Палата лордов в Англии и парламенты во Франции были обязаны



И счастливы представлять не только свое мнение,

Но также интересы иных личностей и социальных групп,

Корпораций и отдельных местностей.

 

В этом отношении их функции были сходны.

 

Оба учреждения, представлявшие правящую элиту, считались барьером, препятствовавшим вырождению монархии в деспотию.

 

 

Ламуаньон де Малерб, либеральный цензор и официальный защитник гражданских свобод, объявлял, что

Парламент необходим для сохранения конституции, так как охраняет законы, гарантирующие интересы граждан и ограждающие их от проявлений деспотизма.

 

В 1771 году принцы крови использовали ту же риторику, когда выступили против роспуска парламента: независимость судей защищала общественные свободы от произвола властей.

 

С незапамятных времен парламентские свободы были краеугольным камнем уникальной культуры английского народа.

 

Они, вероятно, действительно существовали, но почти с уверенностью можно сказать, что на протяжении пятисот лет они были главной составляющей национальной мифологии.

 

 

В XV веке Фортескью впервые сделал их предметом национальной гордости, отличавшим англичан от жителей континента.

 

 

 В XIV веке финансовая необходимость заставляла многих европейских государей создавать сословные представительства, которые могли объединить страну и одобрить введение налогов.

 

Фортескью дал своим соотечественникам совершенно неоправданный повод для гордости, сообщив им, что парламенты — явление исключительно английское.

 

 

Это ложное представление всегда оставалось популярным.

 

Быстро став частью национального самосознания, этот миф в некотором смысле реализовался и повлиял на сознание и поведение англичан.

 

 

Но если англичанам тюдоровской и стюартовской эпохи простительна охватившая их эйфория, то наша вина, состоящая в неумении строго оценить ситуацию в целом, гораздо серьезнее.

 

 

Начиная с середины 1970–х годов группа ревизионистов во главе с Элтоном и Расселом изучала то, как рассмотрение событий в направлении от настоящего к прошлому повлияло на историографию.

 

 

Их мишенью стала вигская историография, отталкивавшаяся от триумфа парламента в XIX столетии и искавшая в истории прошедших столетий прогрессивные изменения, предопределившие счастливый исход событий.

 

 

В результате они недооценили роль, которую парламент играл в XVI и XVII веках, хотя этот вердикт можно оспаривать.

 

 

Кларк применил ревизионистский подход к изучению XVIII столетия и получил похожие результаты, однако его выводы кажутся еще более умозрительными.

 

 

Как бы то ни было, ясно, что

современники преувеличивали значение парламента (?).

 

 

В XVI и X VII веках он работал с перебоями и

не был обычным инструментом управления.

 

 

Парламент обладал неоспоримой монополией

На вотирование налогов,

Однако тюдоровские и стюартовские министры находили способы

обойти ее.

 

 

Насильственные займы, пожертвования и корабельные деньги были сомнительными, но эффективными способами получения наличных.

 

 

Согласия парламента испрашивали в исключительных случаях,

когда вотировались налоги на чрезвычайные нужды, оборонительную или наступательную войну,

а не на обычные расходы правительства.

 

Авторы двух современных монографий утверждают,

что финансовые полномочия парламента были еще меньшими.1

 

Один из них высказывает предположение, что

При первых Тюдорах налоги проводились через большие советы

(обычно это была палата лордов без палаты общин),

а не через парламенты.

 

 

Другой автор полагает, что

при Елизавете одобрение парламентом налогов было простой формальностью: оно предоставлялось всегда, а в одном случае одному из чиновников было поручено подготовить билль о предоставлении субсидий, вошедший в парламентские протоколы еще до того, как парламент собрался.

 

 

В обоих исследованиях

 тюдоровские парламенты оказываются ближе к той традиционной характеристике, которую некоторые историки дают французским провинциальным штатам.

 

Без сомнения, английский парламент обладал


Дата добавления: 2019-03-09; просмотров: 40; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