Улучшение общественной репутации «ИГ Фарбен»



 

Эта неприглядная картина довоенной подготовки к войне была известна за границей и должна была быть представлена в положительном свете – или завуалирована – для американской общественности, чтобы облегчить привлечение финансов с Уолл-стрит и техническую помощь от имени «ИГ Фарбен» в Соединенных Штатах. Для работы по улучшению общественного мнения касательно сотрудничества «ИГ Фарбен» с Америкой была выбрана известная нью-йоркская фирма по связям с общественностью. Самой известной фирмой связей с общественностью в конце 1920-х и в 1930-х гг. была нью-йоркская «Айви Ли и Ти Джей Росс» (Ivy Lee & T.J. Ross). Айви Ли ранее предпринимал пиар-кампанию для улучшения репутации имени Рокфеллера среди американской общественности. Фирма также выпустила льстивую книгу под названием «СССР», осуществляя ту же самую задачу очистки репутации для Советского Союза – даже несмотря на то, что советские трудовые лагеря еще активно действовали в конце 20-х – начале 30-х гг.

С 1929 г. Айви Ли стал консультантом по вопросам связи с общественностью компании «ИГ Фарбен» в США. В 1934 г. Айви Ли дал показания перед Комиссией по расследованию антиамериканской деятельности о его работе на «Фарбен»[32].

Ли показал, что «ИГ Фарбен» был аффилирован с фирмой «Америкэн Фарбен» и холдинговой компанией «Америкэн ИГ», чьими директорами были такие люди, как Уолтер Тигл, Эдсел Форд, один из должностных лиц «Сити Банка»… Ли объяснил, что ему платили $25 000 в год по контракту, заключенному с Максом Илгнером из «ИГ Фарбен». Его работа состояла в том, чтобы противостоять критике, направленной на «ИГ Фарбен», в пределах Соединенных Штатов. Совет, данный Айви Ли компании «Фарбен» по этой проблеме, был достаточно приемлемым:

 

Во-первых, я сказал им, что они никогда в жизни не смогут примирить американский народ с их отношением к евреям, что это было просто чуждо американскому менталитету и никогда не могло быть оправдано американским общественным мнением, и бесполезно было пытаться.

Во-вторых, любой шаг, имевший хотя бы оттенок нацистской пропаганды в этой стране, был бы ошибочным шагом, который не следовало предпринимать. Наши люди расценивают это как вмешательство в дела Америки, и это был плохой бизнес.[33]

 

Первоначальный платеж Айви Ли в размере $4,500 в соответствии с этим контрактом был осуществлен Германом Шмитцем, председателем правления «ИГ Фарбен» в Германии. Он был внесен на счет в «Нью-Йорк Траст Компани» под именем «ИГ Кемик» (или «Швейцарский ИГ» («Swiss I.G.»), как назвал его Айви Ли). Однако второй и основной платеж в $14,450 был осуществлен Уильямом фон Ратом из «Америкэн ИГ» и также положен Айви Ли на счет в «Нью-йорк Траст Компани» с зачислением на свой личный счет. (Счет компании был в «Чейз Банке»). Этот пункт об источнике денежных средств важен, когда мы рассматриваем личность директоров «Американ ИГ», так как оплата со стороны «Американ ИГ» означала, что большая часть фондов нацистской пропаганды не имела немецкого происхождения. Это был американский капитал, заработанный в США и контролируемый американскими директорами, и тем не менее он использовался для нацистской пропаганды в Соединенных Штатах .

Другими словами, большинство денежных средств на цели пропаганды нацизма, полученные Айви Ли, поступали не из Германии.

Цель, на которую были пущены эти американские средства, были выявлены на допросе в Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности:

М-р ДИКШТЕЙН. Как я понимаю вас, вы показали, что вообще не получали никаких средств для пропаганды и что вы не имели ничего общего с пропагандой в этой стране?

М-р Ли. Я не заявлял, что я ничего не получал, м-р Дикштейн.

М-р ДИКШТЕЙН. Тогда я исключу эту часть вопроса.

М-р Ли. Я заявил, что я никогда ничего не распространял.

М-р ДИКШТЕЙН. Вы или ваша фирма когда-либо получали какую-либо литературу пропагандистского характера от Германии?

М-р Ли. Да, сэр.

М-р ДИКШТЕЙН. И когда это было?

М-р Ли. Да, мы получали – это вопрос того, что именно вы называете пропагандой. Мы получили огромное количество литературы.

