ОТКУДА ВЗЯЛАСЬ ТЕМНАЯ МАТЕРИЯ ? 2 страница



Все указанные выше некорректности до настоящего времени остаются в современной механике и препятствуют развитию механики тела. Ученые, развивая механику точки, как-то забыли об ее ограниченности, абстрактности и замкнутости, и уже не вспоминают о необходимости перехода в описании реальных процессов от абстракции — «точка» к системе «физическое тело». Более того, с середины прошлого века в науке устоялась твердая убежденность в том, что изучение классической механики в основном закончено. Что все ее физические проблемы поняты, описаны, и остаются только некоторые вопросы к математической формализации отдельных процессов. Далее будет показано, что в понимание механических процессов еще далеко не все так безоблачно, как это пытаются афишировать корифеи современной науки.

Начало настоящей работе было положено изданием небольших книжек «Диалектика механики» – 1993 г. и «Неньютоновская механика» –1994 г., в которых автор, вслед за корифеями, еще выделял механику из физики. Дальнейшая работа показала, что единые законы механики действуют как в макро, так и в микромире и никакой отдельной квантовой механики (действующей по законам микромира) как и других механик (например, ОТО) в природе не наличествует, что и было отображено в книге «Русская механика» [1]. Одновременно появился новый геометрический аппарат — физическая (динамическая) геометрия, базирующаяся на четвертой формулировке аксиомы о параллельных, золотых пропорциях и физических свойствах, позволяющий единообразно описывать природные процессы во всех разделах физики [2].

Сейчас, по прошествии почти 10 лет после выхода этих книг, кстати, не замеченных учёными (точнее — проигнорированных учёными, поскольку у них не нашлось эмпирических и логических аргументов для отрицания изложенных в книгах принципов) все больше и больше природных явлений и экспериментов современная физика объяснить не в состоянии. Становится ясным, что физику охватил всеобщий понятийно-теоретический кризис. Все попытки выхода из него на базе классической механики, квантовой механики, теории относительности, теории струн и других искусственных гипотез (теорий?) не эффективны, поскольку направлены на сохранение существующей научной парадигмы.

Особенно большой вред на развитие физики оказывают наличие множества произвольных допущений, аксиом и постулатов. Постулат – утверждение истинности некоторого явления не имеющее ни физического, ни философского обоснования и принятый в теории только для того, чтобы временно обеспечить взаимосвязь параметров в предлагаемой гипотезе и остающиеся в ней навсегда. Постулат – тромб в физической теории, блокирующий взаимосвязи свойств. Чтобы подчеркнуть засилье физики явными и скрытыми постулатами они, в процессе изложения, выделяются полужирным курсивом.  

В настоящее время фиксируется все больше и больше свойств, свидетельствующих о телесности (материальности) пространства, об образовании пространства материей, в науке остаются все те же представления о заполнение абстрактного пустого вместилища телами, о независимости и субстанциональности пространства. И чтобы совместить несовместимое (пустоту и материю) в физике появляется новый термин — «вакуумная материальность» [3] — модифицированный физический вакуум (МФВ). Это и не материя и не пустота. Это что-то вроде «сапог с хреном». Происходит очень трудное, осложняемое научным самолюбием, возвращение в физику эфира — самоподвижной телесной среды, образующей анизотропное пространствои являющейся носителем всех физических взаимодействий.

Во втором издании сохранены, по возможности, содержание и структура изложения, внесены некоторые уточнения с добавлением нового материала. При изложении основных положений используется повторение материала.

 

 

Предисловие к первому изданию

В современной теоретической физике сложилась достаточно необычная ситуация. В механике Ньютона рассматривается гравивзаимодействие тел и их мед­ленное движение. Но уже для исследования того же тяготения при движении тел со скоростями, прибли­жающимися к скорости света, предложено где-то око­ло сотни релятивистских теорий (гипотез). Причем эти теории (гипотезы) отличаются в экспериментах настолько незначительно (несмотря на существенные различия в теории), что отличие это не улавливается самыми точными физическими приборами. И что еще более печально, эти теории не добавляют ни одного принципиально нового гравитационного эксперимен­та к тем нескольким, которые предложила общая теория относительности.

Чем же вызван такой теоретический диссонанс в объяснении одних и тех же явлений природы?

