Мусковитовый рудник «Риколатва» (пос. Риколатва)



Расположен в 15-18 км к юго-востоку от ж/ст. Ёна, недалеко от озер Риколатва и Кюме. Название Риколатва, вероятно, произошло от финского Риекко-куропатка, латва – вершина («куропачья гора»).

В 1949 г. на месторождении «Риколатва» (гора Риколатва-Тундра, +592 м) началась добыча слюды-мусковита из пегматитовых жил. Тогда же появился п. Риколатва. Вероятно, и раньше здесь лопари брали слюду. Рудник «Риколатва» работал в 1949-1992 годы. Разработка велась Ёнским слюдяным рудоуправлением, созданным в 1935 г.

В 1958-1959 годах была проведена по заданию Главгеологии МПСМ СССР разведка Риколатвинского месторождения на керамическое сырье. Этим занималась партия «Риколатва-керамическая» Ёнской экспедиции СЗГУ.

Пегматитовое поле Риколатва особого типа: поле коротких, часто трубообразной или неправильной формы пегматитовых тел, выполняющих поперечные трещины разрыва в пластах биотитовых и амфиболовых гнейсов, среди дистено-гранато-слюдяных сланцев. Длина жил по простиранию редко до 60 м, мощность 10-15 м. Ослюденение – гнездовое и зональное.

На месторождении «Риколатва» известно около 1100 пегматитовых жил микроклинового, реже микроклин-плагиоклазового состава, 2/3 из которых не выходят на поверхность. Расположены они в мигматизированных, интенсивно деформированных глиноземистых гнейсах риколатвинской толщи запрокинутой антиформы. Пегматитовые тела в плане линзообразные, прослеживаются далеко на глубину.

Разведанные запасы по 19 пегматитовым жилам на пегматит микроклиновый и плагиоклазовый, а также на мусковит, были утверждены Постановлением СМ СССР (№ 246) 12 ноября 1959 г. На 1 мая 2005 г. суммарные запасы полевошпатового сырья по жилам 250 и 256 (категории А+В+С1) составили 411.921 тыс. т. Данное месторождение выставлялось на аукцион в 2005 г.

Кварц-полевошпатовое сырье разрабатывалось для тонкой керамики и глазури ОАО «Мусковит», которое прекратило деятельность в 1992 г. В 1993 г. ГОК «Ковдорслюда» распался на несколько предприятий, в т.ч., ГП «Риколатва». Решением администрации Мурманской области от 31.05.1994 г. (№ 127) было утверждено ТЭО ликвидации ГП «Рудник Ёна» и «Рудник Риколатва».

Докладчик побывал на отвалах рудника «Риколатва», которые расположились у южного подножья высокой сопки Риколатва-Тундра высотой 592 м, частично засыпав красивую долину с лесными озерами. Отвальное поле занимает площадь приблизительно 200х500 м и возвышается над долиной на 10-20 м. В отвалах много самых разных минералов и пород – молочно-белого и розоватого кварца, мусковита, биотита, белого и изредка  бледно-зеленоватого полевого шпата, письменного гранита, гнейсов (иногда с гранатом), амфиболитов и др.

На склоне сопки видны многочисленные следы горных разработок – отвалы небольших размеров. В подножье сопки сохранились руинированные (из белого кирпича) сооружения. Поселок Риколатва представляет собой жалкую картину – полуразрушенные дома и улицы, строения растаскиваются на дрова, кирпич и метал. В 2002 г. в Риколатве проживало 456 человек, в 2008 г. - 379 человек, в 2010 г. – 193 чел. Раньше здесь были: школа, амбулатория, ЖКХ, детсад, телевышка, котельная, библиотека. В условиях развала предприятия и поселка многие пенсионеры пожелали уехать, получить новое жилье, хотя бы в пос. Ёна. Но процесс переселения затянулся. До сих пор в поселке теплится жизнь.

 

Мончегорские медно-никелевые рудники

К северо-востоку от Ковдорскаого района, за озером Большая Имандра, расположены величественные и суровые сопки Мончетундры. С 1937 г. в долине, среди красивых сопок и озер, стоит заполярный город Мончегорск, известный своим медно-никелевым комбинатом. Места здесь, несмотря на суровость Заполярья, очень красивые (Монча – от саамского моджесь или моччесь – красивый).

В здешних сопках в XX столетии подземным способом добывали медно-никелевую руду для металлургического завода «Североникель», который до сих пор работает, правда, на привозной руде. Освоение месторождений началось в 1930-е годы и закончилось в начале 1970-х годов. Медно-никелевые месторождения приурочены к Мончегорскому плутону основных пород, имеющему вид дуги с двумя ветвями. Меридиональная ветвь, длиной 7 км, включает горы Ниттис, Кумужье и Травяная, к которым приурочено одноименное («Ниттис-Кумужье-Травяная») медно-никелевое месторождение в гарцбургитах и ортопироксенитах.

 Широтная ветвь, длиной 9 км, включает горы Сопча, Нюд и  Поаз с бедным медно-никелевым оруденением в пироксенитах, плагиоортопироксенитах, меланократовых норитах, оливиновых норитах и норитах. В средней части разреза плутона имеются маломощные горизонты медно-никелевых руд с платиновой минерализацией. 

Считается, что первые геологические сведения о Мончетундре были получены в конце XIX в. от финского ученого Бреннера, работавшего в составе экспедиции Вильгельма Рамзая. До планомерных геологических исследований Монче-тундры, на берегу Мончегубы практически никто не жил, кроме семьи саама Калина Ивановича Архипова, который не раз работал проводником в экспедициях. После смерти Калина Ивановича его сын Федор Архипов также много работал с геологами в качестве проводника, в т.ч. с академиком А.Е. Ферсманом, который и стал первооткрывателем медно-никелевых руд Мончетундры.

Началом детального изучения Мончетундры следует считать 1929 г., когда туда был направлен отряд геоморфологический Кольской экспедиции Академии наук под руководством географа, топографа Гавриила Дмитриевича Рихтера. Участники экспедиции составили полуинструментальную топографическую карту Заимандровских тундр и  попутно собрали петрографическую коллекцию, среди образцов которой имелись габбро, обогащенные сульфидами. Позже эти образцы в Ленинграде увидел академик А.Е. Ферсман, который весьма заинтересовался находкой и решил лично побывать в Мончетундре.

В июле 1930 г. группа А.Е. Ферсмана впервые побывала в Мончетундре. В сопровождении проводника Архипова геологи поднялись по реке Нюдйок в озеро Нюдъявр, которое Александр Евгеньевич назвал «красивейшим из полярных озер», а лопали считали священным. Затем пошли по тундре и болотам дальше, в сторону ближайших сопок. Маршрут был очень тяжелым. Вскоре на западном склоне сопки Нюдуайвенч (Нюд), мимо которого проходили не раз, в бинокль геологи заметили бурые пятна и потеки – признаки сульфидных руд. Поднялись к находке, и стали бить шурф. В обохренных габбро-норитах они нашли крупное гнездо (2х3.5х6.7 м) массивных и богатых сульфидных руд с высоким содержанием меди, никеля и магнетита. С этой удачной находки и началась история Мончетундры.

Правда, в Хибиногорске многие тогда скептически отнеслись к находке: они посчитали руды бедными. Недоверие росло, и тогда А.Е. Ферсман показал руду Сергею Мироновичу Кирову, который рассеял всякие сомнения и отдал приказ начать геологическую разведку.

В 1930 г. на этом участке началась пробная добыча руды. В 1931 г. здесь была заложена  штольня («Ферсмановская»), которая действовала недолго, поскольку месторождение оказалось небольшим. Тем не менее, в 1931-1932 годах штольня встретила рудную зону с вкраплениями пирротина, халькопирита и пирита, где содержание никеля достигало 6 %, а ванадия - 1-5 % ванадия. Так было обнаружено месторождение «Терраса», приуроченное к норитам и оливиновым норитам. Именно тогда стали серьезно говорить о строительстве в Мончетундре города и металлургического завода. Но эта плоская линза вскоре выклинилась. В 1931 г. геологами М. Шестопаловым и И. Холмянским на горе Нюдуайвенч было обнаружено еще одно месторождение сульфидных (медно-никелевых) руд («Нюд-II) с запасами никеля (на 1932 г.) 3200 т. Позже оно разведывалось, и разрабатывалось небольшим карьером в 1970-1978 гг.

В 1932 г. Ленинградский геологоразведочный трест организовал Монче-тундровскую экспедицию Ленинградского геологоразведочного треста (М.Ф. Шестопалов), в которую вошло 13 партий - топографические, геологические, поисковые, геофизические, геологоразведочные. По инициативе комитета комсомола Ленинградского горного института в составе Монче-тундровской экспедиции на летний сезон 1932 года была организована комсомольская геолого-поисковая партия (геологи, геофизики, топографы). Начальником партии стал выпускник ЛГИ, молодой геолог Д. Шифрин. В конце мая 1932 г. участники экспедиции съезжались на станцию Имандра, где располагалась в деревянном домике временная база. 5 июня длинная процессия из 48 человек отправилась со станции Имандра в Монче-губу, волоча за собой по льду девять повозок с грузом. Только в 4 часа утра 6 июня усталые, мокрые и голодные люди пришли в Монче-губу, где на берегу стояли два небольших домика, склад, пекарня и несколько больших почерневших палаток. В ходе экспедиции Д.В. Шифрин составил первую геологическую карту Мончетундры.

Важность проводимых в Монче-тундре разведок была подчеркнута во время работы в апреле 1932 г. в Хибиногорске Первой Полярной конференции, организованной НИС Наркомтяжпрома. В материалах конференции указывалось, что Мончетундра – это новый многообещающий резерв полиметаллических руд СССР.

В решении Заполярной геологоразведочной конференции, состоявшейся в Хибиногорске в ноябре 1932 г., было отмечено: «Учитывая дефицитность и острую нужду союзной промышленности в цветных металлах, сернокислотном сырье, конференция считает необходимым форсировать зимние разведочные работы на пирротин на Нюдуайвенче, Ниттисе, Кумужьей вараке, а также в Монче-тундре».

В 1932 г. началось строительство дороги на гору Нюд, где наряду с геологоразведочными работами решили поставить в 1933 г. пробную добычу руды.

После открытия медно-никелевых руд на соседних горах Сопчуайвенч и Ниттис (1930-е гг.) разведочные работы сосредоточились на новых участках, а про небогатые руды Нюдуайвенча забыли. Тем не менее, именно на горе Нюдуайвенч состоялось в 1930-1932 годы открытие медно-никелевых руд, что способствовало решению о продолжении в районе геологоразведочных работ и проектированию ГОКа.

Гора Нюдуайвенч (от саамского нийт – девушка («девичья гора») высотой 465.7 м, возвышается над озером Нюдъявр, на берегу которого уже начинаются строения города Мончегорска, работают цеха комбината «Североникель», на котором выплавляют никель, черновую медь, кобальт, производят серную кислоту. По склону горы Нюд проложена трасса велокросса (летнего и зимнего), зимой работает горнолыжный курорт. Здесь также проходят ночные забеги в гору. На северном склоне горы Нюд были раньше поселки (Нюд Верхний и Нюд Нижний), возникшие в 1930-е годы как поселки геологов и  упраздненные в 2007 г.

Впервые признаки медно-никелевого оруденения на соседней горе Сопчуайвенч (от саамского «сопт» - «пена, т.е. «пенная гора») высотой 507.7 м, обнаружили в 1931 г. геологи Б. Куплетский и И. Холмянский. В 1933 г. геологом Ш. Рутштейном определено промышленное значение этого месторождения. В 1937 г. проведена оценка, в ходе которой группа геолога Ильи Галкина (научный руководитель Владимир Котульский) обнаружила богатые руды вновь выявленного месторождения «Пласт 330».  Интересно, что в ходе разведки группа опиралась на данные электроразведки, проведенной геофизиком Леонидом Баженовым еще в 1932-1933 годах и в 1970 году признанного первооткрывателем месторождения. До 1941 г. запасы   горы Сопча составляли от 70 тыс. до 100 тыс. т никеля, позже они были оценены в 260 тыс. т (меди, никеля и кобальта). 

После открытия нового месторождения на горе Сопча слава Нюдуайвенча, как основного месторождения меди и никеля Кольского полуострова, померкла. Это место занял Сопчуайвенч. В 1930-е годы склоны Сопчи были  изъедены разведочными шурфами, канавами и буровыми скважинами. Каждая декада работ давала новые тонны никеля. Разведка и опытная разработка месторождения осуществлялась подземным способом – тремя штольнями, пройденными на западном склоне горы Сопчуайвенч.

Месторождение «Пласт 330» представляет собой рудный горизонт (средняя мощность 4-5 м, протяженность 2 км) бедных сульфидных медно-никелево-кобальтовых руд, выходящий на поверхность по всему периметру горы Сопча на отметке + 330 м. Рудный горизонт 330 пространственно приурочен к слою оруденелых перидотитов, на границе нижележащих оливинитов и вышележащих перидотитов. Некоторые рудные жилы мощностью 60-100 см, выходили на поверхность. Самой богатой была жила № 16 мощностью местами до 1.5 м, которую горняки называли «золотой».

Генезис этого месторождения – величайшая загадка Мончеплутона. Оливинсодержащие породы (оливиниты, перидотиты, оливиновые пироксениты, полевошпатовые оливиновые пироксениты) залегают в толще пироксенитов верхней части разреза горы Сопча. Оливинсодержащие породы и связанные с ними сульфидные руды «висят» на высоте 800 м от подошвы плутона, ограничиваясь сверху и снизу бронзитами (пироксенитами).

Когда стали ясны перспективы месторождения, в 1934 г. управляющий трестом «Кольстрой» В.И. Кондриков  дал команду начать строительство горно-металлургического комбината и города. Руда должна была поступать из мончегорских месторождений – «Нюд», Пласт 330», а после 1937 г. – с «Ниттис-Кумужья-Травяная».

23 октября 1934 г. было создано Управление «Североникель», которое  должно было объединить все работы по никелю на Кольском полуострове. Геологоразведочные работы в Мончетундре велись круглогодично. Привлечены были научные силы ряда институтов, в т.ч. ЛГИ и «Механобра».

29 апреля 1935 г. был подписан указ об ударном строительстве в Мончетундре металлургического комбината мощностью 10 тыс. т никеля и 10 тыс. т меди в год. Поселок Мончегорск был образован 25 ноября 1935 г., а в 1937 г. – получил статус города.

Разведка месторождения «Пласт 330» дала в 1930-е годы основу для строительства горно-металлургического комбината «Североникель», но само месторождение не разрабатывается до сих пор из-за низкого качества руды, которое объясняется высоким содержанием силикатного никеля, связанного с оливинитами.

После открытия в 1937 г. богатых никелевых руд месторождения «Ниттис-Кумужья-Травяная» (НКТ) месторождение «Пласт 330» было законсервировано в 1939 г.  Но его продолжали изучать в последующие годы. Интерес к месторождению вновь появился в 1980-е годы, после закрытия рудника «НКТ».

В расслоенных перидотитах и плагиоперидотитах дунитового блока горы Сопча выявлена богатая вкрапленность хромита – источника хрома. В ходе разведки обнаружено сложной конфигурации рудное тело средней мощностью 7.8 м, круто падающее на восток и прослеженное бурением на глубину 315 м. Среднее содержание оксида хрома в рудном теле 23%. В северо-западной части это месторождение вскрыто карьером.

С 1935 г. на склонах горы Сопча стояли поселки Малая Сопча и Большая Сопча, которые возникли вначале как поселки геологоразведчиков, а позже  в них жили спецпереселенцы, занимавшиеся строительством Мончегорска, горняки и  обогатители комбината «Североникель». Поселки долгое время принимали работников для комбината. В Большой Сопче раньше находились бараки для заключенных, работало ремесленное училище, готовившее металлургов, химиков-лаборантов, токарей, автослесарей, кузнецов, электриков, краснодеревщиков и т.д. С 1958 г. поселки Сопчи вошли в состав города Мончегорска.

В 1932 г. геологи обнаружили богатые рудные жилы на соседней горе Ниттис – самой высокой в округе сопке Мончегорского плутона (+618.2 м). Название горы Ниттис может быть переведено с саамского как «девичья грудь».

Летом-осенью 1937 г. геолог Галкин И.В., основываясь на данных геофизических исследований (руководитель Л.А. Баженов, 1933 г.), при поддержке руководителя геологических работ профессора В.К. Котульского обнаружил на горе Ниттис мощные жилы богатой руды.

Оценкой значимости открытия занималась комиссия в составе: главного геолога Главникелькобальта А. Глазковского, будущего академика А. Бетехтина, профессора, а потом - академика Д. Щербакова, крупнейшего в стране специалиста по поискам и разведке полезных ископаемых профессора В. Крейтера. По описанию главного геолога «Североникеля» Н.С. Зонтова, мощность рудных жил доходила до 1 м и более. Некоторые жилы прослеживались в длину штреками на сотни метров.

Комиссия была покорена масштабностью, правильностью форм, четкостью границ и сплошным сульфидным составом рудных жил гор Ниттис, Кумужья и Травяная, и убедилась, что эти жильные месторождения могут служить самостоятельной базой для проектирования и строительства комбината.

Работы геологов в 1930-е годы позволили создать в Мончетундре одно из крупнейших предприятий по производству никеля в стране. В этом немалая заслуга тех, кто возглавлял геологоразведочные работы в крае: геолога, минералога и петроглифа, заведующего петрографическим кабинетом треста «Апатит» Петра Николаевича Червинского (1880-1955); геолога, впоследствии доктора геолога-минералогических наук, «создателя» рудной базы Мончегорского комбината Владимира Клементьевича Котульского и геолога, консультанта треста «Апатит», впоследствии - доктора геолого-минералогических наук Дмитрия Ивановича Мурашева. К сожалению, эти замечательные специалисты были арестованы по 58 статье.

Массив Ниттис-Кумужье-Травяная (НКТ) представляет собой расслоенный базит-гипербазитовый интрузивный массив (габбро-нориты, перидотиты, пироксениты, нориты, сульфидные жилы) среди архейских пород (2.4-2.5 млд. лет). Интрузив маркируется по склону горы Ниттис. Здесь есть участки, где обнаружены сульфидные жилы главного рудного поля НКТ. Это - крутопадающие, богатые пентландит-пирротиновые жилы (содержат также халькопирит, пирит), сложные по морфологии, залегающие в перидотитах и пироксенитах. Именно они и были основным источником руды для комбината «Североникель» в 1937-1969 годах. Всего было отработано 55 рудных жил. Промышленными считались жилы даже с минимальной мощностью 5 см. 

В 1937 г. население Мончегорска составило более 15 тыс. человек. Работала геологоразведочная контора, управление «Североникель». 23 февраля 1939 г. на заводе был получен первый никель Мончегорска, в апреле – черная медь, в июле – 1940 г. - кобальт. В конце 1939 г., в сложных условиях, комбинат «Североникель» был передан в ведение НКВД. Город продолжили строить заключенные лагеря. 

