советских организа­ций. Учебное пособие. М.: ВАВТ, 1988.

Стерлин A. P., Тулин И. В. Стратегическое планирование в промышленных корпорациях США. М.: Наука, 1990.

 

 


Дата добавления: 2019-07-15; просмотров: 31;