М-р ДИКШТЕЙН. Вы не знали, что это была за литература и какого она была содержания?

М-р Ли. Мы получали книги и брошюры, и газетные вырезки, и документы – столько, что хватило бы на веки вечные.

М-р ДИКШТЕЙН. Я полагаю, кто-то в вашем офисе просмотрел их и увидел, каковы они были?

М-р Ли. Да, сэр.

М-р ДИКШТЕЙН. И тогда, после того как вы узнали, о чем они были, я полагаю, вы сохранили их копии?

М-р Ли. В некоторых случаях – да, а в некоторых – нет. Очень многие из них, конечно, были на немецком языке, и мой сын высказал мне свое мнение. Он сказал, что они были интересными и примечательными, и те книги я перевел или сделал из них выдержки.[34]

В конце концов Айви Ли нанял Бернэма Картера, чтобы изучить новые американские бумажные отчеты о Германии и подготовить подходящие пронацистские ответы. Следует отметить, что эта немецкая литература не была литературой «Фарбен», это была официальная литература Гитлера:

М-р ДИКШТЕЙН. Другими словами, вы получаете этот материал, который имеет отношение к сегодняшней ситуации в Германии, вы исследуете его и вы даете им советы. Это не имеет никакого отношения к немецкому правительству, хотя этот материал, эта литература является официальной литературой гитлеровского режима. Это верно, не так ли?

М-р Ли. Ну, значительная часть литературы не была официальной.

М-р ДИКШТЕЙН. Это не была литература «ИГ», не так ли?

М-р Ли. Нет, «ИГ» присылал ее мне.

М-р ДИКШТЕЙН. Вы можете показать нам хоть один клочок бумаги, поступивший сюда, который имеет какое-либо отношение к «ИГ»?

М-р Ли. О, да. Они выпускают много литературы. Но я не хочу утверждать голословно. Безусловно, по их распоряжению я получил огромное количество материала, который поступил из официальных и неофициальных источников.

М-р ДИКШТЕЙН. Точно. Другими словами, материалы, которые были присланы сюда из «ИГ», были предназначены для распространения – мы бы назвали это пропагандой со стороны немецкого правительства. Но различие, которое вы делаете в своем заявлении, как я его понимаю, в том, что немецкое правительство не посылало их вам напрямую и что их послал вам «ИГ».

М-р Ли. Верно.

М-р ДИКШТЕЙН. И это не имело никакого отношения к их деловым связям, которые сейчас имеют место.

М-р Ли. Правильно.

 

Американский «ИГ Фарбен»

 

Кем были выдающиеся финансисты истеблишмента Уолл-стрит, которые направляли деятельность «Американ ИГ», филиала «ИГ Фарбен», направленную на продвижение нацистской пропаганды?

Среди американских директоров «ИГ Фарбен» были некоторые наиболее выдающиеся сотрудники Уолл-стрит. Немецкие интересы повторно распространились в Соединенные Штаты после Первой мировой войны и успешно преодолели барьеры, созданные, чтобы не допустить «ИГ» на американский рынок. Ни конфискация немецких патентов, ни учреждение Химического фонда, ни высокие тарифные барьеры не были существенной проблемой.

К 1925 г. была основана «Дженерал дайстаф корпорейшн» (General Dyestuff Corporation) как эксклюзивный агент по продаже продукции, произведенной «Гасселли дайстафф» (Gasselli Dyestuff) (переименована в «Дженерал аинилайн уоркс» (General Aniline Works, Inc.) в 1929 г.) и импортированной из Германии. Уставной фонд «Дженерал анилайн уоркс» был переведен в 1929 г. в «Американ ИГ кемикал Корпорэйшн» (American I.G. Chemical Corporation) и позже, в 1939 г., в «Дженерал анилайн энд филм Корпорэйшн» (General Aniline & Film Corporation), в которую объединились «Американ ИГ» и «Дженерал анилайн уоркс». «Американ ИГ» и ее преемник «Дженерал анилайн энд филм» являются компаниями, через которые осуществлялся контроль предприятий «ИГ» в США. Участие «Американ ИГ» в уставном капитале составляло 3,000,000 обыкновенных акций класса А и 3,000,000 обыкновенных акций класса Б. Взамен пакета акций «Дженерал анилайн уоркс» и «Агфа-Анско Корпорэйшн» (Agfa-Ansco Corporation) «ИГ Фарбен» в Германии получил все акции класса B и 400,000 акций класса А. Конвертируемые облигации на тридцать миллионов долларов были проданы американскому населению, а основная сумма долга и проценты были гарантированы немецким «ИГ Фарбен», который получил опцион на закупку еще 1,000,000 акций класса А.