В 1941 г. вновь началась плавка металлов на заводе. Тогда в Мончегорске проживало 33 тысячи человек. С началом Великой Отечественной войны на фронт ушло более 1600 человек. В городе оставили группу особого назначения для возможного взрыва комбината. Демонтированное оборудование вывезли на Урал. Фашисты не бомбили Мончегорский комбинат, надеясь его еще использовать.

Осенью 1942 г. на комбинате было восстановлено производство файнштейна, а полный цикл производства – к осени 1945 г. К ноябрю 1947 г. вышли на довоенный уровень по выплавке металла. Город Мончегорск хорошел и становится «городом высокой культуры». Здесь работали филиал ЛГИ, горно-металлургический техникум, 167 библиотек, кинотеатр, Дом отдыха, музыкальная школа…

Крупнейший  рудник Мончегорска «Ниттис-Кумужья-Травяная» (НКТ) проработал с 1937 по 1969 г. (приказ о закрытии - 30.09.1969 г.), после чего был законсервирован. Отработка месторождения велась подземным способом – шахтами и штольнями – в 5 горизонтов. Сумма подземных выработок составила 173 км. Здесь добывали руды меди, никеля, кобальта и редких металлов. Суммарные запасы достигали 12 млн. т руды (в т.ч. никеля – 160 тыс. т).

Технология была следующей: крутонаклонные жилы и пластообразные залежи мощностью до 3 м отрабатывали с потолкоуступной (чаще) и почвоуступной (реже) выемкой. Для подготовки блоков проходили восстающие и откаточные штреки. При потолкоуступной выемке для сохранения откаточного штрека на период отработки блока оставляли временно надштрековые целики, либо устраивали прочный настил на крепи. Отбитую руду выпускали через люки.

До 1969 г. комбинат «Североникель» работал на местной руде месторождения «Ниттис-Кумужья-Травяная». После закрытия рудников в Мончегорске комбинат перешел на привозное сырье из Норильска и Печенги.

В настоящее время АО «Металлургический комбинат «Североникель» является промышленной площадкой АО «Кольская горно-металлургическая компания» (создана в 1998 г., ее учредители -  АО «Комбинат Североникель» и АО «Горно-металлургический комбинат «Печенганикель»), где перерабатывается файнштейн, поступающий с комбината «Печенганикель» и из ГМК «Норильский никель».

Автор доклада посетил некоторые рудники района Мончегорска 6 августа 2018 г. Сначала были найдены и осмотрены следы штолен месторождения «Пласт 330» на западном склоне горы Сопча и карьер хромитов и строительного камня на северо-западном склоне горы Сопча, а затем – следы шахт и щтолен двух нижних горизонтов горы Ниттис.

Были обнаружены два заваленных и одно открытое устья штолен «Пласта 330» на западном склоне горы Сопча, пройденных в толще курума. К выработкам со стороны Мончегорского медно-никелевого комбината ведет грунтовая дорожка. Устья выработок располагаются примерно на одном гипсометрическом уровне, на расстоянии примерно 300 м друг от друга. Места штолен выражены в рельефе неширокой террасой на склоне горы.

Штольня 1 («южная») пройдена на западном склоне горы, перпендикулярно простиранию склона. Устье заложено в крупноглыбовой осыпи, для чего перед входом расчищена площадка-терраса шириной до 20 м; имеются следы отвалов основных пород ( конусного и в виде гряд) на площади примерно 60х40 м. Устье штольни завалено глыбами осыпи. Выше горизонта - каменистая пустыня. Ниже штольни склон горы покрыт продуктами ледника – грядами морены с мелкими и средними валунчиками и рыжеватым песком.

Штольня 2 («средняя») пройдена на западном склоне горы Сопча в скальных породах, покрытых 1-3 метровым слоем крупноглыбового курумника, перпендикулярно склону горы (азимут простирания 600) . Перед устьем штольни – площадка – терраса шириной 20-30 м, образованная отвалами основных пород. Устье штольне не завалено полностью, и в него можно сравнительно легко проникнуть сверху. Видна бревенчатая крепь. Дно выработки затоплено – из штольни вытекает ручеек. С площадки перед штольней – отличный вид на озеро Сопчъявр, сопку Ниттис и Мончетундру.

Место положения третье штольни («северной») установлено примерно по отвалам, примерно в 300-400 м к северу от штольни 2.

На северо-западном склоне горы Сопча расположен карьер, в котором добывали основные породы для производства строительного щебня, возможно также разрабатывался пласт хромитовых руд. Выработка представляет собой «террасированный склон», с элементами траншеи, насчитывающий от 2 до 8 горизонтов (берм) и обращенный к долине, где находится город Мончегорск. Подошва карьера расположена ниже горизонта «Пласт 330». Примерные размеры карьера: ширина 200-250 м, длина (вглубь горы) 270-300 м. Бермы (остатки горизонтов) вытянуты преимущественно вдоль простирания склона, и только нижние – также перпендикулярно склону. Высота уступов горизонтов около 10 м. Общая глубина, относительно самого верхнего горизонта – до 70-80 м. Мощность отложений курума на склоне достигает 1-3 м. Отвалы незначительные. На момент посещения карьер не работал. В нем не наблюдалось никакой техники. Растительности на склонах нет – только каменистая пустыня с лишайниками.

Рядом с карьером, на пологом склоне горы, находится старое, заброшенное кладбище с разрушенными крестами, бетонными могильниками, тумбами. Захоронения сделаны в толще морены, сложенной валунчиками, перемешанными с песком и супесью. Растительности нет.

Автор доклада также посетил места выработок нижних горизонтов рудника «Ниттис-Кумужья-Травяная», в нижней части восточного склона горы Ниттис. На верхней площадке – террасе отвалов шириной 7-10 м обнаружил устье шахты (№1) сечением 1.8х(3.5-4)м с бетонными стенками, засыпанное на глубине 2 м. Вокруг – много битого красного кирпича, древесного и металлического мусора. Отвалы террасированной грядой тянутся вдоль склона горы горизонтально, в сторону вентиляционной шахты. На площадке – остатки деревянных столбов – опор на расстоянии до 5 м, расположенных вдоль одной оси. В отвалах очень много разрушенной охристой породы, ниже которой – темно-серые куски основных пород.

Бетонное сооружение «вентиляционной» (?) шахты (размером 10х25 м) расположено на более высоком гипсометрическом уровне горы, южнее шахты № 1. Внутри – несколько перегородок, небольших помещений, устье шахты. Сооружение в целом сохранилось хорошо, не используется с начала 1970-х годов.

В 500 м к северу от вентиляционной шахты, если идти вдоль второго горизонта отвалов, в нижней части горы, непосредственно в скальных породах, пройдена штольня. Ее устье засыпано породой. Видна только подходная траншея длиной 50 м, шириной 2.5 м, глубиной более 2 м, пройденная в слое морены и коллювия, примыкающем к горе. Перед траншеей – неширокая плошадка-терраса из отвалов.

Вблизи устья штольни хорошо обнажены основные породы, обработанные ледником и ветром. Глубокие трещины раскалывают массив. Нижняя часть крутого склона горы Ниттис усеяна огромными глыбами-останцами самых причудливых форм, напоминающими знаменитую «Долину привидений» в Крыму.

 Примерно в 150 м от штольни начинается глубокая расщелина, разбивающая нижнюю часть горы почти перпендикулярно. Это - тектоническая зона, с которой связаны жилы с медно-никелевыми минералами, отработанными такими же узкими, щелеобразными выработками. В этом месте, на причудливых скалах, проходят тренировки и соревнования юных скалолазов Мончегорска.

Чуть выше по склону находится выработка щелеобразной формы (траншея), пройденная по рудной жиле вдоль широкой тектонической трещины, ориентированной  перпендикулярно основному разлому. Ширина выработки около 1 м и менее, глубина до 20 м (внизу-завал), длина более 15 м (видимая). Поверхность выработки местами присыпана рыжего цвета отвалами разрушенных пород, расположенными рядом.

В соседней воронкообразной выемке в скале, глубиной до 20 м, отмечается устье засыпанной наклонной штольни или шахты.

Выше по склону, в окружении второй вентиляционной шахты, расположено еще несколько устьев шахт – в виде воронок в песчаных породах размером 9х10 м, 10х20 м, и в виде четких прямоугольных форм сечением 1.х2 м. Вокруг – множество отвалов обохренных пород.

Сооружения вентиляционной шахты (из камня и бетона) хорошо сохранились, даже осталось какое-то металлическое оборудование. С этого места, расположенного примерно на уровне второго добычного горизонта, открываются красивые виды на озеро Сопчъявр, горы Сопча и Ниттис, на город Медвежьегорск.

Второй доклад Игоря Викторовича Борисова был посвящен перспективам развития экскурсионной деятельности на острове Тулолансаари. Здесь, в урочищах Мёнсёля и Суури Тулола, известны более 20 исторических каменоломен сердобольских гранитов и руины дома купца А.А. Баринова, в котором в 1918 г. жил со своей семьей художник и мыслитель Николай Константинович Рерих. 

Сердобольские граниты (светло-серые плагиограниты) острова Тулолансаари, образующие крупное месторождение, активно разрабатывались с 1770-х по 1910-е годы на блочный камень, который в основном применялся в Санкт-Петербурге для строительства и украшения дворцов и храмов – Мраморного дворца, Казанского собора, Эрмитажа и других. Несколько величественных атлантов Эрмитажа изготовлены по проекту скульптора А.И. Теребенева в 1844-1849 годах именно из гранита острова Тулолансаари, остальные  - из похожих гранитов других каменоломен Северного Приладожья. Сердобольский гранит острова Тулолансаари также пошел на сооружение колонн Эрмитажа, опор Благовещенского моста через Неву.

С тех пор на острове сохранилось более двух десятков каменоломен самых разных размеров и форм, образующих единый техногенно-природный комплекс, который гармонично вписывается в природный ландшафт. Самый большой карьер, где добывались наиболее крупные монолиты гранита, был заброшен примерно в 1870-е годы, и превратился в глубокое озерко. Каменоломни поменьше – в привершинной части горы Росвокаллио («шведской») - представляют собой сухие полутраншеи, вытянутые прерывистой цепочкой вдоль склона почти на 400 м. 

Вблизи старого кладбища в ельнике сохранился уникальный памятник горнякам Тулолы – гранитная плита длиной 5 м, шириной 0.5 м и толщиной всего 15 см. Ее поверхность покрыта узкими желобками, оставшимися от бурения шпуров при выломке камня.

Все природные, техногенно-природные и исторические объекты этой части острова (каменоломни, кладбище, памятник, луга, перелески, руины домов и т.д.) связаны между собой экскурсионной тропой общей протяженностью около 2.5 км, которая была проложена группой энтузиастов – Игорем Викторовичем Борисовым, Сергеем Николаевичем Дёминым, Юрием Александровичем Горбачевым. Эта тропа начинается на восточном берегу острова, в Мёнтсёля, а заканчивается – на северо-восточном, в Суури Тулола, на мысу Линтанниеми, где раньше была главная пристань.

Сотрудники КРОО «Свет Ладоги» с волонтерами в 2012 г. расчистили от растительности и лесного завала гранитный фундамент бывшего дома купца А.А. Баринова. Примерно в 2014 г. энтузиасты и сотрудники Музея-института «Семьи Рерихов» из Санкт-Петербурга изготовили и установили на месте усадебного дома памятную плиту, свидетельствующую о пребывании на острове Тулолансаари Н.К. Рериха.

Экскурсионная тропа прокладывалась в течении 2013-2018 годов; первая экскурсия по ней состоялась осенью 2018 года. Однако, самые первые экскурсии по каменоломням острова Тулолансаари были организованы в период с 2005 по 2012 годы Игорем Викторовичем Борисовым, когда в Сортавала проводились учебные практики по природному камню для студентов-реставраторов филологического факультета Санкт-Петербургского госуниверситета. Работа по благоустройству экскурсионной тропы на острове Тулолансаари будет продолжена.

 

Марина Михайловна Шашкова, методист Центральной библиотеки и муниципального архива, краевед, учредитель общественной организации «Прялка» (город Костамукша) выступила с докладом «Новая мельница Сампо: Костомукшский горно-индустриальный комплекс как часть туристического кластера». Ниже приводится текст выступления М.М. Шашковой.

«Сампо» - это мельница счастья в карело-финском эпосе «Калевала» - одном из самых древних и оригинальных эпосов мира. «Сампо» - это один из вариантов названий молодого города, который родился на карельской железорудной земле и был назван Костомукшей.

Костомукша – один из красивейших городов Карелии, построен в лесу, на месте исчезнувших деревень Костомукша и Контокки. Наиболее раннее из известных упоминаний о деревне Костомукша относится к 1766 г.

Еще в начале XX века Костомукша и Контокки были большими селениями, в каждом имелась школа. Но впоследствии оба поселения исчезли, жители переселились в другие районы. Открытие мощного железорудного месторождения и последовавшее затем строительство горно-обогатительного комбината и города вдохнуло новую жизнь в заброшенный край.

Костомукша. находится на северо-западе Карелии в сорока километрах от государственной границы с Финляндией. До Петрозаводска – 500 километров. Костомукша начала строиться в 1970-е годы в связи с разработкой нового железорудного месторождения. Сначала здесь появился рабочий поселок, который обрел статус города 25 апреля 1983 г. В этом году Костомукша отметила свое 35-летие. Население города сейчас составляет около 29 тысяч человек.

 В 1988 г. в состав территории, относящейся к Костомукше, была включена старинная карельская деревня Вокнаволок, а позднее – деревни Ладвозеро, Поньгагуба, Суднозеро, Толлорека.

Традиции местного населения и современность органично слились в гербе города. Он состоит из щита серебряного цвета, в верхней части которого на фоне орнамента из вершин хвойных деревьев изображён древний тотемный знак карелов золотого цвета. Это - символ древней культуры края, в котором находится Костомукша, давшего начало всемирно известному карело-финскому эпосу «Калевала». В нижней части герба изображена рудо искательская лоза в руках первопроходца. Она символизирует открытие железорудного месторождения, составляющего основу благосостояния города.

Город Костомукша – это уникальный пример сосредоточения на малой территории последних в Северо-Западной Европе участков дикой тайги, крупнейшего горнодобывающего предприятия Северо-Запада и старинных карельских деревень - колыбели эпоса «Калевала». Город окружают девственные леса и чистейшие озера. В районе озера Каменное расположен заповедник «Костомукшский», который является частью международного парка «Дружба». На территории Округа находится национальный парк «Калевальский».

На основе этих двух особоохраняемых территорий в Костомукше создан биосферный резерват. В состав нового биосферного заповедника вошли территории заповедника национального парка «Калевальский», охранные зоны этих особо охраняемых природных территорий и земли Костомукшского городского округа. Таким образом, общая площадь резервата составила 404 613 га. Резерват получил название «Метслоа», в эпосе «Калевала» это слово означает «царство северной тайги».

Биосферные заповедники – это территории, выбранные для испытания и демонстрации подходов к комплексному устойчивому управлению ресурсами в сочетании с охраной биологического разнообразия. Всемирная сеть биосферных заповедников ежегодно пополняется новыми объектами по решению Международного координационного совета программы, в состав которого входят представители 34 государств–членов ЮНЕСКО. Программа «Человек и биосфера», основанная ЮНЕСКО в начале 1970-х годов, представляет собой научный межправительственный проект, направленный на оптимизацию взаимодействия человека и природы. Сеть биосферных резерватов насчитывает 669 особо охраняемых природных территорий в 120 странах мира. Примечательно, что территория Костомукшского месторождения находится непосредственно в центре биорезервата, и это не является противоречием.

Жизнь современной Костомукши неразрывно связана с горно-обогатительным комбинатом и добычей руды. Но известно, что еще в старину местные жители добывали из болот руду. Финский языковед и этнограф А. И. Шегрен, путешествовавший в 1827 г., сделал в своем дневнике запись: «В Костомукше крестьяне из болотной руды изготовляют железо. Уверяют также, что озера здесь содержат руду». По свидетельствам историков, деревня Костомукша издавна славилась своими мастерами железоделательного производства. Известно и то, что когда в 40-е годы XIX века в Финляндии в селе Кухмо добывали болотную железную руду, то сталь из нее выплавляли не местные мастера, а два приглашенных из Костомукши умельца.

Строительству Костомукшского ГОКа предшествовала долгая история разведки месторождения. Еще в 70-е годы XIX века высказывались предположения, что в Карелии есть крупные залежи железной руды, однако активные исследования начались только после Великой Отечественной Войны. Магнитную аномалию выявили необычным способом – с помощью самолета, на борту которого был установлен аэромагнитометр системы Логачева– уникальный по тем временам прибор.

К 70-м годам XX века Костомукшское, Корпангское и Южно-Корпангское месторождения были изучены, тогда же было принято решение построить новое горнодобывающее предприятие. Строительство комбината при участии советских и финских строителей началось в 1978 г. Параллельно возводили город: жилые дома и всю необходимую инфраструктуру.

Предприятие построили в рекордные, даже в мировых масштабах, сроки: три очереди – всего за шесть лет. Уже в 1985 году комбинат достиг проектной мощности по добыче руды, производству концентрата и окатышей.

«Карельский окатыш» входит в ПАО «Северсталь». Основной деятельностью комбината является добыча железной руды и производство железорудных окатышей. ПАО «Северсталь» – одна из крупнейших в мире вертикально интегрированных сталелитейных и горнодобывающих компаний c активами в России, Белоруссии, Украине, Казахстане, Латвии, Польше. Костомукшский горно-обогатительный комбинат является одним из лидеров по переработке железной руды и производству окатышей в России. Его основной потребитель на внутреннем рынке – Череповецкий металлургический комбинат, который также входит в ПАО «Северсталь». Порядка 50% продукции отправляется на экспорт.

C 1 июня 2017 г. произошло объединение управленческих функций «Карельского окатыша» и горно-обогатительного комбината «Олкон» (г. Оленегорск), который также является одним из активов компании «Северсталь».

Костомукшское месторождение открыто в 1946 г. Разведочные работы были проведены в период 1946-1954 годов. В 1971-1975 и 1978-1980 годы проводилась доразведка соответственно глубоких горизонтов и флангов месторождения.

Впервые запасы железных руд утверждены ГКЗ СССР в 1965 г. по категориям A+B+C1 в количестве  926,5 млн. т при среднем содержании железа растворимого 30,3%, С2 - 284,8 млн т при содержании растворимого железа 29%.

 В настоящий момент основной сырьевой базой для ОАО «Карельский окатыш» является Костомукшское месторождение. Месторождение разведано до глубины 600 м. Запасы магнетитовых руд составляют около 1 млрд. т. По простиранию месторождение делится условно на четыре участка: Северный-1, Северный-2, Центральный и Южный. По горнотехническим условиям наиболее благоприятным является Центральный участок, где сосредоточено примерно 70% всех запасов месторождения, а мощность рудного тела в среднем достигает 280 м против 40-80 м на других участках. Мощность рыхлых отложений на Центральном участке составляет в среднем 8 м, отмечается сравнительно слабая заболоченность. Эти факторы предопределили отработку месторождения в контурах Центрального участка. С 1983 г. началась разработка Южного участка, а с 2004 г. – участка Северный-2.