Во-первых, тем, что до сих пор не предложена тео­рия, альтернативная механике Ньютона, она оста­ется единственной опорой любой релятивистской тео­рии. Вся эта сотня конкурирующих теорий (гипотез) имеет своим общим основанием постулаты и гипотезы классической механики.

Во-вторых, потому, что не возникает даже малей­ших сомнений в правильности понятийных пред­ставлений клас-сической механики, особенно в отно­шении медленных движений.

В-третьих, присущий механике Ньютона матема­тический аппарат удовлетворяет с достаточной полнотой практически все потребности техники и небесной механики в расчетах.

В-четвертых, основополагающие гипотезы и по­стулаты механики не подвергались системному гносеологическому анализу. Более того, философы увере­ны, что и анализировать их нет необходимости.

В-пятых, частичный анализ механики, встречающий­ся в отдельных работах, ограничивался положениями, связанными, например, с инерцией или относительно­стью движения, но не выходил за рамки механистиче­ской гносеологии. Сами начала не анализировались.

В-шестых, единственная механика, способная кон­курировать с классической, ¾ механика Аристотеля, изложенная в его «Физике» [4], после появления механи­ки Ньютона [5] никем не развивается и, более того, по­стоянно и необоснованно отвергается.

Механика Ньютона базируется на четырех незави­симых основных понятиях: пространство, время, си­ла и масса. Тело как объект исследования этой меха­никой не рассматривается. Пространство и время вводятся постулативно и являются внешним фоном всех событий. Масса (как количество вещества) и сила (как причина движения) вполне самостоятельны ине­зависимы. Связь между ними существует только в оп­ределенной последовательности взаимодействий и в основном в аксиоматической форме. Но как отображе­ние взаимозависимости единой системы взаимодейст­вий связь отсутствует. Аксиоматические зависимости в описании физических закономерностей заменяют системное описание связи природных явлений на их ко­личественное отображение, обусловливают неодинако­вый качественный подход к различным физическим яв­лениям и, как следствие, придают локальный характер физическим законам, вычленяют их из системы взаимо­связи свойств, создают условия несовместимости и лишают процесс взаимодействия тел наглядности и понимания. Более того, аксиоматика приводит к разде­лению описания единой природы на ряд отдельных, не связанных между, собой разделов, а вместе с ними вы­зывает появление взаимно противоречивых теорий.

Сложившийся понятийный кризис современной фи­зики является естественным следствием развития классической механики.

Сама классическая механика, будучи в течение трех веков образцом теоретического мышления, далеко не во всем удовлетворяла многих ученых. С одной стороны, она описывает достаточно узкий круг явлений, огра­ниченный кинематикой точки, с другой ¾ стали об­наруживаться процессы, которые классическая меха­ника объяснить не может (например, прецессия перигелия Меркурия). И, наконец, начали проявляться некоторые противоречия и в самих «Началах». Так, Г. Герц приводил следующие аргументы несостоятельно­сти классической механики (цитируется по [6]):

«... - потому, что невозможно дать хорошее опреде­ление силе;

- потому, что она неполна;

- потому, что она вводит паразитические гипотезы, которые часто способны породить трудности совер­шенно искусственные, но, тем не менее, настолько большие, что они могут остановить даже лучшие умы».

И все же Герц констатирует [7]: «... по мнению мно­гих физиков просто немыслимо, что даже в самых от­даленных данных опыта можно было обнаружить что либо такое, что было бы в состоянии внести изменения в твердо установленные принципы механики».

И хотя это утверждение Герца до сих пор не подвер­гается никакому сомнению, оказалось, что не физиче­ские опыты, а диалектическое мировоззрение приводит к изменению понятийного аппарата классической меха­ники.

В начале 1993 года небольшим тиражом вышла моя книга «Диалектика механики», которая базируется на диалектических началах Аристотеля и предлагает системный аппарат, обеспечивающий построение неньютоновской механики. Работа не имела целью по­следовательное изложение курса механики или гносео­логический анализ ее основ. В ней излагается другая ка­тегория начал, новые понятийные и физические представления о взаимодействиях свойств и тел в рам­ках законов диалектики. Именно начала, обоснованные 2,5 тысячи лет назад и незаслуженно забытые, более того, категорически отрицаемые современной наукой, несут в себе новые для науки представления о законах механики и их физической интерпретации.

