Местоимение в древнерусском языке. Личные местоимения и их история



Местоимения в древнерусском языке, как и в современном русском, представляют собой своеобразный как в семантическом, так и в структурном отношении класс слов. Это слова, не обладающие номинативной функцией, т.е. ничего не называющие (ни предметов, ни их свойств), а лишь указывающие на предмет или признак вообще.

На грамматическом уровне местоимения характеризуются именными категориями и функциями. Так, местоимения любого разряда имеют категорию падежа, многим местоимениям свойственны категории числа и рода. Местоимения в древнерусском языке, как и в современном, распадаются на две группы, резко отличающихся друг от друга: на личные местоимения и неличные местоимения. Если неличные местоимения являются «заместителями имен», то личные ничего не «замещают», а являются словесным обозначением участников диалога, которые иначе могут быть обозначены личными формами глаголов (в древнерусском языке такое обозначение обязательно!). «Заместителями» личных местоимений (1 л. и 2 л.), а также наименований 3–их лиц в объектной функции является возвратное местоимение, которое по формам словоизменения и синтаксическим функциям совпадает с личными (1 лица и 2 лица) и вместе с ними противопоставлено неличным местоимениям.

Склонение личных и возвратных местоимений характеризовалось супплетивизмом (падежные формы от разных основ).

Неличные местоимения и их история

Для большинства неличных местоимений основной была функция согласованного определения, однако некоторые из них, например, вопросительно–относительные местоимения къто, чьто, отрицательные и неопределенные никъто, ничьто, нhкъто, нhчьто,функционировали как существительные, т.е. выполняли функции подлежащего и дополнения.

Семантические разряды неличных местоимений

Разряды в древнерусском языке
Указательные сь, с», се, сии (сеи), си», си~; тъ, та, то, тыи, тъи; онъ, она, оно; овъ, ова, ово; и(же), «(же), ~(же); такыи, таковыи.
Вопрос.–относ. къто(же), чьто(же); кыи, О», ко~, какыи, которыи, коликыи, колико, чии, каковыи
Отрицательные никъто(же), ничьто(же), никыи(же), никоторыи, никакыи(же), ничии(же)
Неопределенные нhкъто, нhчьто, нhкыи,нhколикъ = нhкоторыи,нhколькъ
Притяжательные мои, твои, нашь, вашь, свои
Определительные вьсь, вьс#къ, вьс#чьскыи, самъ, самыи, кажьдыи, кажьнии, иныи, дрqгъ – дрqгыи, кътожьдо (каждый, всякий

Исторические изменения в формах указательных местоимений тъ, то, та, сь, се, с».

1. В ед.ч. И.п. указательное местоимение муж.р. тъ претерпело удвоение – тътъ и изменилось в тот после процесса падения редуцированных.

В Т.п., П.п. ед.ч. муж.р. и ср.р. произошли фонетические изменения, связанные с падением редуцированных и изменением h в е: тhмь > тhм’ > тhм > тем; томь > том’ > том.

В ед.ч. жен.р. в косвенных падежах так же, как и в полных прилагательных, произошло выравнивание флексий по аналогии с Д.-М.п.

Во мн.ч. произошла утрата различий по роду. В И.п. мн.ч. под влиянием остальных форм установилась единая форма те (тhхъ > тех, тhмъ > тем, тhим > теми).

Основные грамматические категории глагола

Категория вида - специфически славянская категория.

Формирование двучленного противопоставления глаголов НСВ/СВ относится к праславянскому периоду развития языка. Однако сначала глаголы различались степенью длительности обозначаемого ими действия и не затрагивали отношения действия к его законченности или пределу, а характеризовали действие только с точки зрения способа его протекания: мгновенность или продолжительность действия: тълкнути - тълкати;

  • переход из одного состояния в другое: съхноути, в#ноути, в#зноути;
  • направленности или ненаправленности действия: вести - водити, лhсти - лазати, летhти - летати и др.

Именно на этих смысловых отношениях и сложились в поздний праславянский период современные различия предельности/ непредельности действия. Однако если в современном русском языке видовое значение неотделимо от временного (в чем это проявляется? приведите примеры!), то в древнерусском языке вид и время выступают как относительно автономные, функционирующие самостоятельно категории.