Руды месторождения представлены магнетитовыми кварцитами костомукшского горно-промышленного типа. Основным рудным минералом железистых кварцитов является магнетит (20-65%), гематит присутствует постоянно, но в среднем не более 2%, из сульфидов встречаются пирит, пирротин, редко халькопирит, арсенопирит, сфалерит, марказит, галенит. Силикатная часть представлена кварцем (20-50%), амфиболами (5-20%), биотитом (0-40%). По составу силикатов магнетитовые кварциты разделяются на три природных разновидности: щелочно-амфибол-магнетитовые, биотит-магнетитовые, биотит-грюнерит-магнетитовые. Первый тип наиболее богатый (содержание магнетита - 40-65 до 75%) и наиболее чистый по сере, последний - самый бедный (20-35%) и содержит пирротина от 0,5 до 10%, пирита до 1,5% и апатита до 3%.
В костомукшских карьерах встречаются, так называемые, зоны переслаивания – в руде есть породные включения или рудная залежь соседствует с пустой породой, и при взрыве они перемешиваются. Если всю эту массу брать и перевозить на фабрику, то для переработки требуется гораздо больше затрат. Поэтому мы прямо в карьерах установили и запустили в опытно-промышленную эксплуатацию оборудование по сухой магнитной сепарации. За счет магнитной сепарации отделяется пустая порода и на фабрику идет обогащенная руда с более высоким содержанием железа. Основная продукция — железорудные офлюсованные и неофлюсованные окатыши для металлургической промышленности. Предприятие включает карьер, фабрику окомкования и обжига.

В 2017 г. произведено 11,171 млн. т окатышей и 11.971 млн. т концентрата. На предприятии трудится 2941 человек. Расходы на охрану окружающей среды в 2017 г. составили 152 млн. руб. В настоящее время  предприятие ведёт разработку пяти карьеров: Центрального, Западного, Южного, Северного-2 и с марта 2016 — Северного-3.

В 2007 г. АО «Карельский окатыш» начало добычу и переработку железной руды нового месторождения «Корпангское», балансовые запасы которого оцениваются в 320 млн. т. Освоение Корпанги является самым крупным инвестиционным проектом ОАО «Карельский окатыш», общий объем вложений в который превышает 2,6 млрд. рублей.

Ежегодно АО «Карельский окатыш» намерен вовлекать в переработку до 3 млн. тонн руды Корпангского месторождения. В дальнейшем ежегодные объемы добычи руды планируется увеличить до 10 млн. т. В 2017 г. добыча горной массы на предприятии составила более 51 млн. кубометров, добыча руды – 36 млн. 714 тыс. т.

Основные запасы руды сосредоточены на Костомукшском и Корпангском месторождениях – крупнейших на Северо-Западе России. На начало 2018 г. объем запасов железной руды составляет около 989 млн. т. При этом «Карельский окатыш» постоянно проводит уточнение имеющихся запасов, разведку глубоких горизонтов и сопутствующих месторождений для продления жизни комбината. На сегодняшний день стратегия предприятия рассчитана до 2052 г.

АО «Карельский окатыш» на постоянной основе оказывает поддержку событиям культурной, спортивной и общественной жизни города и Республики Карелия. На балансе предприятия находится культурно-спортивный центр «Дружба». На его содержание в 2017 г. было выделено около 22 млн. рублей. Также «Карельский окатыш» помогает своим работникам и их семьям укреплять здоровье – предоставляет льготные путевки в санатории на территории России. Около 69 млн. рублей «Карельский окатыш» направил на благотворительность и социальные проекты в 2017 г. Комбинат берет на себя высокую социальную нагрузку.

Уже несколько лет АО «Карельский окатыш» и компания «Северсталь» поддерживают Всемирную благотворительную акцию «Щедрый вторник». Также комбинат поддерживает зоозащитную организацию «Добрые руки». Благодаря финансовой помощи «Карельского окатыша» в Костомукше был построен приют для бездомных животных. И очень много других благотворительных мероприятий от поддержки школьных музеев до организации фестивалей.

Работает социальный благотворительный фонд «Дорога к дому», помогающий приемным семьям и детям из детских домов адаптировать отношения.

Комбинат активно поддерживает все фестивали, которые проходят в Костомукше. Самым известным из них является Международный фестиваль камерного искусства, который в 2017 г. отметил свой 30-летний юбилей.

Фестиваль карельской культуры «Кантелетар» ежегодно собирает более 100 участников не только из Карелии, но и соседних северных стран. Фестиваль авторской песни имени Сергея Ожигова, также уже давно вышел за рамки не только городского, но республиканского масштаба.

Содействуя развитию молодежной культуры, АО «Карельский окатыш» оказывает помощь в организации международного рок-фестиваля «Nord Session», который также является старожилом и проходит в Костомукше с 1993 г.  

Ежегодно в конце апреля – начале мая при поддержке комбината в городе стартуют «Ритмы весны» – фестиваль танца с участием как самодеятельных, так и профессиональных хореографических коллективов разных направлений.

Благодаря «Северстали» с 2006 г. костомукшане могут видеть лучшие сценические постановки страны в рамках театрального фестиваля «Золотая Маска».

АО «Карельский окатыш» – за здоровый образ жизни! Под патронажем комбината в городе развивается бокс, биатлон, хоккей, художественная гимнастика. Проводится рабочая спартакиада по 15 видам спорта.

При поддержке «Карельского окатыша» ежегодно в Костомукше проходят такие спортивные события, как чемпионат Северо-Западного Федерального округа по боксу, турнир по настольному теннису имени Юрия Фоки, баскетбольные соревнования на Кубок первооткрывателей, волейбольный турнир для ветеранов памяти Юрия Гайдукевича и другие.

В 2016 г. в Костомукше открылся стадион - футбольное поле с искусственным покрытием и беговыми дорожками. На возведение этого спортивного объекта «Карельский окатыш» выделил 30 млн. рублей.

АО «Карельский окатыш» поддерживает музейное дело. Экспозиция «Хронограф Костомукшского места рождения» представляет историю города как места рождения железной руды и комбината, людей, коллективов, семей, организаций, новых идей. Первый зал экспозиции построен в форме хронологического указателя, который дает возможность познакомить посетителя с рождением и развитием молодого города.

АО «Карельский окатыш» - это закрытое производство, и не все желающие могут попасть на комбинат или смотровую площадку карьера. Поэтому в музее есть второй зал – своего рода кинотеатр, фильмы которого знакомят посетителей с историей появления и использования железа, технологиями добычи руды и производства из нее различных продуктов на горно-обогатительном комбинате.

Имеющаяся в музее телестудия позволяет сделать фото на территории комбината не выходя из музея. Например, за рулем большегрузного самосвала или на борту карьера.

В 2017 г. Комбинат передал музею экспонаты комнаты трудовой славы. В 2018 г. планируется реализация большого дизайн - проекта.

На «Карельском окатыше» действует строгая система безопасности, но руководство ГОКа разработало специальный регламент проведения экскурсий. И на сегодняшний день организовать экскурсию на комбинат возможно, но только соблюдая условия, которые выставляет Служба безопасности.

АО «Карельский окатыш» заключил договор с одной из турфирм Костомукши («Котиранта»), которая является туроператором, и именно через нее и возможно организация экскурсий. О желании совершить экскурсию надо заявлять заранее, необходимо пройти рад согласований и организационных моментов».

 

Вместо Галины Александровны Потаповой, специалиста отдела экономики администрации Костомукшского городского округа, координатора международных проектов, которая не смогла приехать на конференцию, Марина Михайловна Шашкова кратко рассказала о внедряемых в жизнь администрацией Костомукшского округа международных проектов.

Проект «Обеспыливание грунтовой дороги Костомукша-Вокнаволок-Калевала» оценивается в 1.2 млн. евро. Ведущим партнером является коммуна «Суомусалми». По проекту осуществлена реконструкция дорожного полотна, с применением геотекстиля – покрытия, которое не подвержено гниению, воздействию грибков и плесени, грызунов и насекомых, прорастающих корней. Этот материал хорошо пропускает воду, но не пропускает мелкие частицы, предотвращает верхние слои дороги от воздействия нижних слоев почвы и глины.

По проекту «Зеленые города и поселения: устойчивое пространственное развитие приграничных территорий» в Костомукше в 2013 г. была произведена реконструкция детского бассейна с установкой новой приточно-вытяжной вентиляции, что позволило нормализовать температуру и влажность воздуха в бассейне, сэкономить тепловую энергию, минимизировать нагрузку на отопительную систему.

Проект «Туристический маршрут «Кантеле Андрея Малинена» был внедрен с целью приобщения туристов к национальным культурным традициям Северной Карелии. Были проведены семинары с представителями турфирм и предпринимателями по развитию креативных индустрий, курсы по организации питания, размещения и приема туристов, формирование культурных программ, курсы экскурсоводов. Была начата реставрация дома Ончи в д. Вокнаволок.

Проект «Белая дорога - развитие трансграничного туризма в Северной Финляндии и Республике Карелия» направлен на развитие информационной туристической сети в северных районах Республики Карелия. По проекту создано 5 информационно-туристических центров, в т.ч. в городе Костомукша. В рамках проекта проводится обучение деловому управлению, развитию бизнес-идей, стратегий, новых продуктов и туристических услуг.

Проект «Многолетнее благополучное проживание» способствует благополучию детей и семей. Одно из направлений реализации проекта – бенчмаркинг, т.е. изучение положительного опыта работы детских садов города Каяни по формированию у детей дошкольного возраста основ здорового образа жизни.

Проект «Музыка: обучение с увлечением» стал региональной площадкой для регулярного взаимодействия музыкальных учебных заведений, педагогического роста преподавателей и стимулирования интереса к обучению у детей.

Проект «Учебная лаборатория для доступной среды» ставит своей целью повысить функциональность окружающего пространства путем предоставления маломобильным группам населения больше возможности самостоятельно справляться с проблемами в повседневной жизни, повысить социальную активность.

Проект «Новая модель сотрудничества между деревообрабатывающими предприятиями Кайнуу и Республикой Карелия» был внедрен с целью расширения приграничного сотрудничества между кампаниями и предпринимателями в регионе, путем разработки и внедрения инновационной бизнес-модели применительно к сотрудничеству в лесном и деревообрабатывающем секторе экономики.

В заключении выступления М.М. Шашкова сказала, что участие в международных проектах способствует получению новых знаний, умений и навыков, реализации заявленной цели, установлению новых межличностных отношений, достижению диалога между властью и участниками проекта, предоставлению новых возможностей сотрудничества в области развития предпринимательской деятельности, изменению образа мышления, расширению направленности проектных идей в сторону интеграции, международного разделения труда и развития гражданского общества.

 

 

Известный спелеолог и фотохудожник, председатель Комиссии эко-эффективного туризма Ленинградского отделения Русского географического общества, активный участник проекта «Подземная Рускеала» Антон Алексеевич Юшко, в своем докладе «Горный парк Рускеала: от «Тайны глубины» к «Горизонтам развития» привел примеры создания подземных маршрутов в Ленинградской области (Саблинские пещеры, музей-усадьба «Рождественно»), Эстонии (Музей-шахта в Кохтла-Ныме), Латвии (Музей-бункер в Лигатне), и рассказал об основных результатах и перспективах развития Горного парка Рускеала. По его мнению, еще ждут своей очереди вовлечения в сферу туризма два интереснейших подземных объекта Северо-Запада – заброшенный железный рудник «Рогосельга» (Пряжинский район Республики Карелия) и каменоломни известняка у поселка Телези (Ломоносовский район Ленинградской области).

А.А. Юшко отметил, что «несмотря на серьезный задел в спелеологических исследованиях и весомые достижения в глубинных штурмах, Россия сегодня серьезно отстает от всех развитых стран мира в прикладной спелеологии – в области охраны и использования пещер. В то же время, каждый подземный объект, качественно оборудованный для посещения туристами, может стать местной туристической доминантой в силу особенной притягательности подземной среды, духа тайны и метафизической глубины. Любой современный подземный музей – это прекрасный стартовый пункт в брэндинге территорий».

Подземный маршрут Рускеала подтверждает эти слова. К весне следующего года в Горном парке Рускеала появится еще одна точка притяжения – «Музей истории горного дела Рускеала», создаваемый силами музейного сообщества Санкт-Петербурга и Карелии, в т.ч. Регионального музея Северного Приладожья. В будущем планируется открыть еще один музей краеведческого плана – «Музей истории Рускеала». Музеефикация затронет и одну из штолен третьего горизонта Рускеала, где уже проводятся экскурсии.

Значительные изменения к 1920 г. произойдут на территории Горного парка Рускеала: откроется новая входная зона с автомобильной стоянкой, появится архитектурно оформленный вход в штольню верхнего горизонта, на базе бывшего мраморно-известкового завода заработает «Технопарк», откроется железнодорожная станция и многое другое.

Марина Игоревна Петрова, директор Куркиекского краеведческого центра «Кирьяж» рассказала об истории усадьбы Асила Хийтольского погоста, принадлежавшей коменданту и начальнику Олонецких Петровских заводов, талантливому инженеру и администратору, полковнику артиллерии, соратнику Петра I, голландцу Вильгельму Георгу де Геннину (Вилимму Ивановичу, как его называли в России).

Деревня Асила (по карельски Ажила) упоминается в писцовой книге 1500 г. Название поселения могло произойти от названия какой-то рыбы. В разные времена оно обозначалось по разному: Аасила, Ажела, Асила, Асилан. Известно, что через Асила, по реке Хиитоланйоки, поднималось лососевое стадо. Коневецкий монастырь одно время ловил здесь рыбу. В шведские времена в Асила, в устье реки Хиитоланйоки, существовал королевский лососевый промысел. Позже здесь, на пороге, работала лесопилка, был даже гончарный заводик, изготавливавший детские игрушки.

Земли в Асила В.Г. Геннин получил от императора за заслуги перед Россией, в т.ч. за налаживание работы Олонецких заводов, за взятие Кексгольма (Приозерска), за открытие лечебных «марциальных вод». Интересно, что земли в Асила передавались В.Г. Геннину по разным причинам три раза и столько же раз изымались у него. Известно, что Петр I  до 1722 г., в обстановке политической неопределенности, когда было неясно, кому отойдут отвоеванные у шведов земли в Приладожье, отменил многие свои решения по землям. Тогда Геннин лишился подаренной ему земли в Асила. Что-то подобное происходило и позже. Сейчас в Асила (Асилан) – дачный поселок, и ничто не напоминает об усадьбе известного металлурга и администратора Олонецкого края В.Г. Геннина. 

 

 

В первый день конференции также выступили школьники из Сортавала и Куркиеки.

Анна Иванова, ученица 11-го класса среднеобразовательной школы № 1 города Сортавала, участвовавшая в подобных конференциях уже шестой раз, представила вниманию свой новый экскурсионный маршрут «Хямекоски-Суйстамо-Ялонваара». Экскурсия начинается в Хямекоски, недалеко от моста через реку Янисъйоки, на одном из участков месторождения золота «Алатту», обнаруженного и разведанного геологами в 1970-1980-е годы. Геологическая партия, занимавшаяся разведкой золоторудного месторождения, тогда базировалась в поселке Ляскеля.

 В поселке Суйстамо Суоярвского района экскурсанты знакомятся с богатой историей поселения, посещая старое кладбище, где похоронены известный рунопевец Ивана Онойла и его двоюродная сестра, плакальщица Матьой Платонен, и отреставрированную финнами в конце 1990-х годов церковь Св. Николая Чудотворца, построенную в 1844 г. по проекту известного финского архитектора К. Л. Энгеля.

В окрестностях Суйстамо, на берегах порожистых речек, можно осмотреть выходы темных алевролитовых сланцев, из плит которых местные жители раньше выкладывали опоры мостов, стены печей и погребов, а также – ставролитовых сланцев, усыпанных коричневыми сростками минерала ставролита («крестового камня»), нередко имеющими форму креста. Этот камень христиане называют «камнем счастья».

Маршрут экскурсии проходит вдоль восточного берега озера Большое Янисъярви, которое, по мнению большинства геологов, является сильно разрушенной астроблемой – «звездной раной», образовавшейся в результате падения астероида более 700 млн. лет назад. В доказательство этого Анна Иванова приводит несколько аргументов: округлая форма озера; центральное поднятие в его котловине, выраженное островами, которые сложены необычными породами – импактитами («взрывными камнями»); наличие в этих породах разновидностей кварца коэсита и стишовита, образующихся при взрыве; значительная раздробленность пород, ставших мишенью для астероида.

Экскурсия заканчивается в поредевших лесах на окраине бывшей деревни Ялонваара, на старинном руднике, в котором еще в 1770-е годы санкт-петербургские предприниматели пытались добывать медную и свинцовую руду с серебром. В последние годы геологи обнаружили в окрестностях Ялонваара новые рудопроявления меди, свинца, молибдена, вольфрама и золота, которые в перспективе можно рассматривать как месторождение полиметаллов. В заключении Анна сказала, что когда-нибудь в этих местах появится горно-обогатительный комбинат по добыче ценных металлов, а пока его нет – можно поучаствовать в предложенной экскурсии.

 

 

Газимагомедовы Айшат и Айза, ученицы 9-го класса Куркиекской средней школы, представили два выступления – «Бор камня Петра в Отсанлахти» и «Медный всадник в Куркиеки». Местечко, называемое на карте «Бор камня Петра», находится недалеко от Куркиеки, в Отсанлахти. Здесь многие века лежит большой ледниковый камень-валун, у которого, по легенде, останавливался отдохнуть Петр I по дороге в Сердоболь. В окрестностях есть выходы скал со следами выломки камня, который могли использовать в строительстве, в т.ч. Санкт-Петербурга, что также объясняет название местности.

Камни для постамента конной статуи Петра I («Медный всадник») искали по заданию Академии Художеств в соседних с Санкт-Петербургом областях, в т.ч., в Северо-Западном Приладожье, с 1767 г. Поначалу этим занимался каменных дел мастер Андрей Пилюгин, также изучавший Рускеальское месторождение мрамора, но подходящие камни он не нашел. Позже это удалось сделать полковнику Ивану Васильевичу Звереву. Вероятно, что в ходе своих поисков исследователи осмотрели две больших глыбы, называемых «Камень-трубка» (Пипокиви) - на о. Хидолосаари и «Токарь-камень» - вблизи Куркиеки. Гранитные глыбы были больших размеров, но, к сожалению, расколоты трещинами. Может быть по этой причине их и оставили. Сейчас краеведами ведутся работы по поиску упомянутых великих камней, для того, чтобы включить их в экскурсионные маршруты.