Русская механика, как и механика Аристотеля, ба­зируется на категориях диалектики, прямо противо­положных механицизму, исходит из абсолютности реального вещественного пространства, времени и движения тел, качественной взаимозависимости и взаимообусловленности свойств, той самой качест­венной взаимосвязи и взаимообусловленности, кото­рая отсутствует как в классической механике, так и в современной физике.И вэтом основная особенность изложенного материала.

Вторая особенность заключается в том, что в ра­боте не применяется используемый в физике матема­тический аппарат и в первую очередь математический анализ, а предлагается логико-диалектический метод описания взаимосвязи свойств, обусловливающий коли­чественную и качественную зависимости их между со­бой. Этот алгебраический аппарат всвоей системной взаимосвязи является развитием аппарата Ньютона и подтверждает некоторую тождественность мате­матического подхода к количественному описанию ме­ханических взаимодействий.

Третья особенность заключается в использовании геометрического аппарата базирующегося на золотых пропорциях обусловливающих систему динамических взаимосвязей свойств взаимодействующих тел.

Четвертая особенность состоит в том, что работа из­лагается на основе авторского понимания диалектики Аристотеля.

Новая совокупность понятийных представлений подкрепляется предложением экспериментов, подтвер-ждающих справедливость предлагаемой системы. Существующая же эмпирическая база получает новое понятийное обоснование. Более того, иная совокупность понятий и методология описания физических явлений значительно расширя­ет рамки механики, распространяя ее на электроди­намику, квантовую физику, и, похоже, на термодинамику. То есть позволяет интегрировать все разделы физики в единую русскую механику.

 

1. Физика понятий и понятия физики

 

1.1. Аристотель, Ньютон — две механики

 

Вклад Аристотеля и Ньютона в развитие механики как основы физики и как науки, охватывающей и объеди­няющей системно «первопричины природы», не может быть переоценен, хотя оба мыслителя и подошли к ее изложению с различных мировоззренческих позиций. Это различие определилось выбором тех гносеологиче­ских и физических принципов, тех начал, которые по­служили постулатами и аксиомами, заложенными в ос­нования механики. И именно они ¾ принципы привели в конечном итоге к несовместимости сосуществования механики Аристотеля и механики Ньютона.

Возникшая в глубокой древности и остававшаяся в те­чение двух тысячелетий практически единственным учением о природе, «Физика» Аристотеля в начале но­вого времени вошла в противоречие с нарождавшимся научным мышлением и по постановке проблем, и по ло­гике умозаключений, и по использованию результатов научных экспериментов, и по применению математиче­ских методов. Но не эти факторы определили снижение влияния ставшего за длительный срок догматом веры учения Аристотеля. Главную роль сыграло коренное противоречие используемого им диалектического мето­да познания природы механистическому, или более об­ще — идеалистическому методу, порожденному гносео­логическим мировоззрением ученых нового времени. Наиболее ярким представителем нарождающегося типа ученых и стал Ньютон.

Свое произведение «Физика» Аристотель начинает с вопроса о началах. Он пишет [4]: «...для всех начал обще то, что они суть первое, откуда то или иное есть или возникает или познается; при этом одни начала со­держатся в вещи, другие находятся вне её».

Сформулированные в виде определения «начала» становятся у него, с одной стороны, понятиями, а с другой ¾ выполняют функции природных законов (последняя формулировка в науке того периода не упот­реблялась). Следуя от общего к частному, он выводит физические причины и принципы (начала) как следствие рассмотрения сущности вещей и явлений. А вэтом слу­чае отпадает надобность в постулировании начал.

Основной особенностью изложения физики Аристо­телем является диалектическое рассмотрение самодви­жения и саморазвития природы на базе качественного анализа природных явлений. Причем само изложение делится как бы на две части: в первой исследуются принципы (начала) любых природных сущностей, а во второй ¾ общие проблемы движения. Он считал, что физика как наука должна извлекать истину из природы для физического объяснения явлений материального ми­ра с помощью интуиции и абстрагирования. При этом математика становилась инструментом количествен­ного подтверждения качественных результатов.

К первым началам своей механики Аристотель отно­сит материю и ее свойства, место (понятие «пространст­во» им не использовалось), время, наличие эфира и от­сутствие пустоты, движение и самодвижение тел, их качественное состояние и т.д., а также причины, вызы­вающие те или иные явления. Это практически те же самые гносеологические категории, которые входят в механику Ньютона и в современную механику. Однако выбранное им значение категорий в своем большинстве противоположно тем, на которых основывается механи­ка Ньютона и современная физика.