Вид в древнерусском языке являлся постоянной характеристикой глагольной основы, не предопределяющей ее временного значения и не налагающей «запреты» на образование той или иной формы. Так, например, глагол речи мог образовывать формы как аориста, так и имперфекта, а глаголы совершенного вида свободно образовывали формы настоящего времени.

Т.о., практически от любого глагола можно было образовать все формы времени.

Категория времени связана с характеристикой действия или состояния по отношению к моменту речи или иному моменту, принимаемому за исходный, отсюда различаются настоящее время, прошедшее время и будущее время.

И так как в древнерусском языке категория вида не зависела от категории времени, в языке насчитывалось 4 формы прошедшего времени, 1 форма настоящего и 3 (2) формы будущего времени.

Залоговые отношения были выражены слабо: значение направленности действия на субъект передавалось с помощью возвратного местоимения себе в форме В.п. (ся, с", с#), которое не было закреплено за глаголом, а могло находиться после глагола, перед ним или даже отстоять от него на несколько слов. Подвижность возвратного местоимения сохранялась долго, вплоть до XVII в.: с воры ся ему не водити (Грамота 1615 г.).

Категория наклонения характеризует отношение процесса к действительности, т.е. связана с выражением модальных отношений.

В древнерусском языке, также как и в современном русском, выделялось 3 формы наклонения: изъявительное (реальное наклонение), сослагательное и повелительное (ирреальные) наклонения.

Формы лица соотносят действие, выраженное глагольной словоформой, либо с говорящим, либо с собеседником, либо с лицом, не являющимся участником диалога.

Категория числа указывает на количество субъектов действия.

Эти категории тесно взаимосвязаны и в плане содержания на протяжении истории языка не изменились, изменения коснулись лишь форм выражения лица и числа, включая утрату форм двойственного числа.

Категория рода характеризовала не все глагольные формы, а лишь именные, распределяя их по трем родам: мужскому, женскому и среднему.

Категорией рода обладали формы причастий действительного и страдательного залога, элевое причастие (действительное причастие прош.вр., несклоняемое и неспрягаемое) и сослагательное наклонение.

Формы древнерусского глагола

Формы, образованные от основы настоящего времени

Формы, образованные от основы инфинитива

Спрягаемые формы

1. Изъявительное наклонение  настоящее время 1л. нес-у хож-у 2л. нес-е-ши ход-и-ши 3л. нес-е-ть ход-и-ть 2. Повелительное наклонение нес-и мол-и нес-h-те мол-и-те

1. Изъявительное наклонение
- будущее сложное I

почьну платити

- будущее сложное II

буду платилъ

- прошедшие времена:

имперфект: нес-ях-ъ, нес-яш-е;

аорист: нес-о-х-ъ, нес-о-ш-а, нес-е;

перфект: есмь ходилъ;

плюсквамперфект: бяхъ ходилъ.

2. Сослагательное наклонение:

ходилъ быхъ, ходилъ бы, ходили быша

Неспрягаемые формы

1. Причастие действительного залога настоящего времени: нес-уч-и, ход-яч-и.

2. Причастие страдательного залога настоящего времени: нес-о-м-ъ, люб-и-мъ.

1. Причастия действительного залога прошедшего времени: склоняемые: нес-ъш-а, ходи-въш-а несклоняемые: нес-л-ъ, ходи-л-ъ. 2. Причастия страдательного залога прошедшего времени: принес-е-н-ъ, мы-т-ъ. 3. Инфинитив: нести, мочи. 4. Супин: нестъ, молитъ (иду, чтобы нести, чтобы молить – обозначал цель действия).
     

Супин (от лат. supinum «лежащее на спине, обращённое назад, обратное») — неизменяемая глагольная форма, образовывавшая от основы инфинитива при помощи суффикса -тъ; служил в древнерусском языке для указания цели движения, выраженного другим глаголом. Употреблялся только при глаголах движения несовершеннного вида. Другие названия супина, употребляемые в научной литературе: достигательное наклонение или инфинитив цели.

 


Дата добавления: 2018-11-24; просмотров: 2166;