 

 

 Арина Степанова, ученица 8а класса средней общеобразовательной школы № 6 города Сортавала показала презентацию «Удивительный минерал халькопирит», которую она подготовила вместе со Светланой Николаевной Чернобай, учителем географии. Минерал халькопирит – это главный источник меди, а также красивый коллекционный и поделочный камень, который встречается и в Карелии, в т.ч. в окрестностях Питкяранта, в Медвежьегорском и Сегежском районах, но в Сортавала – большая редкость.

Анна уделила внимание строению и химическому составу минерала, его происхождению и месту рождения. Рассказала о свойствах халькопирита, которые позволяют его использовать для получения меди, в качестве коллекционного и ювелирно-поделочного камня, в литотерапии (лечении с использованием природных камней).

 

 

Второй день конференции прошел в физкультурно-оздоровительном комплексе города Питкяранта. Аудитория состояла из членов краеведческого клуба «Оберег», представителей краеведческого музея и библиотеки города Питкяранта, экскурсоводов из городов Сортавала и Суоярви. В Питкяранта подобная конференция проводилась уже шестой раз. 

Игорь Викторович Борисов, заместитель директора Регионального музея Северного Приладожья по научной работе, подробно рассказал о геологических и горно-индустриальных объектах района Питкяранта, акцентируя внимание на их состоянии и туристическом потенциале. В 1840-1920-е годы на территории и в окрестностях тогда еще поселка Питкяранта шахтами разрабатывалось олово-полиметаллическое месторождение, из руд которого на местных заводах выплавлялось железо, медь, олово и серебро. В черте города, вдоль улиц Ленина и Пионерской, сохранились следы около 20 шахт. Их устья забиты мусором, иногда прикрыты плитами, присыпаны отсевом, а некоторые – огорожены сеточными заборчиками.

На бывшем «Старом рудном поле» периодически случаются обрушения и просадки грунта, что мешает нормальному развитию инфраструктуры города и представляет угрозу безопасности жителей. В окрестностях Питкяранта устья еще 9 шахт вообще ничем не закрыты и не огорожены. Тем не менее, на территории некоторых рудников, как в черте города, так и за его пределами, можно было бы организовать небольшие «горно-индустриальные», «природные» и «исторические»  парки и проводить здесь экскурсии, посвященные славной горной истории Питкяранта.

Один из таких парков («Мейерский») можно было бы организовать в западной части города, в узкой полосе леса вдоль улицы Ленина, на территории, где сохранились следы шахт «Мейерской» группы. Устья шахт несколько лет назад были присыпаны отсевом и огорожены сеточными заборчиками. На частично спланированных отвалах растет красивый лес, пронизанный тропинками. Строений здесь практически нет. Видимо, до сих пор действует «режим отчуждения территории», где сохранились устья шахт.

Еще один парк («природный») можно было бы организовать на скале, расположенной вдоль улицы Пионерской. Когда-то вдоль этой улицы одна за другой располагалось 7 шахт «группы Клее» и «Тойво». Теперь их устья засыпаны породой, закрыты бетонными плитами, либо вообще сравнены с землей. На территории шахт стоят деревянные домики, несмотря на опасность обрушения грунта. В шахте «Клара-4» в 2009 году погиб ребенок, после чего вход в шахту был закрыт плитами и обнесен сеточным забором. На пустыре между шахтами «Тойво» и «Клее-6», где раньше работал обогатительный завод -   скопление разного мусора и неприглядные гаражные строения. Чудом сохранившийся корпус завода «Юлясавота» у шахты «Клее-1» разрушается и брошен на произвол судьбы. А ведь в нем можно было бы организовать «Музей истории Питкяранта». И только гранито-гнейсовая скала, поросшая красивым сосновым лесом, остается сегодня наиболее привлекательным местом для проведения экскурсий. Правда, для этого необходимо очистить скалу и лес от мусора.

За пределами города Питкяранта сохранилось около 15 заброшенных шахт. Сейчас все они затоплены водой, но не закрыты плитами и не огорожены, чем представляют реальную опасность для людей. Некоторые из этих шахт притягивают особое внимание исследователей, студентов, проходящих геологические практики, и редких туристов и путешественников. Рудник «Гербертц-1» «Нового рудного поля», расположенный всего в 1.5 км от города, включен в список достопримечательных мест, т.е. является памятником (приказ Министерства культуры РК № 391 от 28.08.2013 г.).

На территории железорудного рудника, работавшего в 1896-1903 годах, сохранились: два шахтных ствола, отвалы пород, руины обогатительной фабрики и опоры столбов подвесной канатной дороги. Затопленная шахта в 2012 году исследовалась спелеодайвером Ильей Анатольевичем Козловым из Санкт-Петербурга, который также неоднократно участвовал в конференциях. Несмотря на статус, кажется, что памятник брошен на произвол судьбы: территория заросла густым лесом и захламлена поваленными деревьями и мусором, отвалы растаскиваются любителями камня и студентами-практикантами. Но все же изредка рудник посещается организованными туристами. Во избежание дальнейшего разрушения и запустения памятника «Гербертц-1» Министерству культуры Республики Карелия и администрации Питкярантского муниципального района необходимо разработать проект его музеефикации и реальной охраны.

На обширной территории «Рудного поля Хопунваара», где сохранились следы 8 шахт, одной штольни и карьера, наибольший интерес для организации экскурсий и музеефикации представляют рудники «Бэкк», «Клара-1» и «Клара-2», а также комплекс выработок «Хопунваара». Шахты «Клара-1» и «Клара-2» расположены в самом дальнем углу рудного поля, а потому подверглись наименьшему антропогенному воздействию. Здесь в 1897-1903 годах добывали железную руду двумя шахтами и небольшим карьером со штольней. Сохранились затопленные выработки, отвалы, фундамент обжиговой печи. Территория рудника имеет перспективы стать памятником истории горного дела, и может быть включена в интересный туристический маршрут, который начинается в каменоломнях «Хопунваара».

Комплекс горных выработок «Хопунваара» включает в себя: глубокую и длинную (до 150 м) траншею, фрагмент засыпанной штольни, несколько мелких выработок, две шахты, одна из которых засыпана грунтом, а вторая – затоплена водой, но ничем не огорожена. Карьером, штольней и шахтой во второй половине XIX века и в начале прошлого столетия добывали мрамор, который в качестве «флюсового камня» использовался на Питкярантских металлургических заводах. В одной из шахт в конце XIX века также брали богатую железную руду, не требовавшую обогащения, а в другой – шла разведка на мышьяк и цинк.

Густой смешанный лес, комплекс самых разных выработок, красивый водопад, изливающийся в весеннее время в «мраморный каньон» - карьер с 4-х метровой высоты, интересный набор минералов – все эти достоинства позволяют рассматривать техногенно-природный комплекс «Хопунваара» как потенциальный памятник истории горного дела и экскурсионный объект Питкяранта. Его изредка посещают во время экскурсий школьники, студенты, путешественники и туристы.

На берегу Ладоги, вблизи Питкяранта (район Юляристи) раньше работали металлургические заводы и обогатительная фабрика. Здесь, на обширной территории, поросшей густым лесом с редкими прогалинами, можно было бы организовать еще один «историко-индустриальный» парк. На ручье Келеноя в 1840-1850-е годы действовал Александринский медеплавильный завод, от которого остались лишь основания плавильных печей, кучи шлака и фундаменты заводских строений. Дальше по берегу, в Масууни, в районе «черной поляны», в 1899-1919 годы с перерывами работал чугуноплавильный завод санкт-петербургского Александровского сталелитейного завода. Остались только руины домны, фундаменты заводских построек и фрагменты кирпичных воздуходувок, а также поляны черного шлака. Тем не менее, этот объект имеет статус памятника – места, где находился упомянутый завод (приказ № 41 Министерства культуры Республики Карелия от 27.02.2002 г.).

Между указанными заводами сохранились каменно-кирпичные руины железообогатительной фабрики «Ристиоя», которая работала с 1897 по 1920-е годы, с перерывами, и поначалу была деревянная (до 1902 г.). На ней методом магнитной сепарации обогащалась железная (магнетитовая) руда, которая по подвесным железным дорогам в корзинах подавалась в дробилки. Транспортировка руды и ее обогащение осуществлялись с помощью электродвигателей, которые снабжались электричеством с Ууксинской ГЭС. К сожалению. Строение фабрики разрушается временем и людьми. Необходимо в ближайшее время придать этому объекту статус памятника и провести необходимые мероприятия по его консервации и благоустройству, включив в туристический маршрут.

Всей территории, где сохранились следы индустриальных объектов, между бухтой Келеноя (Пляж) и «черной поляной», необходимо придать статус памятника истории или ООПТ. Здесь очень красивый берег Ладоги, с небольшими островками, валунными грядами и сглаженными ледником скалами. В сочетании с лесами и горно-индустриальными объектами эта территория могла бы успешно использоваться для проведения экскурсий и организации «музея индустриальной культуры» под открытым небом.

Еще один интересный индустриальный объект, связанный с горной историей Питкяранта, расположен в 7 км от города, на красивом водопаде Койриноя. С 1837 по 1859 годы здесь работал Митрофановский олово-и медеплавильный завод, включавший плотину, канал в скале, строения обогатительной фабрики, плавильных печей и хозпостроек. Ничего этого здесь не сохранилось, кроме канала и фрагмента дамбы. Все же памятная плита с 2013 г. напоминает о прошлом водопада. Этой территории также необходимо придать статус памятника истории; здесь следует провести работы по благоустройству и музеефикации. Водопад Койриноя активно посещается туристами, школьниками во время экскурсий по Питкярантскому району.

В заключении, И.В. Борисов сказал, что, к сожалению, администрации городского поселения и Питкярантского муниципального района ведут себя весьма пассивно по вопросу организации на территории города Питкяранта и его окрестностях, на участках, где сохранились следы металлургических и горнодобывающих производств, «исторических» и «горно-индустриальных» парков, экскурсионных маршрутов и «музеев под открытым небом». Этот печальный вывод еще раз подтвердился тем, что никто из приглашенных от администрации города и района Питкяранта на конференцию не пришел, даже «не отзвонился» по причине возможной занятости. Такое игнорирование администрацией инициатив «снизу», со стороны краеведов, ученых и общественности, весьма затрудняет работу по развитию туризма в Питкяранта и его окрестностях.

Еще один доклад Игоря Викторовича Борисова, подготовленный им совместно с Т.В. Григорьевой, был посвящен обзору техногенно-природных комплексов, расположенных к западу от города Питкяранта, между поселками Леппясильта и Койриноя. В первую очередь, это заброшенные пегматитовые рудники бывшего Приладожского рудоуправления - карьер «Линнаваара» (1974-1992 годы), выработки урочища Хунттила (1960-е годы), и самая древняя в регионе разработка кварца и полевого шпата (1850-1930-е годы) в Койриноя. Речь шла также о карьерах, в которых добывали блочный камень – гранит и гранито-гнейс: на острове Сюскюянсаари (действует с 1972 г.), в Мурсула (заброшен до 1995 г.), Сулку (работал до 2005 г.). Все эти объекты обладают высоким туристическим потенциалом. На сегодняшний день особенно активно посещаются туристами «гранатовые копи» урочища Кителя, и изредка – карьер «Линнаваара». Ниже приводится текст доклада И.В. Борисова и Т.В. Григорьевой «Техногенно-природные комплексы района Леппясильта-Кителя-Койриноя-Мурсола».

«Месторождения пегматитов Северного Приладожья известны с XIX века. Здесь издавна велись разработки пегматитов на полевой шпат и  кварц.

Сразу после окончания войны, с 1945 г. началось интенсивное изучение пегматитовых месторождений Северного Приладожья, которую выполняли сотрудники Карельской базы (КФ) АН СССР, ЛГИ и треста «Ленгеолнеруд» (П.П. Боровиков, В.И. Герасимовский, В.Д. Никитин, С.А. Руденко, Е.В. Свирская. Н.А. Шуркин, П.А. Борисов и др. С 1960-х гг. пегматиты Приладожья изучали: Т.Н. Кулмала, А.С. Пекки, Г.С. Сафронова и другие геологи. Изучение обогатимости кварц-полевошпатового сырья осуществлялось в лаборатории «Механобр», ЛГИ и в других научно-исследовательских организациях страны.

Этими творческими коллективами, работавшими в содружестве под общим руководством профессора Петра Алексеевича Борисова, за короткое время были изучены и переданы для промышленного освоения крупные месторождения Северного Приладожья: Серая Горка, Красная Горка, Хепониеми и др.

За период 1945-1947 годы был выявлен и частично изучен Приладожский пегматитоносный район, включающий Сортавальское и Питкярантское поля керамических пегматитов.

На базе месторождений, разведанных к 1947 г. (пегматитовое поле «Куйваниеми»: месторождения «Серая Горка», «Красная Горка», «Булка», «Хепониеми» и др.), в мае 1948 г. (по другим данным – в 1947 г.) было образовано Приладожское рудоуправление, ставшее важнейшим поставщиком полевошпатового сырья. Это - первое горное предприятие Питкярантского района, которое само проводило разведочные работы пегматита на территории Северного Приладожья.

В ходе исследований было выявлено 130 пегматитовых жил с запасами 1.4 млн. т пегматита, кварца и полевого шпата. Пегматитовые жилы локализуются в амфиболовых сланцах Питкярантской свиты нижнего протерозоя на контакте с гранито-гнейсовыми куполами.

Пегматиты разведывались в качестве сырья для стекольной, фарфоро-фаянсовой, электроизоляционной, сантехнической промышленности.

На месторождении керамических пегматитов «Куйваниеми» известно несколько десятков пегматитовых (микроклин-плагиоклазовых) жил и штоков размером от 15х250 м до 100х800 м. В 1946 г. были  выявлены два огромных пегматитовых массива (участка) «Ленсинмяки» и «Красная Горка». На участке «Ленсинмяки» (юго-восток полуострова Куйваниеми), в роговообманковых сланцах находится пегматитовое тело штокообразной формы площадью 13.5 тыс. м2, сложенное микроклином, плагиоклазом и кварцем. Суммарные запасы -  330 тыс. м3.

Участок «Красная Горка» расположен к северу от Ленсинмяки. Здесь в амфиболовых сланцах находится пегматитовая жила (микроклин, плагиоклаз, кварц) с запасами 480 тыс. т.

В 1946-1947 годах партия Ленинградского Нерудтреста провела пробную добычу 1000 т товарного пегматита из жилы № 4 (Койриноя), массивов Ленсинмяки и Красная Горка для керамических испытаний.

До 1957 г. сырьевой базой Приладожского рудоуправления служили месторождения: «Серая Горка», «Койриноя», «Хепониеми», «Хунттила», «Нуолайнниеми»,  с 1958 г. – Люпикко и другие, с 1970-х годов – «Люпикко» и  «Линнаваара».

Производство на Приладожском рудоуправлении началось с тачки и лопаты. Ручной труд использовался на бурении скважин под взрывы, на отправке готовой продукции. К месту работы приходилось ходить пешком от 3 до 7 км по лесным тропам и  бездорожью. Отдыхали рабочие в тесных бытовках, не было горячего питания. Но горняки справлялись с плановым заданием.

В первые годы своего существования предприятие занималось только добычей кускового пегматита для изготовления стекла и фарфора. Поначалу работы велись у пос. Мурсула на месторождении «Серая Горка» и у пос. Койриноя.

Месторождение «Люпикко» (Лупикко), расположенное в 6 км к юго-востоку от города Питкяранта, известно с XIX века. Оно неоднократно отмечалось П.А. Борисовым. Стало разрабатываться Приладожским рудоуправлением с 1957 г. – для Кондопожского помольно-обогатительного завода. Работал карьер с уступами по 8-10 м. Первичная переработка пегматитового сырья производилась недалеко от места добычи на ДСУ – до кусков размером 200 мм с рассевом на грохотах для отработки мелочи.

В 1958-1959 годы Люпикковская партия провела на месторождении разведочные работы. Запасы утвердили в 1961 г. в количестве 16.8 млн. т (В+С1). Месторождение разведывалось также в 1959-1969 годы для проектируемого Питкярантского ГОКа.

В результате работ была выявлена субширотная пегматитовая зона длиной 3 км, шириной 500-800 м, включающее более 15 пегматитовых жил и штоков мощностью от 2-3 м до 200 м, длиной от 20 м до 1500 м. Промышленное значение имели: «Северная линза» (длина 1500 м, мощность максимальная 200 м, глубина 62 м), «Южная линза 1» (основной объект разработки на кварц и полевой шпат: длина 1150 м, мощность максимальная 160 м, глубина 60-150 м), «Южная линза 2» (штокообразные жилы).

В ходе поисково-оценочных работ 1972-1973 годов, в южной части  полуострова Куйваниеми, на 6 участках были обнаружены запасы графического пегматита высокой декоративности и блочности, окрашенного в желтоватый, кремовый, розовый и белый цвета. Геологическая съемка проводилась здесь с 1958 г. Месторождение находится в резерве с 1974 г.. Суммарные запасы - 380 т графического пегматита, с высокими художественно-декоративными и технологическими свойствами, позволяющими использовать его камнерезной и ювелирной промышленности.

Месторождение пегматита «Линнаваара» изучалось Карельской геологоразведочной экспедицией в 1966-1974 годы. Детально разведывались Северная (1967 г.), Южная и Западная (1969 г.) жилы. Впервые отмечалось в ходе разведок в 1907  и 1957 годах. Разведка также велась в 1984-1990 годы – на сырье для производства художественного и хозяйственного фарфора.

Самая крупная – Северная жила: длина 400 м, мощность до 75 м. Она сложена дифференцированным (микроклин-плагиоклазовый) пегматитом с содержанием микроклина в среднем 14 %, испытавшим альбитизацию и грейзенизацию. Состав жилы: полевой шпат, кварц, пегматит, мелкочешуйчатая слюда – мусковит, серицит, биотит, гранат, турмалин-шерл. Отмечается акцессорная бериллиевая и тантал-колумбитовая минерализация. Вмещающие породы – амфиболитовые сланцы и амфиболиты Питкяранской свиты.

Северная жила  разрабатывалась Приладожским рудоуправлением в 1974 – 1992 годы в качестве сырья для производства стекла и строительной керамики. Из отходов получали щебень. Карьер был закрыт как практически выработанный. Южная и Западная жилы зарезервированы.

Карьер «Линнаваара» имеет длину примерно 300 м, ширину 150-200 м, глубину 15-60 м. Объем - около 3.5 млн. м3. Выработка пройдена в восточной части высокой и крутосклонной сельги, и имеет вид глубокой терассированной траншеи с 5 горизонтами (бермами).

Это - интересный горно-индустриальный объект, который нередко посещается   во время экскурсий школьниками, студентами и туристами. Но он находится на частной, закрытой территории. В карьере можно встретить красивые образцы пегматита с мусковитом, черным кварцем, гранатом, графитосодержащие сланцы.