Так, понятие «природа» Аристотель относит к началам и разъясняет, что: «...понятие природы имеет двоякий характер: его можно определить как первую ма­терию, лежащую в основе каждого из тел, имеющих в самом себе начало движения, и как форму, поскольку именно форма есть результат и итог всякого движе­ния» [4].

В понятие «движение» Аристотель включает не только вращение или пространственное перемещение, но и любое возможное превращение или изменение, которые могут происходить с телами. Причем всякое движение у него прив-носится двигателем, а само пере­мещение имеет характер естественных или насильст­венных движений. Отсутствует даже намек на воз­можность движения по инерции.

Своеобразно трактуется им понятие «пространство» (заменяемое понятием «место») как некий наличест­вующий вещественный объем, в котором тела нахо­дятся и относительно которого они перемещаются.

Так же своеобразно излагается понятие времени, включающее прошлое, уже не существующее, будущее, еще не существующее, и узкую переходную грань «те­перь», не имеющую длительности. Время не есть дви­жение, хотя и не существует без движения. Вывод — время следует определять как число движения по от­ношению к предыдущему и последующему.

Я не буду перечислять все начала и относящиеся к ним рассуждения (часть из них приведена в табл. 1), от­мечу только, что многие рассуждения отражают ограни­ченность античной науки, нам непривычны и понима­ются с трудом, но большая часть этой физики вызывает восхищение всесторонностью и строгостью и сохранила смысл до наших дней. Несомненно одно — Аристотелева система образует стройную, достаточно завершенную качественную картину. Именно системное представле­ние природы и позволяет нам реставрировать опреде­ленную часть начал, установить их место и значение в рамках современных представлений и понятий.

В отличие от Аристотеля Ньютон не был диалекти­ком. Его мировоззрение формировалось под влиянием теологии и механицизма, отличаясь глубокой религиоз­ностью и ясностью математического мышления. Имен­но это сочетание позволило ему переосмыслить накоп­ленный экспериментальный и теоретический материал и изложить его в виде теории механики, преобладающая роль в которой отводилась математике. Сле-дуя Гали­лею, Ньютон стремился к математическому описанию природных явлений, а не к их физическому объяснению.

При этом физические принципы выводились на основе эмпирических данных и индуктивных умозаключений, а физические гипотезы по возможности заменялись ма­тематизированными аксиомами или постулатами. Это обусловило исчезновение качественных зависимостей в описании явлений, отсутствие взаимосвязи свойств в телах, противоречивость постулатов и появление раз­личных представлений о качественно одинаковых про­цессах.

Поскольку Ньютон полагал, что Земля, как и вся ок­ружающая природа, сотворены Богом и в своем движе­нии подчиняются количественным законам, установ­ленным Всевышним, задача науки заключалась в том, чтобы «...найти такие начала, которые были бы со­вместимы с верой людей в Бога...». И поэтому если ка­кие-то явления или взаимодействия не согласуются ка­чественно (например, существование эфира не влияет на движение тел в нем), то так оно и было задумано Твор­цом, и это надо принимать как данность, хотя и стре­миться понять механику этой данности. Гносеология механицизма предполагала существование не связанных свойств и явлений, их самостоятельность, возможность при некоторых обстоятельствах возникать и исчезать.

В этих условиях взаимосвязь между основами или на­чалами механики могла осуществляться только по­средством постулирования ее в самих началах. И что удивительно — это постулирование на основах механи­цизма выглядело естественным, незаметным, не вызы­вало возражения и даже попыток качественного обосно­вания. Более того, авторы, включая Ньютона, совер­шенно не замечали, что выдвигаемые ими начала являются постулатами и гипотезами, а потому требуют качественного обоснования. Наоборот, поскольку по­строенная на этих началах теория стала давать очень точные количественные описания поведения реальных тел, они автоматически становились обоснованными самым серьезным критиком — экспериментом. И про­блемой оказывалась уже не гносеологическая проверка основ, а наоборот — дальнейшее развитие теории, обес­печивающей удивительно достоверные предсказания. И само содержание начал механики уже не вызывало ни малейшего сомнения в своей истинности.


Дата добавления: 2018-11-24; просмотров: 43; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