 

Таблица 2–2: Директора «Американ ИГ» в 1930 г.

Источник: Руководство Moody’s по инвестициям; 1930, с. 2149.

Примечание: Уолтер Дуйсберг (США), У. Гриф (США) и Адольф Куттрофф (США) также были директорами «Американ ИГ» в этот период.

 

Управление «Американ ИГ» (позже «Дженерал Анилайн») осуществлялось преимущественно «ИГ» и бывшими должностными лицами «ИГ». (См. таблицу далее) Герман Шмитц выступал в качестве президента с 1929 по 1936 гг., за ним до 1941 г. последовал его брат Дитрих А. Шмитц, принявший американское гражданство. Герман Шмитц, который был также директором Банка международных расчетов, «вершиной» международной системы финансового контроля, оставался председателем совета директоров с 1936 до 1939 года.

Первоначальный совет директоров включал девять участников, которые в то время (или ранее) входили в правление «ИГ Фарбен» в Германии (Герман Шмитц, Карл Бош, Макс Илгнер, Фриц тер Меер и Уилфред Гриф) или были ранее наняты в качестве сотрудников «ИГ Фарбен» в Германии (Уолтер Дуйсберг, Адольф Каттрофф, У. Г. фон Рат, Герман А. Метц). Герман А. Метц был американским гражданином, верным демократом в политике и бывшим финансовым инспектором Нью-Йорка. Десятый, У. Уэйс, работал на «ИГ» по контракту.

Директора «Американ ИГ» были не только выдающимися личностями на Уолл-стрит и в американской промышленности, но и, что особенно важно, были привлечены из нескольких весьма влиятельных организаций.

Остальные четыре участника совета директоров «Американ ИГ» были выдающимися гражданами Америки и членами финансовой элиты Уолл-стрит: C. Е. Митчел, председатель «Нэшнл Сити Банка» и Федерального резервного банка Нью-Йорка, Эдсел Б. Форд, президент «Форд мотор компании», У. Тигл, другой директор «Стандарт Ойл оф Нью-Джерси», и Пол Варбург, первый член правления Федерального резервного банка Нью-Йорка и председатель правления компании «Бэнк оф Манхэттен».

Между 1929 и 1939 гг. в составе совета директоров «Американ ИГ» происходили изменения. Количество директоров время от времени варьировалось, хотя большинство всегда либо работали в «ИГ» или имели там связи, и в правление всегда входило не менее четырех американских директоров. В 1939 г., вероятно, в предвидении Второй мировой войны, – были приложены усилия, чтобы дать правлению более американский характер, но, несмотря на отставку Германа Шмитца, Карла Боша и Уолтера Дуйсберга и назначение семи новых директоров, эти семь участников опять же принадлежали группе «ИГ». Это доминирование «ИГ» усилилось в 1940 и 1941 гг., поскольку американские директора, в том числе Эдсел Форд, поняли политическую «нездоровость» «ИГ» и оставили должность.

Из данных фактов можно сделать несколько основных наблюдений. Во-первых, в совете директоров «Американ ИГ» было три директора из Федерального резервного банка Нью-Йорка, самого влиятельного из множества Федеральных резервных банков. «Американ ИГ» также имела общих директоров с компаниями «Стандарт Ойл оф Нью-Джерси», «Форд мотор компани», «Бэнк оф Манхэттен» (позже стал «Чейз Манхэттен») и «АЭГ» (немецкая «Дженерал Электрик»). Во-вторых, три члена совета директоров этой «Американ ИГ» были признаны виновными на Нюрнбергском процессе по военным преступлениям. Это были немецкие, не американские, участники. Среди этих немцев был Макс Илгнер, директор отдела службы «ИГ Фарбен» NW-7 в Берлине, то есть нацистской довоенной разведывательной службы. Если директора корпорации коллективно ответственны за действия корпорации, то американские директора должны были быть также преданы суду в Нюрнберге вместе с немецкими директорами – при условии, что целью судебного процесса было определить виновников в развязывании войны. Но, конечно, если намерение суда состояло в том, чтобы отвлечь внимание от участия США в приходе Гитлера к власти, они очень хорошо преуспели в достижении этой цели.

 

 


Дата добавления: 2019-02-12; просмотров: 32; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