Еще более интересный комплекс пегматитовых выработок Приладожского рудоуправления расположен к западу от поселка Койриноя, на территории бывшей деревни Хунттила. Вероятно, первые разработки пегматита здесь начались еще при финнах, и были продолжены в 1948-1960-е годы.

Всего в 1 км к югу от шоссе Сортавала-Питкяранта и к юго-западу от озера Пеккасенлампи, известны две сближенные выработки-траншеи пегматита «Хунттила-1» и «Хунттила-2». Выработка «Хунттила-1» пройдена по линзообразной жиле темно-красного микроклинового пегматита, залегающей в темно-красных среднезернистых огнейсованных и слабоогнейсованных гранитах. Представляет собой траншею (длина 80 м, ширина 5-15 м, глубина 15-25 м (до воды), пройденную вкрест простирания скальной возвышенности, с относительным превышением 20-25 м, практически на всю высоту скалы. Траншея открыта на запад, к лесной дороге, куда и вывозились пегматит и порода.

В 40 м от указанной выработки, на восточном склоне скалы, по линзообразной жиле темно-красного микроклинового пегматита в гранито-гнейсах, пройдена другая выработка – «Хунттила-2». Она имеет вид траншеи длиной 90 м, шириной 8-30 м, глубиной 20-30 м (на всю высоту скалы), объемом 21-23 тыс. м3 (550-600 тыс. т). Выработка выходит в восточной части в широкую и заболоченную долину, где порода складывалась в отвалы, а пегматит загружался в самосвалы.

Выработки комплекса «Хунттила-1,2» представляют интерес как доступные для туристов объекты, но после проведения на них работ по устройству ограждений и лестниц в опасных местах.

В 1.5-2 км к юго-западу от описанных выработок, на возвышенности, что  напротив залива Сергейнлахти, расположен еще один уникальный комплекс выработок 1950-1960-х годов, в которых Приладожское рудоуправление добывало пегматит. Общее количество извлеченного из них пегматита составило примерно 20-25 тыс. м3.

Комплекс выработок начинается полутраншеей «Хунттила-3» - длиной 45-60 м, шириной 20-35 м, глубиной 8-15 м, объемом 11-12 тыс. м3 (290-316 тыс. т). С юго-запада к ней в верхней части примыкает выработка «Хунттила-4», ориентированная перпендикулярно склону горы. Она имеет вид траншеи  длиной 65-70 м, шириной 5-10 м, глубиной 1.5-7 м, объемом 2100 м3 (55 тыс. т). В 50 м к югу от нее, также, перпендикулярно склону горы, расположена еще одна выработка – «Хунттила-5», имеющая форму траншеи длиной 40 м, шириной 5-10 м, глубиной 4-5 м, объемом 1300 м3 (34 тыс. т).

На восточном склоне скальной возвышенности пройдена самая крупная выработка комплекса – «Хунтилла-6», представляющая собой траншею длиной 90-95 м, шириной 25-45 м (верх) и 15-20 м (низ), глубиной 15-25 м, объемом 36 тыс. м3 (900-950 тыс. т). Но эта выработка самая труднодоступная и опасная для осмотра. Комплекс заканчивается «сквозной» траншеей («Хунттила-7»), пройденной перпендикулярно простиранию горы на 140 м, при ширине 3-10 м, глубине 3-7 м, объемом  2900 м3 (75-76 тыс. т).

Все выработки пегматита района Хунттила представляют интерес для дальнейшего изучения, а некоторые из них – для организации экскурсионных маршрутов и музеефикации.

 В  4.5 км к юго-западу от поселка Койриноя, на полуострове Нуолайнниеми, в гранито-гнейсах известно много мелких пегматитовых жил мощностью 2-5 м, длиной 20-80 м и две более крупные жилы размером 200х(20-80)м и 80х40 м. В прошлом из этих жил финны выбирали только блоковые выделения кварца и микроклина (мономинеральное сырье), а пегматит оставляли в массиве и отвалах. Наибольший интерес для истории горного дела региона представляет крупная выработка пегматита «Нуоланниеми». Еще гидрограф А.П. Андреев в 1875 году писал: «Полевой шпат находится к северу от Питкярандо, на мысе Налганиеми (очевидно, Нуолайнниеми), близ д. Койриноя. Залежь его в красном граните… Шпат рвется порохом, доставка его нетрудна. Его вывозится из Финляндии до 640 т в год и идет он на фарфоровую глину в Петербургских заводах, много также – в Москву…».

Пегматитовый рудник «Нуоланниеми» детально изучался КРООСИ в 2010 г. Он представляет собой разорванную в двух местах целиками траншею длиной 150 м, шириной 3-15 м, глубиной 15-36 м, пройденную почти вкрест простирания склона скалы по пегматитовой жиле в розовато-красных гнейсо-гранитах. Выработка подтоплена водой в двух местах, образуя «Нижнее» и «Верхнее» озера. «Нижнее» озеро выходит за пределы траншеи, разливаясь в широкий пруд, из которого дачники берут воду для поливки огородов. Раньше скапливающаяся вода уходила в Ладогу по дренажной канавке, ныне заплывшей. «Верхнее озеро» имеет вид глубокой расщелины с водой, длиной до 40 м, шириной 2-8.5 м, глубиной 8-18 м (до воды) и 10-35 м (до дна).

В средней части рудника, где начинаются целики, расположены подземные выработки - устье затопленной шахты сечением 5х7 м и наклонный грот неясных размеров. Реликты пегматитовой жилы по бортам траншеи характеризуются несколько повышенным радиационным фоном (до 60-90  мкр/час).

Несмотря на интересную морфологию и историю данная выработка на сегодняшний день не может использоваться для проведения классических экскурсий по причине отсутствия безопасных ограждений (за исключением экскурсий для малых групп до 5 человек).

Интересная горная выработка на пегматит (кварц и микроклин) была обнаружена в сентябре 2018 г. Т.В. Григорьевой в северной части острова Локасаари, недалеко от бывшего  кирпичного завода. Она имеет вид окруженной лесом и подтопленной траншеи длиной примерно 25-30 м, шириной 2.5-5 м, глубиной (до воды) 2-4 м. Возможно, что в комбинации с траншеей имеется небольшая наклонная шахта, ныне находящаяся под водой. По литературным данным, небольшая выработка пегматита известна в южной оконечности озера Хауккаярви, недалеко от деревни Хауккаселька («ястребиная гора»). На берегу залива Хауккалахти находилась пристань, на которой баржи нагружались кварцем и микроклином. Выработка «Хауккаселька» была обнаружена Т.В. Григорьевой летом 2018 года.

В 500 м от бывшей деревни Хауккаселька, по старым источникам, находятся следы серного прииска в кварцевой жиле мощностью до 1 м, с вкраплениями золотисто-желтого пирита и бурого пирротина. Горный инженер А.Ф. Фурман считал, что «сей прииск доставит значительное количество колчедана для действия серного завода» (Фурман, 1810). Но на сегодняшний день этот прииск не известен.

Интересный комплекс горных выработок расположен в окрестностях бывшей финской деревни Мурсула. На высокой горе, напротив Мурсула, в мае 2018 г. докладчикам удалось обнаружить выработку темно-красного пегматита (1960-1970-е годы), пройденную на западном крутом склоне скалы, общей длиной около 100 м, шириной 10-15 м, глубиной 2-5 м. Выделяется три основных забоя, разделенных узкими целиками.  С горы открываются красивые виды на окрестности.

В 1 км к северо-востоку от пегматитового рудника, в Мурсула, напротив ООО «Гранитная Гора», через дорогу, находится  заброшенный до 1995 г. карьер блочного камня. Здесь добывали блоки серых и серовато-красных гнейсо-гранитов. Выработка представляет собой траншею субмеридионального простирания, длиной до 150 м,  шириной 40-70 м, глубиной 2.5 - 10 м (?), с двумя горизонтами отработки, нижний из которых затоплен. В уступах – следы бурения шпуров, вокруг карьера – нагромождения отвалов окола и некондиционных блоков. Это - перспективный объект показа туристам после проведения работ по благоустройству территории.

На окраине бывшей дер. Мурсула расположен карьер, дробильно-сортировочный завод и цех погрузки ООО «Гранитная Гора». Предприятие с 2000 г. разрабатывает карьером одно из самых крупных в округе месторождений гранито-гнейсов и гнейсо-гранитов («Мурсульское») для производства фракционированного строительного щебня. Месторождение разведано в 1972-1974 годах Уксинской ГРП. Запасы утверждены в количестве 150.5 млн. м3 (А+В+С1). Продукция предприятия - строительный камень и фракционный щебень европейского стандарта - пользуется большим спросом в Северо-Западном и Центральном регионах России. До недавнего времени ООО «Гранитная Гора» выпускало до 1 млн. т щебня в год. Производственный комплекс предприятия оснащен импортной и отечественной техникой и оборудованием; переработка горных пород осуществляется на дробильно-сортировочной фабрике компании «Сведала». Доставка щебня к причалам производится по ленточному конвейеру длиной до 500 м. Продукция загружается на баржи с причала в заливе Мурсуланлахти и вывозится потребителям. В настоящее время предприятие испытывает серьезные проблемы в поставке щебня, работает в экстренном режиме.  

В урочище Мурсула, по литературным данным, известен старинный свинцовый прииск – кварцевая жила с вкраплением галенита (руда на свинец). Попытки разработки руды здесь предпринимались в конце XVIII – начале XIX веков. В свое время Выборгский Генерал-Губернатор Мейендорф планировал построить в Мурсула завод для выплавки свинца.

Интересный комплекс горных выработок строительного камня расположен на острове (полуострове) Сюскюянсаари. С 1864 г. земли на указанном острове принадлежали импилахтинскому пастору Густаву Лёвстрему, с 1865 г. – Алфреду Хиллю, с 15 июля 1866 г. – Валаамскому мужскому Спасо-Преображенскому монастырю. Финляндские власти по суду расторгли сделку по покупке острова между А. Хиллем и монастырем. Разбирательство длилось до 1869 года, пока в дело не вмешался сам император Александр II. Как правитель Великого Княжества Финляндского, он имел право приобретать финляндские земли. Александр II купил остров Сюскюянсаари на свои средства, и 28 августа 1878 г. подарил его Валаамскому монастырю в «вечное пользование». С тех пор остров стал называться именем Святого Германа. Здесь появился монастырский скит, началась выломка темно-красного гранита для строительства и украшения различных сооружений Валаама, Санкт-Петербурга и Москвы.

В 1904 г. на острове Св. Германа была построена кирпичная церковь во имя Святого Благоверного Великого Князя Александра Невского. В ее декоре использованы природные камни, добытые в Путилово, на островах Путсаари (Св. Сергия), Сюскюянсаари (Св. Германа) и Калккисаари (Ювень), соответственно - известняки, серые граниты, красные граниты и ювенские мраморы.

В каменоломнях на острове Сюскюянсаари (Св. Германа) Валаамский монастырь в 1870 - 1910-е годы добывал блоки уникальных по расцветке темно-красных среднезернистых массивных и слегка огнейсованных микроклиновых гранитов, называемых «валаамскими». Этот высокодекоративный камень применялся в архитектуре не только Валаама, но и в главных городах России – Санкт-Петербурге и Москве.

Осенью 1900 г. на острове Св. Германа под руководством инженера Врублевского электровзрывным способом был отделен от скалы громадный гранитный монолит объемом 1530 м3 (длина 17.5 м. ширина 9.1 м, высота 10.5 м) для постамента памятника императору Александру III (проект П. Трубецкого). После обтески размеры монолита уменьшились примерно в 20 раз (76.4 м3), и в таком виде его отправили на судне в столицу. В 1908 г. постамент из «валаамского» гранита с памятником Александру III установили перед Николаевским (ныне Московским) вокзалом в Петербурге. В 1952 г. статуя была снята, а гранитный монолит разделали на части для ряда памятников. Исторические каменоломни «валаамских» гранитов (1870-1910 гг.) сохранились в юго-восточной части острова, ближе к берегу Ладоги (250-300 м), в 500 м к югу от церкви. К ним ведет лесная заросшая дорожка. Старые каменоломни-полутраншеи цепочкой вытянулись вдоль западного склона скальной гряды почти на 300 м. Размеры выработок, разделенных неширокими целиками, составляют примерно 20-40 м в длину, 6-15 м в ширину и 1-3 м в глубину. Также сохранился старый забой, где в 1900 г. был добыт гигантский монолит для памятника Александру III.

В Санкт-Петербурге «валаамскими» гранитами облицованы стены зданий: Буддийского дацана (1909-1915 гг., Г.В. Барановский), Костел Лурдской Божией Матери (1908-1909 гг., Л.Н. Бенуа, М.М. Перетяткович). Из «валаамского» гранита выполнены цоколь и лестница Царского павильона Витебского вокзала (1901-1902 гг., Бржозовский), цоколь Особняка М.Ф. Кшесинской (1904-1906 гг., А.И. Гоген), Московский купеческий банк (1901-1902 гг., Л.Н. Бенуа), цоколь Эстонской Исидоровской церкви (1907 г.).

На острове Валааме из этих гранитов выполнены: мощные колонны крытого крыльца, ступени паперти и солеи, постаменты «Царского места» и раки с мощами Преподобных Сергия и Германа, подоконники Спасо-Преображенского собора (1887-1896 гг., А. Силин, Г.И. Карпов, Н.Д. Прокофьев); колонки и нижняя часть киота часовни во имя иконы Всех Скорбящих Радость (1896 г.); лестница часовни во имя Крестных Страданий Господа (1880-е гг., К. Брандт); подоконники церкви Воскресения Христова (1901 – 1906 гг., В.И. Баранкеев); постаменты и кресты на Игуменском кладбище и другие архитектурные элементы различных монастырских сооружений.

В Москве красный гранит с острова Св. Германа впервые был использован в кладке цоколя храма Христа Спасителя (1818- 1883 гг., К.А.Тон). В 1931 г. этот храм взорвали, а «валаамский» гранит с него использовали для украшения ряда современных зданий - гостиницы «Москва» (1932-1935), зданий Верховного Совета и Министерства обороны СССР, станций метро. Этим гранитом украшены: гостиницы «Москва» (1932-1935 гг., Савельев, Стапран, Щусев) и «Националь (1902 г., А.В. Иванов).

 В каменоломнях оострова Св. Германа во второй половине XIX века монахи также выламывали попутно плиты темно-серых, практически черных, мелко-среднезернистых полевошпатовых амфиболитов, образующих в гранитном массиве небольшие дайки и жилообразные тела. Такой «плитчатый» камень использовался на острове Валааме для кладки фундаментов различных построек, мощения дорожек, для изготовления подоконников церквей, декоративных колонок Спасо-Преображенского собора. Из амфиболитов Германского скита мастера также вырезали изящные киоты икон часовен и мелкие сувенирные изделия – чернильницы, подсвечники, крестики.

Валаамские каменоломни на острове Св. Германа после революции 1917 г. и последовавшим за этим отделением Финляндии от России, были практически закрыты, т.к. монастырь лишился богатых государственных заказов. В Финляндии этот камень почти не применялся, разве только для изготовления памятников и иных мелких изделий.

 С августа 1972 г. трест «Карелпромстройматериалы» (а именно - Рускеальский мраморно-известковый завод) начал разработку гранитных блоков месторождения «Сюскюянсаари» для строительства Дома Советов РСФСР в Москве.  В 1972-1973 годах на новом карьере острова Сюскюянсаари было добыто 3.2 тыс. м3 гранита, который пошел на производство облицовочных плит в Москву и Кондопогу.

В 1970-1980-х годах красный гранит с острова Сюскюянсаари широко применялся в архитектуре советских городов: зданий обкомов партии, памятников и монументов, вокзалов, театров, станций метро, набережных и т.д. В то время на карьере при добыче блоков применяли т.н. «щадящие» взрывы, что привело к появлению в толще гранита техногенных трещин, снизивших выход кондиционных блоков. За последние 20 лет на месторождении Сюскюянсаари несколько раз сменялся владелец. С начала 2000-х годов до недавнего времени им было ЗАО «МКК-Ладога». В эти годы блоки гранита немного добывали попутно с горно-капитальными работами. В основном в дело пускали уже ранее добытые блоки, которыми был завален карьер. Камень продавали в Дагестан, Ленинградскую и Московскую области, Тольятти, Обнинск, Санкт-Петербург. Гранит шел в основном на производство надгробий. Недалеко от руин церкви заработали цеха по обработке гранитных блоков, из них изготавливали облицовочную плиту и надгробные памятники. Из гранита Сюскюянсаари также изготавливали брусчатку.

«Главный» карьер месторождения «Сюскюянсаари» в 2010-2016 годы посещался группами туристов из Санкт-Петербурга (фирмы «Эклектика» и «Серебряное кольцо»).

В настоящее время руинированный храм Александра Невского с прилегающей территорией передан в собственность Валаамскому монастырю, и здесь началось восстановление церкви и скита. Карьер блоков также возрождается.

Интересный карьер блочного камня расположен в 10 км к северу от острова Сюскюянсаари в урочище Сулку. Здесь в начале 2000-х годов добывали крупные блоки розовато-серых гранито-гнейсов и гнейсо-гранитов, из которых на камнерезных заводах изготавливалась облицовочная плита. На сегодняшний день каменоломня заброшена. Выработка представляет собой полутраншею с тремя уступами, находящимимся на расстоянии 30-40 м друг от друга, на западном крутом склоне скальной возвышенности. Нижний уступ - длиной до 50-60 м, высотой до 2-2.5 м, средний - длиной до 80 м, высотой 2-5-6 м, верхний - длиной 50 м, высотой – до 2 м. Вертикальные стены уступа покрыты шпурами, пробуренными вертикально «в строчку», на расстоянии 18-30 см друг от друга. Внизу средней части верхнего уступа отмечается в скале блок значительных размеров, объемом до 6-8 м3, но неправильной формы. Его поверхность обурена горизонтальными шпурами. Трещиноватость в массиве невысокая.

Данный объект сравнительно легко доступен и представляет интерес как туристический объект.

В урочище Кителя расположено крупнейшее в России месторождение темно-красных гранатов-альмандинов (в сланцах), которое стало кустарно разрабатываться еще шведами в 1580-е годы, и продолжает также кустарно осваиваться с перерывами до настоящего времени. Первые жители Кителя – карелы, распахивая поля сохою, нередко находили в земле невиданные ими ранее округлые, с небольшой грецкий орех, темно-красные камешки, которые они называли «китиля киви». Не зная настоящую цену кительским камням, крестьяне поначалу собирали их, чтобы порадовать самих себя, или отдавали детям для игр. Но пришло время, когда кительские самоцветы увидели новгородские и московские купцы, и определили их как анфракс или червцы – так называли «господина всех камней» - гранат на Руси. В первой половине XVI века жители Кителя продавали кительские самоцветы - венисы купцам из Москвы, Тихвина, Олонца, Твери.

Шведы давно были наслышаны о кительских самоцветах и мечтали в своих дерзких планах овладеть ими. После захвата Корелы (современный Приозерск) и всего Корельского уезда, в 1580-е годы шведы оказались в Кителя, где организовали выломку самоцветов для королевской казны. Интересно, что шведы принимали кительские гранаты за рубины, а потому высоко ценили.

После Столбовского мира 1617 года шведы вновь оказались в Кителя, и продолжили добычу «рубинов» (т.е. гранатов). К середине XVII века Кительские копи представляли собой серию горизонтальных и вертикальных рвов – щелей, уходящих вглубь скалы на многие метры. Вынутая из скалы и измельченная в дресву сланцевая порода складировалась в гряды на общей площади 40х80 м. Следы выработок и отвалов дресвы, заросших еловым лесом, видны здесь и сейчас. Гранаты-самоцветы легко извлекались из мягкого, податливого слюдяного сланца. Большинство кристаллов были низкого качества – трещиноватые, непрозрачные, с включениями чешуек слюды, малопригодные в ювелирном деле. Тем не менее, «карельские рубины» - гранаты из Кителя до конца XVII века ценились в Швеции достаточно высоко.

После окончания Северной войны, Кительские копи гранатов оказались заброшенными. В конце XVIII века, когда в России успешно развивалась наука о минералах, кительские самоцветы окончательно были определены как разновидность граната, который называли вениса или альмандин. Цена на этот довольно распространенный в природе минерал не была уже такой высокой, как в прежние, шведские, времена. По этой причине специально организованной добычи граната в Кителя больше не проводилось, камень собирали на полях.

В начале XIX века цена на кительский гранат упала еще больше. Мировой рынок наполнялся чешскими и африканскими пиропами и азиатскими альмандинами высокого качества. Кительские крестьяне по-прежнему собирали гранаты во время вспашки полей и время от времени продавали их скупщикам, а те, в свою очередь, перепродавали в Москву и другие города для дальнейшей обработки. В Сердоболе и Питкяранта были купцы, которые пытались разбогатеть на добыче и обработке кительских гранатов, но безуспешно. Кительские (сердобольские) гранаты были известны и в Санкт-Петербурге. В 1830-е годы граф Л. А. Перовский организовал в Сердоболь даже специальную экспедицию для поиска качественных самоцветов. В 1970-1980-е годы Кительское месторождение граната в биотит-силлиманит-гранатовых сланцах нижнего протерозоя изучалось советскими геологами. Кительское месторождение граната альмандина с характерным фиалковым оттенком является крупнейшим месторождением данного типа в России; находится на балансе. Оно занимает в плане территорию примерно 1.5х 3 км, и простирается в глубину на 300-500 м. Запасы утверждены по категории С2 в количестве: 2.1 тыс. т – кристаллосырье, 2.1 тыс. т - гранат абразивный, 2.1 тыс. т - гранат самоцветный и коллекционный. Гранаты годятся в качестве абразива и как поделочные камни для производства кабошонов, ограненных камней и галтованных изделий. Выход сортовых готовых изделий из ограночного граната – 6.5 %. Выход кабошонного (ограночного) граната из кристаллосырья – 1 %.

В 1990-2010- е годы небольшие группы старателей проводили кустарную, «воровскую»  добычу самоцветов в районе исторических выработок Кителя. Туристы с 2000-х годов активно посещают скалы вдоль старого шоссе на Питкяранта, где с интересом и азартом собирают кристаллики граната.

Комплекс исторических выработок «Кительские гранатовые копи», включающий около 10 небольших траншей, несколько подземных выработок и гряды отвалов дресвы, должен стать памятником истории горного дела. Объект может посещаться туристами, но проезд на транспорте до выработок затруднен. Расстояние 1.5 км проходимо пешком в сухую погоду для любых групп туристов. Это - интересный геологический и горно-индустриальный объект.

В 2.5 км к северу от ж. ст. Койриноя, расположено Кительское олово-полиметаллическое месторождение. Первые признаки оловянного оруденения в разведочной скважине урочища Кителя были обнаружены геологом Р.А. Хазовым и техником А. Степанковым в 1960 г. В 1970 г. Уксинской ГРП Северо-западного производственного геологического объединения была заложена разведочная шахта, проработавшая до 1984 г. В январе 1974 г. ее глубина составила 61.5 м. Добытую горную породу поднимали на дневную поверхность в вагонетках, лифтом сгружали в болото вокруг шахты.

Шахта «Кителя» вскрыла три рудные зоны в скарнах. Наиболее крупная из них была прослежена по простиранию на 1900 м и на глубину 460 м. На глубине 550-600 м, рудные скарны оказались ограничены кровлей гранитов рапакиви. В 1981 г. глубина Кительской шахты составила более 140 м. На тот год было пройдено 3 км горных разведочных выработок, пробурено 27 км разведочных скважин. В штреках были проложены «узкоколейки», по которым перевозили вагонетки.

В ходе разведки было выявлено 5 мелких крутопадающих оловорудных тел длиной 85-150 м, мощностью 0.32-7 м, а также 8 графитовых тел длиной 80-120 м, мощностью 0.23-3.38 м, с суммарными запасами графита 218 тыс. т. Запасы олово-полиметаллических руд составили (А+В+С1): цинк-оловянных – 1064 тыс. т, цинковой – 1088 тыс. т, оловянной – 5930 т, цинковой – 2.5 тыс. т, медной – 1.3 тыс. т, серебра – 15.2 т,  кадмия – 372 т, железа – 193 тыс. т. В 1985 г. месторождение поставили на резерв как промышленное.

На территории бывшей шахты «Кителя» сохранились отвалы пород площадью  примерно 150х90 м, высотой 1.5-2.5 м, а также засыпанное устье шахтного ствола. Данный объект изредка посещается путешественниками и студентами.

Поиск горно-индустриальных объектов в указанном районе продолжается. Часть наиболее интересных из них будут использованы в дальнейшем для организации экскурсионных прогулок и возможной музеефикации.

 

 

Евгений Геннадьевич Михайлов, член краеведческого клуба «Оберег», рассказал об истории последнего металлургического предприятия Питкяранта – Александровского чугуноплавильного завода, работавшего с 1899 по 1919 годы, с перерывами, на красивом берегу Ладоги в Ала-Ристи (местное название Масуки или «черная поляна»), недалеко от города. К сожалению, от некогда крупного предприятия практически ничего не осталось, кроме кирпичных подземных воздуходувок, остатков каменных фундаментов построек, руин доменной печи и обширных отвалов черного шлака. Тем не менее, и здесь можно было бы организовывать экскурсии для школьников и туристов. Ниже приводится подробный текст доклада Евгения Геннадьевича « Черная поляна» Питкяранта – памятник металлургии».

«Не доезжая дачного поселка Юляристи, справа от дороги на берегу озера расположен интересный объект, называемый в народе «черной поляной». Действительно, пляж засыпан черным песком и галькой, которые при ближайшем рассмотрении являются шлаком - остатками доменного производства, существовавшего здесь сто лет назад. На финской довоенной карте на этом месте написано: «Масууни», что в переводе с финского и означает «Доменная печь».

Доменная печь в конце XIX – начале XX века служила для производства из железной руды чугуна, который потом в Санкт-Петербурге переделывали в железо и сталь. Из чугуна также  отливали рельсы, печные дверки, котлы, утюги  и прочие изделия. Печь представляла собой, если говорить упрощенно, два усеченных конуса из огнеупорного кирпича, соединенных широкими концами. Сверху находилась колошниковая площадка, куда подымали колоши со смесью руды, угля и извести, которая называлась флюсом и помогала образованию шлака. Посреди площадки оставалось отверстие печи, куда и высыпали колоши. В нижней части печи находился горн с отверстиями для фурм, через которые в печь вдували горячий воздух. В горне собирался расплавленный металл, который вытекал через специальное отверстие - летку. В верхней части печи сбоку имелось отверстие для выхода доменного газа, состоящего в основном из окиси углерода, который потом еще использовался для различных нужд и, в конце концов, выходил в дымовую трубу.

Для пуска в ход или задувки, в печь загружали стружки и другой горючий материал, затем сухие дрова, после этого - уголь, позже - уголь с некоторым количеством флюса, после чего загружали колоши с углем, флюсом и рудой. Когда погрузка была закончена, то через выпускное отверстие – летку раскаленными ломами все это содержимое поджигали и давали хорошо разгореться. Потом ставили фурмы и начинали подавать воздух, дутье. Через 3-5 дней печь начинала давать чугун.

Температура в верхнем поясе в верхней трети печи достигала 400 градусов Цельсия; здесь происходила подготовка руды. Второй пояс (зона восстановления) нагревался до 900 градусов; здесь раскаленный уголь образовывал окись углерода, которая восстанавливала руду. Ниже руда начинала обуглероживаться и превращалась в сталь и чугун. Ниже, в зоне плавления, температура достигала 1500 градусов и здесь образовывался чугун и шлак. В самом нижнем поясе, в зоне горения, которое происходило в горне примерно на высоте 10 дюймов над фурмами, температура могла достигать 2200 градусов. Железный лом толщиной в дюйм, просунутый за фурмы, за 1,5 минуты мог совершенно оплавиться [6].

Расплавленный чугун периодически выпускали через летку, он стекал в формы на литейном дворе и там застывал. Дальше слитки чугуна грузили на баржи и отправляли на продажу в Санкт-Петербург. Возможно, что на рынок уходил не весь продукт, что-то отливали и для местных нужд - котлы, утюги и пр. Пущенная раз в ход доменная печь работала без остановки несколько лет. Минимальным сроком работы для печи, или кампании, считалось три года [5].

Раздувание воздуха в печи требует наличия специальных механизмов – воздуходувок. Наиболее распространенными в то время были воздуходувки цилиндрического типа, которые приводились в действие паровыми машинами, а позднее - газовыми двигателями.

Для экономии топлива при плавлении руды в 1829 г. в Англии придумали нагревать воздух в специальных нагревателях. К описываемому времени были распространены нагреватели Витвеля и Каупера, где попеременно клетки огнеупорного кирпича сначала нагревались газами, выходящими из домны, а потом отдавали тепло воздуху, подаваемому в домну.

В 1870—1890 годах на волне грюндерства в Олонецкой губернии различными частными кампаниями были построены четыре чугуноплавильных завода: Святнаволоцкий в Петрозаводском уезде (1876), Сеговецкий в Повенецком уезде (1897), Тулмозерский (1898) и Видлицкий (1899) в Олонецком уезде. Эти заводы имели по нескольку десятков рабочих и 1—2 небольшие домны.[1]

Не миновал ажиотаж и Питкярантские рудники. К 1896 г. были разведаны новые железорудные поля  - «Новое» и «Хопунваара», и заложены шахты. Железная руда из рудников по подвесной канатной дороге подавалась на обогатительную фабрику в Ристиоя, построенную в 1897 году [2]. Для переплавки этой руды там же в Ристиоя была построена доменная печь («масууни»), которую запустили в 1899 году.

Печь работала с 1899 по 1905 и с 1916 по 1919 годы [2]. Похоже, было две задувки. Сама печь была построена по немецким чертежам: высотой 16 м, 1,7 м диаметром в устье и 3 м - в самом широком месте.

Воздух нагнетался воздуходувками модели Багг и Егер (Baggen- että Jaegerin –mallisia) через трубчатые нагреватели, которые подымали температуру до 400 градусов Цельсия. Нагрев воздуха производили доменным газом. Конструкция дымоходов считалась неудачной для печи, работавшей на древесном угле [3]. Неясно, чем приводились в действие воздуходувки: то ли паровой машиной, то ли электричеством, которое подводилось с Ууксинской ГЭС.

На фото видно два низких длинных здания рядом с доменной печью, в которых и размещались упомянутые механизмы, а так же приводы подъемника. Где-то еще было место, где хранили уголь, известь и руду (рудный двор). В брошюре есть указание на то, что рудные брикеты предварительно обжигали, используя доменный газ. На других фото так же присутствуют углевыжигательные печи старой системы Грендаля и новая печь - для получения древесного угля, который потом использовался для плавки. Известь для флюса получали из мрамора, который добывался в Хопунваара или Ристиниеми [7]. Мрамор предварительно обжигался в печах.

В домну помещалось 54 колоши объемом 15 гектолитров (1,5 кубометра). Колоши поднимались наверх подъемником из железных балок с северной стороны печи. Из-за местных особенностей процесса в колошу можно было поместить только 335 кг руды, поэтому суточный выход чугуна составлял всего 15 т [3]. Для сравнения, печь с аналогичными размерами могла давать до 25 т чугуна в сутки [1].

Так же на фото виден ангар, вплотную примыкающий к домне с южной стороны, в котором разливали металл (литейный двор). Воздух для дутья подводился по трубе со стороны подъемника, а газы выходили с восточной стороны. Там же стояла высокая дымовая труба квадратного сечения.

За 1899-1904 годы на заводе было выплавлено 14 250 т чугуна из 25102 т концентрата [3]. В 1905 г. печь была остановлена и завод закрыли по причине разразившегося в стране экономического кризиса, главным образом из-за Японской войны и падения цен на чугун почти в два раза [2]. Горные работы в Питкяранта сократились до минимума. Заодно прикрыли соседние предприятия: завод Аласавота, обогатительную фабрику «Тойво» и завод мокрого обогащения меди [3]. Так же примерно в это время, несмотря на накопленные запасы руды и угля закрылись Тулмозерский (1902) и Суоярвский (1904) заводы. Остался в работе один Вяртсильский завод.

В 1916 г. во время Первой Мировой войны была проведена реконструкция завода в Масууни и шахт в Люпикко [2]. Печь снова задули, после чего она проработала еще три  года. В 1920-х годах горные работы в Питкяранта были окончательно прекращены по причине переориентации на лесохозяйственную и сельскохозяйственную деятельность. [2] Лес пережигать на уголь стало не выгодно.

В 1939 г. все еще стояли доменная печь и воздуходувки, остальное было либо демонтировано, либо разрушалось [3].

Как сообщают старожилы, после двух войн 1939-1944 годов кирпичные здания завода остались в целости. Над воротами стояла дата «1905 год». Правда, неясно, о чем шла речь -  о Масууни или обогатительной фабрике Ристиоя. Когда в 1950-е годы для послевоенного строительства фундаментов и печей потребовался материал, то решили воспользоваться местным ресурсом, и кирпичные здания начали разбирать на кирпичи.

В здании завода, по воспоминаниям, стояла большая круглая печь с остатками окатыша внутри, которая вращалась. По-видимому, речь идет об обжиге руды. Печь распилили и сдали в металлолом. Разобрать стены завода вручную никак не получалось, и их стали взрывать. Кирпичи очищали и вывозили. Раствор был настолько крепкий, что очистить его с кирпичей удавалось только с помощью молотка и зубила [4].

В настоящее время территория завода заросла еловым лесом. В разных направлениях проходят грунтовые дороги, у которых свален бытовой мусор. Остатки взорванной печи представляют собой кучу из нескольких крупных сегментов круглой кирпичной кладки с металлическими деталями, которые лежат друг на друге. Один из сегментов с южной стороны все еще стоит вертикально. Из него торчит толстая анкерная связь с гайкой.

С юго-западной стороны расположены остатки литейного дворика, через который сейчас проходит дорога. Из земли на 10 см торчит железный рельс. Если продолжить линию дворика, то еще через 10 м в ельнике присутствует яма, на краю которой лежит округлый слиток (1,5х2 м), представляющий собой спекшийся шлак и чугун. С противоположной стороны от литейного дворика на краю развалин печи выступают из земли на 30 см железные балки, возможно от подъемника.

Юго-восточнее там, где на фото здание, расположен Г-образный фундамент с частыми поперечными стенками, на концах которого стоят монолитные основания с тонкими анкерами. За этим фундаментом, примерно где была дымовая труба, имеется квадратная яма в земле около 2 м глубиной со стенками, выложенными камнем. Возможно, это фундамент высокой дымовой трубы квадратного сечения, которую бесследно разобрали на кирпичи. За ней еще одна яма похожей формы, но больших размеров. Со дна торчит железный стержень с кольцом на конце.

От печи в сторону дороги от производственных зданий со стороны рудного двора, остались только канавы и насыпи. В восточном углу - двойной монолитный фундамент с анкерами, выемка от дороги и насыпь. Где-то тут находилось здание, из которого выходит труба для подачи горячего воздуха к фурмам. В этих зданиях должны были размещаться трубчатый подогреватель воздуха и воздуходувка неясной конструкции.

Поперек дороги на северо-запад, на расстоянии около 40 м, расположен еще один интересный объект. На карте показано длинное строение, ныне полностью отсутствующее. Примерно посередине к нему подходит некий подземный ход, представляющий собой выложенный из красного кирпича канал сечением примерно метр на метр, заглубленный в землю примерно на полметра. Подземный ход полностью сухой и подземными водами не затапливается. Местами свод обвалился, но размеры канала позволяют передвигаться на корточках даже взрослому человеку. Этот канал начинается в круглой яме со следами кладки, делает два поворота по 90 градусов, потом через 10-15 м раздваивается на два канала уже меньшего сечения, проходит под дорогой и подходит к упомянутому зданию, где и теряется. Общая длина ходов около 50 м. На равном расстоянии в своде имеются прямоугольные отверстия, ранее закрывающиеся чугунными крышками, примерно 80х80 см, которые теперь отсутствуют. Изнутри канала стенки покрыты черным налетом, похожим на сажу. По сообщениям исследователей, которые были тут раньше, канал заканчивался на берегу озера. Если так, то возможно это остатки какой-то технологической канализации или дренажа, возможно, охлаждения. Некоторые, правда, считают подземные ходы воздухопроводами [7] Существует поверье, что этот подземный ход ведет на обогатительную фабрику или на остров Шапку.

При подготовке данного доклада была использована следующая литература.

1.Википедия. Олонецкие горные заводы

2. История горного дела Северного Приладожья (XVII в. - 1939 г.) Игорь Борисов, 2010 г.

3. PITKARANTA vv. 1934-1938 suoritettujen vuori- teknillisten tutkimusten valossa http://tupa.gtk.fi/julkaisu/geoteknillinen/gt_s_044.pdf

4. О том, какая была Питкяранта в начале 50-ых годов рассказывает Исмаил Кадырович Минингулов, который мальчишкой приехал в город в 1949 году. Газета «Новая Ладога».

5. Татарченко Д.М.  Металлургия чугуна, железа и стали в общедоступном изложении. 1932 г.

6. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Доменное производство http://gatchina3000.ru/brockhaus-and-efron-encyclopedic-dictionary/037/37110.htm

7. Борисов И.В. "История Питкярантских рудников и заводов" // Дорога горных промыслов, ИГ КНЦ РАН, Петрозаводск, 2014 г.

Татьяна Владимировна Григорьева, заместитель директора ООО «Гранитная Гора», рассказала об интересной поездке краеведческого клуба города Питкяранта в район бывших Вялимякских железных рудников (1889-1907 годы), расположенных между Ляскеля и Импилахти. В ходе экспедиции в густом лесу Вялимяки были обнаружены старые, затопленные и обвалившиеся шахты и карьеры, каменные руины железообогатительной фабрики и рабочего поселка, насыпи узкоколейной железной дороги. Данный объект имеет высокий туристический потенциал, для реализации которого потребуются дополнительные исследования и значительные ассигнования. Но подъезд к бывшим рудникам затруднен из-за огромной свалки мусора, перегородившей дорогу на месте бывшей деревни Тиелево. Ниже приводится текст доклада Т.В. Григорьевой.

«Это была одна из лучших, интересных и захватывающих экспедиций краеведческого клуба города Питкяранта, получившего недавно свое название – «Оберег». По историческим данным известно, что жизнь шахтерского поселка Вялимяки была недолгой, но динамичной и насыщенной событиями. Еще в 1855 г. финский геолог Холмберг нашел недалеко от деревни Вялимяки, в 5.5 км от Импилахти, залежи магнитной железной руды. Но только в 1887 году право на его добычу получило санкт-петербургское акционерное общество «Путиловские заводы». Началось строительство рабочего поселка. В 1896 году недалеко от шахт была построена обогатительная фабрика. Изначально руду из шахт рабочие поднимали в корзинах, но в 1899 году на Ляскельском пороге была построена ГЭС, которая обеспечивала электроэнергией и рудники, и обогатительную фабрику, и шахтерский поселок.

Руда из шахт (магнетитовая) отправлялась на обогатительную фабрику, где дробилась в порошок и с помощью магнитной сепарации отделялась от пустой породы. Потом железный концентрат загружали в вагонетки и по узкоколейной железной дороге везли к Ладоге, на пристань в Янаслахти, а оттуда – на судах до Санкт-Петербурга, а с начала 1900-х годов – еще и на Видлицкий завод. Фотографий той поры сохранилось мало, но на них видно, насколько плотно застраивался рабочий поселок: здесь были промышленные и офисные здания, школа, детский сад.

К 1907 г. запасы руды Вялимякского месторождения истощились, и в условиях общего экономического кризиса предприятие стало закрываться, рабочие перебрались в другие места. Поселок опустел, но в 1920-1930-е годы жизнь ненадолго вернулась в Вялимяки, что было связано со строительством железной дороги.

В этом году ранней весной я решила побывать на Вялимякских рудниках. От железнодорожной станции, которая до наших дней не сохранилась, я свернула в лес и через 300 м обнаружила высокий холм, покрытый отвалами. Внизу располагались шахты с очень широким входом. В Питкяранта рудники выглядят по-другому. Спускаться в низину я побоялась, потому что там еще лежал снег. Как показала следующая экспедиция краеведческого клуба, правильно и сделала.

Вновь туда мы приехали в сентябре. К поездке основательно готовились: собрали старые фотографии. Игорь Борисов прислал нам карту расположения шахт, составленную им самим. Мы решили сократить путь и заехали со стороны Импилахти. Пробираться пришлось через огромную свалку сразу за поселком. Утопая в мусоре и грязи, мы доехали все же до бывшей станции Вялимяки и пошли по железнодорожному полотну. Идти пришлось недолго. На территории рудного поля мы нашли десять шахт и карьерчиков. Выглядят они все по-разному: либо как отверстия в скале, либо – вровень с землей, с останками крепежных бревен. Все они находились как раз в той низине, куда я не решилась идти в прошлый раз. Человек, не знающий, что там - шахтное поле, и оказавшийся в тех местах ранней весной, рискует угодить в западню – шахту.

Кроме шахт в Вялимяки мы нашли огромное количество фундаментов, в основном из тесаных камней. Очень много отвалов – целые горы черных блестящих камней. Ходить по ним опасно – они двигаются. Склон холма был усеян металлическими штырями, которые упирались в фундамент. Мы предположили, что это остатки подвесной канатной дороги, по которой подавали руду. Самый высокий фундамент – около двух метров – принадлежал раньше обогатительной фабрике. На одном из фундаментов обнаружили флагшток. Главной находкой стали два целых кирпича производства Громовых и предохранитель, который, вероятно, использовался для защиты от взрыва газа в шахте.

Это место интересно и краеведам, и тем, кто занимается туризмом, но с ним надо еще поработать. Во-первых, нужен хороший подъезд – от дороги, ведущей к Вялимяки через свалку впечатление портится сразу и надолго. Нужно очистить склон от бурелома. Необходимо поставить таблички, предупреждающие о шахтах, а наиболее опасные устья – оградить. Надеюсь, что когда-нибудь рудники Вялимяки станут популярным туристическим объектом Питкярантского района».

 

Марина Михайловна Шашкова из Костомукши выступила с интересным докладом, посвященным объектам горно-индустриальной и индустриальной культуры Ляскельского поселения. Она рассказала об истории Ляскельского бумажного завода, основанного, как пилорама, еще в 1860 году известным финским предпринимателем Н.Л. Арппе. Ляскельский бумажный комбинат выпускал в разные годы газетную, писчую, оберточную, обойную бумагу и крафт, и еще в 1980-е годы считался одним из передовых предприятий бумажной промышленности СССР.

М.М. Шашкова упомянула о том, что история завода Ляскеля связана с именем известного генерал-лейтенанта, начальника Генерального штаба Финляндии (1919-1920 гг.), автора одной из оборонительных линий на Карельском перешейке, Энкеля. В 1924 г., в возрасте 46 лет он вышел в отставку. На берегу реки Янисъйоки, недалеко от Ляскельского завода, построил усадьбу, и какое-то время, с 1928 г. был директором-распорядителем АО «Ляскеля».

Сохранившиеся кирпичные корпуса Ляскельского бумкомбината рассматриваются как промышленный памятник, на территории которого уже сейчас проводятся экскурсии, а в будущем возможно открытие промышленно-краеведческого музея. В центре поселка Ляскеля сохранилась каменоломня, в которой до 1939 г. финны разрабатывали на бут, щебень и плиты серые кварцито-песчаники. Этот объект легко доступен для посещения и может служить площадкой для проведения экскурсий и уроков географии.

Ниже приводится доклад М.М. Шашковой «Объекты горно-индустриальной и индустриальной культуры Ляскельского поселения»

«Ляскельское сельское поселение расположено на северном побережье Ладожского озера, в пределах южного приозерного района Карелии, на реке Янис, на одной широте с Петрозаводском. Территория сельского поселения занимает площадь 555,6 км2.  В состав поселения входят: поселок Ляскеля (административный центр), деревни Хийденсельга, Янис, Керисюрья, Пауссу. Численность населения на конец 2014 года составляла 3666 человек.

По одной версии, название «ляскеля» переводится как «река, по которой можно спуститься в озеро». В прошлом обитатели Карелии селились, как правило, но сухим берегам рек и озер. Излюбленными местами их поселений были устья рек, впадающих в озера, а также тихие бухты, защищенные от холодных северных ветров и удобные для плаванья. Устье реки Ляскеля (Янисьеки), как подтверждают многие исторические источники, является одним из первых заселенных мест северного побережья Ладоги. Люди постепенно поднимались по реке вверх и заселяли ее берега.

Берега озера Янисьярви, бесконечные леса и богатые рыбой озера привлекали к себе жителей того времени. У людей была постоянная необходимость спускаться по реке в Ладогу. В среднем течении река очень порожистая. Людям приходилось преодолевать опасные и трудные места, спускаться через пороги. От этого река и получила соответствующее название - Ласкеля. Корень слова Ласке означает повелительную форму глагола: спусти, спустись, прокатись. Суффикс — ля обозначает территорию, местность, а в данном случае - порожистую часть реки. Затем произошла замена (гармония) гласных «а – я». В итоге образовалось Ляскеля. Выходит, что слово Ляскеля обозначает - «река, по которой можно спуститься в озеро», а конкретно - место спуска через пороги. Какого происхождения это слово, финского или карельского? Трудно ответить, так как этот корень употребляется и в финском и в карельском языках и имеет одно и то же значение.

По другой версии, название произошло от «ляски» - шпиг, сало. В качестве доказательства этой версии можно привести цитату из книги академика Н.Я. Озерецковского «Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому» 1785 года. «В упомянутой деревушке (Ювень, за которой впадает в Ладогу река Ляскиля) видел я особливое употребление свиных щетин. Убитую свинью обваривают кипятком и выщипывают из нее щетины, которые после бьют на струне как овечью шерсть; битые прядут и из напряденных толстых ниток вьют веревки, которые употребляют в обшивку неводных матиц. Опытом изведано, что такие веревки от мокроты не гниют и служат несравненно долее нежели пеньковые».

Третья версия объясняет название Ляскеля - от имени первого жителя Онашка Ляскенена, упомянутого в «Поземельной книге Корельского уезда» 1618 г., когда этот район принадлежал Швеции.

История Ляскеля неразрывно связана с деревообработкой, благодаря наличию богатых лесов и мощного порога на реке Янисъйоки. В 1780 году на пороге Ляскелянкоски высотой 13.4 м реки Янисъйоки была построена первая лесопилка. Порог и прилегающие земли долгое время принадлежали Русскому обществу лесопромышленников, у которых на падуне был небольшой лесопильный заводик.

В 1860 г. правление Общества лесопромышленников закрыло лесопильный завод в Ляскеля и выставило активы завода с землей и лесом на аукцион. Ляскельскую лесопилку за 20200 рублей выкупил известный предприниматель Нильс Людвиг Арппе, основатель и руководитель Вяртсильского металлургического завода и нескольких лесопильных заводов в Приграничной Карелии.

В 1861 г. изменилось финское лесное законодательство. Были сняты многие бывшие ранее запреты и ограничения в части квот на лесные рубки и выпуск лесопильной продукции. Часть лесов, лично принадлежавших Арппе, располагались выше по реке Янисъйоки и по берегам озера Янисъярви. Сплав сырья до Ляскеля и вывоз готовой продукции через Ладожское озеро благоприятствовали работе всего лесопромышленного комплекса Арппе. В новом лесном законодательстве разрешалось использовать заводы как на порогах, так и работающие от привода паровых машин и других механических устройств. Лесопиление становилось выгодным для предпринимательства. Лесопильный завод на Ляскельском пороге был в географически удачном месте, но здания и сооружения требовали ремонта и вложения средств. Начались ремонтные работы. Но  9 декабря 1861 г. Н.Л. Арппе скончался.

До 1897 г. лесопильный завод в Ляскеля действовал под названием «Наследники Н.Л. Арппе» - до 1878 года под управлением Эдварда Арппе, затем до 1891 года – под управлением Класс Людвига Арппе.

В 1892 г. было создано АО «Aktiebolaget N. L. Appes narvingar», которое через пять лет запустило двух-рамный лесопильный завод с паровой машиной на берегу Ладожского озера в деревне Хийденселькя (быв. Ювень, Йоенсу). Большие транспортные баржи могли подходить прямо к причалам завода.

С 1 января 1899 г. АО «AB Arppes a» со всеми активами и долгами вошло в состав АО «Вяртсиля», которое завершило строительство завода в Хийденселькя. Лесопиление в Ляскеля закрывается, но на пороге появляется гидроэлектростанция, энергия с которой продавалась на железные рудники «Вялимяки», принадлежавшие Путиловскому металлургическому и машиностроительному заводу в Санкт-Петербурге.

С 1899 г. генеральным директором «АО Вяртсиля» стал молодой полковник Фредерик Сохлберг, получивший хорошее образование в кадетской школе Хамина. В планах «АО Вяртсиля» было намерение использовать силу порога Ляскелянкоски для изготовления древесной массы и изготовления бумаги. Завод по производству древесной массы был запущен в Ляскеля 14 февраля 1904 г.

Для удобства управления расширяющимся «АО Вяртсиля» было решено выделить Ляскельскую группу заводов в самостоятельное акционерное общество. 8 апреля 1905 г. было зарегистрировано «АО Ляскеля В.А.» с уставным капиталом в 2 500 000 марок. В активе «АО Ляскеля» к тому времени числились: завод древесной массы в Ляскеля, двух- рамный лесопильный завод в Хийденселькя, запасы древесины на берегу Ладоги в устье реки Янисъйоки, 27 500 га лесных угодий и т.д.

В 1905 г. в Ляскеля началось строительство бумагоделательной фабрики. Была заказана американская буммашина с рабочей шириной 320 см. Она начала работать с августа 1906 г. В марте 1912 г. была приобретена вторая буммашина для изготовления более тонкой бумаги с рабочей шириной 230 см.

С 1922 г. Ляскельская бумажная фабрика полностью переводится на выпуск газетной бумаги. С закрытием границ рынок с Россией, куда отправлялась оберточная и обойная бумага, пропал. Внутри Финляндии спрос на эту продукцию был небольшой. Для изготовления газетной бумаги потребовалась целлюлоза. Руководство «АО Ляскеля» давно подумывало о строительстве своего сульфитного завода. Сначала его хотели поставить на одном из мысов в Ладоге, затем в 1923 г. пришла мысль о строительстве завода в Ляскеля, рядом с бумажной фабрикой.

В начале 1924 г. от Объединенного Банка Северных Стран поступило предложение купить по выгодной цене активы предприятия «Леппякоски», заводы которого располагались всего в 8 км от Ляскеля на реке Янисъйоки. От такого предложения было трудно отказаться. К заводу уже подвели железную дорогу, которая пришла в Ляскеля  к осени 1925 года. Договор на покупку был подписан 27 февраля 1924 г. Теперь надо было строить целлюлозный завод. Место для него выбрали на пороге Леппякоски реки Янисъйоки в  поселке Харлу. Завод запустили в  феврале 1927 г.

Примечательно, что директором-распорядителем Ляскельских заводов с 1928 по 1940 годы был известный в Финляндии человек - Оскар Энкель, о котором хотелось бы рассказать подробнее. Оскар Карлович Энкель получил образование в Финляндском кадетском корпусе Российской империи, директором которого был его отец. На службу поступил 3 марта 1895 г. подпоручиком лейб-гвардии Семёновского полка. В 1903 г. окончил Николаевскую академию Генерального штаба. Стал участником русско-японской войны. С апреля 1907 года Оскар Энкель служил в Главном Управлении Генерального Штаба Российской Империи - руководил отделом Особого делопроизводства (разведки и контрразведки).

После революции 1917 г. вступил в армию Финляндии: в 1919 г. - начальник береговой обороны, в 1919-1924 г. - начальник Финского генерального штаба, после чего вышел в отставку. Энкель начал строительство укреплений на карельском перешейке, которые впоследствии получили название «Линия Энкеля». Во время Зимней войны был специальным представителем главнокомандующего Густава Маннергейма в Париже и Лондоне по вопросу иностранных добровольцев. Во время советско-финской войны 1941—1944 годов Оскар Энкель  снова  стал представителем Маннергейма в Париже и Лондоне. В 1944 г. был одним из финских представителей при заключении Московского перемирия с СССР.

В 1924 г., выйдя в отставку в чине генерал-лейтенанта, сорокашестилетний Оскар Энкель резко поменял свою жизнь - занялся бизнесом. Именно в это время он строит усадьбу для своей семьи на берегу реки Янисъйоки в Ляскеля.

До 1928 г. Энкель занимался международной торговлей лесом, пребывая то в Бельгии, то во Франции, а то на Аландских островах. В 1928 г. его избрали директором-распорядителем акционерного общества «Ляскеля», которое владело бумажными, сульфитными и деревообрабатывающими предприятиями.

Этот большой концерн в 1934 г. давал работу тысяче человек и владел сотней тысяч гектаров леса. В 1940 г. территория, на которой располагались земли и предприятия концерна, отошла по мирному договору Советскому Союзу, и Энкель поменял рабочее место - стал директором-распорядителем акционерного общества Кюми, занимавшегося также бумажной промышленностью и деревообработкой.

Лесопильный завод в Хийденселькя за время войн 1939-1940 и 1941-1944 годов был дважды разрушен и сожжен. 25 июля 1945 г.,  с прибытием первой партии военнопленных, началось его восстановление. К 1946 г. оборудование было вновь смонтировано и пущено в эксплуатацию. Также было восстановлено и производство бумаги на Ляскельском заводе. С 1973 г. и до начала реформ Ляскельское предприятие являлось крупнейшим специализированным производителем обойной бумаги в СССР, покрывавшим 25% потребности этого вида продукции в стране.

В окрестностях поселка Ляскеля известно много интересных объектов геологического и горно-индустриального наследия - остров Ювень, гора Хийденвуори, остров Тулолансаари, рудники Вялимяки, каменоломни Ляскеля, проявление коренного золота Алатту, астроблема Янисъярви и др.

В 15 км на восток от города Сортавала, в 200 м от берега, на небольшом островке Калккисаари (Ювень, Йоен) Ладожского озера, в прошлые века добывали красивый мрамор для архитектурных целей и жжения извести. На русском языке название острова и каменоломни на нем звучало как Иовенсу, Ювенсу, Ювень, поэтому в отечественной литературе XIX века часто встречается последний вариант названия острова – Ювень. Отсюда, и мрамор, выламываемый на о. Ювень, стали называть «ювенским». Свое современное название «Калккисаари» остров Ювень получил в XIX веке, что в переводе с финского означает «известковый остров» (мрамор для жжения строительной извести продолжали добывать на нем многие десятилетия). Путаница с названием долго не позволяла исследователям  отыскать этот остров. Лишь в сентябре 1997 г. сотруднику Регионального Музея Северного Приладожья И.В. Борисову удалось установить истинное место расположения острова Ювень -Калккисаари. 

Возможно, что ломка мрамора на острове Калккисаари (Ювень) для жжения строительной извести началась местными жителями еще в первой половине XVII века. Тогда этот остров назывался Аренсаари или Аресаари. В августе 1765 г. здесь, на острове, по наводке сердобольского священника Самуила Алопеуса, побывал подмастерье каменных дел Андрей Пилюгин из Санкт-Петербурга, возглавлявший по правительственному заданию экспедицию по поиску строительного камня для Санкт-Петербурга. Он осмотрел здешний мрамор и взял несколько проб. Через год, в конце июля 1766 г., на острове Аресаари Пилюгин заложил опытную каменоломню, в которой было добыто несколько блоков, по-осени отправленных на соймах-ботах в Санкт-Петербург. Таким образом, добыча мрамора на острове Ювень началась раньше, чем в Рускеала примерно на 1-1.5 месяца, о чем свидетельствует в своей книге сердобольский пастор С. Алопеус.

После указа Екатерины II от 19 января 1768 г., на острове Ювень (Аренсаари) началась разработка мрамора для Санкт-Петербурга. Добыча мрамора поначалу осуществлялась только в юго-западной части острова – здесь в основном ломали мраморные блоки для Санкт-Петербурга. Впоследствии добычные работы перенесли на восток острова, где брали мрамор преимущественно для производства строительной извести.

Мраморная ломка на острове Ювень (Калккисаари) действовала с 1769 года до 1805-1810-х годов, т.е. около 40 лет, и за это короткое время дала России немалое количество декоративно-облицовочного камня – мрамора. Ювенские мраморы, отличающиеся от других отечественных мраморов благородством черно-белого с зеленоватым оттенком волнисто-полосчатого (словно окаменевшие волны морские) рисунка, нашли себе достойное применение в украшении различных сооружений Санкт-Петербурга, Царского Села, Петергофа.

Позже, во второй половине XIX века, ювенские мраморы Валаамский монастырь разрабатывал для производства строительной извести. Блоки, оставшиеся от прежних работ, пошли на декоративное оформление различных сооружений Валаама. Самым ярким примером является часовня «Знамения Богородицы», практически целиком выполненная из ювенского мрамора. В настоящее время каменоломня острова Калккисаари не действует, ей присвоен  статус памятника историко-культурного наследия Карелии.

Прямо в центре поселка Ляскеля находится старая финская каменоломня, в которой на бут и плиты-блоки, используемых в местном строительстве, разрабатывались кварцито-песчаники темно-серой окраски. Проявление приурочено к терригенным (осадочным) породам ладожской серии нижнего протерозоя (1.86-1.8 млд. лет), распространенным в окрестностях поселка Ляскеля. Разработки велись в конце XIX-начале XX веков.

Каменоломня была выявлена и изучена И.В. Борисовым в 2010-2011 годах. Она представляет собой систему полутраншей, пройденных вдоль северо-восточного склона скалы, разделенных узкими целиками. Общая длина группы выработок 80-90 м, высота уступов от 1.5 м до 5 м, ширина 2-10 м. Данные выработки могут стать объектом показа туристам.

 Напротив поселка Хииденселька расположена гора Хииденвуори (в переводе с финского «гора Хийси»; по карельской мифологии, Хийси – дух лесной в образе лося). Это - самая высокая гора в окрестностях с отметкой 111.4 м. Она является крупным выступом Кирьявалахтинской структуры, сложенной гранито-гнейсами. С вершины Хииденвуори открываются замечательные виды практически на все стороны света: северные части островов  Мякисало, Тулолансаари и Риеккалансаари, залив Ораванселька, горы Кирьявалахти и Пётсёваара, район Ляскеля, фрагмент реки Янис, увалы Велимяки и т.д.

Судя из названия, гора Хииденвуори, вероятно, могла быть местом поклонения (жертвоприношения) древним карельским божествам.

На вершине горы находится просторный бункер, пройденный финнами в 1938-1939 годах. Им пользовались финские корректировщики и наблюдатели. Боковой вход в подземный бункер пройден со стороны леса, и практически не заметен. Внутри выработки сохранились следы креплений нар, стелажей для продуктов, оборудования и  отдыха солдат. На закопченной стене видна выбитая-нацарапанная солдатская надпись с инициалами автора 1940 года.

В 10 м на восток от колодца бункера, на вершине горы, выбиты геодезические знаки, оставленные финнами в 1922 г.: равносторонний треугольник с углублением в центре, черта, цифры 1922, очевидно, означающие год закладки репера.

Гора Хииденвуори – уникальный геологический и историко-культурный объект, потенциальный памятник геологии и истории «Зимней» войны 1939-1940 годов, объект музеефикации и показа туристам.

Эти и другие объекты Ляскельского поселения могут активно использоваться туристами. Уже сейчас на горе Хииденвуори проводятся экскурсии.

 

Питкярантский краевед и экскурсовод Павел Иванович Илатовский презентовал проект «Гранитные тропы линии U» - пока единственный на территории Питкяранта благоустроенный и приспособленный для туристов экскурсионный объект. Расположен он на западной окраине города Питкяранта, в лесу, и включает в себя несколько элементов: 300 м финских укреплений «Линии U» (1942-1944 годы), финское стрельбище, старые дороги, выложенную гранитными плитами 400-метровую тропу в скалах, порожистый ручей с причудливыми валунами и др. Этот объект развивается без поддержки администрации благодаря энергии и усилиям краеведческого клуба города Питкяранта, и, в первую очередь – Павла Илатовского и его помощника Евгения Севастьянова.

Ниже приводится с сокращениями текст доклада П.И. Илатовского.

«Интересных мест для туристов в Питкяранте много, но проблемы одни и те де: помойки. Неудобные подъезды, отсутствие ограждений, опасность этих объектов для туристов. В свое время, выбирая туристический маршрут, мы исследовали город, тщательно осмотрели все шахты (устья), но остановились все-таки на маршруте между железнодорожным мостом и карьероуправлением, длина которого чуть более четырех километров. Нам хотелось бы создать здесь военно-исторический и природно-ландшафтный парк.

На нашем маршруте располагается несколько интересных объектов, один из которых – профессиональное финское стрельбище постройки 1920-х годов. Как раз по нему проходила линия фронта Зимней войны. Следующий объект – обзорная скала, с которой открывается отличный вид на ладожские шхеры, а в солнечную погоду виден Валаам. Далее по маршруту располагается сама Линия U, на которой сохранился бункер и пулеметная турель. Линия U, или «Линия Уртона», названая по фамилии инженера-проектировщика, это отдельный военно-исторический объект Великой Отечественной войны.

Туристов можно будет водить как по траншеям, так и по дороге. Траншеи еще в разработке, нуждаются в расчистке. Природно-ландшафтная часть парка – гранитные тропы по скалам и речка с порогами. Гранитная тропа начинается от стрельбища, мы ее почистили и выложили камнями. При расчистке очень хорошо становятся видны горные породы, поэтому в ходе экскурсии можно изучать и геологию. На подобных камнях можно выбивать интересные знаки, а на скалах – петроглифы, не выдавая их за древние. Троп можно сделать несколько. На высокой скале планируется строительство обзорной площадки. Ближайшие задачи, стоящие перед нами – расчистка территории, прокладывание троп.

По прочищенным нами старым финским дорогам можно выйти к речке. Весной и осенью там образуются красивые пороги – среди огромных ледниковых валунов. Следуя по финским дорогам, опять попадаем на стрельбище. Весь маршрут занимает около трех часов. Если по дороге пойти дальше, то можно выйти к крайним шахтам «Старого рудного поля» Питкяранта. В будущем маршруты можно будет соединить».

 

 

Анна Юрьевна Матасова, писательница, краевед из Питкяранта, поделилась красочными впечатлениями от посещения острова Мантсинсаари и общения с единственным его жителем Алексеем Ивановичем Клюней. Ее сын, ученик 8 А класса среднеобразовательной школы № 2 города Питкяранта Константин Илатовский, представил свой фильм «Загадки Земляничного острова», который вызвал бурю аплодисментов.

Остров Мантсинсаари, один из самых крупных на Ладоге, расположен в северо-восточной части озера. С соседнего острова Лункулансаари, находящегося вблизи берега, на него ведет финская дамба. Остров Мантсинсаари (в переводе с финского «земляничный») очень красив. Здесь нет высоких гор, скал, в основном – равнина, поросшая густым смешанным лесом, с прогалинами зарастающих полей и заболоченными низинами. Когда-то на острове бурлила жизнь – стояли три деревни с населением почти полторы тысячи человек! Здесь сохранились следы финских укреплений 1940-х годов – доты, огневые точки для дальнобойных орудий, командирский бункер, казармы и прочие бетонные сооружения «крепости на Ладоге». Остров печально знаменит событиями, произошедшими в годы советско-финляндских войн в 1939-1940 и 1941 годах.

Сейчас на острове «земляничном» живет только один человек – 80-летний Алексей Клюня, родом из Белоруссии. Приехал сюда с мамой в 1952 г. Небольшой домик, огородик, хозпостройки, баня, трактор, корова – вот все его нехитрое хозяйство. Островитянин давно живет здесь один, и считает себя хранителем острова. К нему иногда заглядывают путешественники и туристы, даже из Финляндии. Интересуются историей и природой острова, просят Алексея показать самые интересные места. Особенно всех притягивают бывшие финские укрепления. Еще в 1918 г., после получения Финляндией независимости, на острове Мантсинсаари был развернут военный гарнизон, а в начале 1920 года туда завезли дальнобойные орудия. Во время Зимней войны орудия этой батареи нанесли серьезный урон войскам Красной Армии, пользовавшимся дорогой Салми-Уксу.

В январе 1940 г. уже Красная Армия обстреливала финский гарнизон на Мантсинсаари, при поддержке авиации. Именно тогда прямым попаданием снаряда была уничтожена мантсинсаарская церковь, где находились финские корректировщики. Несмотря на наступление Красной Армии, гарнизон острова Мантсинсаари так и не был разбит. Только после окончания войны, 16 марта 1940 г. командир батареи капитан Т. Мякелайнен сдал опустевший в ходе эвакуации остров представителю Красной армии.

Во время новой войны с финнами 1941-1944 годов советское командование предприняло попытку отрезать наступавшие на Олонец финские войска. 24-26  июля 1941 г. на Лункулансаари и Мансинсаари высадился морской десант 4-й морской бригады, оказавшийся неудачным; погибло около 800 человек. Печальная история…

Анна Юрьевна и ее сын Константин много беседовали с Алексеем Ивановичем. Он прекрасный рассказчик, юморной. Особенно он любил поговорить о здешнем животном мире острова, в первую очередь, о медведях, которых проживает на острове шесть особей. Самого Алексея Ивановича эти хозяева считают «своим», «уже не человеком вовсе». Подходят прямо к дому, ломают яблони, кусты малины. Одним словом, много от них бед. Достается и от рысей, которые, например, недавно утащили у Алексея Ивановича двух котов. Много чего интересного узнали от старожила Клюни. Жизнь на острове продолжается…».

 

Ольга Петровна Коломеец, краевед и экскурсовод из Уксы, представила доклад «Вода и камень на службе человека». Она рассказала об истории деревни Уксу, о построенных еще финнами плотинах реки Уксунйоки. Эти плотины частично сохранились. Особый интерес у туристов вызывают сооружения Уксинской гидроэлектростанции, которые сравнительно легко доступны на автомобиле со стороны Питкяранта. Здесь сохранились облицованные местным гранитом каналы, фрагменты плотины. Широкая, порожистая река в песчано-валунных и скалистых берегах, с шумом несет свои темные воды в Ладогу. По реке Уксунйоки иногда сплавляются спортсмены и любители водного слалома.

В заключении второго дня конференции, подводя итоги, слово взяли некоторые из присутствующих членов краеведческого клуба «Оберег».

Татьяна Владимировна Григорьева, соорганизатор конференции со стороны города Питкяранта, отметила следующее. «Я участвую в конференции уже третий раз, впервые выступала в роли докладчика и поэтому сильно волновалась. Приятно, что слушатели были внимательны, активны, задавали вопросы. Надеюсь, что участники конференции узнали много нового, и у них появилось желание приехать в Питкяранта еще и еще раз. Жаль, что никто из представителей органов местного самоуправления не пришел на мероприятие».

Татьяна Чуракова, экскурсовод из Сортавала, сказала: «Давно участвуя в конференциях, замечаю, что каждый раз доклады дополняются новыми фактами. К сожалению, очень мало молодежи, хотя в Сортавала, в первый день, выступали и школьники. Было бы неплохо, если бы школьники поучаствовали в конференции в рамках какого-то урока. Лично для меня после выхода на пенсию геологические конференции стали стимулом для работы экскурсоводом».

Игорь Леонидович Киселев, краевед из Питкяранта, отметил: «Я рад, что появился замечательный краеведческий клуб «Оберег». Здесь нет случайных или же пришедших по долгу службы людей, а только те, кто вступил в него по зову сердца».

Марина Михайловна Шашкова, краевед и экскурсовод из Костомукши, сказала следующее: «Благодарю Игоря Борисова и Региональный музей Северного Приладожья за эту инициативу. Подобная конференция в апреле прошла в Костомукше и вызвала большой интерес. Полные залы в Сортавала и в Питкяранта свидетельствуют об интересе к вопросам геологии и истории. Некоторые считают, что раз конференции повторяются из года в год, значит и темы одни и те же. А на самом деле появляются новые темы, новые проблемы».

Последним слово взял Антон Алексеевич Юшко, спелеолог, член Русского географического общества из Санкт-Петербурга. «Исходя из своего богатого опыта участия в различных конференциях, могу сказать, что такие насыщенные, живые, интересные мероприятия проводятся нечасто. Все выступления были прекрасны. Спасибо организаторам – Игорю Викторовичу Борисову, Татьяне Владимировне Григорьевой, всему краеведческому клубу «Оберег», администрации физкультурно-оздоровительного комплекса города Питкяранта. Надеюсь, мы продолжим наше общение на карельской и петербургской земле».

Третий день конференции, 20 октября, прошел на природе. Была организована краеведческая экскурсия по Питкярантскому району, в которой приняло участие около 20 человек – из Питкяранта, Сортавала, Суоярви, Хелюля. Экскурсоводами выступили Игорь Викторович Борисов и Татьяна Владимировна Григорьева. Нередко экскурсия принимала форму дискуссии. Все хотели высказаться. Участники поездки смогли «живьем» увидеть некоторые из геологических и горно-индустриальных объектов, о которых рассказывалось в научно-деловой части конференции.

Вначале экскурсанты побывали на бывшем руднике «Гербертц-1», где с 1896 по 1903 годы АО «Ладога» добывало шахтами железную и цинковую руду. Всего было извлечено на поверхность 33 тыс. т руды. Железная руда (магнетит) частично обогащалась на местной фабрике, и по подвесной канатной дороге подавалась в корзинах на железообогатительную фабрику «Ристиоя». Несмотря на то, что территория бывшего рудника с 2013 года объявлена достопримечательным местом (приказ № 391 от 28.08.2013 г. Министерства культуры Республики Карелия), здесь нет никаких положительных изменений: затопленный и открытый ствол шахты, отвалы пород, которые потихоньку растаскиваются коллекционерами и студентами, поваленные деревья, куча горбыля, неаккуратно сброшенная прежним руководителем города и т.д. Непонятно, есть ли в Министерстве культуры какой-нибудь проект музеефикации или благоустройства территории памятника. Как намерена администрация Питкяранта работать с этой исторической территорией? Но, похоже, что о памятном руднике мало кто знает в питкярантской администрации.

Затем экскурсанты отправились на берег Ладожского озера, в Масууни (Юляристи), где с 1897 года до 1919 года, с перерывами, работал Александровский чугуноплавильный завод. Это место питкярантцы называют «черной поляной». Такое название дали отвалы черного металлургического шлака на берегу. На месте завода практически ничего не сохранилось, только фрагменты воздуходувок, руины доменной печи и фундамента котельной, а также рвы, канавы, камни… Тем не менее, это место имеет статус памятника истории (приказ № 41 от 27.02.2002 г. Министерства культуры Республики Карелия). И тоже непонятно, каким образом данная территория используется, знают ли о ее исторической ценности власти Питкяранта?

После осмотра руин металлургического завода группа отправилась пешком до руин железообогатительной фабрики «Ристиоя-II». Эта фабрика работала с 1897 по 1903 годы и после перерыва, в 1919-1920 годы. Сначала она была деревянной, с 1902 года – каменной. Руда железная обогащалась здесь с помощью магнитной сепарации и подвесной канатной дорогой подавалась на соседний Александровский чугуноплавильный завод. К сожалению, от некогда мощного кирпично-каменного корпуса фабрики остались только руины. Но и они производят впечатление. Пока еще не все уничтожено людьми и временем, хотелось бы объявить этот объект памятником истории. Тем более, что совсем рядом, через дорогу, на месте металлургического завода, уже есть подобный памятник.

Затем экскурсанты направились на берег Ладоги, к так называемому Эстонскому острову, известному по съемках нескольких фильмов. Место это очень привлекательное, и одно из самых красивых в окрестностях Питкяранта. От него начинается открытая, практически бескрайняя Ладога. Впереди видны только острова Валаамского архипелага, до которых 22 километра!

Из Юляристи группа поехала на остров Сюскюянсаари – посмотреть на восстанавливаемую церковь Александра Невского и каменоломни гранитов. Несколько месяцев назад руинированный храм и территория вокруг него были переданы во владение Валаамского Спасо-преображенского монастыря. С 1878 по 1939 годы эта территория, вместе со всем островом Сюскюянсаари, принадлежала Валаамскому монастырю, который добывал здесь гранит и содержал скит. Красный гранит с острова Сюскюянсаари (Св. Германа), называемый «валаамским», монастырь продавал различным организациям, занимающимся строительством. Этот красивый камень нашел себе достойное применение в Санкт-Петербурге и Москве, а также, на Валааме. Церковь Александра Невского была построена в 1904 году по проекту В.И. Баранкеева. Рядом находились монашеские келии, хозпостройки скита и сады. После 1944 г., когда территория отошла к СССР, добычи гранита на острове долгое время не было, церковь разрушалась. Гранитные блоки здесь стали добывать с 1972 г. – для метро, гостиниц Москвы, для украшения административных зданий во многих городах страны. Церковь, построенная из валаамского кирпича, разрушилась еще больше и готова была развалиться окончательно. Принятое недавно решение о передаче храма с землей Валаамскому монастырю, возможно, спасет старую церковь. Восстановленный храм воскреснет, вновь зазвонят на его колокольне колокола, вновь зазвучит в нем молитва монахов и прихожан, как это было до 1939 г.

Затем экскурсанты посетили заброшенный пегматитовый рудник «Линнаваара» в поселке Леппясильта. Здесь, с 1974 по 1992 годы Приладожское рудоуправление добывало керамический пегматит – сырье для производства технической и электроизоляционной керамики. Карьер нередко посещается туристами. На этот раз, по подсказке Татьяны Владимировны Григорьевой, группа поднялась на второй, практически самый верхний, горизонт карьера, откуда горная выработка выглядела совсем иначе, чем с нижнего забоя. Взору открылся глубокий искусственный каньон с многоступенчатым склоном и озерком на дне. В бортах карьера обнажались черные амфиболиты – продукты древних вулканических извержений – и пронизывающие их темно-красные пегматиты. Все участники экскурсии получили массу положительных эмоций от общения с карельской природой, с минералами. А среди последних были обнаружены: черный, дымчатый и белый кварц, серебристый мусковит, розовый и темно-красный полевой шпат и другие минералы, которые, непременно, были взяты с собой на память об удивительной поездке.

Прошедшая конференция собрала неравнодушных к истории и природе людей из разных городов и весей страны. Особенно порадовала Питкяранта, где сформировался активный клуб краеведов, желающих знать буквально все о своей «малой родине». Материалы, собранные  за 11 лет работы конференции, решено было опубликовать в виде сборника на сайте Регионального музея Северного Приладожья и в печатном варианте до 2020 г. Опыт конференции, надеемся, пригодится исследователям, занимающимся изучением геологического, горно-индустриального и историко-культурного наследия Карелии и Кольского полуострова.

Следующая конференция по геологическому и горно-индустриальному наследию, из серии «Человек и камень», планируется провести во второй половине мая 2019 года в Сортавала и Суоярви.

 

Борисов И.В., 15.11.2018 г.

 


Дата добавления: 2019-01-14; просмотров: 69; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